Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Туманные перспективы
крымского промышленного виноделия

              Размышления о пренебрежении уроками истории

 

Александр Голубенко, 

бывший генеральный директор объединения «Крымвинпром»,

бывший директор Симферопольского коньячного завода,

Симферополь

 

Более двух  лет назад произошло уникальное событие - Крым вернулся в Россию. Специалистам еще предстоит оценить все последствия этого исторического перелома. Однако ждать их выводов не станем и попробуем рассмотреть сложившуюся сегодня ситуацию в одной из важных отраслей экономики полуострова – виноделии. Виноградарство и виноделие в Крыму за века своего существования пережили многое, и уроки эти должны быть осмыслены, чтобы не повторять ошибок прошлого.

 Крым на протяжении всей своей истории являлся перекрестком путей движения разных народов. Поэтому естественно, что виноградарство и виноделие, как одни из старозаветских библейских ремесел, существуют в Крыму ровно столько, сколько здесь живет человек разумный. Ведь сама природа способствовала культивированию здесь винограда, сок которого может бродить, а человек издавна нуждался в вине так же, как и в хлебе насущном.

Есть целый ряд косвенных свидетельств того, что самые древние из известных науке обитателей Крыма - тавры занимались виноградарством и виноделием задолго до греков. Например, слово тарапан – каменная виноградодавильня имеет таврское происхождение.

В греческих городах - полисах в Крыму изготовление вина было уже поставлено на промышленную основу. Его производили столь много, что хватало и на собственные нужды, и на экспорт. Вывозили вино, прежде всего, в варварские страны кочевого мира, где климат для виноградарства был непригодным. Ближайшими покупателями крымских вин были скифы и славяне, весьма к вину неравнодушные, но также не имевшие возможности его производить по климатическим условиям.

Технология приготовления вина в то время в общих чертах ничем не отличалась от современной. Собранный виноград давили на тарапанах: на первой площадке сок давили ногами, на второй - легким прессом, на третьей - тяжелым прессом. Отжатый сок (сусло) из тарапанов стекал в прямоугольные ёмкости. Здесь вино зрело, набирало кондиции. Вино первой выжимки было самым дорогим, а напиток из-под тяжелого пресса - самым дешевым, «вином для рабов» - так его называли. 

Для экономии при транспортировке вино сгущали, уваривая его. На стол оно подавалось в специальных сосудах, разбавленным водой в соотношении один к трем-четырем. Пить вино неразбавленным считалось варварским, скифским обычаем. Только скифы пили вино неразбавленным, что вошло в античные поговорки.

Все производившееся тогда вино было столовым, спустя какое-то время оно начинало бродить, превращаясь в уксус. Крепленого вина в те времена еще не было, оно появилось гораздо позже, в средние века, когда мореплаватели стали уходить так далеко, что все запасенное ими для профилактики цинги столовое вино скисало. Тогда придумали останавливать брожение вина спиртом, а так как в средиземноморских странах в то время пшеницу не использовали для производства горячительных напитков, то и крепить вино начали продуктами перегонки виноградной выжимки – виноградным (винным) спиртом.

К VI веку н. э. южный берег Крыма входил в сферу интересов Византии, которая всячески поощряла приобщение бывших варваров к оседлому образу жизни. Важную роль в этом деле сыграло распространение на полуострове христианских монастырей, в которых развивалась культура выращивания виноградной лозы и изготовления вина. Виноград требует кропотливой и размеренной работы круглый год. Монастыри в средние века были сравнительно спокойными местами, разбойники опасались гнева божьего и редко тревожили монахов. Поэтому божьи обители были центрами винного производства не только в Крыму.

Крупными оптовыми покупателями крымского вина были в основном хазары, жившие по соседству, в северном Причерноморье. Часть полуострова к этому времени отошла к ним. В X веке Хазарский каганат разгромили и торговать стало не с кем. Остатки виноградных давилен (тарапанов), скальных погребов, прессов и сейчас можно встретить в пещерных городах Крыма. В горах продолжали заниматься изготовлением вина и после того, как полуостров захватили татары. Однако центр товарного виноделия к XIII-XIV векам сместился на южное побережье, которое по договору с татарами отошло генуэзцам. Вокруг Кафы (Феодосии), Солдайи (Судака), Алустона (Алушты) они интенсивно развивали виноградарство и производство вина. Вино из местных сортов винограда затем вывозилось на продажу.

В конце XV века генуэзцев с южного побережья Крыма вытеснили турки. Как правоверные мусульмане, они не поощряли винопития и виноделия. Потому производство вина здесь сократилось, но не исчезло. Ведь основное население прибрежных городов и селений оставалось христианским (греки, армяне, потомки итальянцев). К тому же вино в средневековье использовали как лечебное и антисептическое средство - раны промывали вином, давали вино выздоравливающим как лекарство. А поскольку и турки, и татары воевали много, то и вина требовалось немало.

