Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» № 6, июнь 2018  -  cодержание номера 

Как министр экономики Орешкин
намерен догнать и перегнать экономику Германии?

Так же, как Остап Бендер пытался выиграть шахматный блиц-турнир в  «Нью-Васюках»

 

Моисей Гельман

 

Президент страны  в своем в майском указе этого года поручил правительству к 2025 г. вывести экономику  России в пятерку ведущих экономик мира. Ту же задачу он ставил и шесть лет назад, но ее не выполнили.  И  хотя глава правительства с лукавым пафосом утверждал что выполнено, мол, 90% поручений президента, правда, непонятно каких, председатель Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что большинство целевых показателей в экономике, закрепленных в указах  от 7 мая 2012 года, не было достигнуто. Об этом сообщил ТАСС.

Учитывая множество целей, которые совокупно или порознь  необходимо достичь в развитии экономики, говорить о ее состоянии  без учета объективных  показателей - абсурдно.  Обычно под подъемом экономики по умолчанию традиционно подразумевают увеличение ВВП -  валового внутреннего продукта и его индекса физического объема. Но характеризуют ли они объективно состояние экономики и ее развитие?  Вот что было сказано на недавнем Петербургском международном экономическом форуме – ПМЭФ:

 «Чтобы Россия вошла в пятерку ведущих стран мира, ее экономика должна расти быстрее среднемировой на 6%. Чтобы Россия осталась в числе шести ведущих стран мира, ее ВВП должен расти ежегодно на 3,3%», — сказал новый  руководитель Счетной палаты Алексей Кудрин.  Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард  информировала, что «сейчас мировая экономика  прирастает на 3,8% в год, чего  не наблюдалось за последние 10 лет». А министр экономического развития Максим Орешкин, призывая правительство к решительным действиям,  предупредил: «В России рост ВВП выше 2% не предвидится. Если ничего не делать,  рост может опуститься до 1%».  Что нужно делать, должен был сказать сам министр.  Однако, судя по его призывам и систематическим бездоказательным прогнозам, ожидать от него чего-либо конструктивного, видимо, не приходится.

Международный валютный фонд - МВФ ежегодно проводит сравнение ВВП разных стран в пересчете в доллары по официальным обменным курсам соответствующих национальных валют и их курсам по паритетам покупательной способности валют - ППС. Такое же сравнение проводится  в пересчете ВВП на душу населения страны.

В 2017 г. по  результатам межстранового сравнения  ВВП в текущих рыночных ценах, пересчитанных по официальным, то есть «базарным», обменным курсам в  доллары,  в первую пятерку стран вошли  США, Китай, Япония, Германия и Великобритания. ВВП  Великобритании составил 2885,48 млрд. долларов, а Россия заняла 13 место  с ВВП в 1267,55 млрд. долларов, что в 2,27 раза меньше - разница составила почти 1618 млрд. долларов.  Чтобы за семь  лет, в 2024 году, России достигнуть значения ВВП  Великобритании 2017 года  понадобится ежегодно увеличивать ВВП относительно исходного года в среднем почти на 18% или на 231 млрд. долларов. На самом же деле, чтобы не отстать за эти годы от темпов «пятерки» российский ВВП должен будет ежегодно прирастать несколько больше среднеевропейского, хотя бы на 6%, то есть на 24%. Тогда ВВП  России в 2024 г. составит 3,577 трлн. рублей и он должен будет возрасти в 2,8 раза.   Кудрин же  утверждал, что достаточно будет прироста в 9,3%. Ну, а для шестого места, подсчитал Кудрин,  хватит даже ежегодных 3,3%, что тоже явная неправда, так как  на шестом месте сейчас Индия с ВВП,  равным 2,611 трлн. долларов, близким к британскому.

