Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» 2, февраль 2018  -  cодержание номера 

ЕЛЬ
Космическая сказка

 Павел Полуян,

Красноярск

 

Мне «за тридцать», зовут меня Сол Сикорский. Не Соломон, а именно Сол – так меня назвали. Знающие скажут: Сикорский – известный авиаконструктор, фамилия польская. Я, между прочим, на самом деле родственник вертолетного гения Игоря Сикорского – двоюродный внучатый племянник, вроде того. И мы не только родственники по крови, но и соратники по Системе: только он был когда-то Прогрессором, а я сейчас – Связист.

В иерархии градаций Системы Контроля  мой уровень – «7». В моем возрасте – не достижение, но  есть и другие заслуги, отмеченные лычками в пирамидке на рукаве парадной формы. Раз в месяц в полнолуние я надеваю металлический шлем – Корону Связи. Средство космической коммуникации – воронка в меональном пространстве. Хитроумное древнее устройство – тяжелое, внутри поблескивает, а на купольных дугах красуется самоцветами. Надев Корону, я усаживаюсь в спокойную позу, смотрю сквозь раздвинутое окно лоджии на диск Луны. Улавливаю беготню мурашек вдоль позвоночника. Потом проговариваю три раза сводку. Где-то далеко-далеко ретранслятор в космической укупорке принимает информацию по ментальному каналу и отправляет еще дальше – в Галактический Центр. Там мудрый Нооскоп соотносит мои данные с такими же синхронными посланиями других Связистов планеты Земля – квантовые нейрокомпьютеры делают вывод о ходе здешних дел и местных умных достижениях. Связистов моего уровня в России пятнадцать человек. Считаю, что Связисты – самые важные. Именно мы – центральное звено Эксперимента.

Я дошел до скального выступа, к которому подводит тропка перед тем как нырнуть к реке. Дороги нет – спуск обвалился лавиной щебня, значит – вниз по крутизне… Ботинками тормознул,  под камешками  влажная почва. Разулся и забрел в воду, умылся. Затем выбрался на бережок, разделся догола и окунулся в Енисей с головой. Накинул куртку и присел обсыхать. Рядом – рюкзак из двухслойной джинсовки, там, кроме сменных носильных вещей, еще и Корона, укутанная в ткань, фляжка, припасы, ноутбук и телефон. Оболочка сумки – с мелкоячистой проволочной сеткой для защиты электроники.

Мы обозначаем меон знаком Λ – читается как «эль». А ретранслятор на Луне, и нейрокомпьютер Нооскопа – лишь догадки. Как работает ментальная технология, я не знаю. Да, и никто у нас не знает. За 60 тысяч лет, пока идет Эксперимент, информация потеряла резкость. Наверное и не требуется никакого ретранслятора, ведь меональное пространство – не протяженность, которую надо преодолеть силой сигнала. Это оборотная сторона нашего континуума, ментальная субстанция, о которой писал Рене Декарт. «Я мыслю, следовательно – существую!» – говорил французский Прогрессор. Философы-профаны повторяют за ним, а не понимают подтекст: если я существую, существует и моя мысль как таковая! Она столь же реальна, как любой элемент нашего мира. «Натуралистический дуализм» – как сейчас говорят. Декарт расписал алгебраически трехмерное пространство, а про меональную обитель информации  умолчал.  

Сигналы с Земли форматируются в общий файл, уходят в кватернионную ткань информационного поля. Там пакет считывается и декодируется интеллектуальными системами Галактического Центра. Поступает в общую копилку знаний, а также используется для отслеживания Эксперимента. Там – наверху. А нам – внизу – не по силам считывать информацию из нейроуниверсума. Скажем, обычные сны – работа наших собственных ментальных аппаратов, но если уж в своих файлах сложно разобраться, что говорить про «облако» Всевселенской Сети?

Я вскочил, оделся и пошел вдоль берега, выбирая ровное место, где развести костры и посадить «летающую тарелку», которую должен встретить. Мне предстоит дальний перелет: на Антарктической Базе назначен экстренный слет Связистов.

Помню, как впервые увидел «летающий объект». Только-только стал посещать школу, настали зимние каникулы, приближался Новый год и мы с мамой отправились в лыжное путешествие. Вечерело, всё вокруг стало черно-белым. Торопясь, вышли к большой поляне. Мать посмотрела вверх и указала туда рукой.

Сверху опускалась новогодняя елка с цветными перемигивающимися огнями. Потом стало ясно, что это не ёлка, а огромный светящийся конус, похожий пропорциями на новогоднюю красавицу. Когда «ёль» опустилась совсем низко,  я  увидал над конусом темную массу: по её краю бегут огни, а конус – луч, расходящийся из прожектора в центре днища аппарата (там в потоке света кружится вьюга).  Поднялись тучи снежной пыли, мелькнули боковые «иллюминаторы», потом угасло свечение. Когда же метель рассеялась обнаружился темный объект, похожий на надувной ангар с красными габаритниками. Затем откинулся мостик. Мы подошли к нижней ступеньке лестницы, сняли лыжи и вошли внутрь. Мама была спокойна, и я понял, что летающая машина прилетела за нами. Персональная предназначенность польстила – спасательный корабль прибыл, поскольку мы заплутали – так подумал. И спросил об этом.Она рассмеялась:

– Ты забыл? Я же вчера говорила, летим на новогодний праздник в Антарктиду. Мы же взяли полотенца, зубные щетки и сменку. Не обратил внимания?