Многие путешественники в XVI-XVII веках отмечали обширность виноградников в округе Кафы и Судака, и прекрасный вкус местного вина. Не исчезло тогда виноделие и в горах. Христианские монастыри, освобожденные от налогов, по-прежнему были центрами виноделия. Свою выгоду с этого дела имели и крымские ханы, взимавшие немалые пошлины с торговли вином - до 20% от его цены. 

Вся эта идиллия была нарушена, как ни странно, с присоединением Крыма к России. Основные производители вина в Крыму - христиане были переселены с полуострова на Азовское побережье. Виноградники пришли в запустение, стали вырождаться. Земли в Крыму стали раздавать новым хозяевам, мало понимавшим в виноградарстве и виноделии, равно как и их крестьяне. Титанические попытки князя Потемкина по посадке в Крыму виноградных лоз, завезенных  из венгерской провинции Токай и островов Эгейского моря, ни к чему не привели. Более того, многие аборигенные сорта лоз были при этом уничтожены.

Будет уместно упомянуть, что до сегодняшнего дня на землях хозяйства «Солнечная долина» (район города Судак), имевшем в прошлом название «Архадерессе» - собственность светлейшего князя Горчакова К.Л., сохранились небольшие посадки аборигенных сортов винограда, произрастающих здесь уже более 20 веков. Это такие сорта, как Сары пандас, Кок пандас, Кефесия, Джеват кара (известное вино «Черный полковник»), наконец, сорт Эким кара, из которого изготавливают знаменитое вино «Черный доктор».

Виноградарство требует опыта и многолетних традиций, знания местных особенностей и условий, а их не было у новых обитателей Крыма. Понадобилось какое-то время, чтобы пришло понимание всего этого. В начале XIX века было открыто Судакское училище, где готовили специалистов по виноградарству, виноделию и бондарному делу. Из Франции выписали двух виноделов, а также прессы и лозы. Но училище в Судаке как-то не прижилось, и вскоре было закрыто. В 1828 г. открыли Магарачское училище садоводства и виноградарства. К этому времени по соседству уже был создан Никитский ботанический сад (1812 г.). Его первый директор X. Стевен, помимо всего прочего, занимался опытным питомником для лучших европейских сортов винограда и изготовлением опытных партий вин. Следующий директор Сада, Н. П. Гартвис, довел коллекцию виноградных лоз до 300 сортов. 

Очередной губернатор Новороссийского края граф М. С. Воронцов отличался кипучей энергией во всем, в том числе в деле возрождения виноделия. По его приказу все поселенцы на юге России должны были выращивать виноград, а он закупал у них виноматериалы и обрабатывал их в своих подвалах в Алуште, Ай-Даниле и Алупке. Правда, при этом посадки европейских лоз часто заканчивались полным провалом, а производимые вина были не самыми лучшими копиями европейских вин. Тем не менее, к 1840 году в Крыму насчитывалось уже 350 виноградарских хозяйств, а площади виноградников достигли 3,5 тысяч гектаров. Надо отдать должное графу Воронцову, основы промышленного виноделия на полуострове заложил именно он, но это было виноделие европейского типа, осуществлявшееся в небольших имениях, «шале», в которых каждый хозяин «выделывался» с собранным виноградом, как позволяла ему его фантазия. Результат – тотальная экспансия европейских вин на российский рынок при огромном множестве марок крымских вин низкого качества и малого количества.

Следующая мощная фигура крымского виноделия - князь Л. С. Голицын, который, имея юридическое образование, волею судьбы в 1870-х годах оказался в Крыму, выкупил имение Новый Свет и занялся виноделием. Его земельные владения непрерывно расширялись – это были окрестности Судака, Феодосии, Гурзуфа. Винодельческие эксперименты князя привели к тому, что его красные и белые вина, а также шампанское были удостоены золотых медалей на выставках в Москве, Ялте, Париже, а также Луизвилле и Нью-Орлеане (США).

В 1891 г. Голицына назначили главным виноделом и виноградарем удельных имений императорской фамилии. К этому времени многие крымские землевладельцы под любыми предлогами отказывались от своих виноградников и отдавали их царской семье. Уж больно малоприбыльным и хлопотным было это самое виноделие. Под руководством Голицына сразу была поднята урожайность и улучшено сортовое качество винограда, появилось много новых для Крыма типов вин. За счет укрупнения хозяйств применялись одинаковые методы обработки виноградников и ухода за виноградом. Был налажен контроль за соблюдением качества на всех этапах производства.