Однако объективней сравнивать экономики стран по их ВВП в пересчете на душу населения, что в какой-то мере отражает материальное положение людей и эффективность экономики. В 2017 г. по этому показателю, согласно подсчетам МВФ, первую пятерку стран составили Люксембург, Швейцария, Норвегия, Катар и Макао. В Макао на душу населения пришлось  61365,29 долларов, Великобритания заняла  18 место с 43699 долларами, а Россия - 72 место с 8660 долларами на душу населения, численность которого составила 146,3 млн. человек. Подушевые ВВП  России и Макао разнились на 52705 долларов. Чтобы достигнуть результата Макао 2017 года  ВВП России  в 2024 г. понадобится увеличить с прошлогоднего значения в 1267,55 млрд. на   (52705 дол.  х 146,3 млн. человек), то есть до 8978,29 млрд. долларов или в семь раз! Как видим, ВВП с учетом численности населения страны должен быть существенно больше  достигнутого. На самом же деле, чтобы впредь не отставать, темпы его роста должны быть еще  выше.

В 2017 г. по  результатам межстранового сравнения  ВВП, пересчитанных в доллары по ППС национальных валют,  в первую пятерку стран по этому показателю вошли Китай - $21,27 трлн., Соединенные Штаты - $18,56 трлн.,  Индия - $8,721 трлн.,  Япония - $4,932 трлн. и Германия – 3,979 трлн. долларов.  Россия с ВВП в $3,745 трлн. заняла шестое место, разница с Германией составила почти  6% или 234 млрд. долларов.  Чтобы в 2024 году за семь  лет России достигнуть значения ВВП   Германии 2017 года  понадобится ежегодно увеличивать ВВП по ППС относительно исходного года в среднем на 8,9% или на 33,4  млрд. долларов.

Но в  пересчете ВВП на душу населения по ППС в первую пятерку стран вошли Катар – 129959 долларов, Люксембург – 103388,  Сингапур – 89276, Макао – 85609 и  Бруней – 80048 долларов. Россия с подушевым ВВП в 25740 долларов заняла лишь 55 место и по этому показателю отстала от Брунея на 55308 долларов. Чтобы достигнуть результата  Брунея 2017 года  России  в 2024 г. понадобится увеличить подушевой ВВП по ППС с прошлогоднего значения 3745 млрд. на  (55308 дол. х 146,3 млн. человек), то есть до 11836 млрд. долларов или почти втрое! На самом деле, чтобы впредь не отставать, темпы роста должны быть больше.

 Во всех приведенных вариантах подсчета ВВП не могли быть учтены будущие официальные курсы национальных валют, а также курсы по ППС.  Какими они будут на протяжении до 2024 г. неизвестно, что вносит дополнительную неопределенность в намеченные ориентиры.

Приведенные результаты  сопоставления ВВП ошибочны - они основаны на использовании неверных курсов конвертации валют разных стран, так как не обеспечено единство их определения.  В первом случае это официальные курсы национальных центробанков,  которые основаны на случайных спекулятивных и различных в разных странах базарных «ценах» валют. А во втором - за курсы обмена приняты ППС валют, они оцениваются по стоимости потребительских «корзин», которые в разных странах существенно различаются ассортиментом и качеством товаров.  Очевидно, что столь неоднозначные и противоречивые значения ВВП не могут служить индикаторами достижения целей,  поставленных  майским указом президента страны.

Тем не менее, глава Минэкономразвития  Орешкин весьма  своеобразно «пояснил»  условия по выведению страны в первую пятерку крупнейших экономик мира:
«Задача по вхождению России в число пяти крупнейших экономик мира, поставленная президентом, означает, что стране нужно подняться лишь на одну строчку с текущего шестого места. Отставание от идущей на пятом месте Германии — 4–5%. Задача в том, чтобы за предстоящий шестилетний срок рост России на 4% превысил рост Германии.  Речь идет о ВВП по паритету покупательной способности, потому что именно по этому показателю и правильно сравнивать размер экономик», — безапелляционно заявил Орешкин в интервью телеканалу РБК на  том же Петербургском международном экономическом форуме.

Если по Орешкину  именно по ППС и правильно сравнивать размер экономик, то спрашивается,  для чего МВФ ежегодно тратит средства на оценивание остальных трех, упомянутых выше, различных показателей ВВП?  Представляется, что бездоказательное  и ошибочное утверждение министра можно объяснить либо его некомпетентностью, либо осознанным  очковтирательством. И вот почему.