А я слово «Антарктида» воспринял как название дома отдыха...

Встретил нас в корабле высокий седовласый человек. Короткая бородка, на крючковатом носу очки с затемненными стеклами. Это был Николай Горев – мой будущий Наставник. Я ему всем обязан. Он сжал мою ладошку, поздоровался с мамой, забрал у нас лыжи, а взамен выдал одежду карнавальную – костюмы медведя и  медвежонка. Представьте коричневые стеганые одеяла, сшитые в форме просторных комбинезонов, а к ним – круглые шапки, которые полагалось надеть как ведра на голову – квадратный вырез напротив лица. Потом я узнал, что это специальная ткань – защита от высокочастотного излучения, но в тот момент подумал: «Маскарад начинается!».

Мы устроились в креслах, помахали другим пассажирам – их было человек двадцать, тоже  все в костюмах медведей и медвежат, что меня совсем развеселило. Но быстро отвлекся, так как нам выдали термостаканчики, тубы с паштетом и булочки-черепышечки: кругло-мягкие, а черепашьи ножки и головы – хрустящие. Поел всласть и быстро уснул.

Утро встречали уже в Антарктиде. Синий океан в полгоризонта, за спиной белые горы, а еще помню свой восторг: «Там пингвины!».  Толпятся у кромки воды, ныряют. В тот раз нас высадили на пингвиньем берегу, чтобы дети полюбовались антарктической красотой.

Затем мы оказались во внутренних помещениях Антарктической Базы. В центре зала стояла новогодняя ёль, точнее, высоченный белоснежный конус, составленный из цветных слоев, как детская пирамидка – с пентафрактальной звездой наверху. По цветным полям конуса пробегали в такт музыке сполохи света, но я отвернулся от ёлки – пялился на худого черноволосого мальчика, стоявшего неподалеку. У него были длинные волосы, собранные в пучок, а за спиной – блестящие крылья с красными перьями. Мальчишка вдруг взмахнул крылами и взлетел под потолок зала, а потом совершил облет вокруг цветомузыкальной ёлки, привлекая всеобщее внимание, после чего  опустился вне моего обзора. А мимо меня прошли, семеня кривыми ножками, серые безносые гномы. Это взрослые гномы, моего роста, а их дети – росточком мне по грудь. Я завертел головой, так как вокруг шумела пестрая толпа: чернокожие всяких оттенков, китайцы, японцы, вьетнамцы, индусы и индейцы, европейцы – блондины, брюнеты, рыжие...   Мы прошли вглубь зала  и  там обнаружился бассейн. В нем стояли полуголые люди с зеленоватой кожей, нет, не стояли, а плавали! Глаза мои отказывались верить: у них были рыбьи хвосты –  это же русалки!  Сказки стали былью…

Гости заполнили зал, потом нас познакомили друг с другом, потом всё объяснилось.

Сейчас объясню и вам.

В последнюю встречу Горев сказал мне: «Сикорский, придумай лекцию, будто ты должен раскрыть истину студиозусам, кои ничего не знают о Системе Контроля». И вот я сижу у костра, диктую, речь мою записывает микрофон, спрятанный в шапочке моей. Слушайте же.

Я уже сказал про главный клан СК – про нас, Связистов. Информацию для сводок собираем мы, а также Разведчики, проникающие в тайны земного общества. Прогрессоры влияют на ход земной истории. Есть досточтимые и достопочтенные руководители. Есть группы Исследователей, Супервайзеры, а также Учителя, которые готовят смену. Однако люди Системы – не боги, не волшебники, не мутанты, не супермены какие-то. Все мы люди-человеки, если за признак человечности брать базовую структуру ДНК и его величество Геном.

Вселенная устроена так, что углеродно-белковые структуры –  единственный тип жизни, а человеческая ДНК – исключительный вариант для универсального интеллектуального существа. Разумная жизнь в Галактике синхронно возникла на подходящих планетах, и хотя разные биосферы отличались, однако на вершине везде оказывались гуманоиды. Братья по разуму различны: белокожие широкоглазые, чернокожие широкоглазые,  желтокожие узкоглазые и краснокожие узкоглазые. Эти все – на планетах, подобных Земле. Но были и другие случаи:

- серокожие маленькие (гномы) – на больших планетах;

- темнокожие огромные (великаны) – на маленьких планетах;

- зеленокожие с рыбьими хвостами (русалки) – на планетах покрытых водой;

- светлокожие маленькие с крыльями (ангелы) – на гористых планетах с плотной атмосферой.

