Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» 4, июль 2017  -  cодержание номера 

Ликвидация дефицита бюджета заменой
министерств и ведомств их электронными образами

Начать можно с Минобрнауки, к главе которого  в Интернете с таким предложением обратилась Вера Афанасьева, профессор Саратовского госуниверситета                                                                               

                                  

 

                                     Многоуважаемая Ольга Васильева!

Уж что только государство в последние годы с нашим образованием ни делало, как его ни мучило! И голодом морило, и надсмотрщиков к нему приставило без числа, и писаниной бессмысленной завалило, и инноваций-модернизаций бумажных навыдумывало – а образование все ещё живо. Живо людьми, которые, несмотря и вопреки, занимаются любимым делом – честно, а иногда и талантливо. 

Но, похоже, настал черёд и этих людей – хватит им уже удовлетворять свои потребности за государственный счёт. И вот в середине лета, когда все в отпусках, Минобрнауки публикует для "обсуждения" проект приказа "Об утверждении порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, дистанционных образовательных технологий". 

Небольшой вроде проект, незаметный, но в нем изложена опаснейшая стратегия – обходиться в образовании без преподавателей. Все очень просто: в вузах внедряется система дистанционного обучения, и составляется перечень специальностей, при изучении которых применение только электронного обучения не допускается. Все прочие специальности, в список не попавшие (а таких наверняка будет львиная доля!), можно будет изучать виртуально – хоть с первой буквы до последней, поскольку процент электронных занятий и их нижний допустимый порог не определёны. Те же дисциплины, которые в список попали, тоже можно будет изучать электронно, но не целиком. 

Понятно, зачем принимается этот документ. Во-первых, электронное обучение позволит провести в недалёком будущем массовые сокращения преподавателей и серьёзно сэкономить на зарплатах, во-вторых,  ещё более ужесточить контроль за образованием, особенно в гуманитарных науках и, в-третьих, под шумок избавиться от всех неугодных. 
Понятно и то, почему этот приказ готовится в середине лета: власть снова хочет провести все шито-крыто – обсуждение без осуждения и принятие без неприятия. 

Чем грозит российскому образованию этот приказ? Катастрофой. В недалёком будущем значительная часть занятий во многих вузах страны из аудиторных может стать электронными. Послушные любому, даже самому нелепому начинанию сверху вузовские администрации, стремясь выслужиться, будут активно внедрять электронное обучение, дружно щебеча о техническом прогрессе и эффективности, а также, само собой, о...  цифровой экономике. А бедные студенты, чьё сознание и так не перегружено систематическими знаниями, будут вынуждены слушать лекции, похожие на нынешние телепередачи, и участвовать в семинарах, которые так же отличаются от настоящих, как еда на экране от самой еды. И лишатся при этом главного преимущества очного образования – возможности лично и непосредственно получать знания от настоящих профессионалов. Фактически, они поголовно превратятся в заочников, а чем заочники в качестве знаний уступают очникам можно и не говорить. 

Если так произойдёт, отечественному образованию будет нанесён огромный, ничем невосполнимый урон. Начать с того, что целый ряд дисциплин принципиально требуют обратной связи: вопросов-ответов, постоянных пояснений преподавателя и живого участия студента – их просто невозможно изучать онлайн. В первую очередь, это естественнонаучные и технические дисциплины, и наверняка не все они попадут в спасительный список. 

Важно и следующее: лучшее, что может изучить ученик, – это  своего учителя, его знания и творчество. Так было всегда. Но сегодня, в нашей некультурной и жестокой действительности, обрушивающей на молодого человека потоки глупости, пошлости, безнравственности, лжи это становится особо важным. И именно университетские преподаватели нередко служат этическими и интеллектуальными образцами, просто примерами хороших и интересных людей для имеющей так мало достойных ориентиров молодёжи. А ведь образование – это и воспитание, прежде всего, воспитание персоной.

