Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Для чего при наличии Центробанка понадобилось создавать Агентство по страхованию вкладов?

 Из растущих заимствований, превысивших уже 1,5 трлн. рублей, Агентство строит  обреченную на развал финансовую пирамиду, чтобы, имитируя возмещение ущерба обворованным клиентам банков, прикрывать некомпетентную деятельность банковского регулятора

Моисей Гельман

 

Характерной особенностью чиновничьего сословия многих стран,  российское – не исключение, является стремление к собственному расширенному воспроизводству с целью получать в свое ведение все новые и новые  финансовые  потоки.  Для этого существует  много способов, в том числе, выдумывание новых управленческих функций, под которые создают соответствующие структуры.  Будучи ненужными звеньями  в дереве  управления государством и его экономикой, они нередко вносят немалые «шумы» в деятельность властей всех уровней, дезорганизуя ее, и причиняют  тем немалый ущерб принимаемыми решениями и затратами на свое существование.  Одним из таких ненужных плодов расширенного воспроизводства российского чиновничества явилось Агентство по страхованию вкладов. Складывается впечатление, что эта  государственная корпорация была создана  для сокрытия невыполнения Цетробанком должного надзора над банковской деятельностью и защиты его от претензий  обворованных вследствие этого кредиторов обанкротившихся банков.  Не обладая собственным капиталом для выполнения предписанных функций, Агентство из нарастающих заимствований строит финансовую пирамиду, которая неизбежно разрушится и погребет под собой вместе с долгами  ее создателей.

                                 Несостоятельность банковского регулятора

До ноября-декабря 2013 года в банковском сообществе России царили относительные тишь, гладь да мнимая финансовая благодать. Хозяева многих кредитных учреждений спокойно подворовывали их активы, наблюдавшие за происходившим журналисты и правоохранители время от времени пописывали об этом в газетах и начальству Центробанка, призванному надзирать за банковским сообществом, а оно, начальство, эти писания почитывало и поплевывало. Нечто подобное, но не с банками, происходило когда-то в тихом городке Глупов, про обитателей которого и их жизнь поведал нам  Салтыков-Щедрин, служивший государю российскому вице-губернатором в Твери и Пензе. Описанный сатириком чиновничий опыт поплевывания оказался настолько универсальным, что его успешно переняли и используют сегодня не только во многих властных структурах, но даже во многих корпорациях. Надо, в частности, отдать должное чиновникам Центробанка, которые этот опыт творчески применили и развили в своей среде.

Когда проворовавшиеся хозяева того или иного коммерческого банка безнаказанно покидали страну, оставляя своих клиентов-кредиторов без денег, и тайное становилось скандальной явью, скрывать которую было уже невозможно, соответствующие кредитные учреждения банкротили. Таковых поначалу было относительно немного. Возникавшие из-за увода активов  «дыры» в платежеспособности банков закрывались краткосрочными кредитами Центробанка, а затем – новой, из воздуха, прибылью банков, получаемой ими от выдачи уже более дорогих кредитов. За счет прибыли приобреталась валюта, которая вывозилась за рубеж. Причем кредиты нередко выдавались отсутствовавшими у банков деньгами, то есть, фальшивой «безналичкой». И все повторялось снова…

Столь отлаженный и привлекательный для заинтересованных лиц воспроизводимый финансовый круговорот с выводом «излишков» капиталов в оффшоры мог бы продолжаться по сей день. Но человек, лишенный моральных и этических тормозов, особенно если его болезненной страстью являются деньги,  нередко бывает глуп и жаден. Бесконтрольность и безнаказанность порождали рост воровства банковских  активов, следовательно, ширились публичные протесты растущего числа обобранных клиентов обанкротившихся банков. Нужно было что-то предпринимать.  К тому же, держать в узде почти 1000 банков, многие из которых выдавали кредиты отсутствовавшими у них деньгами, строя финансовые пирамиды из фиктивных средств, становилось совсем непросто.

В середине 2013 года прежнего председателя Центробанка, бесстрастно взиравшего на происходившее, сменила ставшая вскоре, как и Анатолий Чубайс, весьма популярной в народе Эльвира Набиуллина.  Уже в ноябре-декабре она отозвала лицензии у группы банков, которых  суды вскоре признали банкротами. Суммарно их  активы по заявлению тогдашнего первого заместителя председателя ЦБ Алексея Симановского составляли около 550 млрд. рублей или примерно 1% всех банковских активов. Тогда вкладчики этих банков лишились примерно 30 млрд. рублей, предприятия - своих средств в сумме 84 млрд. рублей, а бюджет лишился не менее 30 млрд. рублей годовых поступлений. Симановский назвал все это цинично «оздоровлением банковского сектора». Однако вместо объективной диагностики заболевания банковской системы  руководители Центробанка во главе с его председателем предпочли выставить в качестве виноватых только коммерческие банки, умолчав о причине – собственной вине в их банкротствах.

С тех пор прошло уже более 3,5 лет, и банкротство банков приняло массовый характер. За это время были отозваны лицензии более чем у 330 банков, трети банковского сообщества. В результате уже многие миллионы граждан и юридических лиц, включая госпредприятия, лишились своих накоплений и оборотных средств, суммарно исчисляемых многими триллионами рублей, а государство – соответствующих налоговых поступлений. При этом, по оценкам, сотни тысяч предприятий малого и среднего бизнеса разорились, их работники стали безработными, и государство вынуждено им теперь выплачивать пособия. Однако руководители Центробанка при полной бесконтрольности их деятельности так и не сделали никаких выводов о необходимости собственного профессионального «оздоровления».

Выступая 12 марта 2016 года на российском экономическом и финансовом форуме в Швейцарии, заместитель председателя  ЦБ Михаил Сухов, уподобившись известному литературному персонажу, публично высек не только себя, но и своих коллег, заявив:  

«К большому сожалению, масштабы проблем, масштабы злоупотреблений руководителей и владельцев банков оказались существенными. Например, в 223 банках, у которых были отозваны лицензии на осуществление банковских операций, мы обнаружили превышение обязательств над активами на общую сумму 1,2 трлн. рублей.  Вывод активов за рубеж недобросовестными управленцами банков продолжается. Наши аферисты вышли на международную арену.  В восьми банках мы обнаружили вывод активов на общую сумму 120 млрд. рублей путем использования инструментов, связанных с иностранными активами».

Оценочно, 70%  похищенных банками средств принадлежали юридическим лицам, вследствие чего, как отмечалось, закрылись многие предприятия, люди лишились работы, а государство потеряло не только соответствующие налоги, но и часть бюджетных средств, хранившихся в этих банках. Поэтому ущерб, нанесенный стране и ее населению, учитывая также упущенную всеми выгоду, которая могла быть получена при использовании похищенных средств, намного превышает 1,2 трлн. рублей. Этим заявлением Михаил Сухов фактически признал многолетнее неисполнение Центробанком надзора над деятельностью коммерческих банков, предписанного ему законодательно, а также,  что нарушения в деятельности ЦБ, которые привели к банкротству и ликвидации множества банков, носят системный характер.

Публичные стенания Михаила Сухова о масштабном воровстве активов в банках  и демонстрация тем самым якобы своей с коллегами отрешенности от этих уголовных деяний  проистекали из похожих друг на друга приказов председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной об отзывах банковских лицензий. Вот, что говорилось, к примеру, в одном из них, от 21 января 2016 г. (текст оригинала):

Проведенный специалистами Банка России совместно с государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» анализ финансового положения ООО «Внешпромбанк» установил превышение обязательств банка над его активами на сумму около 187,4 млрд. рублей. На протяжении длительного времени руководством ООО «Внешпромбанк» проводились разнообразные операции по выводу активов. Представляемая в Банк России отчетность не содержала достоверной информации о качестве и величине активов и обязательств банка. Руководством ООО «Внешпромбанк» была построена система фальсификации отчетности на базе первичных документов, в том числе выписок по корреспондентским счетам банков-нерезидентов, кредитных досье клиентов, операций по счетам клиентов.

Имеющаяся информация позволяет предположить, что выведенные из банка активы могли быть инвестированы в объекты недвижимости, дорогостоящие транспортные средства, доли участия в коммерческих предприятиях, финансовые инструменты, а также иное имущество, которое юридически может находиться под контролем лиц, формально не имеющих отношения к ООО «Внешпромбанк». По предварительной информации, это имущество может находиться как в России, так и за рубежом, в том числе в Европе и США.

Ввиду значительного дисбаланса между активами и обязательствами осуществление процедуры финансового оздоровления ООО «Внешпромбанк» с привлечением государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и его кредиторов на разумных экономических условиях не представлялось возможным. В сложившихся обстоятельствах Банк России на основании статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» исполнил обязанность по отзыву у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций.

Все это утверждалось спустя менее четырех месяцев после того, как Центробанком был принят и одобрен очередной бухгалтерский баланс «Внешпромбанка». Свыше трехсот подобных приказов, изданных за последние 3,5 года, свидетельствуют о том, что руководители регулятора банковской системы страны не выполняют законодательно предписанных им функций. Изображая из себя сторонних наблюдателей, они беспомощно заявляют о якобы фатальной неизбежности уголовщины во многих  коммерческих банках.

Между тем, согласно ст.3 Федерального закона  «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» целями его деятельности  являются защита и обеспечение устойчивости рубля, развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации,  а также обеспечение стабильности и развития национальной платежной системы. Эти цели, что предписано ст.4 того же закона, должны достигаться реализацией следующих функций, которые обязан выполнять ЦБ:

4) он устанавливает правила осуществления расчетов в Российской Федерации;

4.1) осуществляет надзор и наблюдение в национальной платежной системе;

5) устанавливает правила проведения банковских операций;

9) осуществляет надзор за деятельностью кредитных организаций и банковских групп.

Кроме того, согласно ст.4.1 упомянутого закона Банк России при осуществлении функций, предусмотренных федеральными законами, обязан разрабатывать и реализовывать политику по предотвращению, выявлению и управлению конфликтами интересов.

Очевидно, чтобы выявлять и предотвращать конфликты интересов коммерческих банков и их клиентов, Центробанк согласно ст.3 закона о ЦБ должен, как отмечалось, осуществлять банковский надзор, а также  надзор и наблюдение в национальной платежной системе. Для этого он устанавливает правила проведения банковских операций и осуществления расчетов в Российской Федерации.

В п.1 ст.35 Конституции  РФ говорится, что право частной собственности охраняется законом, и согласно п.3 этой же статьи 35 никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Поэтому одной из основных целей выявления и предотвращения конфликтов интересов банков и их клиентов путем надзора над  банковской деятельностью и операциями в национальной платежной системе является сохранение средств кредиторов банков – физических и юридических лиц.  Для этого у Центробанка имеются все возможности – законодательные, технические, административные  и организационные. В частности, административной мерой является нормирование обязательных резервов банков, которые нельзя использовать для выдачи кредитов. Контроль за соотношением резервов и активов, размещаемых на стороне привлеченных средств, это в основном кредиты, позволяет судить о платежеспособности банков и не допускать их банкротства.

Однако, ни того, ни другого Центробанк почему-то не делает. Ведь все межбанковские операции осуществляются его региональными расчетными центрами через открытые там корреспондентские счета коммерческих банков с использованием единой, распределенной по стране, компьютерной системы. Состояние счетов и содержание операций каждого банка может непрерывно контролироваться программными средствами системы. В частности, при достаточной норме резервирования части депозитов того или иного банка, обеспечивающей малые риски его банкротства,  и компьютерном контроле соотношения этих резервов с размещенными каждым банком на стороне средствами можно предупреждать воровство во многих банках средств их кредиторов.

Первый зампред ЦБ Георгий Лунтовский сообщил, что в 2016 году в Банке России числилось свыше 53 тысячи человек против 97 тысяч в 2000 году. Помимо большого штата сотрудников центрального аппарата ЦБ и его главных управлений в федеральных округах, которые непосредственно заняты организацией банковских и межбанковских операций и надзором за их проведением, в большинстве коммерческих банков постоянно присутствуют также уполномоченные представители ЦБ.

Уполномоченных представителей назначают в соответствии со ст.76 закона «О Банке России». С их участием проводятся плановые проверки коммерческих банков. Согласно  Инструкции Банка России «О порядке проведения проверок кредитных организаций (их филиалов) уполномоченными представителями Центрального банка Российской Федерации» (является подзаконным актом) эти представители имеют практически неограниченные полномочия. Они участвуют  в заседаниях всех органов управления кредитной организации, в том числе принимающих решения по вопросам кредитования, управления активами и пассивами. Им предоставлены  все возможности для оперативного контроля  текущей деятельности поднадзорного банка и качества его кредитного портфеля, а также доступа в любое время ко всей первичной документации банка, автоматизированным банковским информационным системам, отдельным компьютерам, системам видеонаблюдения и иным техническим средствам кредитной организации.

