Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» 1-2, апрель 2016  -  cодержание номера 

Системный кризис исследований недр и обеспечения
минерально-сырьевой безопасности страны

Козловский Е.А.,
вице-президент РАЕН,
член Высшего горного совета России,
д.т.н., профессор
 
 
Минерально-сырьевой комплекс (МСК) является базовым сектором в экономике нашей страны и играет определяющую роль в перспективе её развития. Обладая высокой устойчивостью к выживанию в условиях реформирования по сравнению с другими отраслями экономики, МСК оказался в критическом состоянии. Тем не менее, он продолжает сохранять фундаментальное значение для народного хозяйства, сдерживая углубление экономического кризиса.
 
 
     Основные тенденции развития минерально-сырьевого  комплекса в условиях глобализации
 
Развитие мировой экономики сопровождается прогрессирующим увеличением объёмов потребления минерально-сырьевых ресурсов. За последние 40 лет было использовано 80-85% нефти и газа от общего объёма их добычи за весь исторический период. Объёмы использования других видов минерального сырья за эти годы выросли  примерно в 3-5 раз. Промышленно развитые страны, в которых проживает 16% населения земного шара, добывают в стоимостном выражении около 35%, а потребляют более 55% добываемого в мире минерального сырья.
 
В настоящее время из недр извлекается более 200 видов полезных ископаемых. Наиболее высокими темпами добычи и переработки характеризуются нефть, газ, бокситы, медь, никель и др. За последнее десятилетие добыча нефти увеличилась в 1,1 раза, газа – в 1,4, урана – в 1,6, марганцевой руды – в 2,5, кобальта – в 2,3, вольфрама – в 2,5 раза и т.д. При этом количество подтверждённых запасов за последние 20 лет значительно возросло: нефти в 1,7 раза, газа – в 1,4, марганцевой руды - в 1,6, меди – в 1,4, никеля – в 1,5, фосфатов – в 4,6 раза и т.д. Обеспеченность мировой добычи большинства видов полезных ископаемых подтверждёнными запасами находится на достаточно высоком уровне, превышая разрабатываемые запасы  нефти в 63 раза, газа – в 63, бокситов – в 125, хромовых руд – в 52, фосфатов – более чем в 300 раз, золота – в 23 раза и т.д.
 
Мировой рынок в настоящее время насыщен всеми видами минерального сырья. В этих условиях крупнейшие мировые продуценты из индустриальных стран, способные влиять на торговую политику своих государств, не заинтересованы в появлении новых продавцов, предлагающих сырьё по низким ценам.
 
Добыча и переработка минерального сырья характеризуются  длительным сроком окупаемости инвестиций и всегда являлись рискованной сферой вложения капитала. Поэтому в  условиях жёсткой конкуренции и падения цен на сырье транснациональные корпорации стремятся минимизировать риски, осваивая месторождения в странах с предсказуемой экономикой и стабильным политическим положением. Большинство развитых индустриальных государств, руководствуясь разными соображениями и используя различные способы воздействия, постепенно ликвидируют на своих территориях предприятия по добыче и переработке полезных ископаемых, ориентируясь на импорт сырьевых продуктов из других стран.  Исключением из этого правила являются пока Австралия, ЮАР и, в меньшей степени, Канада.
 
В этих условиях всё большее число стран «третьего мира» берёт курс на развитие сырьевых отраслей промышленности за счёт средств иностранных инвесторов. Это обстоятельство, с одной стороны, предоставляет крупным корпорациям возможность выбора объектов для инвестирования, а с другой – ведёт к постепенному снижению мировых цен на большинство видов сырьевой продукции,  главным образом, за счёт экономии на оплате труда. Поэтому конъюнктура мирового рынка объектов недропользования складывается в последние годы таким образом, что востребованными для инвестиций являются лишь месторождения нефти и газа, цветных и благородных металлов, алмазов и урана. Месторождения иных видов минерального сырья менее привлекательны для потенциальных инвесторов, поскольку уже имеющаяся ресурсная база позволяет обеспечить потребности мировой промышленности на десятилетия вперёд.
 