Лев Сергеевич Голицын не был виноделом по первоначальному образованию, но был им от Бога. За счет исследования виноматериалов, полученных с большого количества участков, им и руководимыми им виноделами были разработаны, а позднее доведены до совершенства правила купажа (смешивания) различных партий виноматериалов одного сорта винограда для достижения однородных показателей готового к розливу вина.

Виноградники и поныне разбросаны на очень большой территории вдоль южного берега полуострова в полосе протяженностью около 200 км - от Фороса до Судака. Размещены они на южных склонах главной гряды крымских гор с перепадом высот относительно уровня моря от 10 до 600 метров, однако из-за сложного рельефа горной местности виноградники сильно раздроблены. При этом микроклимат и погодные условия на каждом участке значительно отличаются друг от друга в зависимости от высоты расположения участка, количества выпадающих на нем осадков, структуры почвы, градуса уклона участка, годового количества солнечных часов, ветровой нагрузки, перепада температур и прочих факторов. Все это предопределяет различие качественных, в том числе вкусовых, показателей виноматериалов, изготовленных из одного и того же сорта винограда, но выращенного на разных участках.

Предложенный Голицыным способ производства одного и того же вина за счет купажирования (смешивания) виноматериалов, полученных с разных виноградников одного сорта, позволял выравнивать их вкусовые особенности, и производить в промышленных объемах высококачественные вина со стабильными характеристиками независимо от погодных и иных природных условий при выращивании сырья. Именно стабильностью качества массандровские марочные вина отличаются от аналогичных вин других изготовителей – российских и зарубежных. Промышленные объемы выпуска такого вина позволили Голицыну очистить российский рынок от импортных крепленых вин.

Под руководством Голицына и при его непосредственном участии за деньги царской семьи в маленьком поселке Массандра над Ялтой был построен первый в России подземный завод туннельного типа для производства и выдержки столовых и десертных вин стоимостью 1,1 млн. золотых рублей. К тому времени стало очевидным, что производство столового вина на южных склонах крымских гор является откровенной глупостью и подражательством. Дело в том, что виноград, выращиваемый на южных склонах, за счет длительного прямого солнечного освещения и специфики южнокрымской каменистой почвы набирал слишком много сахара, чтобы производить из него столовое вино.

В столовом сухом вине сахар должен полностью перебродить в спирт. При большом содержании сахара в исходном сырье брожение нужно либо останавливать, тогда получится полусухое или полусладкое вино, либо полностью сбродившее сусло нужно разбавлять водой или концентрированным виноградным соком, чтобы крепость вина не превышала 10-13%. И то и другое – вмешательство в природные процессы. Еще хуже, когда брожение останавливают химическими препаратами типа диоксида серы, убивающими живую дрожжевую культуру вина.

Прогретая теплым осенним солнцем крымская каменистая почва согревает виноград холодными ночами и это позволяет ему набирать сахар вплоть до конца октября. При таких уникальных условиях получались исключительные по своему качеству десертные и ликерные вина, а также кагоры и портвейны, для крепления которых нужно было использовать спирт. И князь Голицын произвел еще одну революцию в крымском виноделии, начав использовать в промышленных масштабах для крепления вина пшеничный (этиловый) спирт. Это было вынужденной мерой, Голицын не мог позволить ждать 10 – 15 лет выдержки вин, крепленных винным спиртом. Ему нужно было отвоевывать российский рынок вина, потерянный при предыдущих поколениях, и он понимал, что при его характере власть имущие долго его терпеть не будут. Так и случилось. В 1898 г. он не по своей воле оставляет государеву службу и продолжает заниматься шампанским виноделием в Новом Свете.

Ещё до начала строительства «Массандры» Голицын на протяжении полутора десятков лет пробовал производить шампанское из виноградников южнобережья, делая посадки даже в бухте Нового Света.  Но вынужден был признать, что этот регион не дает требуемой легкости и праздничности, характерных и необходимых для шампанского, пока не обратил внимание на виноматериалы, производимые в имении Казацкое князя Трубецкого П.Н., расположенное рядом с Херсоном. Так  в 1896 году была заложена на выдержку партия шампанского, которое получило название «Коронационное»  в честь коронации императора Николая II,  состоявшейся в мае того же года.

Через четыре года на всемирной выставке в Париже, посвященной началу нового, ХХ века, проводился конкурс, венцом которого стала закрытая дегустация шампанского, проходившая на Эйфелевой башне. В заключительном слове председательствовавший граф Шандон (владелец знаменитого Дома «Моёт и Шандон», того самого, где в своё время начинал производить шампанское его родоначальник монах Доминик Периньон) произнес тост в честь своих виноделов, держа в руках бокал голицинского вина. На что в ответ Л.С. Голицын сказал: «Я искренне благодарен Вам, месье Шандон, за столь лестную оценку труда моих виноделов, ибо Вы в руках держите шампанское «Коронационное» имения Новый Свет Вашего покорного слуги, князя Голицына». Если бы сегодня симферопольская «Таврия» выиграла у сборной Франции по футболу матч на «Парк де Пренс», то шок был бы меньшим, чем тогда.