То, что Центробанк, обладая всеми правами для надзора над банковской деятельностью и располагая для этого, в частности, современными программно-техническими средствами компьютерного контроля над банковскими операциями, далеко не полностью выполнял и выполняет комплекс предписанных ему законодательно функций по поддержанию стабильности и платежеспособности банковской системы, подтверждают масштабные банкротства российских банков. Об этом подробно рассказано в публикации  Массовое банкротство банков - результат сговора или некомпетентности руководителей Центробанка России? Ущерб обворованным клиентам банков согласно Конституции должно возместить государство, используя принадлежащий ему капитал Центробанка. («Промышленные ведомости» № 3, июнь 2016 г.).

 

Некомпетентность решений, принимаемых в ЦБ, носит системный характер. Это наглядно проявилось, в частности,  в искусственной и абсурдной  девальвации рубля, то есть дальнейшей фальсификации его курса и покупательной способности, что потянуло за собой множество опасных последствий для страны, ее экономики и населения.  Последствия были очевидны и прогнозируемы, но руководители Центробанка, то ли ими пренебрегли, то ли вообще не удосужились их проанализировать.

Замечу, согласно п.2 ст.75 Конституции России именно на Центробанк возложены защита и обеспечение устойчивости рубля. Под устойчивостью рубля следует понимать стабильность его покупательной способности, которая обусловлена рядом факторов, в том числе сбалансированностью товарно-денежного обращения, относительной стабильностью цен и валютного курса рубля. Отказавшись от поддержания стабильности курса рубля финансовыми «интервенциями» на валютном рынке, и без всяких на то экономических причин  девальвировав таким образом рубль, руководители Центробанка пренебрегли своей конституционной обязанностью. Тем самым, как и в случаях с банкротством банков и бесконтрольным воровством средств их кредиторов, они в очередной раз показали, что им наплевать на интересы многих миллионов людей и государства.

Значительную долю – от 20 до 70% - в производстве и обороте товаров составляет импортная продукция - от различных компонентов до готовых изделий и технологического оборудования, которые не изготавливают в России. Поэтому  спровоцированная по настоятельным рекомендациям МВФ девальвация национальной валюты  занижением ее курса обмена примерно в 2,5 раза вызвала существенный рост ценовой инфляции. Она значительно превзошла официальный рост индекса цен. Это привело к существенному снижению покупательной способности рубля и реальных доходов населения, а, следовательно, к сокращению потребительского спроса, вызвав в итоге очередной экономический кризис. Однако глава ЦБ Эльвира Набиуллина и министр финансов Антон Силуанов убеждали публику, что девальвация осуществлена во благо, так как позволила увеличить доходы экспортеров и бюджета. В номинальном исчислении доходы и налоги в рублях от экспорта в основном нефти и газа действительно возросли. Но в реальном исчислении прирост был в значительной мере «съеден» возросшей инфляцией и снижением покупательной способности рубля.

Выигрыш экспортеров нефти, газа и металлов обернулся проигрышем для потребителей импортной продукции. Особенно пострадали предприятия реального сектора экономики. Многие из них вынуждены были свернуть производство вследствие его нерентабельности, обусловленной девальвацией рубля. Странно, что Федеральная антимонопольная служба не обратила внимания на действия Центробанка, грубо нарушившего закон «О защите конкуренции». Поэтому грустно было слушать фальшивый дуэт главы ЦБ и министра финансов о том, что девальвация рубля оказалась подобием «манны небесной».  

Девальвация рубля обернулась также трагедией для сотен тысяч граждан и предприятий, взявших кредиты в валюте под залог своего имущества. При этом громадное количество получателей валютных ипотечных кредитов лишилось заложенного под их обеспечение жилья, так как реальные доходы заемщиков не возросли, и нечем стало выплачивать долги банкам. Для возврата заимствований в валюте требуется теперь в несколько раз большая сумма в рублях. По информации Центробанка, на  1 мая 2015 года заемщики валютных ипотечных кредитов суммарно задолжали банкам в пересчете валюты по ее возросшим курсам 118,3 млрд. рублей. Сумма их ущерба от «подорожания» доллара примерно в 2,5 раза составила, оценочно, 60 млрд. рублей. Организации задолжали российским банкам на 1 января 2015 года по валютным кредитам гораздо больше - около 9,99 трлн. рублей, а сумма ущерба,  нанесенного корпоративным заемщикам в результате девальвации рубля, составила порядка 6 трлн. рублей. Зато банки, получая в несколько раз большие суммы в рублях при возврате валютных кредитов по возросшему в разы курсу обмена, либо заполучив взамен залоговое имущество, если оно было оценено в валюте значительно обогатились. В выигрыше от курсовой разницы в «стоимости» валют оказались также финансовые спекулянты.

Не обделил себя и Центробанк. В составе его капитала имеются различные резервы и фонды, общая сумма содержимого которых на  конец 2014-го, первого года девальвации рубля, согласно финансовому отчету Центробанка  превысила 9,051 трлн. рублей. В частности, в составе его капитала открыт балансовый счет «Накопленные курсовые разницы». Накопленные курсовые разницы по иностранной валюте, имеющейся в ЦБ,  образуются в связи с переоценкой этих средств при изменении их официальных обменных курсов по отношению к рублю. По итогам 2014 года из-за значительного падения курса рубля накопленная курсовая разница превысила 6,753 трлн. рублей, которыми пополнили упомянутый счет. Эти деньги совместно со средствами других фондов ЦБ можно было бы использовать для компенсации ущерба, нанесенного  валютным заемщикам и кредиторам обанкротившихся банков, подобно тому, как руководители Центробанка из тех же его доходов скомпенсировали свои «убытки» от девальвации рубля, в том числе повысив себе в среднем вдвое заработную плату.

 

 Чьей валютой является рубль - Временного правительства Керенского или Федеральной резервной системы США?

 

Но всем этим «игры»  ЦБ с деньгами не ограничились. После того, как обвальной девальвацией рубля была спровоцирована новая волна ценовой инфляции, Эльвира Набиуллина заявила о главной цели Центробанка –  борьбе…  с инфляцией, хотя большинство причин ее роста находится вне сферы деятельности банковского регулятора. Якобы для борьбы с ростом цен ЦБ значительно увеличил свою ключевую ставку по краткосрочным кредитам для коммерческих банков. Это привело  к значительному удорожанию кредитов самих банков  – до 15-40% годовых при средней рентабельности предприятий в 7-8%. В результате кредиты для подавляющего большинства предприятий стали недоступны, что привело снижению и без того небольшого объема промышленного производства и, как следствие,  к новому росту цен. Желали или не желали того руководители  Центробанка, но своими действиями они фактически присоединились к западным санкциям против нашей страны о запрете кредитования российских организаций.

Спровоцированные ЦБ высокие ставки кредитов российских банков, наибольшие в мире, вынуждали российских заемщиков до введения санкций брать зарубежные кредиты в валюте по более низким ставкам – 4-5% годовых. Валюта, которую при этом  скупал Центробанк, необходима ему для денежной рублевой эмиссии. Дело в том, что руководители Центробанка вместо обеспечения стоимости обращающейся продукции соответствующей  рублевой денежной массой, что позволяло бы производить и выкупать на внутреннем рынке все товары и услуги, сумму рублевой эмиссии еще в бытность Гайдара поставили в зависимость от наличия в стране иностранной валютной массы в  пересчете  на рубли. Пересчитываются доллары и евро по спекулятивным  валютным курсам обмена, что существенно занижает реальную покупательную способность рубля. Лоббисты интересов ЦБ и финансовых спекулянтов в законе о деятельности Центробанка почему-то «забыли» указать условия и критерии размеров денежной эмиссии. Так как валютная масса в стране всегда ограничена, то при пересчете ее в рубли при их эмиссии не обеспечивается баланс товарно-денежного обращения. Тем самым был создан хронический денежный дефицит. Спрашивается,  почему нельзя выпускать денег столько, сколько требуется внутри страны, а не превращать рубль в искусственно заниженные по покупательной способности копии доллара и евро?

Доллары - банкноты и виртуальная «безналичка» - когда-то были обеспечены золотом и драгоценными камнями американской Федеральной резервной системы - ФРС, которые в обмен на эти деньги можно было получать центральным банкам других стран. Сегодня доллары в наличном и безналичном виде  обеспечены товарами и услугами в Соединенных Штатах. Но не только. Во многих странах по глупости или сговору финансовых властей используются копии американского доллара, лукаво именуемые там национальными валютами. Как и в России, по упомянутым выше причинам «национальные валюты» далеко не полностью обеспечивают реализацию товаров и услуг в этих странах. Дефицит псевдонациональных валют позволяет международным финансовым спекулянтам регулированием долларовых потоков, в изобилии для всего мира вырабатываемых ФРС, а также манипулированием цены нефти и валютных курсов манипулировать экономиками государств долларового «альянса», подобно колониальным.

Нынешние символические деньги,  будучи средством платежа, не являются товаром, поэтому они не имеют стоимости, выражаемой ценой. Банк России выпускает рубли, обеспеченные его золотовалютными (международными) резервами, поэтому рубли представляют собой некие справки об этих резервах. На 1 марта нынешнего года золотовалютные резервы Центробанка составляли 397,334 млрд. долларов, из которых 66,863 млрд. или  16,8% приходилось на стоимость золота. Но резервы не используются для нужд российской экономики, и значительная часть валюты вложена в основном в американские ценные бумаги под мизерные проценты. В таком случае получается, что рублевая денежная масса  более чем на 80% обеспечена только бумагой, на которой отпечатаны американские банкноты, а также  виртуальными записями в компьютерах ФРС США об американской  «безналичке», которой владеет Банк России – она составляет основную часть резервов.

Как отмечалось, национальная денежная масса должна обеспечивать баланс товарно-денежного обращения, чтобы при соответствующем платежеспособном спросе выкупались все имеющиеся на рынке страны товары и услуги. Однако, как ни странно, законодательно не регламентировано, что рублевая масса должна быть обеспечена всем имуществом страны. В ст.30 закона «О Банке России» говорится, что   банкноты и монета Банка России являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами. Это явно не соответствует истине. Наличные деньги составляют около 20% денежной массы. Но законодательно не регламентировано, чем обеспечивается ее большая часть – безналичные деньги. Написать правду о том, чем обеспечены наши деньги, означало бы  расписаться в долгоиграющей диверсии против Российской Федерации, совершенной в 1993 г. правительством Гайдара и продолжающейся по сей день. В результате была развалена отечественная экономика, и значительная часть населения обнищала. 

Согласно ст.75 Конституции РФ  денежной единицей в Российской Федерации является рубль, и денежная эмиссия осуществляется исключительно Центробанком РФ. Это подтверждается ст.27 закона «О Банке России»:  Официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Согласно ст.75 Конституции Центробанк должен осуществлять эмиссию наличных и безналичных денег. Однако в ст.4 «О Банке России» говорится, что он  монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует наличное денежное обращение, а в ст.29 закона сказано, что единственным законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации  являются банкноты (банковские билеты) и монета Банка России. Об эмиссии безналичных денег в законе не упоминается, хотя ЦБ систематически публикует информацию о выпускаемой им денежной массе, выделяя в ней наличные деньги и «безналичку».

Из информации на российских купюрах, в отличие от прежних советских, не следует, что рубль является официальной валютой Российской Федерации. На советских банкнотах был отпечатан герб СССР, и было записано, что это банковские билеты Государственного Банка СССР, они обеспечиваются золотом, драгоценными камнями и прочими активами Государственного Банка. Как ни странно, на банкнотах Банка России, тоже именуемых билетами,  вместо герба Российской Федерации почему-то помещен герб Временного правительства России 1917 года, который при Керенском не успели сделать символом государства. Герб представляет собой  изображение двуглавого орла с надписью внизу полукругом «Банк России», который  почему-то является официальной эмблемой Центробанка РФ вместо символического изображения рубля. Правда, в отличие от «герба» банковского регулятора, у орлов герба Временного правительства Керенского из клювов торчит язык.

И еще одно странное обстоятельство: в отличие от долларовых банкнот на банкнотах Банка России отсутствует информация о Российской Федерации, как о стране-эмитенте рублей. Хотя согласно части ж) ст.71 Конституции РФ денежная эмиссия находится в федеральном ведении.

Все приведенные  факты говорят о том, что безналичные рубли и наличные билеты Банка России в нарушение ст.75 Конституции РФ не представлены в качестве государственных денег. Поэтому невольно возникает вопрос, чьей же валютой является рубль: Временного правительства Керенского, Банка России  или ФРС США? Складывается впечатление, что юридическая неопределенность статуса рубля является одним из звеньев в цепи чьих-то давних намерений вывести Центробанк РФ из подчиненности Российской Федерации и сделать его не зависимым от государства, подобно ФРС США. Неспроста до недавнего времени на Интернет-сайте банковского регулятора было записано, что ЦБ не является органом государственной власти (см. Центробанк РФ – это Банк России или операционная контора Федеральной резервной системы США?  Как Центробанк блюдет свои коммерческие интересы в ущерб государственным. –  «Промышленные ведомости» № 1, февраль 2014 г.).  С  1992 года сменилось четыре председателя Банка России (Геращенко. Дубинин, опять Геращенко, Игнатьев и Набиуллина), но, как ни странно, никто из них почему-то не соизволил навести порядок в отечественной денежной системе.