Технологическая революция, затронувшая также добычу и переработку минерального сырья, приводит к существенным изменениям в структуре мирового минерально-сырьевого комплекса. Высокорентабельной может стать разработка некоторых видов  месторождений, которые еще два десятилетия назад считались невыгодными для эксплуатации.
 
В последние годы в нашу жизнь вошло понятие глобализации, при этом речь идёт о попытках утверждения «нового мирового порядка». Первая задача глобализации рынка – передача национальных минеральных ресурсов под контроль стран «первого мира» и устранение национальных экономических границ. Этому во много способствует  ВТО. Сегодня транснациональные корпорации концентрируют сырьевые мощности, 500 из них контролирует 3/4 торговли сырьевыми ресурсами и 4/5 - новейшими технологиями. Таким образом идеологи глобализации достаточно «специфически» подходят к перестройке мировой экономики и международного права.
 
                                  Минерально-сырьевой комплекс России
 
Россия обладает огромными природными ресурсами, которые являются прочным фундаментом для устойчивого развития экономики и привлекательны для международного сотрудничества. Особенность природно-ресурсного потенциала России – его крупномасштабность и комплексность. Ни у одной страны мира нет такого спектра минерально-сырьевых месторождений – от нефти, газа, угля до практически всех металлических и неметаллических полезных ископаемых.
 
Россия унаследовала от СССР положение страны, самой обеспеченной в мире минерально-сырьевыми ресурсами. Доля России в мировых запасах нефти составляет 13%, газа – 32, угля –11, свинца, цинка, кобальта, никеля, железа от 10 до 36% и т.д. Валовая ценность разведанных и предварительно оцененных запасов составляет около 28,5 трлн. долларов. Минерально-сырьевой комплекс страны в ее экономике занимает ведущее место - в сфере недропользования сосредоточено около 40% всех основных фондов промышленных предприятий и 13% балансовой стоимости всех основных фондов экономики России. При этом добывающими и геологоразведочными отраслями обеспечиваются 30% ВВП и около 50% объёма экспорта. За счёт экспорта минерального сырья и продуктов его переработки обеспечивается около 80% валютных поступлений страны.
 
По добыче нефти и газа, производству стали и чугуна, первичного алюминия, рафинированной меди, никеля, цинка, титана Россия занимает одно из ведущих мест в мире, обеспечивая по большинству из них не только свои внутренние потребности, но и поставляя значительное их количество на внешний рынок. Такие виды полезных ископаемых как нефть, газ, уголь, железные руды, медь, никель, золото, платиноиды, алмазы, апатиты, калийные соли и асбест обладают прочной и достаточно освоенной минерально-сырьевой базой и развитыми горнодобывающими и перерабатывающими мощностями. Менее заметную роль Россия играет в мировом производстве марганцевого и хромового сырья, свинца, олова, вольфрамовых и молибденовых концентратов.
 
В последние годы влияние России на состояние мирового рынка нефти, газа, чёрных и цветных металлов заметно усилилось. Экономический кризис  и спад промышленного производства, вызванные «глубоким реформированием» российской экономики и переходом к рыночным отношениям, привели к резкому падению внутреннего спроса практически по всем видам минерально-сырьевой продукции. Так в последние десятилетия внутреннее потребление первичного алюминия снизилось втрое, меди рафинированной – в 3,4 раза, свинца – в 3,3 раза, цинка – в 2,7 раза, никеля – в 5,7 раза, олова – в 4,2 раза, вольфрамовых и молибденовых концентратов – соответственно в 8,4 и 6,4 раза. Эта  тенденция нарастае.
 