Со времен Голицына крымское крепленое вино отличается от европейского способом крепления, что позволяет европейцам при каждом удобном случае заявлять, мол,  не вино это вовсе, так как закреплено чуждым для винограда продуктом. Однако в 1990-е годы Всемирная организация вина признала за крымскими виноделами право на крепление вина этиловым спиртом. Более того, португальские, французские и испанские виноделы также применяют этиловый спирт в производстве портвейна, мадеры, кагора и малаги,  так как это выгодно и с экономической,  и с органолептической точек зрения, но стараются, чтобы как можно меньше об этом знали.

Также со времен Голицына крымское вино от европейского отличается купажированием, то есть смешиванием одного и того же виноматериала, собранного с разных участков. Именно поэтому так нравящиеся европейцам фразы об удачных или неудачных годах для вина, полученного из винограда, собранного с южных (северных, западных и т.п.) склонов в те или иные года для крымского вина не имеют никакого смысла. Крымское вино за счет купажирования в любой год соответствует высоким стандартам.

Заслуги князя Голицына во славу крымского виноделия можно перечислять долго, а плодами его трудов мы пользуемся до сих пор. Но чтобы понять главное, чем ценен опыт Голицына для крымского виноделия, приведу с незначительными купюрами его ответ на поздравления 10 сентября 1903 г. в день чествования 25-летия его деятельности в области виноделия:

«Наша слабость заключается в том, что мы себе не верим, мы читаем иностранные книги, мы слушаем иностранных людей и вместо критики отступаем перед ними с благоговением.  Да разве иностранец желает, чтобы наша промышленность возникла, чтобы мы ему явились конкурентом на всемирном рынке? Никогда! Возьму пример: в шестидесятых годах прошлого столетия Наместник Кавказа, видя, что виноградарство составляет богатство края, желал поставить дело на рациональных началах, ничего для этого не жалея. Он обратился в Министерство земледелия во Францию, и просил его, ввиду массы виноградников на Кавказе, послать ему именитого виноградаря, чтобы дело поставить, как следует, дабы русские вина могли конкурировать с французскими. Встрепенулся министр и письмо наместника отправил в Бордо для обсуждения и принятия нужных мер для его исполнения. Синдикат бордосских торговцев собрался, и решили, что г. Г. будет тем человеком, который должен создать русское виноградарство. Жалованье было ему назначено приличное, большое, и господин Г. отправился на Кавказ. Приехав в Кахетию, он нашел обрезку виноградных кустов самой безобразной. Собрав кахетинских помещиков, он им прочел длинную лекцию, сказал им, что поливка вздор, что обрезка у них слишком короткая, что они поступают как варвары, и что он их выучит. Через два года сад пропал. Тогда г. Г. отправился в Кизляр. Собрав местных земледельцев, он им прочел целый трактат о том, что во Франции, в Бордо, никогда виноградник на зиму не закапывается, что так, как они поступают в Кизляре, могут поступать только дикие народы. Удивленные местные виноградари только молчали при потоке его красноречия и хотели ему ответить, но не посмели. Зимой весь казенный сад замерз. Сделав свое дело на Кавказе, г. Г. приехал в Крым. Поступил к тогдашнему Городскому Голове N. и убедил его, что так сажать виноградник, как делает он и местные жители – это абсурд, что нужно сажать виноградник не на ровных местах, не на покатостях, а на самых больших крутизнах, чтобы получить высокий товар, — что непременно нужно делать глубокий плантаж. Как не послушаться такого человека? Ведь он,  француз, выписанный Русским Правительством! Были выбраны самые крутые места, глубокий плантаж сделан, и виноградники засажены. Прошел хороший дождь, и весь плантаж вместе с виноградными кустами спустился в долину. Г. Г. отказали, а он, уезжая, сказал: «Cesbetes de Russe, ne comprennentrien!» (Эти русские скоты ничего не понимают!).

Простите, господа, что я точно выхожу из рамок той ответной речи, которую я должен произнести на Ваше приветствие, но мы не приехали сюда, чтобы кукушка хвалила ястреба, а ястреб кукушку, мы собрались для дела, и это дело мы сделаем. Петр Великий был велик, иностранцы у него служили, но никогда они не были самостоятельны, они были под командою русского и дело шло. Пусть иностранцы будут нашими рабочими, на это я согласен, но им поручать создавать русское богатство — против этого я протестую. Они даже если бы хотели, этого сделать не могут.