Манипулирование  в ЦБ ключевой ставкой мало повлияло на сокращение обвала рубля и роста ценовой инфляции. Эти показатели несколько стабилизировались из-за снижения в стране покупательной способности на все и вся. Повышением ключевой ставки  добиваются уменьшения в обороте денежной массы, и таким путем во всем мире борются с денежной инфляцией, которой у нас нет. У нас  в стране благодаря многолетней денежно-кредитной политике, проводимой Центробанком, процветает  ценовая инфляция, и денег хронически не хватает.  В последние годы денежный дефицит составлял оценочно в среднем около 40 процентов.

По данным Росстата в 2016 г. цены потребительских товаров возросли на 7,1%. Уменьшение по сравнению с предыдущим годом (12,9%) прироста цен, выдаваемое в Центробанке за успех,  хотя они не снизились, просто за год меньше подросли и являются весьма высокими, вызвано стабильностью высоких кредитных ставок коммерческих банков и ключевой ставки ЦБ.  Кредиты, как и прежде, малодоступны большинству предприятий реального сектора экономики. Во многом по этим же причинам, а также вследствие продолжающегося снижения потребительского спроса  относительно стабилизировалась спекулятивная «цена» валют на валютном базаре, принимаемая за официальный обменный курс. Это также выдается за успех Центробанка по улучшению экономического положения страны. Видимо поэтому недавнее снижение ключевой ставки с 10% на ничтожные 0,25% глава Центробанка объяснила улучшением положения в экономике, хотя столь мизерное снижение не повлияло на кредитные ставки коммерческих банков. Однако, вопреки победным реляциям,  ВВП в 2016 г. по сравнению с предыдущим годом дополнительно снизился на 0,2% (предварительная оценка Росстата, по некоторым сведением спад составил 0,6%), а оборот розничной торговли, интегральный показатель благополучия или неблагополучия экономики, уменьшился в сравнении с предыдущим годом (снижение тогда составило 10%) еще на 5,2%.  Так как реальные доходы населения продолжают падать, а рост инфляционных ожиданий населения значительно опережает официальный показатель ценовой инфляции, то продолжает существенно снижаться потребительский спрос, который является основным приводом экономики. Так что преподносить все это за успех денежно-кредитной политики Центробанка можно либо из соображений лукавства, либо в силу недопонимания взаимосвязей системных факторов в экономике.

Очевидно, что спровоцировав девальвацию рубля, Центробанк фактически утерял контроль над относительной устойчивостью его обменного курса. Об отсутствии понимания у руководителей банковского регулятора и правительства что нужно делать свидетельствуют их случайные метания в поисках мер по ликвидации ими же спровоцированного очередного финансового и экономического кризиса.

Перлы денежно-кредитной политики, проводимой Центробанком, и ее последствия подробно рассмотрены в публикациях  Ликбез в защиту рубля и национальной финансовой политики.  Беседа Сергея Глазьева, академика РАН, и Моисея Гельмана, главного редактора газеты «Промышленные ведомости»  («Промышленные ведомости», № 2 апрель 2015 г.), а также Новое обличье «шоковой терапии» для России - таргетирование инфляции. Как прекратить спекулятивную девальвацию и обвалы валютных курсов рубля. («Промышленные ведомости» № 6, декабрь 2014 г.).  Политика эта ориентирована на интересы владельцев крупного финансового капитала, выразителями которых являются руководство Центробанка и лоббисты в Госдуме.

О спекулятивной направленности деятельности российских коммерческих банков и тем самым об их эффективности свидетельствует такой факт. Согласно данным ЦБ, банковские  кредиты, предоставленные предприятиям и организациям всех форм собственности (кроме малых предприятий) на создание, воспроизводство и приобретение основных фондов, в 2014 г. составили почти 1,099 трлн. рублей, а в 2015 г. - 849,8 млрд. рублей, или всего 1,41% и 1,02% соответственно от размещенных банками на стороне собственных и привлеченных средств. Остальные средства использовались для финансовых спекуляций.

Денежная эмиссия согласно п.1 ст.75 Конституции должна осуществляться исключительно Центральным банком, поэтому активы кредитных организаций суммарно не могут превышать денежную массу. Спрашивается, если Центробанк обладает исключительным правом денежной эмиссии, то почему активы банковской системы из года в год значительно превышают денежную массу?

Систематическое превышение банковскими активами  денежной массы, к примеру, в 2015 г. на 47,19 трлн. рублей или почти на 76%, можно объяснить бесконтрольной эмиссией коммерческими банками фиктивных безналичных денег, о чем упоминалось выше. Эмиссию многие годы они незаконно осуществляли и продолжают осуществлять, исчерпав для кредитования все собственные и привлеченные средства. Ограничителем выдаваемых кредитов должны были бы служить обязательные резервы, норма которых для минимизации рисков и обеспечения платежеспособности банков должна составлять примерно 15-20% от суммы средств на банковских депозитах. Однако обязательные резервы в зависимости от вида долговых обязательств банков составляют лишь 4,5-5,5%.  Но ЦБ, как отмечалось, не контролирует соотношение долговых обязательств и активов коммерческих банков, что позволяло бы, контролируя допустимую сумму кредитования, предотвращать их банкротство.

Незаконная денежная эмиссия коммерческими банками, а по сути – фальсификация ими  «безналички», чревата весьма опасными для страны последствиями. Не исключено, что вывоз капитала из страны обеспечивается, в том числе, и фиктивными краткосрочными кредитами. Однако большая часть фиктивных денег в экономику не попадает, о чем свидетельствуют, в частности,  рост кредиторской задолженности нефинансовых организаций,  сокращающиеся инвестиции в реальном секторе экономики и растущий вывоз капитала за рубеж. Очевидно, фиктивные кредиты обслуживают и «теневую» экономику, оборот  которой, по оценкам, составляет не  менее трети общего оборота организаций страны. Непонятно, как в ЦБ ежегодно сводят баланс активов и пассивов банковской системы, если обанкротившиеся банки указывали в своих отчетах недостоверные данные. Почему же глава Центробанка и его окружение всего этого  не замечают?

Недавно известный журнал Economist признал Эльвиру Набиуллину лучшим главой ЦБ в мире. Однако, судя по результатам деятельности банковского регулятора, которая причинила немалый ущерб экономике  страны и ее населению, лично у меня создалось впечатление о несоответствии Эльвиры Набиуллиной занимаемой должности. Об этом  свидетельствуют не только ее «достижения» на ниве Центробанка, но и вся предшествующая деятельность, никак не связанная с банками и управлением финансами. После окончания в 1986 г. экономического факультета МГУ она писала диссертацию об истории экономических учений, но ее не защитила. Затем сменила много мест работы, не задерживаясь почти нигде больше года или двух лет. В банках не работала, если не считать недолгого  пребывания  в 1998 году заместителем председателя правления АК «Промторгбанк», в должности, скорее, представительской. Последующее пребывание в Министерстве экономического развития на разных должностях, вплоть до назначения ее министром по рекомендации Германа Грефа, также ничем примечательным себя не проявила. Недавно на съезде Ассоциации российских банков Эльвира Сахипзадовна разразилась гневной речью по адресу главы Ассоциации, посмевшему попросить ее более обдуманно подходить к ликвидации банков, от которых зависят судьбы миллионов людей и состояние отечественной экономики.

 

 Корпоративный Мавроди,  имитирующий возмещение ущерба обворованным клиентам банков

 

Казалось бы, законодательства у нас более чем достаточно, чтобы руководители Банка России выполняли свои обязанности надзора над банковской системой страны и ее регулирования, в том числе нацеленные на  поддержание стабильности системы и сохранение средств клиентов, кредиторов банков. Однако в декабре 2003 года почему-то был принят Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», и для его выполнения организовали госкорпорацию «Агентство по страхованию вкладов» - АСВ. Целями закона, и, следовательно, деятельности Агентства,  являются защита прав и законных интересов вкладчиков банков, укрепление доверия к банковской системе и стимулирование привлечения сбережений населения в банковскую систему Российской Федерации.

Но все эти цели еще «до того» уже были прописаны в Конституции России, законах о Центробанке, банках и банковской деятельности, а также в связанных с ними других законодательных актах, и для их достижения именно Центробанку теми же актами предписано выполнение  комплекса упомянутых выше надзорных и регулирующих функций. Не приходится сомневаться, что обязательное выполнение этих обязанностей и предусмотренные уголовным и гражданским законодательством наказания за игнорирование  конституционных прав владельцев собственности сделало бы невозможным воровство банковских активов. Да еще столь масштабное. В таком случае не нашлось бы повода  принимать закон о страховании вкладов и создавать для его реализации специальную госкорпорацию. О надуманности этого закона говорят также его цели и, следовательно, цели деятельности самого АСВ, так как они несостоятельны и противоречат многим конституционным нормам, нарушая имущественные права граждан и юридических лиц. И вот почему.

Во-первых, декларируемая законом о страховании вкладов защита прав и законных интересов вкладчиков банков ограничивается в том же законе страховым возмещением не свыше 1,4 млн. рублей. Иначе говоря, значительная часть вкладов не застрахована. Об этом свидетельствует статистика АСВ. К концу  2015 года сумма вкладов в банках, участвовавших в их страховании, составила 22,9 трлн. рублей. Однако страховая по ним  ответственность Агентства (потенциальные выплаты) на конец года составила, по оценке, лишь 14,9 трлн. рублей, то есть застраховано было только 65% всей суммы вкладов. В результате громадное количество граждан, имевших вклады в обанкротившихся банках, превышавшие предел страховой суммы, лишилось своих накоплений. Такое «возмещение» ущерба нарушает права и законные интересы вкладчиков банков и противоречит ст.35 Конституции России, в которой сказано, что право частной собственности охраняется законом (п.1) и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (п.3). Для сравнения: если у нас в пересчете по нынешним валютным курсам страхуются вклады не свыше 24000 долларов или 23500 евро, то в европейских странах гарантирована сполна страховая защита вкладов до 100 тысяч евро, а в Соединенных Штатах –  до 200 тысяч долларов.

Напомню,  в ст.53 Конституции России  говоритсяКаждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Это конституционное положение более детально изложено в  ст.1069 Гражданского кодекса  РФ: Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В п.2 ст.75 Конституции сказано: Защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти  (подчеркнуто мной – М.Г.).  По-русски это означает, что ЦБ - тоже орган государственной власти. Это подтверждается также тем, что статья 75 Конституции входит в ее главу 3. «Федеративное устройство», элементом структуры которого является и Банк России. Однако почему-то не указано, к какой ветви власти он относится.  Надо полагать, к исполнительной.

Будучи органом государственной власти,  Центробанк подотчетен Государственной Думе, которая также утверждает председателя ЦБ, кандидатуру которого предлагает президент страны. И, наконец, на печати ЦБ выгравирован герб Российской Федерации. Согласно определению Конституционного Суда от 14 декабря 2000 года № 268-0, Банк России является публичным юридическим лицом, а предоставленные ему полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения. Банк России определен в качестве органа, выступающего от имени государства и наделенного определенными властными полномочиями.

Из приведенных положений Конституции Российской Федерации и определения Конституционного суда однозначно следует, что Банк России является органом государственной власти, причем согласно закону о Банке России его уставный капитал и иное имущество являются федеральной собственностью.

Однако суды обычно пренебрегают упомянутыми законодательными нормами при рассмотрении исков кредиторов обанкротившихся банков к государству, АСВ и Центробанку о возмещении нанесенного им ущерба по вине чиновников банковского регулятора. При такой безнаказанности руководители Центробанка продолжают пренебрегать своими обязанностями по надзору над банковской деятельностью. Поэтому безнаказанное нарушение прав и законных интересов вкладчиков отнюдь не способствует стимулированию привлечения сбережений населения в банковскую систему, на что якобы также нацелен закон о страховании вкладов. Не способствует это и достижению другой цели закона -  укреплению доверия к банковской системе. Кроме того, средства на счетах юридических лиц, включая государственные организации,  вообще не страхуются и большей частью пропадают при банкротстве банков. Игнорирование их интересов противоречит п.2 ст.8 Конституции России, согласно которому в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Все приведенные правовые нормы по защите имущественных прав граждан и юридических лиц закреплены ст.15 Конституции Российской Федерации, согласно которой Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Получается, закон о страховании вкладов противоречит упомянутым конституционным положениям.

Противоречит  этим конституционным положениям, защищающим имущественные права физических и юридических лиц,  также и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», на основании которого пострадавшие кредиторы обанкротившегося банка распределяются по трем очередям, не равным по правам на возмещение ущерба. После того как ликвидационная комиссия возвратит, если сможет отыскать, какие-то активы, и продаст какое-то найденное имущество обанкротившегося банка, из возвращенных и вырученных денег проводятся выплаты кредиторам банка согласно их очереди. Причем требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются только после полного расчета по требованиям предыдущей.