Как отмечалось, Россия по ВВП в текущих ценах, пересчитанного в доллары по официальному курсу Центробанка РФ, в прошлом году заняла 13 место среди экономик мира, а по этому значению ВВП, который пришелся  на душу населения – 72 место.  В пересчете ВВП в доллары по ППС Россия заняла шестое место, а по ВВП на душу населения – 55 место.

Видимо министру  экономики для «вешания лапши на уши»  проще и выгодней  оказалось «переместить» Россию к 2025 г. на пятое место с прошлогоднего шестого по ВВП,  рассчитанного по ППС, нежели по прочим другим,  не выгодным для него, валютным курсам.  Но ведь речь идет не об игре в шашки или шахматы, когда можно и некоторые фигуры втихую убрать,  как это сделал Остап Бендер на блиц-турнире в "Нью-Васюках".  Как отмечалось, в этом случае России, чтобы  в 2024 году за семь, а не за шесть лет по Орешкину, достигнуть значения ВВП   Германии 2017 года,  понадобится ежегодно увеличивать ВВП относительно исходного года в среднем на 8,9%. Если же перегонять Европу  в среднем за год на 4%, то ежегодный рост ВВП должен будет составить в среднем уже почти 13%. Но тот же Орешкин на том же недавнем Петербургском экономическом форуме также заявил, что  в  России рост ВВП выше 2% не предвидится.

Замечу, потребительские корзины стран, по стоимости которых  определяют курсы валют, являются  частью их внутренних  товарооборотов. Поэтому более близким к реальному курсу обмена, допустим,  рубля и доллара, по их покупательным способностям является отношение оборотов товаров и услуг России и США в стоимостном выражении.  Однако даже в случае  применения относительно объективного обменного курса валют характеризуют ли состояние экономики  и ее развитие валовой внутренний продукт и его индекс физического объема?

Индекс физического объема ВВП представляет собой отношение объемов ВВП данного и предшествующего периодов, выраженных в одних и тех же постоянных ценах. Для этого цены данного периода приводят к цене предшествующего периода, принятого за базовый, путем их коррекции  на индекс ценовой инфляции.  Индекс физического объема ВВП России в 2017 г. относительно предыдущего года в сопоставимых ценах, то есть в ценах 2016 г., составил 101,5%,  в 2016 г. относительно 2015 г. - 99,8%,   ВВП в 2015 г. по отношению к ВВП 2014 г. в сопоставимых ценах уменьшился до 96,3%, тогда как ВВП 2014 г. к уровню предыдущего периода составил 100,7%.  Таким образом, за последние четыре  года ВВП уменьшился до 98,23%. Как достигнуть прироста ВВП даже по ППС  выше 2% в правительстве не говорят. И согласно официальным данным о сокращении ВВП серьезных предпосылок для начала экономического подъема по этому показателю не предвидится - прошлогодний прирост в 1,5% находится в интервале статистической погрешности. 

Но может ли ВВП служить индикатором состояния экономики, то есть ее зеркалом?

Валовой внутренний продукт  включает совокупную в рыночных ценах итоговую стоимость товаров, произведенных на территории  страны в некий период времени, стоимость различных услуг без учета используемой при этом продукции,  а также косвенные  налоги – это таможенные сборы и разовые сборы за госуслуги. Учет только итоговой стоимости товаров исключает повторные учеты стоимости «чужих» ресурсов и промежуточных видов продукции, используемых для их  производства. То же относится и к услугам.  Таким образом  ВВП  складывается из добавленной стоимости продукции, создаваемой во всех отраслях реального сектора экономики страны, стоимости  услуг,  а также суммы косвенных налогов (акцизов, импортных пошлин и сборов за разовые услуги государства).