Что такое виноделие? Это наука местности. Разве иностранец может любить нашу родину больше своей? Получать хорошее жалование, составлять себе капиталец, вернуться к себе, посмеяться со своими над этими идиотами, о которых он будет рассказывать с хохотом – вот идеал всякаго. Разве все иностранцы, которых привез князь Воронцов, что-нибудь создали? Разве все торговцы, которые нажили миллионы в России, подумали выдвинуть русское виноделие? Никогда! Они только заботятся об одном, и они это высказали громогласно, именно – чтобы не сажали в России виноградников.

Вот, господа в эти великие для меня дни, великие, потому что никогда я не видел около себя единовременно стольких любящих русское виноградарство и виноделие, я считаю моим долгом Вам это сказать, чтобы оградили вас от увлечения, и чтобы вы не отступили от того правильного пути, который виноградарство приняло в России в последние года.

Первая задача наша - это определение сорта. Это почти уже достигнуто. Вторая задача – изучать эти сорта на разных почвах. Мы теперь уже много знаем о значении состава почвы на характер вина. Почвы кремниевые дают нежность, деликатность, букет. Почвы глинистые дают мягкость, полноту, почвы известковыя – дают огонь. Соображая характер сорта и характер почвы, мы уже делаем шаг вперед, чтобы создать правильное русское виноделие.

Но два эти фактора, весьма важные, страшно подчиняются климату.

Чтобы получить хорошее вино, всего вышесказанного еще мало, нужно уметь делать вино, нужны подвалы. А главное, нужно создавать людей. Сколько будет стоить человек, столько будет стоить и вино.

Вот, господа, моя ответная речь. Вы, господа, в своих адресах говорили, что Вы думали, я же Вам говорю то, что есть. Если я что-нибудь сделал для русского виноделия, то уже это время прошло и нужно вспомнить русскую пословицу: «Кто о старом вспомянет – тому глаз вон».

Давайте все вместе работать без отдыха, без передышки, работать, насколько у нас хватит сил, и при создании нового виноградарства будем, как Антей, который, прикасаясь к своей матери-земле, всегда черпал от нее новые силы.

Господа, поднимаю бокал за Русскаго Государя, который нас поддержит в этом направлении, и за Русь, которую мы обязаны для осуществления Его идеи – сделать богатой.

Второй же бокал за исполнителей этой мысли, за Вас, Господа, и кончаю Ваши приветствия словами: «За работу!».

 Сегодня, оглядываясь на сто лет назад, можно с уверенностью сказать, что князь Голицын, по сути, не только создал крымское промышленное виноделие, добившись мирового признания крымских вин, но и вытеснил иностранные крепленые и столовые вина со столов российского потребителя, заменив их качественным крымским вином. А достиг он этого за счет ряда мер:

 - четкой политики районирования европейских сортов в крымских условиях;

- производства вина исключительно из винограда, выросшего в данном регионе;

- практического применения правила: вино – это продукт местности, за счет чего было достигнуто разделение видов производимого в Крыму вина по регионам: Севастопольская и Феодосийская зона – столовые и шампанские вина, южный берег Крыма – сладкие, десертные, крепленые и крепкие вина, степной Крым и предгорье – виноматериалы для коньяков, шампанского и столовых сортов винограда;

- радикального изменения принципов виноделия с европейских (терруарность, множество сортов винограда и марок вина, малые размеры винодельческих хозяйств и их неспособность конкурировать на рынке) на крымские – жесткий набор районированных сортов, типовые требования к производимому виноматериалу, итоговая обработка, выдержка и производство на крупных промышленных винодельнях, где созданы правильные условия для выдержки и собраны квалифицированные специалисты;

- применения для крепления виноматериалов не винного, а пшеничного (этилового) спирта, что позволило сократить объемы его использования. Этиловый спирт 96% крепче винного - до 70%, поэтому добавлять его в вино для крепежа нужно меньше, что сохраняло букет вина, а также позволяло сократить сроки выдержки марочного крепленого вина с 10 до 5 лет. Чтобы вино, крепленное винным спиртом, восстановило свой букет и в нем аннигилировали сивушные масла, присущие винному спирту, нужно не менее 10 лет выдержки. Пшеничный (этиловый) спирт лишен этих недостатков;

- оригинальной маркетинговой политики вытеснения импортного вина отечественным, когда он последовательно приучал высшие слои российского общества, начиная с царской семьи, к крымскому вину вместо французского, испанского, португальского и итальянского, прививая тем самым моду пить российское вино.  При этом он приучал и рядового российского потребителя к потреблению более полезного недорогого вина вместо более крепких спиртных напитков. В итоге в начале XX века в России пили уже не португальскую, а русскую мадеру, а массандровский портвейн был синонимом царского вина.