В первую очередь удовлетворяются требования вкладчиков и с 2014 г. - индивидуальных предпринимателей, средства которых в банке превышали максимум страхового возмещения в 1,4 млн. рублей. Ко второй очереди отнесены требования уволенных работников обанкротившихся банков по выплате им выходных пособий и заработной платы, предусмотренных трудовыми договорами. В создании второй очереди нет никакой логики, так как работники банков – такие же физические лица, как и вкладчики, и невыплаченные им заработанные деньги тождественны вкладам. Наконец, в третью группу включены юридические лица, а также обладатели ценных бумаг, выпущенных банком и подлежащих оплате. Как правило, требования кредиторов всех очередей большей частью не удовлетворяются, что объясняется отсутствием необходимого для этого имущества обанкротившихся банков и невозможностью отыскать все пропавшие активы.

Согласно отчетности АСВ, в 2011–2015 годах проводилась ликвидация 317 кредитных учреждений. В 86 ее завершили, в 231 — продолжалась. Проверены обстоятельства банкротств 115 банков, в 87 из них выявлены признаки преднамеренности действий их хозяев и руководителей. Результаты этих проверок, которые проводились уже в отсутствие многих исчезнувших банковских документов, также наглядно свидетельствуют о халатном отношении работников банковского регулятора к своим обязанностям. На выплаты кредиторам в упомянутый период было направлено всего 122,7 млрд. рублей. На такую сумму были найдены активы и продано обнаруженное  имущество обанкротившихся банков. При этом денежные требования кредиторов в упомянутых 86 банках удовлетворили в среднем на 42,5%, в том числе кредиторов первой очереди - на  72,5%, второй — на 17,7%, третьей — на 24,3%.

В период с 2004-го по 2015 год включительно требования кредиторов первой очереди были удовлетворены в среднем на 70,7%, второй — на 20,2%, третьей — на 16,3%. Но это в среднем, подобно средней температуре в больнице. Кредиторы двух последних очередей некоторых банков вообще ничего не получили, а первой очереди получили намного меньшие суммы, чем «в среднем».

Отзыв у банка лицензии, отключение его от системы электронных банковских платежей либо введение  моратория на удовлетворение требований его кредиторов именуются страховым случаем, с наступлением которого спустя некоторое время выплачиваются страховые возмещения вкладчикам. На 1 февраля 2017 г. за все время существования АСВ - с  2004 года - количество страховых случаев  достигло 386, сумма страховой ответственности АСВ по ним составила 1,372 трлн. рублей, которая должна была быть выплачена 7,441 млн. вкладчикам, однако страховое возмещение в размере 1,351 трлн. рублей получили лишь 3,113 млн. человек. Получается, что 4,328 млн. вкладчиков почему-то не получили положенных им страховых выплат, сумма которых составила всего 21 млрд. рублей или в среднем получается чуть более 4850 рублей на вкладчика. Все это выглядит довольно странно.

Из бухгалтерской отчетности со всей очевидностью следует, что Агентство в принципе не способно возмещать ущерб, наносимый вкладчикам при банкротстве банков, не говоря уже обо всех кредиторах. Ведь страховые выплаты осуществляются большей частью путем заимствований, для полного возврата которых у Агентства нет собственных средств. Возьмем для примера последний отчет АСВ – он за 2015 год. Как отмечалось, к концу  года сумма вкладов в банках, участвовавших в их страховании, составила 22,9 трлн. рублей. Однако страховая ответственность Агентства на конец года составила оценочно лишь 14,9 трлн. рублей, то есть застраховано было примерно только 65% всей суммы вкладов.

Средства для страхования вкладов поступают в одноименный фонд Агентства. Они складываются из страховых взносов, выплачиваемых банками в определенной доле от суммы вкладов, денежных средств, которые были получены Агентством от реализации имущества обанкротившихся банков, возврата их активов и остатков средств. Кроме того, в страховой фонд  поступают кредиты, предусмотренные  федеральным бюджетом на эти цели, кредиты Банка России без их залогового обеспечения, и доходы от инвестирования в ценные бумаги «временно свободных» средств фонда. Замечу, что «временно свободные» средства – это недоплаты кредиторам.

К концу 2015 г. в страховании вкладов участвовало 842 банка, в 295 из них наступил страховой случай. Таким образом, вкладчики 547 банков оплачивали пропажу активов в остальных банках, что само по себе нарушило их имущественные права.

В  2015 году в  страховой фонд поступили страховые взносы банков в сумме 75,7 млрд. рублей, прибыль от вложения «временно свободных» средств в ценные бумаги и полученная по процентам от депозитов в Банке России составила 9,1 млрд. рублей. Денежные средства и иное имущество, полученные Агентством в результате возмещения обязательств по вкладам обанкротившихся банков, и прочие средства составили  40,24 млрд. рублей. С учетом остатка средств на начало года в фонде оказалось 200,033 млрд. рублей. Всего в  2015 году Агентство выплатило страховых возмещений вкладчикам, в том числе вкладчикам банков, страховые случаи в которых наступили в предыдущие годы, на общую сумму 369,2 млрд. рублей. Их  получили 713500  вкладчиков 178 банков. Недостававшую разницу свыше 169 млрд. рублей покрыли за счет новых внешних заимствований, суммы которых приведены ниже.

На выплаты кредиторам всех очередей в  2015 году направили всего 66,02 млрд. рублей, что составило лишь 34,7% от обязательств им соответствующих банков. При ликвидации этих банков уволили свыше 18800 человек, выплаты заработной платы и выходных пособий которым, как кредиторам второй очереди, составили 4,4 млрд. рублей, или только 39,9% от задолженности им.

На 31 декабря 2015 г. были зафиксированы требования 267130  кредиторов банков, ликвидация которых не завершена, на общую сумму почти 1,056 трлн. рублей. Из них выплаты страхового возмещения составляли 549,9 млрд. рублей или 52% от задолженности ликвидируемых кредитных организаций перед кредиторами.

В 2016 г. число обанкротившихся банков существенно возросло. По данным на 22 февраля  2017 г. Агентство осуществляло функции конкурсного управляющего (ликвидатора) в 303 кредитных организациях. Претензии к ним предъявили уже 353596 кредиторов на сумму уже свыше 2,187 трлн. рублей. Из них свыше полутриллиона рублей приходится на предприятия малого и среднего бизнеса, большая часть которых из-за потери средств исчезла.

Как заявил глава министерства финансов Антон Силуанов, при банкротствах проблемных банков само государство только в 2016 г. потеряло 100 миллиардов рублей и также оказалось кредитором третьей очереди без надежд возвратить их. Странно, что при дефицитности бюджета, правительство для сохранения бюджетных средств не предпринимало никаких мер, чтобы заставить Центробанк выполнять свои надзорные функции. Это ли не еще одно свидетельство отсутствия в стране скоординированной политики управления финансами?

В страховой фонд АСВ за 9 месяцев 2016 г. (годовой отчет на дату публикации статьи отсутствовал) поступило лишь 92,7 млрд. руб., в том числе 69,9 млрд. – страховых взносов банков, и 22,8 млрд. рублей – средств, полученных  Агентством при ликвидации банков. За это время страховое возмещение на общую сумму 369 млрд. рублей получили 634500 вкладчиков 211 банков, которые были обанкрочены также и в предыдущие годы.

Чтобы свести концы с концами, АСВ берет крупные кредиты, сумма которых к концу 2014 г. составила 644,52 млрд., а в конце 2015–го возросла почти  до 1,123 трлн. рублей. Значительную часть заимствований составил транш  кредита Банка России (сумма кредита 600 млрд. рублей), большая часть которого – свыше 400 млрд., была получена в 2016 году. Итого, задолженность Агентства уже превысила 1,5 трлн. рублей. Кредит выдан на пять лет без его залогового обеспечения, что выглядит весьма странным, так как в случае возможной ликвидации АСВ, в том числе в результате его банкротства, позаимствованные деньги пропадут. Такой исход вполне вероятен, так как Агентством, лишенным собственных средств, строится финансовая пирамида из растущих заимствований, которая, в конце концов, рухнет и погребет под собой своего строителя. Погребет вместе с нарастающими долгами. Создается впечатление, что в ЦБ явно не в ладах также с простейшей арифметикой, так как растущее число банкротств кредитных учреждений и соответственно растущая страховая ответственность Агентства никак не согласованы с  суммами собираемых страховых взносов.

Замечу, прибыль от вложений «свободных» средств страхового фонда в ценные бумаги и получаемая в виде процентов от депозитов в Центробанке представляет собой все то же безвозмездное финансирование Агентства за счет государственных средств – это в основном имущественный взнос Российской Федерации и кредиты Банка России, имущество которого является федеральной собственностью. В 2015 г. чистая прибыль Агентства от таких вложений согласно бухгалтерской отчетности составила 14,2 млрд. рублей, из которых, как отмечалось, 9,1 млрд. пополнили страховой фонд, а вот как использовать оставшиеся за небольшим вычетом 4,7 млрд. рублей  должны были решить в Совете директоров АСВ. Надо полагать, из них выплатили премиальные работникам Агентства за их  сизифов труд.

Доходы от вложений государственных средств, не направляемых в страховой фонд, в  2015 году составили 6,4 млрд. рублей, и, видимо, использованы для финансирования  деятельности Агентства. В его составе 18 департаментов, Служба внутреннего аудита и семь представительств в федеральных округах. Административно-хозяйственные затраты Агентства в 2015 г. составили 2,297 млрд. рублей. Значительную долю - 25,3% в  расходах на ликвидацию банков в 2015 г. составили судебные издержки по взысканию задолженности с их должников.  Затраты на   иски, рассматриваемые  в зарубежных судах, часто не покрывают стоимости возвращенного имущества обанкротившихся банков.

В АСВ на 31 декабря 2015 г. числился 861 человек. Во что обходится оплата их труда, обнаружить в бухгалтерском отчете не удалось. Почему-то отсутствуют также на Интернет-сайте Агентства и декларации о доходах его начальства. Но вот на сайте госзакупок 16 июня 2016 г. АСВ объявило конкурс на заключение договора об оказании медицинских услуг на сумму 144 585 450 рублей для 1145 человек или в среднем свыше 126,27 тысяч рублей на каждого сотрудника. Спрашивается, почему работники Агентства с точки зрения оплаты их медицинского обслуживания должны отличаться от вкладчиков, которые пользуются обычными поликлиниками, но  которым при наличии договоров о вкладах в АСВ отказываются выплачивать положенные страховые возмещения, а тратят их на личные нужды своих сотрудников?  

Создается впечатление, что законы «О страховании вкладов физических лиц» и «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», для реализации которых создали Агентство по страхованию вкладов, придумали в качестве неких антиконституционных индульгенций. Они гарантируют руководителям Центробанка и их подчиненным безвозмездное отпущение всех грехов за последствия, возникающие в результате  неисполнения ими своих надзорных и регулирующих функций в банковской сфере. Вместе с тем, «индульгенции» и Агентство ограждают Центробанк от претензий обворованных по его вине кредиторов обанкротившихся банков. Поэтому закон о страховании вкладов явился неким сигналом вседозволенности масштабного воровства в банках, последствия которого прикрываются их банкротством, а также мнимой деятельностью Агентства по  защите прав и законных интересов вкладчиков банков, укреплению доверия к банковской системе и стимулированию привлечения сбережений населения в банковскую систему Российской Федерации.

Так как выплаты страховых возмещений основаны на растущих заимствованиях, для возврата которых нет средств, то строительство такой финансовой «пирамиды», как отмечалось, чревато ее обвалом и банкротством Агентства. Чтобы этого «вдруг» не случилось, требуется, наконец, оценить экономическую эффективность деятельности АСВ и решить, не выгодней ли вместо бессмысленного содержания Агентства заставить Центробанк выполнять свои  надзорные функции. Хотя результаты очевидны и без всякого анализа. Если же кто-то пожелает застраховать свои банковские депозиты, что согласно законодательству является делом сугубо добровольным, то для этого необходимо создать специализированные частные страховые компании. Они независимо от Центробанка были бы способны дополнительно оценивать риски банкротств банков, и тем самым - риски возможного ущерба для себя и страхуемых ими средств кредиторов банков.  Коммерческое страхование депозитов и средств на банковских счетах усилило бы  эффективность надзора над кредитными организациями и снизило риски их банкротств. Но все это, надо полагать, невыгодно Центробанку, который стремится в интересах десятка «чистых» банков существенно сократить банковское сообщество, о чем подробней говорится ниже.