Падение внутреннего спроса на цветные металлы обусловлено, главным образом, глубоким спадом производства в основных отраслях, их потребляющих, таких как машиностроение и ВПК, на долю которых приходится более 85% общего потребления этих металлов. Значительно снизилось их потребление в электротехнической и радиотехнической промышленности и автомобилестроении, что связано с насыщением внутреннего рынка более качественной импортной продукцией этих отраслей.
После развала Советского Союза проблема самообеспечения минеральным сырьем встала и перед Россией: по 21 его виду образовался почти полный (марганец, хром, стронций, ртуть, цирконий и др.), или весьма значительный (свинец и цинк, флюорит, барит, каолин и др.) дефицит. В связи с этим перед страной со всей остротой возникала дилемма: или интенсифицировать поиски источников недостающих видов полезных ископаемых, или же ориентироваться на импорт дефицитного сырья из стран ближнего и дальнего зарубежья, развивая одновременно экспорт других его видов и продуктов переработки.
 
К сожалению, в последние годы минерально-сырьевая база России целенаправленно разваливалась и добыча полезных ископаемых не компенсируется их приростом по ряду видов сырья. Разведанные запасы большинства полезных ископаемых значительно уменьшились. Следует трезво взглянуть на положение дел в нефтегазовом секторе: резко ухудшилась структура разведанных запасов нефти. Доля активных (высокопродуктивных) запасов нефти в балансе составляет около 45%, а доля низкорентабельных запасов возросла до 55%. Свыше 70% запасов нефтяных компаний находится на грани рентабельности добычи. Продолжается многолетняя негативная тенденция снижения проектной нефтеотдачи.
 
Резкое сокращение внутреннего рынка заставило российских продуцентов расширять позиции на внешних рынках. За рубежи России вывозится 41-45% добываемой в стране нефти и 30-35% производимых нефтепродуктов, 30-33% газа, а по алюминию, никелю, меди, металлам платиновой группы и алмазам Россия занимает ведущее место среди стран-экспортёров, оказывая значительное влияние на конъюнктуру мирового рынка.
Непомерный рост экспорта продукции минерально-сырьевого комплекса негативно влияет на экономику России. Возросший экспорт минерально-сырьевой продукции при резком снижении объемов добычи минерального сырья не только усиливает диспропорции между его производством и потреблением, но и ухудшает структуру экономики, приблизив ее к модели экспортно-сырьевого типа.
 
Гипертрофированное увеличение экспорта топливно-энергетических ресурсов и основных ликвидных металлов повлекло за собой снижение сырьевой обеспеченности национальной промышленности и ограничило возможности ее эффективного функционирования. При этом экспорт стратегических и критических видов минерального сырья не сопровождался эффективным использованием валютных поступлений в промышленном секторе экономики. Рост объемов поставок продукции минерально-сырьевого комплекса на мировой рынок повлек за собой падение мировых цен на эту продукцию и, как следствие, снижение доходности экспортных операций, а также усилил зависимость социально-экономического положения России от цен мирового рынка и дискриминационных действий в отношении российских компаний-продуцентов.
 
За истёкшие годы мировые инвестиционные потоки, направляемые  в минерально-сырьевой комплекс, большей частью миновали Россию. Если в это время за рубежом только в новые горнорудные проекты по добыче золота, меди, свинца и цинка было вложено около 7 млрд. долларов, то в России не более 20 млн. долларов. Иначе говоря, оцениваемая в треть от мировой минерально-сырьевая база России привлекла не более 0,3% мировых инвестиций, что требует глубокого анализа причин происходящего.
Столь мизерные - 0,3% от мировых затраты на геологоразведочные работы слишком малы для России. Имея территорию, составляющую 10-11% площади земной суши, наша страна должна тратить на эти цели, по оценкам, не менее 1,8-1,9 млрд. долларов в год. Столь значительная диспропорция в затратах свидетельствует, что организация геологоразведочных процессов у нас в стране далека от идеала. То же наблюдается в геологической науке. По абсолютным затратам на науку Россия более чем в 7 раз уступает Японии и в 20 раз - США.
 