 В советские времена продолжалось развитие крымское виноградарства и виноделия. Крымским виноделам в пятом – седьмом поколениях удавалось и сохранять высокое качество продукции, и ежегодно наращивать объемы производства. Эти два процесса шли параллельно. Именно в СССР под руководством знаменитого винодела А.А. Егорова были разработаны технологии промышленного производства качественного марочного вина со стабильными характеристиками в значительных объемах. Кроме того, за счет дополнительного отжима виноградной мезги было налажено массовое производство дешевых столовых и крепленых вин.

Тогда за счет собранных в единую коллекцию национализированных частных коллекций и ежегодного пополнения лучшими образцами была создана и в настоящее время продолжает существовать знаменитая массандровская винотека, которая является не только эталоном качества, но и мощнейшим средством пропаганды высочайшего уровня массандровских вин. Тогда же для сохранения голицынских традиций виноделия были созданы мощные производственные объединения, в которые входили предприятия всех циклов винодельческого производства - от виноградарских совхозов до заводов конечного виноделия, самым мощным из которых была и остается «Массандра». Согласно официальным данным за 1970 год площади под виноградниками в Крыму составляли 120 тысяч га, валовой сбор винограда достигал 650 тысяч тонн, а виноделие вместе с виноградарством и садоводством давало в крымский бюджет до 43% налоговых поступлений. Крымские вина неоднократно брали первые места на международных конкурсах. Были и периоды упадка, как во времена после указа 1985 года, недобрым словом помянутого.

А потом случился 1991 год, и виноделие Крыма стало развиваться отдельно от российского виноделия. 23 года развития в разных условиях привели к сегодняшней ситуации.

Российское виноделие полностью перестало быть государственным в отличие от крымского, где Массандра не просто осталась полностью государственной, но еще и умудрилась остаться прибыльной, сохранив при этом все свои активы.

Приватизация российского виноделия облегчила приток инвестиций в отрасль, но фактически уничтожила производство вина, как образ жизни, при котором из поколения в поколение передавались традиции и культура виноделия. Приватизация превратила его в бизнес с присущими ему нормами рентабельности и коэффициентами эффективности, главной целью которого является скорейшее получение максимальной прибыли.

Российское виноделие в отличие от крымского оказалось раздавленным законодательными нормами, регулирующими оборот этилового спирта. Из-за необходимости нести огромные затраты на оборудование производства средствами специального учета этилового спирта российское виноделие крепленых марочных вин к 2012 году было практически уничтожено. Незначительные объемы выпускаемого в России крепленного марочного вина, для производства которого использовался виноградный спирт, не в счет, так как это делается исключительно для создания видимости разнообразия ассортимента. Ну, а примененный в 2012 году к вину, крепленному этиловым спиртом, на законодательном уровне термин «винный напиток» такое виноделие уничтожил почти окончательно.

В отличие от России, в Крыму марочное крепленое виноделие было сохранено, в том числе и благодаря принятию специального закона «О винограде и виноградном вине»,  которым разрешено крепить вина этиловым спиртом. Замечу, в России, за исключением Крыма, отсутствует понятие «коллекционное вино» ввиду отсутствия такового, а действующее российское законодательство никак «не натягивается» на массандровскую винную коллекцию.

Крымские виноделы 23 года были представлены в России своей продукцией и имели там определенную долю рынка, не неся при этом значительных накладных расходов на оборудование своих производств российскими приборами учета спирта и уплату акцизов за производство так называемых «винных напитков». Но после воссоединения с Россией они столкнулись с неразрешимой до сего времени проблемой несоответствия своих производств российским регламентам. Кроме того, крымские виноделы из-за санкций потеряли при этом полностью не только украинский, но и европейский рынок сбыта своей продукции.

Оказалось, однако, это было не самым страшным, что еще ожидало крымских виноделов. Самым страшным оказалось желание некоторых их материковых коллег полностью уничтожить крымское виноделие, как конкурента, производившего на тот момент времени высококачественное вино из собственных виноматериалов,  успешно конкурировавшего с их продукцией на российских прилавках. Поэтому и родилась в головах «материковых винодельческих стратегов» и «великих кризисных менеджеров» идея «реконструкции и модернизации» крымского виноделия. Вот основополагающие намерения ее авторов:

1. Бюджетные средства, которые могут быть выделены на восстановление площадей крымских виноградников до уровня советского периода, должны находиться под их контролем и выдаваться только лояльным к этой программе виноделам.

2. Крупные крымские винодельческие хозяйства следует раздробить и сделать их производителями только первичных виноматериалов, которые использовать для загрузки своих, построенных на материке, мощностей розлива.

3. Высвободившиеся при этом активы, в том числе остатки марочных виноматериалов, земли с виноградниками и без них, оборудование, торговые марки, нужно продать, благо все это было национализировано, а доход направить на пополнение собственного благосостояния. Лица, купившие все это, станут невольными защитниками авторов «программы» - своеобразной «крышей».