                        Самоуправство чиновников госкорпорации                        

 Выплачиваются  страховые деньги через назначаемые АСВ  банки-агенты согласно реестрам обязательств обанкротившихся банков перед вкладчиками. Агентов-посредников  с многочисленными отделениями по всей стране уже около сотни  и их услуги стоят немалых денег. Как оказалось, десятки, если не сотни тысяч вкладчиков в реестрах не значились, суммарное их количество не оглашается. Возьмем, к примеру, небольшой банк «Камский горизонт», зарегистрированный в Набережных Челнах, у которого 3 ноября 2016 года была  отозвана лицензия на осуществление банковских операций. По сообщению АСВ, на 23 января 2017 года 653 вкладчикам банка, включенным в реестр его обязательств, выплачены страховые возмещения в сумме 353,6 млн. рублей, что составило по заявлению Агентства якобы 95,1% его страховой ответственности перед ними. Однако после начала страховых выплат поступили заявления вкладчиков «Камского горизонта», сведения о которых полностью или частично отсутствуют в банковском реестре. На 2 февраля этого года  таковых оказалось 724 человека, им необходимо выплатить страховые возмещения на общую сумму около 700 млн. рублей.

По информации временной администрации «Камского горизонта», в отделениях банка в Москве и Московской области денежные вклады физических лиц принимались  без отражения их в официальном балансе и затем похищались. Первичные банковские документы (договоры вклада, приходные кассовые ордера и др.), а также электронные базы данных в нарушение закона бывшим руководством московских отделений банка не были переданы временной администрации и в банке не обнаружены. По ее заявлению возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ (Хищение чужого имущества).

О масштабах воровства денег только в этом небольшом банке свидетельствуют такие данные. Официальные обязательства «Камского горизонта» перед всеми кредиторами составляют 406,688 млн. рублей, в том числе задолженность по счетам физических лиц и индивидуальных предпринимателей – 379,1 млн. рублей. Однако только сумма страховых возмещений, выплаченных и востребованных вкладчиками, не внесенными в реестр,  превышает миллиард рублей, то есть украдено не менее 600 млн. рублей. На самом же деле гораздо больше. Какова сумма требований всех кредиторов «Камского горизонта»  узнать не удалось.

В упомянутом выше более крупном «Внешпромбанке», у которого отозвали лицензию в декабре 2015 г., на 1 января 2017 года вкладчиков, обратившихся за страховой выплатой, значилось гораздо больше – 39184, в том числе не признанных таковыми Агентством оказалось 383. Из них 10238 доверили банку более чем по 1,4 млн. рублей каждый и сумма установленной задолженности перед ними, как кредиторами первой очереди, составила почти 79,099 млрд.  рублей. Однако по информации АСВ им пока возвратили лишь 9,814 млрд. рублей. И вряд ли возвратят все деньги, так как остаток денежных средств банка на 1 января 2017 г. составил всего 2,742 млрд. рублей. Еще меньше шансов у пяти кредиторов второй очереди, хотя им полагается только 837 тысяч рублей. А 1182 кредитора третьей очереди своих 152, 21 млрд. рублей, видимо, вообще не увидят.

Во «Внешпромбанке» и в ряде других банков сотрудники Агентства «обнаружили» вкладчиков, которые разделили свои крупные вклады, переведя  часть из них на вновь открытые счета своих близких родственников.  Сделали они это, учитывая горький опыт потери денег вкладчиками уже обанкротившихся банков,  чтобы по каждому из вновь открытых более мелких вкладов получить страховое возмещение и не потерять свои сбережения. Происходило это до отзывов банковских лицензий, что законом не запрещено. Однако в АСВ считают такие меры по сохранению вкладчиками своих сбережений мошенничеством. В 2012 г. Минфин и АСВ даже инициировали разработку законопроекта, запрещавшего  проводить такие операции в течение месяца до отзыва лицензии. Но об отзыве вкладчики узнают только после лишения их банка лицензии. В противном случае, речь может идти об утечках из АСВ и Центробанка секретной информации, в чем авторы законопроекта обвинили эти государственные организации. Иначе говоря, оклеветали своих коллег.

Так как законопроект нарушал конституционные права вкладчиков свободно распоряжаться своим имуществом, его даже не приняли для рассмотрения в Госдуме. Тем не менее, уже после отклонения законопроекта  «нарушителям права» и «мошенникам» по понятиям чиновников Агентства не выплачивали и продолжают не выплачивать даже страховых возмещений. Известны случаи возбуждения по искам Агентства уголовных дел против некоторых непослушных «дробильщков», посмевших потребовать свои деньги, и вынесения им приговоров по статье 159 УК РФ «Мошенничество» с осуждением на несколько лет. Правда, условным.  Судьи, надо полагать, в душе осознавали право владельцев людей на свои средства.  С подачи АСВ судебные решения обосновывались тем, что соответствующие банки в это время были уже неплатежеспособными. Но в таком случае спрашивается, если это было известно, то почему Центробанк не отзывал у них лицензии? А если ЦБ почему-то не знал о фактическом банкротстве этих банков, хотя в подобных случаях они сокращают или вообще прекращают выплаты, то почему об этом должен был знать обворованный по вине Центробанка вкладчик,  которого в АСВ презрительно именуют «дробильщиком»? И хотя не положенная  у нас по закону судебная и внесудебная практика прецедентности, навязанная Агентством,  продолжается, тем не менее, немало судебных исков «дробильщики» выигрывали.

В 2015 году в Агентство поступило свыше 16 тысяч заявлений с претензиями о невыплате страхового возмещения из-за отсутствия сведений о вкладах в реестрах обязательств банков. За первые девять месяцев 2016 года число претензий  о несогласии с размером страхового возмещения превысило уже 63 тысячи. Этот прошедший год стал рекордным по количеству обнаруженных неучтенных вкладов.  Крупным банком, в котором существовала «тайная» бухгалтерия, был, в частности, также  Арксбанк. К концу ноября 2016 года в Агентстве зарегистрировали заявления 39180 вкладчиков этого кредитного учреждения, сведения о которых отсутствовали в его реестре обязательств. Тем не менее, 38972 из них внесли  в реестр и выплатили 35,401 млрд. рублей. По информации АСВ, размер установленной задолженности Арксбанка перед всеми кредиторами по состоянию на 1 февраля 2017 года превысил 37 млрд. рублей, в том числе свыше 36,404 млрд. рублей приходится на 2318 физических лиц, кредиторов первой очереди. В банке выявили недостачу в сумме свыше 33,743 млрд.  рублей, при этом свыше 29,226 млрд. составили не отраженные в отчетности банка вклады физических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Похоже, что в Агентстве придерживаются практики двойных правовых стандартов, используя их по понятиям и в зависимости от погоды. Если почти всем вкладчикам Арксбанка, не отраженным в отчетности банка, выплатили «страховку», то, как сообщили непризнанные вкладчики «Камского горизонта», отказ выплатить причитающиеся им страховые возмещения чиновники АСВ  мотивировали именно отсутствием соответствующих сведений в реестре обязательств банка.

Замечу, упомянутый реестр является всего лишь отчетным документом, составляемым на основе первичных документов – договоров о банковских вкладах и приходных ордеров о внесении денег вкладчиками. Поэтому отсутствие в реестре сведений о вкладах, которые по информации самого же Агентства украдены, не может служить правовым основанием для отказа выплатить страховые возмещения. И вот почему.

Договор банковского вклада является юридическим актом со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями. Согласно п.1 ст. 836 Гражданского кодекса, договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме. Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом, либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. Несоблюдение письменной формы договора банковского вклада влечет недействительность этого договора.

Договор о вкладе заключается в двух, имеющих одинаковую юридическую силу, экземплярах, по одному для каждой из сторон.  Каждый из вкладчиков «Камского горизонта» представил в АСВ свой экземпляр договора, который был заключен с этим банком и удостоверен его печатью. Вместе с договором каждый вкладчик представил также приходный кассовый ордер, удостоверявший внесение им вклада. Таким образом, в АСВ были представлены юридически значимые документы, подтверждающие юридическую действительность договоров о вкладах и их суммах, и дающие, тем самым,  законное право на страховое возмещение. У сотрудников АСВ фактов и доказательств недействительности договоров и сумм вкладов, а также каких-либо  противоправных действий вкладчиков с их с вкладами нет и быть не может. Поэтому отказ в выплате страховых возмещений можно рассматривать как огульное, в нарушение принципа презумпции невиновности, обвинение вкладчиков в мошенничестве.

Помимо прямого утаивания вкладов от банковского учета с последующим их уворовыванием, недавно стало известно о другом способе обмана вкладчиков. Начало нынешней весны Центробанк отметил лишением лицензий сразу трех казанских банков, в числе которых был  «Татфондбанк». Бесславное завершение работы одного из крупнейших банков Татарстана больно ударило по республике: «Татфондбанк» был основан в 1994 году и среди российских кредитных организаций по сумме активов занимал 42 место. По информации инициативной группы обманутых кредиторов, денежные средства в «Татфондбанке» держали около 35 тысяч юридических лиц, на счетах которых числилось суммарно около 60 млрд. рублей. Их средства составляли от 300 тысяч до нескольких десятков миллионов рублей. По оценке, число пострадавших достигает 1 млн. человек.

Как сообщила газета «Ведомости», уже после отзыва в начале марта этого года лицензии у  «Татфондбанка» первый заместитель председателя  ЦБ Дмитрий Тулин заявил:  Начиная с мая 2016 года мы понимали, что «Татфондбанк» находится в тяжелейшем финансовом положении, мы знали, что его капитал утрачен, что потеря ликвидности может наступить в любой момент, если триггером послужит какое-то событие, что банк убыточен и его финансовая отчетность недостоверна.

Сказанное подтвердил другой зампред правления ЦБ - Ольга Полякова, которая заявила, что большая часть заемщиков банка к этому времени обанкротилась. Казалось бы, если все это в Центробанке было давным-давно известно, тогда и нужно было отзывать у «Татфондбанка» лицензию. Но почему-то были затеяны странные и бесполезные переговоры о его санации, что дало возможность обманным путем увести деньги вкладчиков из банка. После того, как  1 октября 2016 г. ЦБ ограничил «Татфондбанку» наращивание вкладов населения, чтобы обойти это ограничение, банк стал переводить средства вкладчиков, у которых истекали сроки договора, в доверительное управление своей дочерней инвесткомпании - «ТФБ финанс».  Она затем самовольно инвестировала их в облигации самого банка, возвращая ему обманным путем деньги тех же вкладчиков. При этом им не объясняли сути операции, а также не предупреждали о возможных рисках: вклады до 1,4 млн. рублей в банке были застрахованы, а средства в доверительном управлении его «дочки» не страховались, так как она не является участником системы страхования вкладов. Все, кто перевел таким образом «добровольно» деньги, думали, что просто пролонгируют вклад. Ведь  преподносилось это как «льгота» для VIP-клиентов, у которых вклад превышал 1 млн. рублей. Подмена обнаружилась только после назначения в банке временной администрации. По информации прокуратуры республики, обманным путем 2,5 тысячи вкладчиков «Татфондбанка»  превратили в клиентов «ТФБ-Финанс», которые потеряли не только право на страховое возмещение, но и сами вклады. А всего пострадало около 7000 вкладчиков банка.

Согласно статьям 166 - 181 ГК РФ налицо все признаки для судебного признания обманных сделок противоправными, совершенными в нарушение основ нравственности, и потому - недействительными. Казалось бы, руководствуясь интересами граждан и государства, на что официально и нацелена деятельность Агентства,  руководители этой государственной корпорации могли бы инициировать обращение в суд о восстановлении обманутых вкладчиков в реестре обязательств «Татфондбанка». Тем более что до 1 октября 2016 г. – начала массовой мошеннической акции, «Татфондбанк» регулярно переводил соответствующие средства в страховой фонд АСВ.  Но, судя по растущим массовым протестам обманутых кредиторов множества  обанкротившихся банков, к которым недавно присоединились обманутые кредиторы «Татфондбанка», защита социальных, и, тем самым, государственных интересов видимо  выходит за рамки  представлений руководителей Центробанка и АСВ о  законности и своих законодательно очерченных служебных, государственно значимых, обязанностях.

 

                                        Грехи противоправные Агентства

 Юридически необоснованные отказы Агентства выплатить страховые возмещения, в частности, вкладчикам «Камского горизонта» при наличии у них договоров о вкладах и приходных ордеров нарушают нормы законодательства, защищающие их имущественные права. Во-первых, в Агентстве  при этом нарушили п.7 ст.12 Федерального закона «О страховании  вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», в котором сказано:

В случае несогласия вкладчика с размером возмещения по вкладам, подлежащего выплате,  Агентство предлагает вкладчику представить в Агентство дополнительные документы, подтверждающие обоснованность его требований, и направляет их в банк для рассмотрения. Банк в течение 10 календарных дней со дня получения указанных документов обязан их рассмотреть и в случае обоснованности требований вкладчика внести соответствующие изменения в реестр обязательств банка перед вкладчиками, а также направить в Агентство сообщение о результатах рассмотрения требований вкладчика и о внесенных изменениях в реестр обязательств банка перед вкладчиками.

