Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» 8, декабрь 2017  -  cодержание номера 

«Новая российская реальность»
проектного финансирования

Ирина Никонова,

д.э.н., профессор

 

Как известно, проектное финансирование – ПФ является эффективным инструментом реализации сложных, общественно значимых, инвестиционных проектов во всем мире, включая и нашу страну. Особенности состояния российской экономики и финансового рынка не позволяли активно развивать этот инструментарий в 1990-ые годы даже в крупных российских банках. Импульс развитию ПФ в России был дан в 2014 году в течение которого был выпущен и введен в действие ряд федеральных законов и подзаконных актов в виде правительственных постановлений. Они  наряду с появлением новых финансовых институтов (ЭКСАР, РЭЦ, ГК МСП и др.) и финансовых инструментов (инфраструктурные облигации) обеспечили проектному финансированию в России новый этап развития. Однако экономические санкции, введенные c 2015 г.  против России, сузили возможности российских банков рефинансироваться на международных рынках капитала и сократили их возможности по применению проектного финансирования при реализации крупных долгосрочных и капиталоемких проектов. Какие пути выхода их сложившегося положения видят лидеры российского  рынка проектного финансирования?

Наибольший опыт и наиболее весомые «шишки» в области проектного финансирования накопил ГК Внешэкономбанк – национальный банк развития. Банк активно инвестировал и вне схемы проектного финансирования, но в его кредитном портфеле доля проектных компаний и их соответствующей задолженности составляла не менее 70-80% (до начала программы реструктуризации кредитного портфеля новым руководством ВЭБа).

Будучи выходцами из Сбербанка, новое руководство ВЭБа предложило создать на его базе так называемую «фабрику проектного финансирования»  (далее - ФПФ), которая должна поставить «на поток» финансирование национальных проектов развития. Странно, что «фабрику» предложили создать не на базе Сбербанка, имеющего многолетний опыт проектного финансирования. Под этой «фабрикой» понимается экзотическая форма привлечения негосударственных денег для инвестирования в различные проекты под государственным управлением.

Проект ФПФ достаточно молодой, его начали обсуждать только в этом году, а поддержку проекту дало поручение президента России по итогам Петербургского международного экономического форума, состоявшегося  в начале июня 2017 г. Тогда же правительство подготовило и утвердило план мероприятий («дорожную карту») создания «фабрики». Успешно прошел первое чтение проект закона о синдицированном кредите, без которого разработанная схема функционирования ФПФ невозможна. Синдицированное кредитование — одна из основных особенностей ФПФ, но в отличие от зарубежной практики в российском законодательстве оно пока прописано недостаточно хорошо. Поэтому сейчас синдицированный кредит в России представлен в основном займами у иностранных контрагентов. В правительстве надеются, что закон будет принят до конца года, и соответственно запуск ФПФ и первые сделки запланированы на первый квартал 2018-го. Согласно базовому сценарию Стратегии ВЭБа его инвестиции в экономику в 2018-2020 годах должны составить 460 млрд. рублей, а по сценарию расширенной поддержки – 850 млрд. рублей.

Рассмотрим возможности ВЭБа  по реализации инвестиционных планов на основе проекта ФПФ, его особенности  и ожидаемую эффективность.

Ресурный потенциал  

Последние несколько лет ВЭБ показывает убытки. По итогам первого полугодия 2017 г. убыток составил 47,6 млрд. рублей, в первом полугодии 2016-го он достигал почти 83 млрд., в первом полугодии 2015-го – 73,5 млрд. рублей. В 2018 г., в начале которого ожидается запуск ФПФ, ВЭБ должен погасить задолженность на сумму около 3 млрд. долларов. Последующие годы не менее напряженные – погашение на сумму 1,5-2 млрд. долларов США ежегодно.