Добавленная стоимость представляет собой разницу между ценой реализованной производителем продукции, которую он изготовил, и стоимостью затраченных им «чужих» ресурсов и комплектации для ее производства (промежуточное потребление). Она возникает в производстве продукции, а также при  восстановлении ее прежнего  качества (ресурса), в частности, в результате ремонтных работ технологического оборудования и бытовой техники.  В добавленную стоимость помимо заработной платы включены амортизационные отчисления, кредиты и прибыль, за счет которых предприятиями оплачиваются потребляемые промежуточные виды продукции и ресурсы, а также выплачиваются налоги.

Однако добавленной стоимостью в государственной статистической отчетности почему-то характеризуют также потребительские, торговые, транспортные  и финансовые услуги, которые связаны не с производством, а с использованием какой-то продукции без увеличения ее добавленной стоимости при оказании этих услуг. Поэтому их цена характеризует стоимость, которую можно условно назвать дополнительной. 

Дополнительная стоимость услуги  представляет собой разницу между ее ценой и стоимостью затраченных при оказании услуги «чужих» ресурсов и продукции. В дополнительную стоимость включены заработная плата, кредиты, плата за аренду помещений, оборудования  и продукции, а также прибыль. Оплата услуг осуществляется перераспределением созданной в реальном секторе добавленной стоимости лицам, оказывающим эти услуги.

Действительно, что касается потребительских услуг, в том числе с использованием той или иной продукции, например, демонстрации кинофильмов, то в тех же кинотеатрах не происходит какого-либо повышения качества кинокартин, и не производится новый товар,  поэтому при показе кинофильма не создается его дополнительная добавленная стоимость. Просмотр фильма в кинотеатре – услуга, которая характеризуется стоимостью собственных затрат, в том числе на зарплату работников и прокат фильма, а также  прибылью владельца кинотеатра. То же можно сказать о торговле товарами, при реализации которых продавцы также не создают у них дополнительных  свойств, оцениваемых соответствующей  добавленной стоимостью. Не создается добавленная стоимость, к примеру, и  при оказании медицинских услуг и восстановлении здоровья человека, так как человек – не товар, он не продается  и цены не имеет.

Что же касается финансовых услуг, то к ним следует отнести различные банковские операции, кредитование, инвестиции и займы, но не торговлю деньгами, которую навязали миру финансовые спекулянты. Деньгами, как отмечалось,  могут быть только товары, таковыми были когда-то драгоценные металлы. Нынешние наличные и безналичные деньги, оставаясь средством платежа, в отличие от давних денег, тех же золотых, являются символическими деньгами, то есть символом стоимости некоего условного товара и носителем информации об этой стоимости. Поэтому они не являются товаром, так как не имеют стоимости,  и ими нельзя торговать. Но торгуют на валютных биржах, по «базарной» спекулятивной  цене валют тот же наш Центробанк ежедневно устанавливает их  липовый курс обмена,  и фиктивная дополнительная стоимость этих «услуг» учитывается в ВВП.

Таким образом, отрасли  экономики по стоимости собственных работ с прибылью условно можно отнести к одной из двух групп. Первая группа - это отрасли реального сектора экономики, в которых создаются  добавленная стоимость и тем самым – новые деньги. К ним относятся промышленное производство, добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыболовство, а также строительство зданий и сооружений. Доля реальной добавленной стоимости в  ВВП составляет примерно треть, и именно она характеризует возможности развития экономики.

Вторая группа включает отрасли, предприятия которых оказывают  различного вида потребительские, торговые, транспортные  и финансовые услуги, в том числе  с использованием кем-то изготовленной продукции

Новые суммы денег должны выпускаться под вновь создаваемую добавленную стоимость с учетом ее обращения. Размеры эмиссии денежной массы с учетом ее  средней за год скорости  оборота должны обеспечивать баланс товарно-денежного обращения. На Западе многие коммерческие банки заняты, в основном, не финансовыми спекуляциями, а инвестированием своих средств в товарное производство, участвуя в прибылях предприятий приобретением их акций. Они открывают целевые кредитные линии и контролируют использование выделяемых ими средств, причем кредиты нередко выдаются с «отрицательными» ставками, что увеличивает прибыль и дивиденды по акциям.