Понимаю: смешно выглядит эта сказочная галерея. Но всех вышеперечисленных гуманоидов я лично встречал и общался с ними на древнем языке или по-русски, по-английски, по-немецки, по-французски, по-испански, по-китайски.  То есть, вы уже поняли: все расы на Земле – переселенцы, пришельцы с других планет. А поскольку скрещивание между ними возможно (но не всегда успешно), потомки колонистов и местных неандертальцев стали частью современного социума. Земное общество – набор этнических типажей, многие из которых уже результат метисизации – физического смешения разных популяций.

Результаты сожительства рас тысячелетиями фиксировались наблюдателями Системы Контроля, информация передавалась Связистами. Сведения введены в интеграционную модель, которую галактические мудрецы осмысляют. И вот мы пришли к главному вопросу: зачем все это затеяно? Исходные расы живут на своих планетах в Звездных Ареалах, которых двадцать. Там у них техноцивилизации с роботами, компьютерами, звездолетами, но маячит впереди проблема. Что будет, когда ареалы расселения соприкоснутся? Не приведет ли это к звездным войнам или тоталитарным угнетениям?

Поэтому и решили поставить Эксперимент: смоделировать глобальный галактический процесс в рамках одного обитаемого мира. Конечно, ученые Галактического Центра понимали, что модель далека от реальности, но целевая функция состояла в сборе данных и выявлении тенденций. Сбором информации занимается Система Контроля, а аналитикой – бюро Нооскоп.

Между очагами цивилизаций в Галактике есть контакт – Великое Кольцо, о котором рассказал землянам Иван Ефремов в романе «Туманность Андромеды». Но он описал лишь электромагнитный диапазон, а про ментальный канал только намекал. Освоение ареалов осуществляется на кораблях со скоростями меньше световой – заселение Галактики идет медленно. А межрасовые встречи-контакты происходят благодаря дорогой технологии, известной как «туннель в метрике». Технология энергоёмкая – используется редко.

Братья по разуму с помощью серии сверток-разверток метрики, поместили представителей всех рас на планете Земля. Изначально группы детей жили в хижинах вместе с Учителями, обучались охоте, рыбалке, земледелию и скотоводству, считали родиной эту планету. О звездах им не рассказывали. Когда дети подросли, взрослые ушли, забрав с собой технику – обустроили местечко в Антарктиде. Так создалась Система Контроля. Колонии располагались на материках. Русалки – в транзитных зонах шельфа. На островах жили пятиметровые исполины-циклопы, но их популяции вымерли – гравитация на Земле оказалась непереносимой (да и «победители великанов» постарались). Плавающие и летающие тоже исчезли, но представители этих рас живут под крышей СК, в убежищах, выполняя ситуативные функции. Про атлантов разъясню позже.

Я собирался разжечь через час еще два сигнальных костра, встреча назначена  в три по полуночи. Но послышался комариный свист, и в тумане обозначился свет: вимана заявилась куда раньше. Огни приближались, будто туристический плот шел в мою сторону. Ровный ряд окошек  – светятся зоны высокочастотных разрядников. Похоже на плазменные панели телевизора, где искры в микро-ячейках вызывают на экране свечение пикселей. А у двигателей наших «летающих объектов» плотно собраны ячеи-трубочки, как карандаши в пачке, торцами образуют соты (оттуда с мегагерцевой частотой синхронно вылетают сгустки плазмы, ускоренные рельсотронами). От этих импульсов рождаются кольцевые вихри, благодаря которым и летает вимана.

Я поднял повыше светодиодный фонарик. Сразу ответили – ПРИВЕТ-ПРИВЕТ-ПРИВЕТ – буквы побежали вдоль окон. Я сказал же: полная аналогия с телевизором. Фокусы летающего шапито. Треугольный плот приблизился, потом со звуком зашумевшего чайника подлетел на столбе света, будто стартанул на ракетном выхлопе. Луч света под виманой рассыпался в мелкие блески, а сам аппарат шлепнулся в двух шагах от меня. Вихревая воздушная подушка охлаждается за счет вращения – вымораживает снежинки. Можно бы поаккуратнее, чтоб не пускать мне ледяную пыль в глаза!

Из виманы вышел Николай Горев. Он, как всегда, в пижонских дымчатых очках, а еще на нем парадная форма: пирамидка на рукаве сияет десятью разноцветными лычками и зеркальным зрачком. Градации «до десяти» – на виду (всё что выше – тайна). Мой Наставник – Верховник, член Верховного Совета.

Горев по братски обнял меня.

– Привет, Соломон. Я чуть раньше и прибыл один. У твоего Мастера срочные дела, решил подменить.

– Очень вам рад, досточтимый Николай Николаевич! – я иронично среагировал на библеизм. – Надеюсь, вы объясните  странности.

– Объясню.  – Он встал в свете моего фонарика вплотную, – У тебя шлем с собой?