Договор  банковского вклада и кассовый приходный ордер каждый, не признаваемый таковым, вкладчик «Камского горизонта» представил в Агентство еще в середине ноября 2016 года. Однако подавляющее большинство из них ответов так и не получило, хотя прошло уже свыше четырех месяцев, что гораздо больше отведенных для этого законом 10 дней. Для проверки обоснованности требований вкладчиков сотрудники АСВ и банка-агента, коим назначен  «Росгосстрахбанк», должны были направить упомянутые документы на независимую экспертизу с целью определения их достоверности. Достоверность оценивается сопоставлением идентичности  подписей и оттисков печати на этих документах с их оригиналами, наверняка имеющимися в ЦБ, АСВ и банке-агенте. Но для экспертизы требовалось использовать представленные вкладчиками оригиналы документов. Однако банк-агент  затребовал только их ксерокопии. Это говорит о том, что в АСВ либо не собирались проводить экспертизы достоверности договоров и кассовых приходных ордеров, либо вообще не ведали о необходимости ее проведения, что фактически предписано упомянутым выше п.7 ст. 12 закона о страховании вкладов.

Во-вторых, согласно ст.35 Конституции России право частной собственности охраняется законом, и  никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Отказ в выплате страховых возмещений можно рассматривать как принятие Агентством  решения о недействительности предъявленных договоров о банковских вкладах и лишении вкладчиков их имущества. Лишив в нарушение ст.35 Конституции вкладчиков их имущества – страховых возмещений, Агентство незаконно  присвоило себе функции суда. Поэтому решение о невыплате страховых возмещений по вкладам, что является исключительно прерогативой суда,  можно рассматривать как деяние, предусмотренное п.2 ст.286 УК РФ  Превышение должностных полномочий:

Совершение должностным лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

В-третьих, фактическое признание Агентством договоров о банковских вкладах недействительными можно рассматривать как  противоправное деяние, предусмотренное ст.165 Уголовного кодекса РФ: Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Речь идет об обмане собственника имущества или злоупотреблении его доверием и доверием государства, которое поручило государственной корпорации - АСВ выполнение важной социальной и политической функции. В статье 165 УК говорится: Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенные организованной группой, наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет со штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

В-четвертых, отказ сотрудников АСВ выплатить страховые возмещения подпадает также, как представляется, под п.1 ст.330  УК РФ Самоуправство: Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку, совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

И,  наконец, в-пятых, в действиях должностных лиц Центрального банка РФ, осуществлявших контроль  и формально проводивших проверки деятельности банков, в частности, того же «Камского горизонта», а также должностных лиц АСВ, допустивших перечисленные выше нарушения законодательства, усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные ст.293 Уголовного кодекса РФ Халатность:

Неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Сокрытие от учета громадных сумм вкладчиков и их воровство оказались возможными, в том числе, вследствие отсутствия доступа вкладчиков к реестрам банков, а также отсутствия у вкладчиков многих банков, включая «Камский горизонт», сберегательных книжек, позволяющих контролировать операции с вкладами.  Все это обнаружилось еще в конце 2013 г. с началом массовых банкротств банков, но должностные лица Центробанка и АСВ никаких мер для исправления ситуации и недопущения впредь этих безобразий почему-то не предприняли.

Казалось бы, обнаружив три года назад отсутствие у многих вкладчиков сберегательных книжек, Центробанк и АСВ должны были начать публичную пропаганду о необходимости востребовать их у банков во избежание сокрытия вкладов от учета и тем самым их утери при банкротстве банков. Разъяснениями через Интернет-сайты и СМИ могли бы заняться в этих организациях подразделения по связям с общественностью. Кроме того, необходимо было бы ввести единую, стандартную сберегательную книжку. Количество выдаваемых банкам книжек учитывалась бы в окружных управлениях Центробанка, что позволяло бы дополнительно контролировать учет вкладов. 

Но руководители ЦБ и АСВ видать не задумывались над такой «мелочью», как  защита прав и законных интересов вкладчиков банков, что также входит в их обязанности. Вместо этого послышались предложения о создании весьма затратного единого реестра вкладчиков, который, к тому же, можно спокойно обойти при оформлении вкладов.  На самом же деле, достаточно иметь такие реестры в каждом банке, и они уже существуют. Но к ним должен быть открыт доступ через Интернет вкладчикам данного банка по индивидуальным защищенным паролям.  А для централизованного учета и контроля вкладов все банковские компьютеры при операциях с вкладами должны одновременно передавать соответствующую информацию в память подсистем соответствующих региональных расчетных центров. Передача должна осуществляться посредством специальных, защищенных от доступа банковских сотрудников, программно-технических средств.

Среди обманутых вкладчиков много пенсионеров,  мизерные сбережения которых с трудом по копейкам накопленные «на черный день», после многочисленных необдуманных реформ и преобразований в стране оказались много меньше месячной зарплаты генерального директора того же АСВ Юрия Исаева (как отмечалось, декларации о доходах руководителей Агентства на Интернет-сайте почему-то отсутствуют). Не признаваемые таковыми вкладчики надеялись встретиться с ним или с кем-то из других должностных лиц АСВ, чтобы обсудить создавшееся положение, и для этого 3 февраля нынешнего года собрались около здания Агентства. Однако подчиненные Юрия Исаева, возможно, с его же ведома, вызвали полицейских, обманув их, что собравшиеся якобы нарушают общественный порядок. Так как ничего подобного не происходило, полицейские быстро разобрались в чем дело и уехали. После этого начальник охраны Агентства и его служивые стали угрожать вкладчикам  и журналистам телеканала «Царьград», которые снимали репортаж о происходившем,  физической расправой, если они не разойдутся. Что те и вынуждены были сделать во избежание провокаций.

После несостоявшейся встречи  с руководством Агентства один из вкладчиков «Камского горизонта», пенсионер, которому срочно нужны были его же деньги для лечения опасного заболевания, скончался. Другой грозится поджечь себя перед зданием Агентства. Статистическое ведомство умалчивает, сколько людей, потерявших свои средства в результате банкротства банков, ушло из жизни.

Издевательское и лицемерное отношение к обворованным кредиторам обанкротившихся банков, лишившихся своих средств по вине руководителей Центробанка, наглядно характеризует письмо, полученное в ответ на обращение одного из вкладчиков канувшего в лета «Внешпромбанка» Константина Монахова. В нем, в частности, говорилось:

Методы банковского регулирования и банковского надзора и имеющийся в распоряжении Банка России инструментарий ориентированы на добросовестное поведение участников рынка банковских услуг, указанные методы и инструменты способны ограничить негативные последствия ошибочных (непрофессиональных) действий руководства и сотрудников кредитных организаций, но не умышленные противоправные действия.  

Вопросы умышленных действий недобросовестных руководителей и собственников кредитных организаций, направленных на хищение денежных средств кредиторов, вывод активов, сокрытие от регулирующих органов, иных пользователей отчетности кредитной организации и ее клиентов информации о реальном финансовом состоянии кредитной организации находятся в компетенции правоохранительных органов.

Полностью письмо изложено и прокомментировано в публикации Телепатические контакты кредитных организаций и Центробанка в деле хищения средств кредиторов. Психоаналитическое послесловие к публикации о причинах массовых банкротств  коммерческих банков.  («Промышленные ведомости» № 3, июнь 2016 г.). Подписал это хамское и неграмотное по сути своей письмо  некто А. И. Терентьев, заместитель начальника Главного управления безопасности и защиты информации Банка России.  Вину за воровство банковских активов он свалил на правоохранительные органы, оговорив за Центробанком право работать исключительно с добросовестными участниками рынка банковских услуг.  

 

             Оздоровление «чистых» банков за счет налогоплательщиков

Следует заметить, что название Агентства не соответствует его функциям. Ведь помимо частичного страхового возмещения ущерба вкладчикам, Агентству поручено также имитировать  возврат уворованных денег кредиторам обанкротившихся банков, и еще предупреждать их банкротства путем денежного «оздоровления» за чужой счет, по-латыни это называется санацией. Не вдаваясь в объективность критериев отбора банков «чистых» и «нечистых», замечу, что санации подвергаются кредитные учреждения, где «вдруг» обнаружили недостачу размещенных ими на стороне средств - активов, превышающую имеющиеся у них  обязательства перед кредиторами. В числе активов в основном кредиты. Явно с целью последующего хищения кредиты нередко выдаются без залогов фирмочкам, которые даже не занимаются хозяйственной деятельностью. Подобное, в частности, обнаружили в упомянутом «Внешпромбанке» за полгода до отзыва у него лицензии, но кардинальных мер тогда не предприняли, позволив тем самым похитить деньги.  А за 1,5 месяца до отключения банка от системы электронных платежей Центробанк выдал ему кредит, превышавший 21,5 млрд. рублей. «Дыра» в платежеспособности банка превысила 200 млрд. рублей. Примерно аналогичное происходило и в  «Татфондбанке», который, будучи уже неплатежеспособным, получил в Центробанке кредит в три миллиарда рублей, и  по размеру своей «дыры» в 120 млрд. рублей занял второе «почетное» место в стране после «Внешпромбанка».

За недостачу активов для покрытия обязательств перед кредиторами множество банков банкротят, и в отношении хозяев и руководителей некоторых даже возбуждают уголовные дела. Однако в  аналогичных случаях, но только в отношении избранных банков, почему-то прибегают к так называемому их финансовому оздоровлению. Для этого  законом предусмотрено государственное финансирование, привлечение средств частных инвесторов с госпреференциями, предоставление Агентству кредитов Банком России и даже использование средств фонда страхования вкладов. Однако санация того или иного банка не является страховым случаем. Почему же для «оздоровления» избранных, неэффективно управляемых, кредитных организаций законом разрешено использовать средства страхового фонда, а также федерального бюджета при его дефицитности? Правомочность использования для санации коммерческих банков этих средств, вызывает большие сомнения и много вопросов. Частичные страховые возмещения вкладчикам нанесенного им ущерба и имитация возврата уворованных денежных средств кредиторам обанкротившихся банков в сочетании с санацией избранных кредитных организаций за деньги налогоплательщиков, включая тех же вкладчиков, создают благоприятные возможности для сговора и коррупции.

На финансовое «оздоровление» банков Агентству из федерального бюджета в качестве первоначального имущественного взноса Российской Федерации выделили 200 млрд. рублей. По информации АСВ, на 1 января 2017 г. Агентство участвовало в «оздоровлении» 26 банков. Санация 23 банков осуществляется с привлечением заинтересованных инвесторов.  Банк  «Российский капитал» Агентство, будучи его основным (!) акционером, «излечивает» самостоятельно… за государственные средства. Спрашивается, почему же основной акционер столь плохо контролировал свой банк? Общая сумма финансирования санаций, включая предоставленные займы, на начало 2017 г. составила 1177,65 млрд. рублей.  При этом Банк России потратил, в том числе в виде кредитов Агентству,  1067,83 млрд., Российская Федерация выплатила  103,75 млрд., и Агентство из средств фонда обязательного страхования вкладов выделило 6,07 млрд. рублей.

Для предупреждения банкротства банков Агентством может также оказываться финансовая помощь инвесторам, приобретающим не менее 75 процентов пакета акций данного банка,  и непосредственно самому «оздоравливаемому» банку при условии, что Агентством и (или) инвестором приобретены его акции в установленном размере. Деньги, естественно, все из тех же источников, в основном государственных, то есть налогоплательщиков. ЦБ может списать свои кредиты АСВ или вовсе не обращать на них внимания. Это тоже одно из свидетельств полной безответственности чиновников АСВ и ЦБ за результаты своей политики и своих действий, что фактически способствовало и продолжает способствовать  разворовыванию банками активов. Нередко с приходом АСВ в ликвидируемый банк объем его активов значительно сокращается, и хорошо было бы понять, к кому они переходят.

Для санации некоторых избранных кредитных организаций Центробанком выдавались кредиты в непонятно чем обоснованных гигантских суммах под… 0,5% годовых. Так, для длящегося с декабря 2014 г.  «оздоровления» банка «Траст», который  входит в финансовый холдинг «Открытие», по информации портала banki.ru  ЦБ выдал этому холдингу, инвестору «Траста», для его санации  около 190 млрд. рублей. Совокупный объем обязательств «Траста» на 1 июля 2016 года составил 284 млрд. рублей, и придется инвестору погасить обязательства в сумме 325 млрд. рублей. Это много больше «дыры» в платежеспосбности упомянутого выше «Внешпромбанка», официального рекордсмена страны по такому показателю, его «дыра» составила «всего» 200 млрд. рублей. У второго «призера» - «Татфондбанка» «дыра» еще меньше – 120 млрд. рублей. Но они  не сподобились милости ЦБ, а «Трасту», по всей видимости» понадобятся еще кредиты. Поэтому на участие в его хорошо кредитуемой санации претендует еще ряд банков.

