Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» №№17-18, декабрь 2004  -  cодержание номера 

Экономические реформы «по - черному» и правовая им альтернатива

Наталья Чистякова

Перевод российской экономики на рыночные рельсы начался глобально, с приватизации гигантских нефтяных месторождений. А затем дошла очередь до ЖКХ, где теперь добирают оставшиеся капиталы те, кто все-таки высидел в этом «нужном месте» и сумел здесь же дождаться нужного им времени очередных рыночных перемен. Так что праздник приватизации пришел, наконец, и в российское ЖКХ, привнеся в эту отрасль традиции противоправного реформирования, обогащенные за прошедшие годы «экзотикой» многих отраслей и регионов и «современной теорией» создания капиталов в России.
Так сложилось, но отечественные реформы оказались даже не политической целесообразностью. Они явились некой «крышей», индульгенцией на правовую неприкосновенность и амнистию, обеспечив транзит к главной цели, каковой было приобретение избранными права частной собственности на прежние государственные фонды.

Акты великого реформирования
С необратимостью «Актов великого реформирования», мне довелось впервые столкнуться в начале 1990-х. Тогда, приложив немало патриотизма и юридических стараний, я поучаствовала в составлении анализа того, насколько не вписались в правовое поле процедуры предоставления новым собственникам прав пользования недрами на одном из месторождений Западной Сибири. Гордая своим радением за государственные интересы я тогда составила проект телеграммы первому лицу, ведавшему лицензированием недропользования, и эта телеграмма без купюр, за высокой региональной подписью ушла «наверх». Ответная реакция реформаторов сравнялась со скоростью самолета, на котором незамедлительно прибыли их представители, ставшие моими первыми учителями реформирования. Учителя разъяснили дипломатически непосвященным несопоставимость такой мелочи, как нарушение юридических процедур в сравнении с международным скандалом, который может быть спровоцирован моей депешей. Устыдившись своего неправильного пониманием интересов России, я, как советник, конечно, не возражала против отзыва региональных претензий, решив, однако, впредь взять под личный патронаж проблему конфликта права и интересов России и ее граждан. Ибо, несмотря на молодость, сомнения тогда в доводах моих идеологически более опытных оппонентов все же оставались.
Позже, долгие годы я наблюдала судьбу «Актов великого реформирования» на разных уровнях власти. И почти всегда они носили необратимый характер вне зависимости от того, вписались ли они в конституционное правовое поле России или не вписались.

Интересы страны и монополий: тождество или различие?
Крупные общероссийские монополии имеют большое число потребителей и миноритарных акционеров. Именно это обстоятельство стало, как ни странно, препятствием на путях к справедливой судебной защите их прав. По мнению представителей российских монополий, создание судебного прецедента победы потребителя либо малого акционера сразу, в миллионы раз, увеличивает экономический ущерб соответствующей монополии - ответчика. Их логика такова: суды не должны принимать решения в пользу истцов , ибо «разрушение» экономики монополии приведет к «разрушению» экономики России, а «интересы России» в сравнении с такой мелочью как потребитель или малый акционер несопоставимы. И суды нередко прислушивается к таким «экономическим доводам», выходящим за пределы области права.
Жалоба в Конституционный суд РФ акционера РАО «ЕЭС России» Моисея Гельмана о признании не соответствующими Конституции России постановления Правительства РФ от 11 июля 2001 года № 526 «О реформировании электроэнергетики Российской Федерации», а также иных нормативно-правовых актов, принятых в развитие идеи этого реформирования, вновь , как никогда остро, подняла вопрос о конфликте норм права и интересов крупнейших российских монополий, в данном случае РАО «ЕЭС России».
РАО «ЕЭС России» задействовано в решении многих глобальных задач. Это, безусловно, важная в экономике России и политике структура. Однако нормы Конституции и Гражданского кодекса России имеют приоритет перед правительственными постановлениями. Поэтому все решения по реформированию и реорганизации РАО «ЕЭС», затрагивающие права его акционеров, должны были с самого начала приниматься с соблюдением процедур, существующих в правовом поле, в том числе с участием всех акционеров, включая малых.
Если Конституционный суд РФ признает юридическую правоту истца, то у РАО «ЕЭС России», как минимум, возникнут дополнительные расходы на приведение всех институциональных преобразований последних лет, а также действий и процедур в соответствие с принятым решением. Вероятную при этом экономическую дестабилизацию монополии не преминут связать с дестабилизацией экономики России в целом, и совсем не исключено, что эти аргументы окажутся убедительнее.
Реформа РАО «ЕЭС России» идет «рывками». Сначала был «спурт» по постановлению Правительства РФ № 526 , затем возникло несколько пауз в связи с тем, что к обсуждению реформ подключились некоторые экспертные и политические круги, затем снова некоторое движение вперед. И, насколько я помню, комментарии основного менеджера реформирования звучали примерно так: главное – cохранить нетронутой чистоту самой концепции реформирования. Что, по его же оценкам, в основе своей удалось.
Использование такого «правового инструмента» как правительственное постановление вместо «Стратегии реформ электроэнергетики», утвержденной решением собрания акционеров, является идеей основного менеджера. По всей видимости, идея эта основывается на незыблемой убежденности в том, что, во-первых, очередной «Акт великого реформирования» будет необратимым, а, во-вторых, что такой подход к реформам оправдан.
Не исключаю, что оправдывается все это «интересами России», идеологически усиленными концепцией «либеральной империи». Конечно же, «интересы России» можно было защитить, не затрагивая прямо либо косвенно интересы миноритарных акционеров РАО «ЕЭС России». Но дело сделано и нас с вами вновь пытаются поставить перед фактом очередной «необратимости».