– Да, – ответил я. – Сдам на профилактику.

– Корону сдашь, но вот назад можешь не получить.

– Как так?

– А так. Связистов, ты понял, собирают аврально. Систему Контроля решено реформировать. Выбор сделан, жребий брошен. Нет худа без добрых людей. (Хе-хе)) Так что, моё тебе поучение: ни с кем не спорь, со всем соглашайся. Диктофон тебе включить не дадут, поэтому вот что… – Горев достал плоскую гофрированную коробочку.

Я лихорадочно раздумывал: сказать про мою шпионскую технику? Сознаться, мол, запись у меня и сейчас ведется? Не сказал, и пожалел потом.

Горев открыл портсигар, взял из него пинцет, а пинцетом подцепил невидимое.

– Вот «золотой волос». Записывающее устройство древнее. Подставляй лоб.

Я проворно нагнул голову, ощутил укол повыше уха.

– Наденешь Корону – волосок-умница все сведения перекачает в ментальный канал. Они потому созвали съезд за три недели до Луны, дабы иметь больше времени на свою революцию. Хотят в тайне от Галактического Центра свернуть Эксперимент и превратить влияние Системы Контроля в осязаемую всепланетную власть. Мирового господства им захотелось! А на слете заставят проголосовать и свернут все контакты с Внешними Мирами. – И без перехода сообщил, – Сейчас летим на Север, там еще встреча.

Быстро загрузились и легли на курс. Я смотрел на зеленый экран монитора и размышлял. «Добрые люди» не хотят, чтобы информация уходила в Галактику, а  Горев хочет, что, полагаю, разумно. Изменение формата Эксперимента рано или поздно обнаружится, комиссия прилетит разбираться...  Был случай. В Анналах Системы описана история Атлантиды, где обитали поселенцы из созвездия Ориона – обычные светлокожие гуманоиды. На их беду, небесные прародители стали втайне помогать расово близким. Несколько раз метрику сворачивали, уйму энергии потратили, погасив пару бесхозных светил. Но в Галактике не заметили. И в Системе Контроля никто не подумал – с чего вдруг одна из колоний пошла в отрыв? Везде рабство да аграрные деспотии, а тут уже электричество, фонтаны на площадях и пальмы в садах на крышах пятиэтажных зданий.

Однако в Нооскопе соотнесли данные и сделали выводы. Прибыли из Галактического Центра комиссары – устранять нарушение Регламента. И пришел Атлантиде конец. Пророки сообщили, дескать, материк скоро погибнет. Посланцы Нооскопа вызвали резонанс в мантии, произошел тектонический сдвиг – извергся вулкан, остров утоп. Всех посадили на корабли – отчалили вдаль. Игра закончилась: на одних поставили крест, на других – нолик. Сначала атлантов держали в лагерях беженцев, внушали историю о божьем наказании за гордыню. Потом расселили по деревням и весям. Технологий не стало, остались легенды. А в Системе Контроля появились ужесточенные инструкции.

 – Ты чего там шепчешь? – спросил Николай, заметив шевеление моих губ (я сидел в своей шпионской шапочке и вел диктовку).

– Сводку придумываю-проговариваю, – соврал я.

– Рано еще придумывать. Послушаешь, что скажут на съезде...

– Это как стихи. Подбираю ритмическую сетку, потом содержание добавлю.

– Отрабатываешь уклонение от ответов? Лучше гляди на свой дисплей, рифмач.

Собственно, я ведь не врал. Сводки и есть своего рода стихи. Иногда даже стихи – в точном смысле. Ритмическая структура задает код для ментального канала.

...На мониторе высвечивалась высота полета – пятнадцать километров, а скорость –двойной сверхзвук. Красная бусинка на ниточке курса пересекла Северный полярный круг и приблизилась к океану. Над одним из островов Карского моря мы пошли на посадку…

Горев развернул кресло, поднялся и откинул крышку багажной полки – извлек куртку необычной расцветки.

– Костюмчик «летняя тундра», специально для российских арктических войск.

Я застегивал пуховик, а Горев из-под приборной доски вытащил энергетический элемент. Цилиндрик размером с сувенирную бутылочку – будто коньячок – блеснула ртуть необычного рыжего оттенка. Перехватив мой удивленный взгляд, Наставник резко выпрямился.

– И вот еще что… – Он снял с моей головы кепку-шпионку, кинул на кресло. Натянул мне капюшон чуть ли не до носа. – Так получше. Пошли, ошибка резидента...

 «Остров… Сибиряков…» – прозвучало в стороне. – Не жителей Сибири, тут нет жителей, а в честь Сибирякова, первопроходца.

– Да, знаю я… – мне оставалось только ворчать вдогонку. – Золотом промышлял. Из богатства финансировал экспедиции... Остров Сибирякова в Енисейском заливе...

Горев стоял, прислонясь к скале, обросшей лишайником. Сейчас лето, однако на обрывах по краю берега торчат обнажения жильного льда, белеют козырьки припоя – на них гуляют то ли гуси, то ли утки, то ли и те, и другие.