Говорят, что дорога в ад устлана благими намерениями. Ситуация с крымским виноделием как нельзя точно вписывается в это правило и за прошедшие два с небольшим года все запланированное авторами программы реализуется строго по задуманному сценарию.

Не прошло и месяца со дня референдума о присоединении Крыма к России, как на национализированных крымских винзаводах и в винсовхозах стали силовым путем менять руководство. Опытных, авторитетных виноделов с мировым именем заменяли на неграмотных, но послушных, управляемых и не возражающих исполнителей чужой воли. А в отношении несогласных специалистов стали искусственно возбуждать уголовные дела, которые удивляли не только опытных адвокатов, но и мало-мальски разбирающиеся в юриспруденции специалистов иных сфер деятельности.

Появились публичные заявления разных руководителей о том, что, дескать, слишком много земли у некоторых винодельческих предприятий в Крыму, следовало бы подсократить эти площади и передать их страждущим. И началась распродажа землицы южнобережной оптом и в розницу, как публично, так и через «колено». Чего стоят 36,4 га массандровских земель на берегу моря между Гурзуфом и Ай-Данилем, проданных в начале 2016 года структурам, за которыми внимательный человек разглядит одного из хозяев Лукойла. Думаю, что заплаченные официально 163,16 млн. рублей за 36,4 га – это явно не все затраты, которые понес покупатель. Тем более, что он давно и последовательно шел к этой покупке, невзирая на смены президентов и государств, с которыми ему нужно было договариваться.

А во сколько обошлись 14 га виноградников, тихо перекочевавших из массандровской «Ливадии» в фешенебельный курортный комплекс «Мрия», принадлежащий через аффилированные структуры никак не желающему работать в Крыму под предлогом угрозы санкций Сбербанку России? Виноградники эти уже стали визитной карточкой «Мрии» и теперь красуются на всех ее рекламных проспектах, а нам остается только гадать: зачем курортному комплексу понадобились виноградники?

Потерю для «Массандры» двух вышеуказанных участков виноградников нужно оценивать не по их площади. Для малопонимающих в крымском виноделии это всего лишь несколько десятков гектаров из четырех тысяч имеющихся. Некоторые чиновники считают, что этой самой земли у «Массандры» и так слишком много. Но без использования в купажировании вина виноматериалов, собранных на этих участках, массандровские мускаты, пино и другие элитные десертные вина не получатся больше такими, какими они были раньше, потому, что не будет в них больше тех «ноток», которые в общем ансамбле давал собранный на этих участках виноград. Это все равно, что забрать из большого симфонического оркестра первую скрипку, и не просто скрипку, а, например, изготовленную Страдивари или Гварнери (чтобы понятнее было), а игравшего на ней музыканта посадить за арфу (и там и там струны, пусть дергает на здоровье),  и продолжать считать, что ничего существенного не поменялось. С осознанием сказанного ценность этих участков начинает расти по экспоненте.

Для еще большего понимания роли, места и значения купажирования, а значит и сохранения целостности всех земель Массандры в едином комплексе, приведу крамольный в среде ценителей массандровского вина, но не перестающий от этого быть истиной, факт: знаменитый мускат белый красного камня уже давно готовится не только и не столько из винограда, собранного в селе Краснокаменка над Гурзуфом, а путем купажирования муската белого, собранного и в районе Симеиза на землях «Ливадии», и в районе Краснокаменки и Ай-Даниля на землях «Гурзуфа», и в районе Партенита и Виноградного на землях «Тавриды», а самое главное – между Алуштой и селом Малореченское на землях предприятия «Малореченское». И без виноматериала с каждого из этих участков сводный букет формируемого вина не будет полным.

И дай бог, чтобы эти земли и дальше использовались по их назначению, а не для строительства очередных «фазенд». Ведь все это уже было в Крыму при графе Воронцове. И импортные виноделы, приглашенные для производства вин европейского типа, тоже были, но ничего у них полезного для России не получилось.

Разумеется, видя такой «праздник урожая», лояльные к материковым конкистадорам крымские, с позволения сказать, неоднократно обанкроченные «виноделы», также свой голос от имени общественности подали. Они тоже стали претендовать на то, чтобы каждому «авторскому» виноделу дали по пять га виноградников вдоль трассы Алушта – Ялта, дабы выращивать там «чиста крымские» и «чиста конкретные» сорта, и поить проезжающих отдыхающих своим авторским продуктом, произведенным в гараже или подвале. Все это тоже уже было до князя Голицына: и «Лунные сяйвы», и «Легенды Тавриды», и «Черные глаза» на фоне красных сосен. В-целом, как говорил известный персонаж из сериала «Ликвидация» - картина маслом.