Приватизация ЖКХ
В своем недавнем интервью «The Financial Times» Анатолий Чубайс признал, что «недооценил глубину чувства несправедливости, которое прошедшая приватизация оставит в умах людей». Это признание состоялось уже после начала реформирования РАО «ЕЭС России», которое можно условно назвать второй приватизацией.
В этом контексте приватизация ЖКХ - третья приватизация. И, осмысливая ее ход, я не могу понять, что сейчас мешает сделать верные оценки последствий реформы ЖКХ, в которую активно внедряются структуры, контролируемые РАО «ЕЭС России» и его менеджментом. Пока я не вижу явно плохого в том, что РАО «ЕЭС России» дойдет до каждой розетки, каждого водопроводного крана и каждой отопительной батареи. Но у этой компании сложился свой «победоносный стиль», когда общество ставится перед фактом, перед необратимой данностью, а потом живет с этой данностью, осмысливая её в контексте собственных гражданских прав и «интересов России». И вот так складывается, что в ходе этого осмысления у населения почему-то каждый раз рождается очередное чувство глубокой несправедливости.
Распространяя свою монополию, в общем-то, искусственно, на коммунальную систему России, менеджмент РАО «ЕЭС» пока просто подбирает под свой контроль коммунальный бизнес вместе с теми схемами, по которым этот бизнес работает. Не секрет, что это нередко полутеневой бизнес и многие его схемы находятся явно за пределами конституционного правового поля. И вот всё это «в пакете» сейчас переходит под патронаж «эффективного менеджмента» РАО «ЕЭС».
Некоторые из упомянутых полутеневых схем населению известны. К примеру, те, кто проживает в домах, обслуживаемых ТСЖ, уже активно «складывается» на капитализацию этих самых товариществ. В России это некоторый коммунальный уникум, в который от владельцев квартир поступают общая долевая собственность, а также инвестиции на почти беспрерывно обновляемое и модернизируемое инженерное оборудование дома, приумножающие имущество и имущественные права владельцев ТСЖ. Хотя сами собственники квартир зачастую даже не являются учредителями этих самых ТСЖ, капиталы которых они так покорно и усердно наращивают. И если у РАО «ЕЭС России» подобное приумножение капитала идет во многом за счет инвестиционной составляющей в тарифах, выплачиваемой потребителями, то в товариществах в дополнение к этому капитал прирастает ещё за счет помещений, а также придомовых земельных участков общего пользования.
То, что происходит в сегодняшних ТСЖ это движение вспять даже в сравнении с инвестиционной программой РАО «ЕЭС России», финансируемой за счет тарифа. И, похоже, что это движение вспять многим очень нравится. Более того, оно воспринимается даже естественным в сегодняшней российской ментальности. И, как следствие, менеджеры ЖКХ уже искренне не понимают чего это граждане вдруг, где - то заупрямились в отношении какого-нибудь купленного вскладчину немецкого насосного оборудования или евро-отремонтированных за их счет подвалов. Ведь менеджеры «коммунальной России» уже примерились к нашей собственности, подготовились к её приватизации, а мы потребители, миноритарии и пр. вдруг стали вспоминать про какие-то свои права