При отсутствии возможности рефинансирования на западных финансовых рынках и очень ограниченных возможностях получения связанных кредитов на восточном рынке Банк рассчитывал на поддержку из госбюджета в 2018-м и  2019 году  по 150 млрд.  рублей в год., но в утвержденном бюджете на 2018 г. бюджетные ассигнования на обеспечение финансовой устойчивости снизили до 100 млрд. рублей. Для рефинансирования внешнего долга ВЭБ будет вынужден искать иные рыночные источники или снизить объем поддержки российской экономики.

 Слабой поддержкой ресурсной базы банка окажется и продажа неликвидных активов. Сейчас институт развития избавляется от части своих вложений: по сообщениям в прессе, ВЭБ собирается продать нестратегические активы на 500 млрд.  рублей. Среди них акции крупнейших российских компаний, торговые центры и земельные участки. В предварительном списке, который будет утверждаться в декабре, отсутствуют Связь-банк и «Глобэкс», которые ВЭБ пытается продать уже не один год, но не может получить за них желаемую сумму. За 2017 год ВЭБ продал три актива за 4 млрд. рублей, до конца года собирается продать еще один-два, если цена не будет ниже балансовой. Стремление банка получить доступ к депозитам юридических лиц, пенсионным накоплениям также отражает критическое состояние ресурсной базы банка.

Таким образом,  в ближайшие годы ВЭБ будет лишен  возможности наращивать свой кредитный портфель и долгосрочные инвестиции в ценные бумаги российских эмитентов из-за проблем с формированием необходимой ресурсной базы. Отсюда оригинальное предложение ВЭБа по организации кредитных синдикатов, привлечения ресурсов от других российских банков и выполнения функций управляющего синдикатом. Напомним, что синдицированные кредиты не являются новым инструментом для российских  банков, в том числе для ВЭБа, использовавшего этот инструмент ранее для реализации особо крупных капиталоемких проектов.

Схема ФПФ на базе ВЭБа

По программе проекты в рамках ФПФ  будут на 80% финансироваться за счет синдицированного кредита, организованного ВЭБом, а на 20% — за счет акционерного капитала проектной компании, при этом треть акционерного капитала проектной компании, реализующей проект, должна будет принадлежать ВЭБу. Таким образом, ВЭБ минимизирует в рамках ФПФ свои кредитные риски, но увеличит риски участия в капитале проектных компаний.

Ожидается, что процентная ставка для конечного заемщика, который привлечет средства через механизм ФПФ, составит 10–10,5% годовых, как это было при реализации Постановления 1044. И хотя она несколько ниже стоимости кредита, привлекаемого на рыночных условиях, уровень процентных ставок все равно останется весьма высоким. По этой причине ряд важных инфраструктурных и промышленных проектов сложно реализовать в рамках ФПФ, поскольку их эффективность не обеспечит возврата заемных средств и доходности вложений в проектные компании.

Снижение инфляции и ключевой ставки практически не повлияло на  доступность кредитных ресурсов для корпоративных заемщиков, а кредитование проектных компаний стало практически невозможным. Для повышения доступности ФПФ для проектных компаний Банк России согласился снизить требования по резервированию проектных компаний, что очень важно для банков. Для этого необходимы изменения в инструкции Банка России № 254 П.

В законе о бюджете на 2018 год заложены зонтичные гарантии для ФПФ  на сумму свыше 200 млрд. рублей, а также субсидии в размере 820 млн. рублей. Однако по сравнению с объемом инвестиций в основной капитал по итогам 2016 года, которые составили 14,6 трлн. рублей (данные Росстата), показатели ФПФ незначительны (как это было и с Постановлением 1044).

Пока высока неопределенность механизма предоставления госгарантий, субсидирования процентных ставок, формирования резервов по ссудам проектным компаниям, а также стимулы для участия коммерческих банков в синдикатах ФПФ эффективность проекта ФПФ для национальной экономики трудно оценить.

Ожидаемая эффективность проекта ФПФ и его бенефициары.