Одновременно Центробанк успешно занимается собственным «оздоровлением». Согласно закону о банкротстве, после наступления страхового случая все выплаты ликвидируемым банком должны прекращаться, и возврат денег кредиторам, если они окажутся в наличии,  происходит в соответствии с их очередностью после судебного признания банка банкротом. Однако, оказавшись в ряде случаев кредитором третьей очереди, которому обанкротившиеся банки задолжали немалые суммы, Центробанк, используя свое административное положение, видимо вне очереди умудрялся возвращать себе выданные кредиты.

К примеру, у «Пробизнесбанка» лицензию отозвали 12 августа 2015 г. и функции временной администрации по управлению, а затем конкурсного управляющего банком возложили на АСВ.  Арбитражный суд Москвы 28 октября того же года признал банк банкротом. На дату отзыва лицензии, то есть в день наступления страхового случая, у «Пробизнесбанка» была непогашенная задолженность перед ЦБ в размере почти 8,285 млрд. рублей. Кредит был получен под залог ценных бумаг, принадлежавших банку, и переданы ЦБ на временное хранение до погашения долга. Он превышал 10% суммы всех включенных в реестр обязательств банка перед кредиторами третьей очереди. Задолженность временной администрацией была включена в реестр обязательств банка перед кредиторами. Однако после признания  28 октября 2015 г. «Пробизнесбанка» банкротом его задолженность перед ЦБ из реестра таинственно исчезла. Очевидно, Центробанк по согласованию с АСВ зачел задолженность «Пробизнесбанка» переводом его залога, ценных бумаг, в свою собственность. В таком случае была осуществлена сделка в нарушение ст. 61.3 закона «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно этой статье сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она влечет за собой предпочтение одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения их требований.

Так как сделкой были затронуты права и законные интересы нескольких тысяч кредиторов, субъектов предпринимательской деятельности, они обратились к представителю конкурсного управляющего Беднину В.Ф., то есть представителю Агентства, с просьбой пояснить, на каком основании была списана  задолженность перед ЦБ «Пробизнесбанка» после отзыва у него лицензии.  Они также потребовали  возврата имущества должника - переданные в залог ценные бумаги для равноправного его распределения среди всех кредиторов. Ведь в  соответствии со статьей 189.40 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» сделка, совершенная кредитной организацией или иными лицами за счет кредитной организации до либо после даты назначения временной администрации, может быть признана недействительной по заявлению руководителя этой администрации по основаниям, предусмотренным законодательством.

Свыше года представитель Агентства не предпринимал никаких действий, чтобы оспорить  сделку по преимущественному удовлетворению требований Банка России. Более того, в своем отчете по состоянию активов банка на 1 января 2016 г., представленном первому собранию кредиторов, Беднин В.Ф. вообще умолчал, что существовала задолженность «Пробизнесбанка» перед ЦБ  и была вне очереди погашена.

Удовлетворение требования Центробанка за счет активов должника на сумму свыше 8 млрд. рублей привело к тому, что Центробанку было оказано большее предпочтение в сравнении с другими кредиторами. Однако, согласно п.1 ст.10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Сейчас в Арбитражном суде Москвы рассматривается иск по этому поводу к АСВ одного из кредиторов «Пробизнесбанка». Кроме того, каким-то образом в число кредиторов «Пробизнесбанка» были включены также пять его дочерних банков, и все тот же представитель Агентства отказался предоставить кредиторам доказательства законности включения их в реестр. В апреле состоится заседание Арбитражного суда, на котором должны быть рассмотрены документы о движении средств этих дочерних банков на их корреспондентских счетах, открытых в «Пробизнесбанке». 

Подобное произошло и в ряде других кредитных организаций, в частности, во «Внешпромбанке». После его отключения 15 декабря 2015 г. от электронной системы банковских платежей, никто из клиентов банка - вкладчиков и юридических лиц уже не имел права получить свои деньги вне установленной законом для кредиторов очередности. Однако в ущерб другим кредиторам и в нарушение очередности возврата им средств  временная администрация «Внешпромбанка»  после введения моратория в декабре 2015 г. полностью погасила его задолженность по кредиту с процентами перед Центральным банком в сумме свыше 22,544 млрд. рублей.

В соответствии с п.3 упомянутой ст. 61.3 закона о банкротстве,  сделка, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной, если  установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. О неплатежеспособности «Внешпромбанка» свидетельствовало его отключение самим кредитором, Центробанком, от электронной системы банковских платежей. А решением Арбитражного суда Москвы  от 11 марта 2016 года, то есть спустя менее четырех месяцев после упомянутого отключения, «Внешпромбанк» был признан банкротом. Поэтому не вызывает никаких  сомнений, что в ЦБ, принявшим решение об отключении «Внешпромбанка» от системы платежей, были прекрасно осведомлены о его неплатежеспособности еще до истечения шести месяцев после подачи заявления о признании банка-должника банкротом. Так что правомочность действий Центробанка и в этом случае вызывает пребольшие сомнения.

Поскольку «Внешпромбанк»  по меркам ЦБ  формально соответствовал критериям высокой надежности,  то само АСВ держало там на депозите 850 млн. рублей. Держало вплоть до 10 декабря 2015 г., а через несколько дней банк отключили от системы электронных  платежей и назначили временную администрацию.  Удивляться такой прозорливости чиновников Агентства и их умению управлять рисками не приходится. АСВ тесно связано с Центробанком, глава которого является членом Совета директоров Агентства,  и можно предположить, что руководители Агентства – люди, хорошо осведомленные в секретных задумках начальства банковского регулятора. Поэтому, используя инсайдерскую информацию,  АСВ может спокойно и выгодно размещать заимствованные средства в любых кредитных организациях, «надежность» которых для АСВ и ряда госкомпаний в ущерб прочим кредиторам оказывается абсолютной. Конечно же, абсолютна она и для самого ЦБ. Однако и на Агентство распространяются приведенные выше законодательные нормы. Поэтому вполне возможно признание судом противоправным получение Агентством всех денег с его расчетного счета в том или ином банке за день-два до наступления там страхового случая.

Известны также факты возврата кредитов Центробанку незадолго до отзыва им лицензии у банков. Так, лицензию у Судостроительного банка отозвали 16 февраля 2015 г., а перед этим, в январе, банк «успел» полностью погасить свой долг перед ЦБ в сумме 9,1 млрд. рублей, а также 6,5 млрд. рублей по межбанковским кредитам. Но в том же январе банк сначала ограничил, а затем полностью прекратил выплаты по вкладам и депозитам физических и юридических лиц, что говорило о его неплатежеспособности. Так что получившим в январе 2015 г. свои средства из этого банка в приоритетном порядке, также особо радоваться не стоит. Судебные решения последних лет по этому поводу иногда все же выносятся в пользу всех пострадавших банковских кредиторов. Ведь против конкретных банковских документов трудно просто так возражать. Даже судьям.

 

Центробанк обязан возместить ущерб обворованным кредиторам банков и заемщикам кредитов в валюте

 

В России в условиях хаоса 1990-х годов возникали и исчезали многие коммерческие банки. На начало 2001 года из 2124 зарегистрированных в стране кредитных организаций действовавшими значились лишь 1311. Согласно  информации Центробанка, на 1 января 2013 г. в стране действовало 956 кредитных учреждений, однако к 1 января 2017 года их осталось только 623, из которых 178 были убыточными. Получается, что только за последние четыре года, 3,5 из которых приходятся на правление Эльвиры Набиуллиной, отозвали лицензии у 333 банков и они прекратили работу.

Ликвидация за столь небольшое время свыше трети российских банков может наглядно свидетельствовать о намерениях  банковского регулятора создать для себя и группы избранных банков удобное  пространство за счет значительного сокращения числа кредитных организаций. Об успехах на этом поприще свидетельствует, в частности, решение Совета директоров АСВ ликвидировать с 28 февраля 2017 года представительства Агентства в Дальневосточном и Северо-Кавказском федеральных округах.  Сделано это «в связи с существенным сокращением количества действующих кредитных учреждений на территории этих округов». За последние четыре года  и без того незначительное число банков в этих округах сократилось с 23 и 50 до 18 и 17 соответственно.

Еще до начала масштабной «вырубки» банков Россия существенно отставала от других стран по доступности банковских услуг. Если в среднем на 100 тысяч жителей у нас приходилось всего два филиала кредитных организаций, сейчас их число уменьшилось, то в странах Евросоюза – 46. По отношению совокупных активов к ВВП российская банковская система находится на уровне слаборазвитых стран, а по доле банковских кредитов в инвестициях в основной капитал предприятий реального сектора многократно отстает от развитых стран.

Создается впечатление, что провоцировали массовые банкротства банков руководители ЦБ умышленно. И вот почему. Еще в конце декабря 2013 г. в интервью телеканалу «Россия 24» первый заместитель председателя Центробанка Алексей Симановский сообщил о наличии списка из 25 «системно значимых» банков, банкротства которых ни в коем случае допускать нельзя. Официально список тогда не обнародовали. Совокупно активы этих банков составляли около 75% от общей суммы  активов банковской системы страны. Примерно такова же была  и доля привлечённых ими средств физических лиц. Кроме того, они в совокупности занимали более двух третей всего российского рынка межбанковского кредитования. 

Появление  «списка 25» следовало бы трактовать как начало деления банков на «чистых» и «нечистых». Поэтому клиенты кредитных организаций, не включенных в «элитный» список,  увидели  в его появлении тревожный сигнал о необходимости срочного перехода в банки, которым гарантирована финансовая господдержка. Намерением создать   дискриминационные условия доступа на кредитный рынок для множества других банков,  ЦБ спровоцировал недобросовестную конкуренцию между «чистыми» кредитными учреждениями, приближенными к «госкормушке», и множеством «нечистых», от нее отстраненных.  Очевидно, таким путем ЦБ  намеревался добиться существенного, «саморегулируемого», сокращения числа банков. И действительно, был спровоцирован  значительный исход физических и юридических лиц из банков, не внесенных  в  «список 25», в банки, гарантированные от банкротства.  Одновременно это вызвало в последующие два года опережающий и тоже массовый вывод за рубеж капиталов из множества «нечистых» банков с последующим их банкротством.

Лишь в октябре 2015 года вместо ранее намеченных 25 ЦБ утвердил перечень из десяти системно значимых банков, на которые будут распространяться требования к соблюдению определенных показателей краткосрочной ликвидности и достаточности капитала. В список вошли Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ, Альфа-банк, «Открытие», Росбанк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк, «Юникредит» и Россельхозбанк. На долю этих кредитных организаций приходится свыше 60%  совокупных активов российского банковского сектора. По их обращениям для поддержания платежеспособности Центробанк открывает кредитные линии, которые обеспечиваются малорисковыми активами этих банков. Многомиллиардные субсидии уже поступили из Центробанка в кредитные организации «десятки», и были использованы ими в основном для финансовых спекуляций. Субсидии появились в результате дополнительной денежной эмиссии. Однако  против нее почему-то категорически возражают в ЦБ и правительстве, когда заходит речь о целевой кредитной эмиссии для предприятий реального сектора экономики. Хотя именно в реальном секторе экономики, а не в результате финансовых спекуляций, создается новая добавленная стоимость, которая должна обеспечиваться соответствующей денежной массой. 

Странно, что Генеральная прокуратура и Федеральная антимонопольная служба не обратили внимания ни на сообщение о «списке 25», ни на официальное выделение десятка приближенных к госкормушке банков.  Ведь эти действия Центробанка грубо нарушили п.2 ст.34 Конституции России, согласно которому не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, а также нарушили закон «О защите конкуренции».

Начиная с 2014 года, в АСВ стало катастрофически недоставать страховых отчислений для выплат вкладчикам, не говоря об удовлетворении требований всех кредиторов обанкротившихся банков. Происходило это во многом из-за  нарастания бегства в списочную «десятку» кредитных организаций клиентов других банков, увеличения при этом почти бесконтрольного и тем самым спровоцированного вывода активов из «лишних» банков  и, как следствие, нарастающего увеличения числа их банкротств. Руководители Центробанка в очередной раз не просчитали экономических и политических последствий своих непродуманных решений. Хотя для этого понадобилось бы осуществить  простейшие арифметические действия.

Видимо осознав возможность банкротства Агентства, у которого нарастают долги по кредитам Центробанка, и вследствие этого надвигается угроза потери заимствованных средств, руководители ЦБ решили несколько притормозить вырубку банков. Об этом может свидетельствовать предстоящее наделение банковского регулятора полномочиями по санации кредитных организаций.  Соответствующий законопроект 22 февраля этого года приняла Госдума в первом чтении. Согласно законопроекту ранее начатое финансовое «оздоровление» некоторых банков Агентство завершит, но впредь санация банков должна будет осуществляться за счет средств Фонда консолидации банковского сектора, который создаст Центробанк.

На круглом столе  в Госдуме 20 марта заместитель председателя ЦБ Василий Поздышев заявил: «C помощью нынешних финансовых инструментов мы не готовы проводить санации, и не видим частных инвесторов, которые были бы готовы взять на себя финансовое оздоровление. Мы последовательно снижаем инфляцию и процентные ставки. Через год-два ставки будут совершенно другими — от 5−7%. Сейчас, чтобы закрыть «дыру» в 10 млрд. рублей, надо было выдать 15—16 млрд. При новой системе ставок надо выдать 20 млрд. на десять лет. Мы просто наводним наш рынок бесплатными деньгами, кредитный механизм надо останавливать. При новой модели санации на отрицательные активы в размере 10 млрд. рублей надо будет инвестировать 10 млрд.».