В российской экономике наблюдается значительный разрыв между разработками новых технологий и их использованием в массовом производстве. По оценкам, Россия занимает лидирующие позиции или имеет разработки мирового уровня только по трети из 34 важнейших технологических направлений. При этом до коммерческого использования доведено лишь 16% технологий, из которых только половина соответствует мировому уровню. Продолжающийся спад производства минеральных ресурсов и продуктов их переработки, ухудшение сырьевых баз действующих предприятий, ожидаемое выбывание добывающих мощностей, катастрофическое снижение объёмов геологоразведочных работ чреваты дальнейшими разрушительными последствиями для всей экономики страны. До 2025 г. произойдёт почти полное исчерпание разведанных запасов нефти, газа и свинца, почти трёх четвертей запасов молибдена, никеля, меди, олова.
 
Значительный прирост запасов различных видов полезных ископаемых обеспечивался  в Советском Союзе опережающими добычу геологическими исследованиями. Сейчас в России практически исчерпан прежний поисковый задел, являющийся единственной научной основой для последующего наращивания разведанных запасов. Зарубежный подход к решению проблем воспроизводства минерально-сырьевой базы характеризуется долевым участием государства в финансировании программ поисковых и геологоразведочных работ. Долевой вклад государства составляет, к примеру, в Австралии 30-40%, Великобритании – 33-35%, Канаде – 38-40%, США – 50-50%, Японии – 75-80%. Восстановление роли государства в финансировании – настоятельная необходимость, которая, к сожалению, еще не получила признания в современной России.
 
Таким образом, минерально-сырьевой комплекс России, созданный в Советском Союзе и обладающий высокой устойчивостью в условиях реформирования, оказался в критическом состоянии. Нынешнее сокращение минерально-сырьевой базы – это результат развала государственной геологической службы, повлёкшего за собой снижение объёмов геологоразведочных работ и объёмов финансирования. Разрушение государственной геологической службы привело к тому, что за период перестройки геологоразведочные работы сократились в три раза, поэтому прирост запасов уже не компенсирует добычу почти всех видов полезных ископаемых.
 
В СССР была создана комплексная система исследования недр и обеспечения прироста запасов. Она включала 50 научно-исследовательских институтов, 60 научно-производственных организаций, в том числе территориальных, 30 заводов по выпуску геофизического, бурового и др. оборудования. Это обеспечило опережающее исследование недр и чёткую ориентацию на открытие новых залежей необходимых полезных ископаемых.
 
В период перестройки произошло резкое снижение научного обеспечения поиска полезных ископаемых, материальная база геологии оказалась подорванной, распались многие региональные геологические организации, потерян  уровень кадровой подготовки, многие организации непродуманно переориентировали. Именно это привело к тому, что в последние 20 с лишним лет воспроизводство запасов минерального сырья резко отстаёт от объемов его добычи. Из-за резкого сокращения геологоразведочных работ добыча полезных ископаемых уже не компенсируются приростом их запа­сов, обострилась проблема восполнения запасов на добывающих предприятиях в основных горнопромышленных районах страны. А это, как известно, не может не повлиять на базовые отрасли экономики страны и её экономическую безопасность.
 
Минерально-сырьевая база по  большинству полезных ископаемых за последние десятилетия уменьшилась, особенно это касается олова и свинца, запасы которых снизились соответственно на 50 и 30%. При этом уменьшение сырьевой базы произошло несмотря на то, что объёмы добычи по сравнению с 1990 г. снизились по всем полезным ископаемым значительно, в частности, по олову – почти на 90%, вольфраму – на 80%, по свинцу – на 60%. Так как поисковые и разведочные работы проводятся крайне низкими темпами, это в итоге может привести к полному истощению разведанных запасов действующих предприятий.
 
Приватизация предприятий в геологии в последние годы шла непродуманно и в ущерб государственным интересам. По оценкам, из 650 полевых предприятий приватизировано 300, при этом многие из них были акционированы по частям и изменили профиль своей деятельности. Следует иметь в виду, что акционирование и приватизация в других странах  проводились в зависимости от эффективности для экономики различных форм собственности и особенностей объектов собственности. Геология имеет достаточно выраженную научную фундаментальность и государственную значимость, её результатами пользуются многие отрасли. Геологоразведочные работы имеют научно-производственный характер. Поэтому для организаций, выполняющих исследования стратегического характера, целесообразно иметь государственную форму собственности или акционерную с контрольным пакетом у государства.
 