Горев опустил бинокль, взглянул на часы и сказал:

– Задача у нас такая. Мы встречаем американцев, они прилетят через 125 минут. Заберем десятерых и полетим с ними в Антарктиду. Американцы перед общим слетом провели свой – только что на Аляске. Часть Связистов оттуда и прибудет. АЛСИБ они припомнили. (Хе-хе))

Я отдышался и заготовленной уловкой попробовал взять реванш.

– Понятно! Потому вы и элемент энергетический извлекли, чтобы ковбои нашу виманку не угнали?

Горев понял, что придется отчитаться, ответил деловым тоном.

– Сол, я потом поставлю новый, а этот – из списанных – нужно протестировать. А зачем это мне надо? – сам догадайся. Раз такой умный.

Ну, вот опять меня в угол поставил. Я знал, что «цилиндрики» подключены к энергии вакуума, но вырабатывают свой ресурс за 5-6 тысяч лет. Об этом говорит изменение цвета ртути, этакое «красное смещение». Состарившиеся списывают и строго хранят. Если  элемент разрушить – происходит сверхмощный взрыв. (В древности были случаи, когда такое Wunderwaffe попадало к людям и использовалось во зло.)

– Американцы тут ни при чем, – продолжил старый диверсант, – точнее, при том, что у них с дальним транспортом затык. Потому везем их мы. Ты у меня инструктаж получишь, а еще познакомлю тебя с одним человечищем, он сейчас явится. Да, вот и он!

Тут я заметил, как большая льдина у берега сдвинулась, подплыла и причалила недалеко от нас. По очертаниям я догадался, что это вимана, замаскированная под ледяную глыбу.

Мы с дух шагов заскочили по трапу внутрь аппарата. Там оказался человек-русалка: старый, абсолютно лысый, с глазами навыкате. Хвостище в застегнутом специальном чехле кресла. Из стены выдвинулись еще два сидения – как раз напротив мармианца – там расположились мы.

Прозвание людей-русалок – мармианцы. А ещё у них лица приятные , манговидные. Однако этот старик, с толстой складчатой шеей и окулярами окуня, – рыбьи карикатурен.

– Познакомьтесь, – сказал по-русски Николай Горев. – Мой старинный друг, его зовут Велес. А это ученик мой, молодой русский паренек – Сол Сикорский. Он живет на Енисее – сможете встречаться иногда. Не раз встретитесь. Впереди общее дело.

Я оглядел кабину. В наших виманах интерьер из пригнанных модулей, вроде пластикового конструктора – тютелька в петельку. А здесь: будто вокруг дешевая эмалированная посуда. Подумал: «С каких это пор мармианцы рассекают на виманах?»

– Сол… – повторил Велес. – Рад. Но я вижу, наш юный гость заметил странности...

…Потом был разговор. И все странности объяснились.

Мармианцы прибыли на Землю вместе со всеми. Русалки быстро заполнили шельфы теплых морей, но оставались на первобытной стадии: копья деревянно-каменные да ножики из ракушек. А затем появились новые земляне – двуногие переселенцы, которые тысячелетиями развивались, расселяясь по планете. Им тоже понравились побережья, были у них лодки, сети, гарпуны. Все это обрушилось на смирных любителей морских игр. Не получилось у них с людьми синхронного плаванья. В итоге, численность мармианцев сократилась до минимума – оборонная мобильность не спасла.

Всё это я проходил в школе. Знал, что мармианцы сохранились в пределах Системы Контроля, что они технологически недалекий народ. Однако в капитанской рубке пучеглазого толстяка, я узнал и альтернативную историю. Оказывается, часть первичной популяции  расселилась в регионе, который сейчас именуется Арктикой. Шельф Ледовитого тогда не радовал курортными местами, но и не был столь мерзлым. Природные условия способствовали борьбе за жизнь с помощью технологического прогресса, в котором северные ихтиандры преуспели. А когда здесь появились люди, у них с плавающими соседями сложились добрые отношения. Водяной народ себя называл именно русалками, русалами, русальцами – название появилось по их же слову «русло», поскольку расселялись они вдоль крупных рек, что впадают в Ледовитый океан. Язык русальцев – вариант древней лингвистики, от которой и русский пошел.

Итак, в Северной Евразии процветала русальская цивилизация. Лукоморье,  совместные всплески на Ивана Купала, поездки Садко в гости к Морскому Царю, романтичные истории юных экстремалов с нетвердой биологической ориентацией – ну, и прочие дела, дошедшие до нас в виде сказок. Русальцы пробовали даже осваивать крупные озера: по Волге – Каспий, по Ангаре – Бай-куль. Однако изменение климата, привело к тому, что у русальцев возникла государственная программа по переселению с ледяного шельфа в глубины. Вот и ушли этим курсом. Там у них давно города и  техническая мощь, а условия на поверхности им просто-напросто уже не подходят. Некоторые индивиды, вроде нашего друга, терпят давление на уровне моря, но это касается по большей мере тех, кто входит в Систему Контроля.