Есть и ещё одно : лекция – вещь авторская, штучный товар, каждая из них неповторима, она может дарить интеллектуальное наслаждение или быть отвратительной. Да и семинар тоже. Неслучайно, во всем мире студенты выбирают курсы, ориентируясь, в первую очередь, на профессора. Лекции и семинары – это и подлинное, живое общение тех, кто учит, и тех, кто учится, общение, интересное и полезное всем. А образование – особая среда, питающая умы, души, сердца, формирующая личность. И лишать студентов подлинного общения и с преподавателями, и друг с другом – значит выхолащивать образование, делать из него совсем уж несъедобный суррогат. Будь я студентом, ни за что бы не пошла учиться в вуз, где придется слушать только онлайн-лекции, даже если читать их будут новые Эйнштейн, Вавилов или Хайдеггер. 

Скорее всего, со временем электронные лекции подвергнутся оптимизации и унификации. Их просто начнут централизованно записывать в кругах, близких к Минобрнауки,  тиражировать по стране и в духе времени делать из них клипы. Вряд ли подобные продукты будут качественными – скорее всего, конвейерное производство сделает их крайне формальными. В перспективе такие лекции можно будет показывать даже на некоторых телеканалах или проводить их массовые интернет-трансляции – почему бы и нет?
Десятки тысяч лекторов при этом станут ненужными и отправятся на те же социальные свалки, куда уже почти тридцать лет наше государство выбрасывает самых разных специалистов. 

Очевидно и то, что качество электронного образования нельзя будет по-настоящему контролировать: невозможно будет определить, кто именно и как получает знания по ту, студенческую, сторону экрана. Зато можно будет целиком контролировать содержание лекций и семинаров – это особо важно в гуманитарных курсах, потенциально содержащих возможности вольнодумства. 

В чем причины появления этого проекта? Понятно, что в стране нет денег, и власть экономит, в первую очередь, на социальной сфере – на образовании, здравоохранении и пенсионерах. Она особо не скрывает этого и время от времени цинично заявляет: все недовольные могут из образования катиться вон. Но сказать так могут позволить себе не все – иногда своё нежелание тратить деньги власть хитро прикрывает вот такими проектами, лицемерно маскируя свою скупость разговорами о всяких инновациях-модернизациях. 

Но, на мой взгляд, есть и ещё одна, гораздо более глубокая и серьёзная причина грядущей виртуализации российского образования – нашей власти не нужны образованные люди. Во-первых, это не соответствует экономической политике страны: ни в обслуживании трубопроводов, ни в сфере услуг серьезного образования не требуется. Во-вторых, это не соответствует отечественным политическим стратегиям: образованные люди – это люди свободные, думающие, смелые, несогласные с несправедливостью, не поддерживающие глупость, видящие истинные причины происходящего и разные варианты будущего. Такими людьми трудно управлять. Вот почему любое понижение качества образования нашей власти, стремящейся к тотальному контролю над умами, не только на руку – оно необходимо. 

Тем, кто настаивает на чисто экономических причинах постоянных болезненных трансформаций отечественного образования, и ратует за любое уменьшение расходов во благо Родины, я хочу предложить очень простой способ снижения расходов без потери качества – многократно уменьшить средства на содержание никому не нужного чиновничьего аппарата, надзирающего  за образованием и мешающего ему свободно и полноценно развиваться. Этот способ универсален и его можно распространить на все министерства и ведомства.

Тех, кто убеждён в превосходстве любого электронного над живым, хочу заинтересовать следующей простой идеей. Неплохо было бы в духе нынешних новейших инноваций и сюрреалистических модернизаций сделать электронный Минобрнауки – он был бы куда умнее, полезнее, честнее нынешнего, а ел бы куда меньше. Поставить с десяток-другой мощных компьютеров – они вполне справятся с контролем того, что в образовании следует контролировать. Главный компьютер назвать Ольгой Васильевой – пусть себе руководит электронно. А если электронная Ольга Васильева, как этовсе  время случается у киборгов, затеет очередной разрушительный проект против людей, всегда можно будет ее выключить. А так – пусть себе гудит–жужжит это электронное министерство, в игры компьютерные играет, само себя поучает и улучшает, сколько ему заблагорассудится. А мы будем  нормально работать.

Проведя успешный эксперимент с виртуальным  Минобрнауки, можно будет затем во главе  цифровой экономики поставить виртуальное  правительство с электронными министерствами и ведомствами, заменив ими многие нынешние,  чиновники которых имитируют деятельность, но не способны выполнить указания президента страны о ее модернизации. 

Другие статьи номера «ПВ» 4, июль 2017

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100