Правительство должно с вниманием отнестись к опыту создававшейся в течение 300 лет отечественной системе исследования недр. В советское время, несмотря на громоздкость Министерства геологии СССР, она была ориентирована на открытие новых месторождений и обеспечивала на перспективу развитие всего горнопромышленного комплекса. Поэтому преобразования, акционирование и приватизация геологических должны были проводиться с осознанием их целей и компетентно. Однако этого, к сожалению, не происходило и не происходит.  Действия Росимущества не поддаются объяснению. По какому принципу идет акционирование и приватизация геологических организаций? Почему первоначально не была рассмотрена принципиальная схема управления исследованиями недр, обеспечивающими перспективу развития экономики и безопасность страны?
 
Всё это привело к тому, что объёмы добычи полезных ископаемых в России за последние десятилетия существенно снизились: газа, никеля, цинка, железных руд — на 7-17%, нефти, угля, урана, меди, бокситов, платиноидов, калийных солей — на 20-35%, хромовых руд, свинца, олова, молибдена, сурьмы, ниобия, золота, серебра, апатитов - на 40-60%, вольфрама, титана, фосфоритов, плавикового шпата - в 3 и более раз.
 
Как отмечалось, непомерный рост экспорта продукции минерально-сырьевого комплекса негативно влияет на развитие экономики России. При резком снижении объемов добычи не только усиливаются диспропорции между производством и потреблением различных видов минерального сырья, но и ухудшается структура экономики, которая превратилась в экспортно-сырьевую. Продолжающийся спад производства минеральных ресурсов и продуктов их переработки, ухудшение сырьевых баз действующих предприятий, ожидаемое выбытие добывающих мощностей, катастрофическое снижение объёмов геологоразведочных работ – все это чревато дальнейшими разрушительными последствиями для экономики. По оценкам экспертов, до 2025 г. произойдёт серьёзное снижение разведанных запасов нефти, газа и свинца, почти трёх четвертей запасов молибдена, никеля, меди, олова и т.д.
 
Опыт освоения территорий России показывает, что для подготовки ресурсной базы в объемах, рентабельных для промышленного освоения, требуется 10-15 лет при условии концентрации значительных средств. Современная ресурсная база даже в освоенных районах характеризуется сложной структурой, и при действующей налоговой системе не менее 50% подготовленных запасов оказываются нерентабельными для промышленного освоения.
 
 Итак, следует констатировать:
 
- минерально-сырьевая база России вступила в фазу прогрессирующего кризисного состояния и с точки зрения государственных интересов используется неэффективно;
 
- сохранение или дальнейшее наращивание дисбаланса в цепочке «производство-потребление-экспорт добытого сырья и продуктов его переработки» закрепляет статус России как сырьевого придатка промышленно развитых стран Запада;
 
- низкая эффективность действующей налоговой системы, не учитывающей уровня ликвидности полезных ископаемых, технического состояния действующих предприятий, приоритетности сохранения рабочих мест в дотационных северных районах, а также особых геополитических интересов страны, не обеспечивает максимально возможного использования имеющейся минерально-сырьевой базы и требует реформирования;
 
- отсутствие государственной стратегии развития и использования минерально-сырьевой базы, основанной на принципах самообеспечения с необходимой долей экспорта и ограниченного импорта, является угрозой национальной безопасности страны и ведёт к утрате Россией геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира.
 
Все вышеизложенное является результатом провала минерально-сырьевой политики правительства и крайне неудовлетворительным состоянием законодательной базы в области  недропользования.  Ликвидацию отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы следует считать крупнейшей политической ошибкой правительства. Законодательные и нормативно-правовые акты в сфере недропользования не обеспечили благоприятных условий ни для нормальной работы действующих предприятий, ориентированных на добычу минерального сырья, ни для освоения многих, открытых ранее, месторождений, ни для проведения геологоразведочных работ для повышения прироста запасов.
 