Пока дела минувшие обрисовывали, я молчал, а тут нащупал точку отпора:

– Но как же можно скрыть целый сектор Системы?!

Горев помахал указательным пальцем.

– Ты не знал, и не многие знают. Только на уровне Верховного Совета. Зато русальцам всем всё известно – и про Эксперимент, и про Контроль… Но достигнуты договоренности о невмешательстве. Система под воду не лезет. Однако все поменялось: подводным людям не нужны перемены в человеческом обществе. И нам с тобой перестройка не нужна. Мы должны рассказать Галактическому Центру о происходящем на Земле. Общую картинку высветят Связисты русальцев, но это будет выглядеть как слух. А тебе предстоит стать внедренным агентом: передашь в Галактику всё, что увидишь и услышишь на слете в Антарктиде.

«Ты пойми, – учили меня два старика, – от тебя зависит судьба Эксперимента!» Они говорили, что есть надежда: реформаторы не успеют зайти далеко, прибудет комиссия и наведет порядок. Закон нарушать нельзя – даже дурной из благих намерений...

В заключение Велес передал мне «пароли и явки», проще говоря – электронную почту, токены с адресами-паролями сайтов глубинного Интернета, а также номера сотовых...

Мы с Наставником молча смотрели, как белая субмарина отходила от берега. Волна выбросила на берег забавное существо – «морского таракана». (Говорят, этот уродец стал прообразом космического пирата в голливудском кино «Люди в чёрном»). Но я не успел рассмотреть ковыляющего по галечнику, подлетела полярная чайка, подошла к нему и прекратила крабье карабкание  – съела таракана.

– Николай, давайте поговорим, – мой голос прозвучал жалко.

– Давай. О чем?

– О русальцах. Я раньше ничего не слышал о подводных городах.

– А фильм «Звездные войны» смотрел? Согласись, Велес с его толстой шеей похож на тамошнего подводного царя?

– Но там сказки, а тут целая цивилизация обнаруживается!

– Сказка с намёком! Ты хоть понял, что русалки – другая раса, не мармианцы? На планете-метрополии их две. Велес нам своё хозяйство не показал, а там у него не хвост рыбий, а ласты моржовые. Он на них даже стоять и ходить по земле может, грифон земноводный! Две расы водоплавающих отличаются не только внешне. Одна техническую ментальность воплощает, а у другой – культурно-художественный уклон.

– Получается, русальцы должны бы с мармианцами жить вместе?

 – Не получилось. Мармианцы отдыхают, а русальцы ушли светлым путем в подводную тьму. Сделали оригинальный выбор. Да, и не оригинальный. Ты же знаешь про серых.

Да, я знал. Серые маленькие безносые люди с неполноценной судьбой. Гномов поселили на Американском континенте. Социум смогли образовать только те, кто ушел глубоко под землю (гномов индейцы планомерно геноцидили). В подземных муравейниках прозябает почти миллион серых, у них там геотермальная энергия и полный круговорот воды. Цивилизация серых находится в рамках Системы Контроля, но, насколько я знаю, там всего три Связиста и еще десяток семей из других кланов. Есть у серых козырная карта – виманы старого образца, на которых они вылетают на поверхность через порталы в горах и ущельях. Технологическая подсказка признана резонной с учетом убогости подземелий. Виманы им оснастили гальваническими батареями, где сгорают магниевые ленточные электроды. Много не налетаешь, но канал связи с поверхностью обеспечен. Контакты с людьми у гномов под запретом, но, как вы поняли, мифология инопланетян на «летающих блюдцах» появилась в США не случайно. Будете смеяться, но мясной скот у фермеров они действительно воруют.

Я посмотрел на Горева и спросил:

– А ближайший подводный город русальцев далеко?

– Не далеко. Он практически под нами, и он не столько подводный, сколько подземный.

– Что они тут делают?

– Как что? Добывают полезные ископаемые. Энергосистема производства интегрирована с Норильском и тамошним металлургическим комбинатом. Собственно, сам «Норникель» – ответвление индустрии русальцев.

Я расхохотался: «Алюминиевый РУСАЛ – тоже их дочурка?»

– Нет. Просто «Русский Алюминий». Но можешь не сомневаться: эпопея освоения Арктики в советские годы и Норильский комбинат за Полярным кругом – все делалось при негласном участии русальцев.

– Помогали в СССР коммунизм строить?

– Коммунизм не коммунизм, но, ты думаешь, в подземных городах – бродвеи и супермаркеты? Там жесткий режим с трудовыми обязанностями и нормированным распределением продуктов.

Николай помолчал немного.