Как все это собираются сделать, Василий Поздышев не пояснил, а в законопроекте толком не прописано. Вместе с тем, как оказалось, в ЦБ почему-то только спустя несколько лет после начала санации Агентством некоторых проблемных банков, вдруг обеспокоились неэффективностью использования ими выделяемых на «оздоровление» средств: «Некоторые предпочитают выдавать кредиты, покупать ценные бумаги, связанные с их собственными проектами. Будущее этих инвестиционных проектов не очевидно», — отметил Поздышев.  Получается, ему неведомо, что все банки заняты в основном финансовыми спекуляциями, а не кредитованием реального сектора экономики, которое не превышает 1-1,5% от размещаемых банками на стороне собственных и привлеченных средств. Толкает их на это сам Центробанк своей денежно-кредитной политикой, ориентированной на интересы финансовых спекулянтов. Одним из крупнейших «игроков»  является банковский регулятор, о чем красноречиво свидетельствует его высокая ключевая ставка, превышающая среднюю рентабельность отечественных товаропроизводящих предприятий. А ничем не ограничиваемые кредитные ставки коммерческих банков, в несколько раз превышающие среднюю рентабельность реального сектора экономики, вообще малодоступны.

«Оздоравливать» банки по неизвестной «новой модели» ЦБ  будет через управляющую компанию упомянутого фонда. Для восстановления капитала санируемого банка Центробанк получит возможность приобретать его акции - доли в уставном капитале. Управляющей компании фонда будет поручено доверительное управление акциями кредитных организаций, передаваемыми ей в ведение Центробанком, а также требованиями по депозитам, займам, облигационным займам и банковским гарантиям.

Спрашивается, какой смысл при наличии АСВ создавать его копию в виде упомянутого фонда при ЦБ, но только для санации банков? Разве нельзя было бы просто передать эту структуру в ведение Центробанка? Оказалось, что почему-то нельзя. Полагаю, на то имеется, как минимум, две причины.  Одна из них обусловлена стремлением руководителей ЦБ максимально, по неведомым критериям, завершить путем банкротств вырубку еще какого-то количества «нечистых» банков, оставив, по некоторым сведениям, примерно 500 кредитных организаций.  Для этого требуется продолжать прикрываться Агентством. Вторая причина – максимально удовлетворить  спекулятивные интересы владельцев крупного финансового капитала, которым не нужны конкуренты.  Поэтому Центробанку, сосредоточив в своих руках громадную власть над банковской системой и манкируя своими надзорными функциями, выгодно будет продолжить провоцирование банкротств кредитных организаций до выполнения намеченного «планового» показателя. Ведь на начало этого года их оставалось всего 623, из которых 178 убыточных. Можно сказать, задел для выполнения «плана» вырубки уже подготовлен. С избытком.

Одновременно ЦБ будет выгодно, за свои же деньги, выборочно санировать проблемные  банки, приобретая их акции, и объединять их, тем самым также сокращая число кредитных организаций. А после «оздоровления» можно будет уступить с выгодой для себя акции новых, укрупненных, банков кредитным организациям из десятки «чистых». Видимо, они на такой базе создадут новые финансовые группы, каждая из которых постепенно интегрируется  в сверхкрупный банк.  

Опыт подобной интеграции уже имеется. В  мае 2016 года группа ВТБ реорганизовала санированный до того разворованный Банк Москвы, вошедший после «оздоровления» в эту группу, в результате чего основная часть его активов и пассивов была присоединена к банку ВТБ. До конца нынешнего года намечено присоединить к ВТБ банк ВТБ 24, также входящий в эту группу. В январе 2017 г. завершили слияние под брендом «Восточного» банки «Восточный» и «Юниаструм». Намечено объединение банков финансовой группы «Открытие».

Следует заметить, что банкротство банка возникает с момента отзыва у него Центробанком лицензии, что противоречит ст.49 и п.2 ст.35 Конституции РФ. Их  положения запрещают внесудебное отчуждение собственности и тем самым лишение владельцев права пользоваться ею. Но и назначение в кредитную организацию временной администрации - особая мера принудительного административно-правового воздействия, которая существенно ограничивает правоспособность кредитной организации. 

Основаниями для назначения временной администрации являются особые кризисные обстоятельства, требующие оперативного вмешательства государства в лице ЦБ в деятельность банка для защиты конституционных  прав и интересов его кредиторов. Основания перечислены в ст.74 закона о Центробанке РФ,  и  связаны с неисполнением кредитной организацией в установленный срок предписаний ЦБ об устранении нарушений, выявленных в ее деятельности, а также с возникновением ситуаций, при которых эти нарушения или совершаемые банковские операции создали реальную угрозу интересам ее кредиторов.

Вмешательство Банка России подобным образом в оперативную и хозяйственную деятельность кредитной организации чревато причинением ущерба интересам организации, ее кредиторов и учредителей. При отсутствии в федеральном законодательстве строго определенных критериев для квалификации ситуации как реально угрожающей,  Банк России приобрел по отношению к кредитным организациям неограниченные полномочия. При этом его чиновники получили возможность по своему разумению интерпретировать смысл понятия реальность, а также по своим субъективным представлениям квалифицировать ту или иную ситуацию как реально угрожающую или реально не угрожающую интересам кредиторов. А затем на основе своих субъективных понятий об угрозах чиновники ЦБ принимают решения, затрагивающие права и законные интересы множества субъектов экономической деятельности.

Чиновники Центробанка уже давно позиционируют себя «государством в государстве», и законы, проталкиваемые через своих лоббистов в Госдуме, писали «под себя», блюдя свои коммерческие интересы, и чтобы не отвечать за свои грехи. В частности, три года назад  был подготовлен законопроект, запрещающий критично, даже если это правда, писать о банках и самом ЦБ. Законопроект повторяет принципы внесудебного отзыва Центробанком лицензий у банков, но только внесудебное право закрывать СМИ предложено передать прокурору, которому на «нехорошие» СМИ будет указывать сам Центробанк. Благодаря противодействию депутатов Госдумы прошлого созыва законопроект пока не рассматривался.

Сосредоточение в Центробанке прав принятия решений о банкротстве банков и  осуществления их санации при отсутствии внешнего контроля за выполнением Центробанком своих надзорных функций создает благоприятные возможности для сговора и коррупции. Поэтому при дальнейшем игнорировании руководством банковского регулятора своих законодательно регламентированных функций продолжится увод активов из банков и, тем самым, уворовывание денег их кредиторов.  В результате продолжится нарастание экономического ущерба, наносимого государству и обществу, и будут шириться социальные протесты. Все это чревато падением авторитета властей.

Безответственно творить Центробанку свои дела, включая антиконституционное право на внесудебный отзыв банковских лицензий, оказывается возможным  ввиду того, что ЦБ почему-то позиционируется якобы не зависимым от государства юридическим лицом с неопределенным правовым статусом по отношению ко всем ветвям государственной власти. Тем не менее, законодательно все обстоит далеко не так.

Как отмечалось, согласно ст.53 Конституции РФ «каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц». Это конституционное положение более детально изложено в  ст.1069 ГК РФ: «Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов,..  либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа,.. подлежит возмещению. Вред возмещается за счет … казны Российской Федерации… ».

Согласно п.2 ст.75 Конституции и определению Конституционного Суда от 14 декабря 2000 года № 268-0 Центробанк является органом государственной власти, причем согласно закону «О Банке России» его уставный капитал и иное имущество являются федеральной собственностью. Следовательно, Банк России обязан возмещать ущерб, наносимый по его вине кредиторам обанкротившихся кредитных организаций и заемщикам кредитов в иностранной валюте. Однако этого не происходит. Более того, суды в нарушение законодательства, в том числе, в нарушение конституционных прав граждан на защиту государством их имущества, отказывают в удовлетворении подобных исковых требований.

Пресечь нарушения Центробанком законодательства, которые приводят к громадному материальному ущербу, наносимому гражданам и государству, а также к политическому ущербу для властей, может президент страны, как гарант исполнения Конституции России. Согласно п.2 ст. 90 Конституции его указы и распоряжения обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации. Поэтому указом Президента России можно заставить Центробанк возмещать наносимый по его вине ущерб, что вынудит его руководителей выполнять вмененные им законодательством обязанности.

Как отмечалось, в составе капитала Центробанка имеются различные резервы и фонды, общая сумма содержимого которых на конец 2014-го, первого года девальвации рубля, согласно финансовому отчету  превысила 9,051 трлн. рублей. В частности, в составе его капитала открыт балансовый счет «Накопленные курсовые разницы». Накопленные курсовые разницы по иностранной валюте, имеющейся в ЦБ,  образуются в связи с переоценкой этих средств при изменении официального курса иностранных валют к рублю. Только по итогам 2014 года из-за значительного падения курса рубля накопленная курсовая разница превысила 6,753 трлн. рублей, которыми пополнили упомянутый счет. Все эти средства и можно было бы использовать для компенсации ущерба, нанесенного обманутым кредиторам обанкротившихся банков и валютным заемщикам, подобно тому, как руководители Центробанка из тех же его доходов «из воздуха» скомпенсировали свои «убытки» от девальвации рубля, в том числе повысив себе в среднем вдвое заработную плату.

После наделения Банка России полномочиями по санации кредитных учреждений количество представителей ЦБ в Совете директоров АСВ увеличится до семи, а представителей правительства уменьшится до пяти. Председателем совета будет назначен глава Банка России, сейчас его возглавляет министр финансов. Таким образом, Центробанк сможет принимать ключевые решения о дальнейшей судьбе Агентства, вплоть до его ликвидации. Очевидно, Центробанк сначала ограничит, а затем вообще прекратит кредитование Агентства.  Чтобы  финансовая пирамида, которую строит Агентство, не рухнула подобно другим таким пирамидам, его закроют, признав банкротом и списав долги.                                                                

В этих мутных условиях появляется весьма странное, нелогичное и противоречащее ст.19 Конституции России о равенстве всех перед законом и судом,  предложение чиновников Министерства финансов. Они предлагают освободить сотрудников Центробанка и Агентства по страхованию вкладов от судебного преследования за принятые решения. Лишиться иммунитета они могут лишь в случаях злоупотребления должностными полномочиями или коррупционных преступлений. Речь идет об освобождении от судебного преследования руководителей ЦБ, глав его департаментов, генерального инспектора, статс-секретаря, главы аппарата и руководителя пресс-службы. Перечень неподсудных сотрудников АСВ пока не определен.

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев пояснил непонимающим, что работники АСВ и ЦБ принимают решения в рамках процедур по банкротству и ликвидации банков. Какие-то решения собственники рухнувших банков и их кредиторы могут посчитать неверными, что, по мнению Моисеева, является, видимо, недопустимым безобразием. Он заявил, что предлагаемые поправки в законодательстве должны гарантировать защиту работников Центробанка и Агентства от ответственности за «непреднамеренные», то есть обусловленные некомпетентностью, ошибки при принятии решений от «необоснованных» преследований, и способствовать их беспрепятственной деятельности. Необоснованные претензии по Моисееву, надо полагать, это количество растущих протестов и судебных исков на действия Центробанка и Агентства. Между прочим, принятие поправок Минфина  может также вывести ЦБ из под прокурорского надзора. 

Как отмечалось, это не первая попытка вывести руководителей Банка России за рамки правового поля,  законодательно гарантировав им безнаказанность. С чего бы это вдруг в Минфине так озаботились судебной неприкосновенностью коллег? Возможно, почуяли непогоду?

                                                                    ***

Центробанк России уже давно превратился в меняльную контору Федеральной резервной системы США. Чтобы прекратить опасные для страны безобразия в отечественной финансовой сфере, должна быть, наконец, разработана государственная финансовая политика, охватывающая все сегменты денежного обращения,  взамен нынешней денежно-кредитной, губительной для страны.

Если Владимир Путин издаст указ о компенсации Центробанком ущерба, нанесенного по вине его руководителей многим миллионам кредиторов обанкротившихся банков, а также заемщикам валютных кредитов, и до полной компенсации ущерба сотрудники банковского регулятора будут лишены всяких премий, поощрений и индексаций зарплаты, то его руководители, может быть, одумаются и откажутся от манкирования своими обязанностями. Тогда Агентство по страхованию вкладов не понадобится, и Банк России перестанет провоцировать в стране социальное недовольство. Как представляется, все это станет возможным только после замены нынешних лоббистов интересов владельцев крупного финансового капитала и финансовых спекулянтов государственно мыслящими специалистами, а главной целью банковской системы станет кредитование реального сектора экономики. Однако без вмешательства президента страны, гаранта Конституции РФ, вряд ли что-то изменится.



Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100