                                                            Что делать
 
Социально-экономическое развитие, а также геополитическое положение и роль России в мировом сообществе в значительной мере определяются ее минерально-сырьевым потенциалом и государственной стратегией его использования. Поэтому,
учитывая ситуацию в недропользовании,  необходимы уточнение стратегии нашей национальной безопасности и разработка научно обоснованной долгосрочной программы развития производительных сил страны, в том числе топливно-энергетического комплекса. Особое значение приобретает отношение к Энергетической хартии с  учетом сегодняшних геополитических, военно-стратегических, демографических и социально-экономических факторов, и особенно наших проблем на Дальнем Востоке.
 
Так называемые развитые страны, каковых 10 – 15,  стремятся закрепить существование двух типов экономик — постиндустриальной и сырьевой. Поэтому следует тщательно оценивать внешнеполитические угрозы и тот нажим, который оказывают на Россию страны Запада, лишенные стратегических запасов полезных ископаемых и не способные обойтись без экспортных поставок энергоресурсов, в частности, российских.
 
Однако, невзирая на складывающиеся обстоятельства в сырьевой базе страны, вот уже почти два года в «Роснедрах» дорабатывается важнейший документ геологической отрасли «Стратегия развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации».  Но в нем как раз и отсутствует та самая стратегическая линия, которая позволила бы определить инновационные пути развития минерально-сырьевой базы страны. Решения по свертыванию государством наукоемких поисковых работ и раздаче всевозможных налоговых преференций компаниям-недропользователям в качестве компенсации за низкое качество остающихся в нераспределенном фонде запасов приведут к окончательному краху отечественной рудной геологии и в науке, и на производстве.
Все это подрывает авторитет геологии, нарушает стратегические основы исследований геологических организаций на перспективу, они работают в нервозной обстановке,  авторитет научных специалистов падает, и в  результате деградация отрасли нарастает.
 
Современное состояние прикладной геологической науки, охарактеризованное в протоколе заседания Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ по безопасности в экономической и социальной сфере, как «катастрофически деградировавшее» (№3 от 14 ноября 2014 г.), практически полностью соответствует действительности: более чем за 20 лет  ни одной конкурентоспособной разработки, принудительный перевод отраслевых институтов на выполнение рядовых задач геологоразведки, практически полное отсутствие государственных заказов  на НИОКР и тематические исследования по наиболее актуальным проблемам... Вопрос о судьбе отраслевых институтов решается сегодня без учета их важной роли в воспроизводстве минерально-сырьевой базы.
 
Следует признать, что проведённая реформа управления экономикой страны себя не оправдала, она породила лишь новую форму бюрократизма нижайшего уровня профессионализма. Была создана система надуманных органов управления, в том числе в сфере исследования и использования недр, которые не отвечают за конечный результат своей деятельности. Нынешняя система управления исследованиями недр, когда «Роснедра» входят в состав Министерства природных ресурсов РФ, себя не оправдала. Она привела к снижению научно-практического потенциала геологии, потере серьёзного научного задела, развалу территориальных геологических организаций и их производственно-технического обеспечения, потере квалифицированных кадров.
 
Для обеспечения эффективной и оперативной деятельности по исследованию недр и воспроизводству минерально-сырьевой базы страны необходимо создать новую систему управления исследованием недр, которой следует поручить выбор научно-обоснованных направлений геологоразведочных работ и выполнение конкретных целевых задач.  Система  должна включать в себя опорные базы по исследованию недр в минерально-сырьевых регионах и существующие геологические организации. Одной из главных организационных задач должна являться реструктуризация и укрепление геологических организаций с целью  формирования конкурентоспособного научно-производственного сектора отрасли.
 
Чтобы поднять качество исследования недр, необходимо образовать федеральный орган - Министерство геологии и недропользования на базе АО «Росгеологии», «Роснедр», частично МПР РФ, а также других организаций геологического профиля. 
 