Абсурдность и вредность спекуляций деньгами наглядно видна на валютных биржах. На расширение финансовых спекуляций как раз и направлена денежно-кредитная политика Банка России, выдаваемая за государственную.  Об этом свидетельствуют объемы торгов на фондовом и валютном рынках холдинга «Московская биржа».  Согласно отчету холдинга, к примеру,  в 2016 г. совокупный спекулятивный оборот на его площадках превысил 845,4 трлн. рублей, тогда как оборот организаций страны составил лишь около 149,3 трлн. рублей,  что было в 5,66  раза меньше! Если прибыль продавцов на биржевых рынках, которые  служат для перекачивания в карманы спекулянтов чужой добавленной стоимости, составила тогда даже 10% биржевого оборота, то присвоенные ими почти 84,5 трлн. рублей, превысившие денежную массу, – громадный «мыльный пузырь». Такая прибыль образовалась во многом благодаря  систематической незаконной эмиссии безналичных денег коммерческими банками. 

В том же 2016 г. сумма банковских активов, то есть  размещенных банками на стороне денежных средств, на 43,63 трлн. рублей превысила официальную денежную массу, составившую 36,433 рублей.  Активы, на 119% превысившие денежную массу, представляли собой фальсифицированную «безналичку». Эти официально не существующие деньги  банки в нарушение Конституции и при попустительстве Центробанка выдают в виде рублевых займов, которые большей частью конвертируются в валюту и она вывозится за рубеж. Подобное безнаказанно происходит из года в год. В 2017 году оборот на «Московской бирже»  вырос по сравнению с 2016 годом и составил  уже 882,6 трлн. рублей, тогда как    внутренний товарооборот  в стране был много меньше – 158,78 трлн. рублей или в 5,5 раз меньше оборота на бирже.

Как следует из изложенного,  ВВП не пригоден для того, чтобы характеризовать состояние экономики. Ведь две его составляющие – дополнительная стоимость услуг и косвенные налоги оплачиваются из добавленной стоимости продукции, которая создается в отраслях реального сектора.  Так как добавленная стоимость, составляющая примерно треть ВВП, при ее обороте используется для оплаты стоимости двух других составляющих ВВП, то она повторно учитывается в ВВП, что искажает его достоверность.  Поэтому и название ВВП не соответствует его содержанию.

Истинное состояние экономики  в какой-то мере характеризует добавленная стоимость. Но и одной добавленной стоимости недостаточно, так как она зависит от объемов производства и сбыта продукции, а  реализуемые объемы определяются платежеспособным спросом населения на потребительские товары и услуги. Тем самым на  их производство, а также на востребованность промышленной продукции, включая технологическое оборудование,  в конечном итоге влияет потребительский спрос.  Все эти показатели в свою очередь совокупно зависят от инвестиций в воспроизводство товаров и услуг. Ведь промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если она не используется в производстве потребительской продукции -  продуктов питания, «ширпотреба» и техники для  населения. Приобретая потребительские товары и услуги на заработную плату, составляющую часть добавленной стоимости, население тем самым оплачивает и затраты на приобретение товаропроизводителями технологического оборудования и ресурсов, необходимых для производства потребительской продукции. Одновременно  население компенсирует предприятиям полученные кредиты и все выплаченные ими налоги, так как они включаются в конечные цены потребительской продукции. 

В соответствии с поставленными целями развития экономики для комплексной  оценки ее состояния нужно пользоваться всеми перечисленными и иными показателями. Но это предмет другой публикации. А пока, вместо расширения товарного производства и тем самым увеличения числа рабочих мест, добавленной стоимости и соответственно - денежной массы, а в итоге - добиваться увеличения доходов населения и потребительского спроса, правительство страны для  нового невыполнения майского, уже нынешнего года, указа президента страны предложило в очередной раз залезть в карманы населения. Однако  дальнейшим вымогательством денег у налогоплательщиков, как показывает многолетний опыт,  можно добиться только противоположных результатов, но экономики Германии не догнать.

 тэги: экономика, ввп

Другие статьи номера «ПВ» № 6, июнь 2018

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100