Система адаптировалась под нарушение наших прав, пока мы ими поступались
Казалось бы, вот уже реформа ЖКХ – внутренне дело страны и здесь мы не затронем ни чьих глобальных интересов. Поэтому сделаем всё начисто, «по белому», по закону. Но, как оказалось, за время многочисленных реформ вся государственная система уже выстроилась под нарушение наших прав.
Во-первых, говорить о правах стало моветоном. Вроде как это самобичевание, признание, что «слабо тебе закон нарушить». Считается, что о нарушенных личных правах у нас рассуждают неудачники. Все остальные делают «правила под себя», умеют то, что называется «узаконивать» или просто их не соблюдают, приценившись к потенциальной ответственности.
Во-вторых, реформа ЖКХ, по большому счету, у нас отдана на муниципальный уровень, где как раз и произросло «узаконивание» нарушений. Дело в том, что органы местного самоуправления вообще не имеют права принимать законы, а, следовательно, не имеют права как–то ограничивать экономические и иные права граждан. Тем более, этого не могут делать главы муниципальной исполнительной власти, так как их распоряжения не являются правовыми актами. Но вот эти часто даже необнародованные и незарегистрированные в Минюсте, принятые с превышением полномочий документы уже составляют «правовое обоснование» реформ ЖКХ. И, в отличие от миноритарных акционеров РАО «ЕЭС России», граждане, которых затрагивает коммунальная реформа, уже не смогут попытаться защитить себя даже в Конституционном Суде РФ - там просто не рассматривает те документы, которыми масштабно нарушаются права населения. Априори считается, что так не должно быть. Однако так есть. Причем сам закон о Конституционном Суде не учитывает сложившуюся в России практику нарушения конституционных прав граждан и, по большому счету, именно этот закон в первую очередь подлежит серьёзному корректированию. Самоуправство местных властей – результат неверного прочтения Европейской хартии о местном самоуправлении. В Хартии, в частности, в статье 8 сказано, что «административный контроль над деятельностью органов местного самоуправления предназначен для обеспечения соблюдения законности и конституционных принципов». Однако передергивание идеи свободы местного самоуправления, в том числе демагогами и софистами, затесавшимися под знамена «правых», привело к тому, что местное самоуправление, особенно в провинции, нередко становится сферой чиновного произвола.
В-третьих, рекомендация «судиться» в сложившейся ситуации воспринимается несколько лицемерно и цинично. Добиться общего решения гражданин не может, так как он находится за пределами защиты законом «О Конституционном Суде РФ». Иски к органам власти в интересах неограниченного круга лиц не практикуются, поскольку сформировалась такая общая негласная установка. Поэтому каждый отдельный гражданин из миллионов, обиженных по типовой схеме, должен судиться в одиночку, и потому миллионы исков должны заполнять суды России. По информации, суды как раз и завалены подобными исками. Перспективы у исков плохие, потому, что суды часто оперируют как раз теми документами, которые находятся «за пределами Конституции», а также иными, ранее «узаконенными» правами с подобной же историей.
Получается, что сегодня, уже после опыта многих реформ, многих ошибок и публичных покаяний, гражданин России перед происходящими новыми реформами ещё более беззащитен чем в начале 1990-х.

Бунт граждан против правового поля…
Из сказано выше следует, что у нас в России возникла буферная зона между границами того правового поля, которое находится в компетенции Конституционного Суда РФ, и правового поля, границы которого определяются различного рода самоуправными «узакониваниями», а также сложившейся правоприменительной практикой.
Рассуждая о том, в какое правовое поле должны вписаться идеологи всех реформ, надо признать, что необходимо сблизить границы этих двух несовпадающих правовых пространств. Это необходимо сделать, в том числе, пересмотром редакции закона «О Конституционном Суде РФ», а также конституционной «зачисткой» общероссийского правового поля, поскольку сами граждане «многокилометровые наледи» на нем убрать не смогут.
Кроме того, надо что-то делать с практикой «выхода» за пределы конституционного правового поля при сопроводительной аргументации, что это, мол, делается в интересах России. Не должно и не может правое поле страны конфликтовать с её интересами. Одно из двух: или интересы страны сформулированы неверно, или само правовое поле противоречит интересам России, а значит, отражает чьи - то чуждые нам интересы. Вместе с тем никакие «государственные интересы» не могут находиться в конфликте с интересами граждан - потребителей, вкладчиков, избирателей, акционеров… И если исходить из того, что интересы страны должны быть тождественны интересам её граждан, то конфликт граждан с правовым полем не может трактоваться как бунт граждан против собственной государственности. А потому любые отсылки к скомпрометировавшим себя правому полю и правоприменительной практике с рекомендацией искать решения именно в этом поле некорректны, так как это поле противоречит интересам населения и страны, духу Конституции и тем международным актам, к которым присоединилось государство. Разрешаются такие конфликты с опорой на международное право, которое базируется на общечеловеческих ценностях.
Мне бы меньше всего хотелось, чтобы «носители» либеральных ценностей в России рассматривали события в Украине лишь как пример возможности вернуться им во власть. Чтобы вернуться во власть надо показать, что сделаны выводы из прежних ошибок реформирования, и убедить людей в своей способности проводить реформы в интересах населения, а не только в интересах крупного капитала. Речь, по большому счету, должна идти о том как сделать Ход с «черного поля» на «белое» правовое, единое для всех граждан и их государства.


Наталья Чистякова,
член СПС









Другие статьи номера «ПВ» №№17-18, декабрь 2004

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100