Проектное финансирование – это мультиинструментальная форма организации финансирования специально созданной для реализации проекта проектной компании, при которой  будущие денежные потоки являются основным, но не единственным источником расчетов с кредиторами и инвесторами.  По этому определению ВЭБ может играть роль не только кредитора, инвестора, но и организатора сделки ПФ. И предложенный проект ФПФ в условиях ограниченной ресурсной базы ВЭБа дает возможность поддержать ПФ важных инвестпроектов за счет организации кредитных синдикатов, привлечения кредитных ресурсов других банков и инвесторов. При этом эффективность данного проекта ФПФ будет зависеть от принципов функционирования кредитных синдикатов, ответственности и функций организатора синдикации и от положений проекта ФЗ «О синдицированном кредитовании».  Принятие этого ФЗ позволит применять механизм синдикации  и другим крупным банкам, а не только ВЭБу. Сообщается, что первые три проекта уже находятся в проработке, но, к сожалению, их список не раскрывается.

«У ВЭБа есть очерченный круг приоритетных отраслей, и уже внутри этих отраслей поставлена задача выбрать локальные приоритеты. Например, поддерживать не все машиностроение, а определенный сегмент, который сдерживает развитие всех остальных», — разъясняет руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП Олег Солнцев.

По словам министра экономического развития Максима Орешкина, в проекты ФПФ может быть привлечено 500 млрд. рублей, что даст 2% дополнительного роста инвестиций. Будет ли ощутим эффект от ФПФ в масштабах экономики России? По оценке Минэкономразвития, дополнительный прирост ВВП от «фабрики» в 2019–2020 годах составит 0,1%, или 100 млрд. рублей. В этом вопросе мнения экспертов расходятся. По мнению Андрея Марголина, есть все объективные предпосылки для того, что ФПФ даст тот прирост к ВВП, которого ждет Максим Орешкин. А вот Олег Солнцев с ним в этом не согласен. По его мнению, ФПФ не приведет к ощутимому росту ВВП, так как в масштабах общих инвестиций в основной капитал это довольно скромные деньги. С другой стороны, назначение проекта не в краткосрочном росте ВВП, а в улучшении конкурентоспособности и расширении так называемых бутылочных горлышек в отраслевой продуктовой структуре отечественного производства. Если эту задачу удастся решить, это даст позитивный эффект для экономики. Понятно, что главным бенефициаром внедрения ФПФ станет ВЭБ.

Нужно ли было называть предложенный механизм «фабрикой»?  Каждый инвестпроект, особенно общественно значимый, индивидуален и неповторимо сложен для структурирования сделки ПФ. Невозможно предложить для таких проектов линейку универсальных, стандартизированных банковских  продуктов по аналогии с применяемыми в розничных банках.

 Дополнительной проблемой для ВЭБа станет сложность привлечения кредитных ресурсов других банков и инвесторов, обеспечение возвратности их средств и ликвидности покупаемых долей кредита в конкретной сделке ПФ. Текущее финансовое состояние ВЭБа ограничивает возможности банка по заимствованиям на внутреннем финансовом рынке даже под частичные госгарантии и госсубсидии.

Наряду с финансовым состоянием ВЭБа большие опасения вызывает его текущая инвестиционная деятельность. Банк финансирует проекты разработки блокчейна для компаний не приоритетных для нацэкономики отраслей. Банк  активно предоставляет средства для финансирования стартапов, что вообще не является задачей банка развития, поскольку он должен подключаться к финансированию инновационных проектов только на стадии их коммерциализации. Вызывают опасения и текущие новации с организацией проектной деятельности в банке на основе эджайл команд, низкая эффективность мониторинга и контроля хода реализации проектов и фактических эффектов для национальной экономики.

Таким образом, ФПФ как «новая реальность» российского проектного финансирования создана исключительно в интересах руководства ВЭБа для поддержки его деятельности как банка развития и реанимации деятельности по организации финансирования проектов развития в условиях ограничений по привлечению ресурсов с внешних и внутренних рынков.

Учитывая, что объем внутренних инвестиций в финансовые активы в восемь  раз превышает  объем инвестиций в основной капитал, необходимы более существенные нежели проект ФПФ макроэкономические меры поддержки инвестиций в основной капитал. 

Другие статьи номера «ПВ» 8, декабрь 2017

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100