А тем временем объемы выпуска готовой продукции российской «Массандрой» на 1 июля 2016 года по сравнению с первым полугодием 2013 г. снизились более чем в три раза, а сумма заемных обязательств выросла более чем втрое, что также вписывается в вышеозначенную программу материковых «кризисных менеджеров» по развалу «Массандры» и ликвидации ее уникальной купажной технологии. Зачем производить готовую продукцию в Крыму? Пусть крымчане производят первичные ординарные виноматериалы, а мы их потихоньку будем забирать за долги, чтобы добавлять в свое «российское вино», разливаемое из южноафриканского, латиноамериканского и еще бог знает какого виноматериала. Вот такое получается импортозамещение. При этом новые топ-менеджеры «Массандры», не обладающие даже элементарным винодельческим образованием, заявляют о массовом переходе на производство столовых вин и активном применении передового европейского опыта их производства.

А между тем сегодняшняя российская «Массандра», находящаяся в ведении Управления делами Президента РФ,  это хозяйствующая организация, созданная (цитата из Устава): «… с целью производства и реализации пищевой спиртосодержащей продукции высокого качества для удовлетворения потребностей юридических и физических лиц, обеспечение которых возложено на Управление делами Президента Российской Федерации, а также собственных потребностей и получения прибыли». Иначе говоря, главной задачей «Массандры» согласно ее Устава является производство такого количества пищевой спиртосодержащей продукции, которое в состоянии потребить лица, удовлетворение чьих потребностей возложено на Управление делами Президента РФ.

При этом своего винодельческого имущества новое предприятие не имеет, уставной фонд состоит из двух электрогенераторов, а все остальное имущество, в том числе и знаменитая массандровская коллекция, находится в аренде, срок которой истекает 10 декабря 2016 года. При этом земля продолжает находиться на балансе бывшей украинской, национализированной, «Массандры», что позволяет крымским властям торговать ею так, как им это необходимо.

Думаю, что после всего вышеизложенного вопрос – как долго будет продолжаться такая «реконструкция и модернизация» крымского виноделия на примере «Массандры», и что из этого всего в итоге получится, становится риторическим. Но я все же на него отвечу. В лучшем случае это будет музей на головном заводе, с производством от 1 до 2 млн. бутылок в год для употребления в узком кругу посвященных во власть, и десятки, а то и сотни фазенд, шале, усадьб, поместий, окруженных виноградными участками, на которых будет производиться вино «для себя любимого» и в подарок таким же, как я. При этом классическое крымское виноделие, как образ жизни десятков тысяч крымчан, как выдающийся крымский бренд, как наглядная демонстрация реальных возможностей производства российского конкурентного продукта будет утрачено на очередные десятилетия. Продолжаться это будет до тех пор, пока очередной российский «самодержец» не найдет очередного князя Голицына и не поручит ему разогнать всех этих иностранных (не по месту рождения, а по факту своего поведения) негодяев, чтобы в очередной раз возродить российское виноделие в российском Крыму.

Прав был Иосиф Виссарионович – КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ. Был Человек на своем месте, и возникло крымское промышленное виноделие.  Оказался человек не на своем месте,  и случилась борьба с пьянством путем вырубки виноградников. Снова появился Человек, творчески проработавший 28 лет на своем месте, и были восстановлены и сохранены 4 тысячи га виноградников, традиции классического виноделия и массандровская коллекция, причем восстановлены и сохранены в государственной собственности. А самое главное – было сохранено сообщество единомышленников – виноделов, которые каждый на своем месте своей совестью и своим трудом были коллективным гарантом уникального качества массандровского вина. И опять по воле приказчиков царя-батюшки назначили человечка не на свое место,  и снова стало превращаться все, создававшееся веками многими поколениями виноделов, в пыль…

 P.S. Не всё в жизни оценивается только  деньгами. Ведь не приходим же мы в «Эрмитаж» или Третьяковку с калькулятором, чтобы подсчитывать стоимость собранных там шедевров, и балдеть от денежного величия этих художественных ценностей. Мы приходим туда, чтобы насладиться бесценным духовным и художественным наследием предков. Виноделие – тоже искусство, и истинные, воспитанные в культуре винопития, любители вина наслаждаются им тоже не для того, чтобы балдеть. «Массандра» - это не только недавно процветавшее хозяйство.  «Массандра» это еще и мастерская многих поколений художников-виноделов, а ее уникальная винная коллекция подобна «Эрмитажу», Лувру или Третьяковке.  Неужели мы  не сможем предотвратить вандализм желающих разграбить и уничтожить  наше уникальное национальное достояние мирового значения?

------------------------------------------------

Смотри

Революция в виноделии  князя Голицына и контрреволюция министра Ткачева на европейский манер



Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100