 Новому органу исполнительной власти нужно будет поручить выполнение следующих задач и функций:
 
- восстановление системы стратегического исследования недр с целью создания перспективного задела для обеспечения страны важнейшими видами полезных ископаемых;
 
- научно-аналитическую разработку минерально-сырьевой политики на длительную перспективу;
 
- разработку научных программ поиска и добычи каждого вида полезного ископаемого, что оправдало себя в «прошлой» жизни;
 
 - пересмотр концепций формирования федеральных программ воспроизводства минерально-сырьевой базы страны и изучения месторождений с учетом того, что новые подходы потребуют средств недропользователей;
 
- анализ и оценку перспектив внутреннего потребления, экспорта и импорта минерального сырья, а также  разработку предложений по покрытию его дефицита, включая исследование недр в других государствах, представляющих интерес с точки зрения поставок в страну дефицитных видов минерального сырья;
 
- разработку предложений по созданию запасов минерального сырья и материалов для обеспечения деятельности государства в особых условиях;
 
- анализ и оценку действующих нормативно-правовых документов в области  исследования недр и недропользования на их соответствие стратегическим целям государства и выработку предложений по их усовершенствованию;
 
- контроль и оценку государственного минерально-сырьевого баланса;
 
- выработку предложений по обеспечению защиты геологических интересов России за рубежом и др.
 
Функциональная схема управления исследованием недр, воспроизводством минерально-сырьевой базы и недропользованием  должна представлять собой вертикально интегрированную систему, включающую в себя региональные (территориальные) органы управления,  производственные организации различных форм собственности и научно-производственные предприятия и объединения, им подведомственные. Они должны добиваться повышения эффективности геологоразведочных и добычных работ, внедрения современных технических средств и технологий. Следует помнить, что увеличение, в частности,  на 1% объёмов запасов нефти и газа за счёт повышения эффективности геофизических исследований сопоставимо с годовым приростом добычи углеводородов. Необходимо учитывать, что зарубежные запасы ряда высоколиквидных полезных ископаемых могут быть исчерпаны на 50% в ближайшей перспективе. Поэтому по мере выработки месторождений полезных ископаемых проблема обеспечения зарубежных  экономик сырьем будет обостряться.
 
Исходя из изменений в мире, необходимо  выработать новые приоритеты национальной безопасности с учетом обеспечения страны стратегическим минеральным сырьем и продуктами его переработки, для чего потребуется соответствующая законодательная база. Как представлялось, Федеральный закон «О недрах» в новой редакции должен был определить исследование недр как предмет государственной политики с государственным финансированием всего этого многогранного процесса. Он должен был вобрать в себя лучший отечественный и зарубежный опыт эксплуатации недр с учётом новейших технологий и экологической защиты, и регламентировать экономические предпосылки, которые бы обеспечили государственную целесообразность изъятия минерального сырья и заинтересованность при этом организаций различных форм собственности.
 
В законе следовало бы также чётко определить отношение государства к вопросам, которые беспокоят предпринимателей и специалистов: законодательно гарантировать недропользователю право на разработку месторождений, открытых им на условиях риска; ввести конкурсную форму выдачи лицензий на геологическое изучение недр; ввести дифференцированную плату за добычу полезных ископаемых в зависимости от горно-геологических условий;  гарантированно обеспечивать передачу прав на недропользование, создав условия для развития вторичного рынка лицензий, и др.
 
Очевидно, многочисленные неудачные попытки разработать новую редакцию Федерального закона «О недрах», частая смена разработчиков законопроекта в лице федеральных органов исполнительной власти, десяток альтернативных версий законопроекта, неоднократные слушания в палатах Федерального собрания  были обусловлены отсутствием научно обоснованной концепции этого акта.
 
На фоне справедливых требований руководства страны по наведению порядка в сфере исследования недр и недропользования, принятие новой редакции закона «О недрах» было воспринято его разработчиками как некий политический заказ. Именно поэтому в качестве безусловного приоритета закон предусматривает формальный переход на гражданско-правовое регулирование отношений в недропользовании и практику широкого использования судебного регулирования конфликтов, возникающих между недропользователями и федеральными органами исполнительной власти. В связи со слабостью юридической конструкции закона его нормы изобилуют отсылками в судебные органы. Но из практики известно, что низкая эффективность действующего закона «О недрах» во многом обусловлена именно нормами отсылочного характера, предусматривающими выработку соответствующих механизмов на уровне подзаконных актов.
 