– Послушай, Сикорский… Революция в Системе Контроля начата потому, что есть опасность – Базу в Антарктиде люди могут раскрыть. Нужны превентивные меры. И лучшая из них  – объявиться первыми. Наши перестройщики правы даже в том, что согласование с Галактическим Центром – тянучка, можно опоздать. Беда в другом: вожди Антарктиды решили выйти на контакт с правительствами земных государств, но правду не говорить, а изобразить себя этаким посольством Галактического Центра. Хотят наобещать с три короба и приобрести влияние. Поставят условие: срочное создание планетарного правительства и стирание расовых, этнических, культурных, языковых, религиозных и прочих различий. Дескать, только в таком виде Земля будет принята в Галактический Союз.

– Получается, перестройка – вынужденная, а революционная цель прогрессивная! Зачем же нам грести против течения?

– Ага, ты засомневался! По первости взглянешь – счастье для всех. Но вот какими средствами? Наши супермены решили не просто на «летающих тарелках» покрасоваться. Они запланировали Пришествие. Хотят подвести сверхдержавы под ядерный конфликт – десяток-другой атомных взрывов, чтоб громыхнуло. Потом заблокируют эскалацию – сработают агенты. А над страждущим человечеством появятся Спасители на светоносных НЛО. Земные власти рухнут, а к Системе Контроля, наоборот, люди любовью воспылают. Вот какой дьявольский обман затевается! Еще они хотят под шумок похоронить русальские города. Давно планировали «войну с саламандрами».

– Конкурентов устранить?

– Да. Там же добывают цветные металлы. Знаешь, сколько, у русальцев золота? У Системы Контроля столько не накопилось. (Если не считать виртуальные бумажки, которые сгорят по ходу ядерного конфликта, когда фондовый рынок рухнет.) А русальцы не просто рудокопы, но и купцы – связи  налаженные. Сибирякова сегодня вспоминали – их человек был.

– Ну, чудеса! А, в самом деле… Технологическое преимущество Системы мизерное, от древних технологий – рожки да ножки. Сильным козырем станут финансы!

– То-то и оно... Энергетических цилиндриков наших – доли процента от энергетики землян. А новые делать мы не умеем.

– Можно было бы пообещать доступ к энергетике спина…

– У нас же нет такого доступа! Только технические комментарии к Анналам. И это не энергетика, а просто фотонный привод звездолетов. Так что козырять Системе нечем. Только блефовать. После падения финансового рынка и дедолларизации, единственной нормальной валютой вновь станет золото, а этого металла у русальцев много. Так что все амбиции новой Системы Контроля накроются – рухнет Империя лжи! Русский сектор отколется – две наши базы с какими-никакими, но небольшими технологическими арсеналами. Как тебе такая диспозиция?

– Наставник, а мы с вами куда стремимся? Спасаем Регламент Эксперимента или заступаемся за русальцев? Или же наша задача – предотвратить атомное варварство?

– Пока защищаем Регламент, но, боюсь, до галактического путина не успеем достучаться. Будем партизанить за все хорошее, против всего плохого.

– А если просто войну предотвратить? Допустим, решили зловреды в президенты США двинуть своего кандидата-поджигателя. Мы помешаем таким планам – затея сорвется.

– Ты прав, капитан Соло. Но лидеры СК работают в связке с земными элитами, точнее, часть элитариев – градации Системы. Там и Супервайзеры есть, и Прогрессоры, и даже Связисты. Вся затея оттуда и пошла – хотят конвертировать подспудное влияние в открытую власть. Свой план они осуществят не мытьем, так катаньем.

– Так, может, нам надо форсировать легализацию? Раскроем тайну Системы Контроля – отпадет необходимость войны.

– В твоих словах есть резон. Об опасности раскрытия Антарктической Базы давно уже информирован Галактический Центр, я лично на это рассчитывал – прилетят волшебники и рассудят. Эксперимент затянувшийся надо прекращать даже по формальным признакам, заданным в Регламенте. Человечество вышло в Космос. Наши Система и о достижении Луны отрапортовала!

– Так зачем же революционеры спешат? Ждать не желают?

– Они обманули Центр, теперь боятся ответственности. Хотели смухлевать: поставили лунный спектакль. Однако пафосному рапорту о посещении ближайшего космического тела – полста лет без малого, а ГЦ не реагирует. Обманщики поняли, что Нооскоп не проведешь – и перепугались. Решили срочно организовать мировое правительство. По законам Галактического Союза в дела цивилизаций с общепланетарной властью вмешательства запрещены.

– Я в восхищении! Столкнуть Регламент Эксперимента с Межзвездным Правом. Если бы не военные каверзы, поддержал бы. Надоел наш космический виварий, а планетарное правительство – всеобщее благо и ясный путь. «К вечному миру!», как призывал Иммануил Кант в своем трактате.

– Так, да? А ты читал, что писал о таких планах твой родич Игорь Сикорский?

– Вы имеете в виду его книгу «Незримая борьба»? Но там же об опасности коммунистической диктатуры...

– Нет, он описывал общепланетарную власть благонамеренную – тот самый мир без войн. Игорь Сикорский показывает, как всеобщий мир оборачивается всемирной гражданской войной. Он был продвинутый Прогрессор, узнал о планах некоторых деятелей СК. Пытался предупредить.

– То есть эти планы были еще в 40-е годы ХХ века?

– Задолго до этого. По законам биосоциологии, лучшие должны доминировать. А лучшие на Земле – люди Системы Контроля. Они служат высокой цели – великому ГЦ. Воспитаны Учителями. Обладают высшим знанием. Равнодушны к собственности. Еще философ Платон в книге «Государство» изложил идею власти наилучших людей.

– Так, значит, так оно и есть!

– Но элитарность ведет к самоуверенному господству и кастовому расслоению. Самовластие рождает вакханалию восстаний. И благовестники начинают убивать плебеев.

– Об этом и братья Стругацкие писали.

– Еще бы. Твой отец, когда в Красноярском крае жил, с Аркадием Стругацким в одной разведшколе работал. Уж, наверное, они там трактат Игоря Сикорского не раз обсуждали.

Про разведшколу в Канске я осведомлен был, а на сантименты не ловлюсь. И отсылка к трактату далекого американского родственника не показалась мне основательной. Волков бояться – в лес не ходить. Надо хотя бы пытаться!

В школе Системы Контроля всем рассказывают притчу про египетские пирамиды. Вот пустыня – равнина из песка и камней известковых пород, но если известняк мелко измельчить, просеять, прокалить, смешать с водой и органикой  – получится цементный раствор. Добавим песка и щебня – начнем заливать бетон в кубические формы – ряд за рядом. Так над плоскостью пустыни мы возведем здание Великой Пирамиды. Из множества – Единое! Это правильно. Это доказано тысячелетиями Эксперимента… И я решил возразить своему Учителю.

– Сейчас вся планета постепенно объединяется, становится органичным целым, значит, планетарная власть так или иначе настанет. И вы предлагает бороться против самой перспективы глобального объединения?

Я взглянул на Наставника вызывающе, но он опять одержал победу. Николай снял очки, посмотрел на меня насмешливо и кротко спросил:

– Помнишь, Сол, как я привез тебя впервые на Базу? Ты хоть понял, почему новогодняя елка в главном зале Системе Контроля такая странная?

Я этого не знал... Но сейчас, глядя в глаза Наставника, вдруг сообразил (или просто прочитал его мысль).

– Это же наша пирамидка с цветными лычками, только вместо всевидящего ока  – рождественская звезда на макушке!

– Вот именно. Ель – дерево божественное, но символизирует оно не всеобщую солнечную любовь, а строгую иерархию... А вот почему на Земле все государственные иерархии вырождаются в деспотии? Я не знаю. Аристотель, ученик Платона, пробовал вариант, когда достойный умник становится наставником и советником властителя-царя. Правда, посмотрел он, как его воспитанник Александр Македонский обустраивает империю, и сделал неутешительный вывод: господство и подчинение –  родовые качества людского рода. Равенство и братство невозможны, а конфликты неизбежны. Ты вспомни, где находишься: Космический Эксперимент потому и эксперимент, поскольку даже Галактический Центр не знает – к чему ведет взаимодействие разных существ. И, кстати, результаты неутешительные – специализированные гуманоиды умом никому не уступают, но всегда в проигрыше. Да, и разноцветные кроманьонцы постоянно выясняют: кто над кем. Система Контроля в  XX веке надеялась на мировую революцию и Земшарную Республику Советов. Но потом стало ясно, что «объединенные нации» – лишь символ и благое пожелание. Вот тогда и решили искусственно прекратить Эксперимент, заменив естественный ход событий своеволием.

– Учитель, я вот что подумал. А ведь Система Контроля – часть Эксперимента. Мы не только наблюдаем, но и участвуем. Так, может, захват Системой власти на планете – один из возможных исходов? Своеволие человека – его естество. Вдруг и нынешний революционный процесс протекает под контролем – кем-то внимательно изучается?

– Думаешь, контролеры Нооскопа давно уже здесь и смотрят, что получится?

– Да. Может, вы и есть контролер?

– Поймал меня! Вот сейчас как озадачу! Сразу поймешь: контролер я или участник.

– Еще какой-то наказ?

– Я тебе давно это поручил. Ты же на шпионскую кепку свою надиктовываешь? Составляешь рассказ о Системе Контроля? Вот и составляй. Понадобится.

– Хотите кого-то моим рассказом осчастливить?

– Всех землян. Заканчивай свой опус – начнем распространять. Сделай в виде фантастики, опубликуем в Сети, продвинем в печать, переведем на разные языки…

– Не поверят! Получится «Orion Conspiracy» – и прочая уфология.

– Пусть пока так. А потом мы с тобой оседлаем виману, покормим её «красной ртутью» и прилетим на саммит БРИКС. Главное, как говорится:  «Лишь бы не было войны!»

Другие статьи номера «ПВ» 2, февраль 2018

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100