Возникает естественный вопрос: кому этот закон нужен и почему в течение ряда лет тратились  силы и средства на создание этого бездарного документ?! Не лучше ли было начать с чистого листа, создав обстоятельную концепцию закона и открыть этим, по примеру наших предков, путь к Горному кодексу – своду законов о горно-геологическом производстве.
 
Однако бюрократия и воинствующий непрофессионализм навязывают новые «правила игры», чуждые здравому смыслу и логике научного исследования недр. Действия руководства «Роснедр» привели к уничтожению административной системы управления геологическим изучением недр на местах, а также к уничтожению ВИЭМСа – головного института в экономике минерального сырья и геологоразведочных работ, и «Геоинформсистем» - головного института в области создания информационно-аналитических систем, которые были присоединены к «кладбищу» мёртвых материалов – «Росгеолфонду». В результате геологическая отрасль осталась без необходимых и отвечающих рыночным условиям  инструментов - программно-целевого планирования, экономических  исследований и эффективных информационных технологий.
 
Недавно, (04.02.16.), также вопреки всякой логике на совещании у министра МПР С. Е. Донского было принято решение о «преобразовании» головных отраслевых НИИ - ФГУП «Центральный научно-исследовательский геологоразведочный институт», ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт геологии нерудных полезных ископаемых» и ФГУП «Институт минералогии, геохимии и кристаллографии редких элементов». Речь идет не об их модернизации, способствующей повышению эффективности геологического изучения недр, а о простом механическом разделении упомянутых НИИ на две части – «коммерческую» и «экспертно-геологическую», которые должны обслуживать бюрократическое функционирование Роснедр и МПР.
 
Такое «преобразование» старейших системообразующих в геологической отрасли научных организаций, где представлены все виды и стадии геологоразведочных работ, вызывает крайнее удивление, так как оно приведёт к полному уничтожению сути и смысла деятельности этих организаций, которые проявили себя в геологии множеством открытий практического значения. Я не нахожу объяснения этим спонтанным решениям и рассматриваю их как продолжение подрыва экономики нашей страны. Всё это отвлекает специалистов от проблем обеспечения минерально-сырьевой безопасности страны, парализует научно-производственную деятельность и наносит ущерб государству.
 
В связи с изложенными обстоятельствами считаю необходимым привлечь также внимание к насущным проблемам состояния прикладной геологической науки с определением ее первоочередных задач и целей. Они должны быть изложены в подпрограмме «Воспроизводство и использование минерально-сырьевой базы и геологическое изучение недр» государственной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов России до 2020 г.».
 
Геологоразведка  сегодня не соответствует тем условиям, которые диктует экономика рыночных отношений. Поэтому необходимо разобраться в сложившейся с отраслевыми геологическими институтами обстановке, пересмотреть решения по их «преобразованию», дать поручения по разработке стратегической концепции развития научно-производственной деятельности геологической отрасли, определить предметные направления деятельности отраслевых научных организаций с учетом необходимости решения накопившихся острых проблем, и
решить организационные вопросы создания эффективной системы управления исследованиями недр  по упомянутой выше схеме: центральный федеральный орган – территориальный орган – геологическое предприятие.
 
 
                                                                   ***
 
По большинству основных полезных ископаемых Россия в будущем может столкнуться с масштабной проблемой дефицита рентабельных запасов, если в ближайшее время не будут реализованы радикальные меры в сфере стратегического исследования недр, недропользования и создания эффективных экономических механизмов. Политика национальной минерально-сырьевой безопасности безотлагательно требует учёта влияния на нашу экономику глобализации и определения роли нашей страны на мировом минерально-сырьевом рынке.

Другие статьи номера «ПВ» 1-2, апрель 2016

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100