Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Адвокат Института экономики РАН Оксана Петерс «назначила» себя… судьей

Она потребовала у информагентств незамедлительно удалить неугодную ей публикацию о скандальных выборах директора Института

Моисей Гельман,
главный редактор газеты «Промышленные ведомости»
 
 
В статье 29 Конституции Российской Федерации говорится, что каждому гражданину России гарантируется свобода мысли и слова, никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом,  гарантируется свобода массовой информации и запрещается цензура.
 
Отражая эти положения, статья 3 Федерального закона «О средствах массовой информации» так и названа -  «Недопустимость цензуры». В  ней недвусмысленно сказано: Цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы, а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, - не допускается.
 
Соблюдение законодательства является обязательным для каждого гражданина Российской Федерации независимо от его социального статуса и профессии. Поэтому я был весьма удивлен, прочитав письмо адвоката Оксаны Петерс, управляющего партнера ООО «Тиллинг Петерс»,  которое она отправила электронной почтой главным редакторам двух крупных информационных агентств - REGNUM и News-Front. В нем Петерс  по поручению Института Экономики РАН и от своего имени требует незамедлительно  удалить с Интернет-сайтов  агентств статью М. Гельмана «Скандальные выборы директора Института экономики РАН проверит Общественная палата РФ», опубликованную 18.12.2015 года. 
 
В письме выдвинуто обвинение, что содержание каждого абзаца статьи не соответствует действительности и порочит деловую репутацию ИЭ РАН и его руководства. Я, как автор статьи, утверждаю, что это обвинение голословно,  приведенные в письме «доказательства», мягко говоря, отдают большим лукавством, и  часть их к выдвинутому обвинению вообще не имеет никакого отношения, причем ряд «доказательств» основан на искаженных фрагментах публикации – сама исказила, сама себя опровергает. Авторские предположения Оксана Петерс почему-то трактует как «утверждения», что также искажает контекст публикации и позволяет ей «доказывать» порочность статьи в расчете на «авось клюнет».
 
Замечу, что выборы директора Института экономики РАН приобрели публичную скандальность благодаря усилиям его руководства, которое таким образом само и опорочило свою деловую репутацию. Непонятно, почему в таком случае Оксана Петерс отождествляет руководство  Института – нескольких физических лиц с юридическим лицом - Институтом, коллектив которого был во многом отстранен от подготовки выборов, и утверждает, что статья якобы порочит деловую репутацию ИЭ РАН?  Приведенные «доказательства» никак этого не доказывают. Замечу, что скандальные выборы директора Института широко освещались многими СМИ и Оксаны Петерс одной на всех не хватит.
 
Свое ультимативное требование она обосновывает ст. 152. Гражданского кодекса РФ - Защита чести, достоинства и деловой репутации. В ней говорится, что гражданин или юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений в тех же СМИ, в которых они публиковались, а также  удаления их из Интернета. Но адвокат Оксана Петерс – не федеральный судья, поэтому ее ультимативное требование убрать статью, да еще незамедлительно, до 25 декабря 2015 г., выглядит весьма странным. В случае неповиновения Оксана Петерс пригрозила привлечь упомянутые информационные агентства в качестве ответчиков по иску о защите деловой репутации и возмещении репутационного (нематериально) вреда.
 
Естественно, что оба  СМИ в отсутствие соответствующего судебного решения отказались подчиниться ультимативному требованию, которое, к тому же, попирает их права и противоречит приведенным выше положениям Конституции РФ и Закона «О СМИ».  Статья, разгневавшая Оксану Петерс,  была сначала опубликована на Интернет-сайте  газеты «Промышленные ведомости». Лишь затем она появилась на сайтах других СМИ с указанием первоисточника, в том числе на сайтах Агентства политических новостей, Форум.мск.ру  и других – более чем десяти. Поэтому свои претензии к статье  Оксана Петерс должна была бы высказать в первую очередь ее автору, то есть мне, Моисею Гельману, а свое предложение, но не ультиматум, об удалении статьи изложить сначала главному редактору первоисточника публикации - газеты «Промышленные ведомости», то есть тоже мне. Но обращения не последовало. Ведь автор может аргументировано обосновать все сказанное им  и опровергнуть выдвинутые против него измышления.
 
Итак, безоговорочное требование Оксаны Петерс,  именуемое цензурой,  противоречит  ст. 29 Конституции РФ,  ст. 152. Гражданского кодекса РФ и ст.3 закона «О СМИ», приведенным выше. Согласно ст.29 Конституции автор публикации имел полное право высказать свое личное мнение о событиях в ИЭ РАН, а СМИ имели полное право эту информацию распространить. Но юрист Оксана Петерс  как-то своеобразно, исходя из своих понятий, толкует положения и основного закона страны и ГК РФ.
 
Чтобы потребовать опубликовать опровержение сведений, содержащихся в статье, необходимо было обратиться в суд, представив опровергающие аргументы, но таковых у  Оксаны Петерс, судя по ее «доказательствам» в ультимативном обращении к информагентствам, нет и быть не может. Поэтому она решила их пугануть, авось «клюнет». Таким образом, ее угроза подать судебный иск за отказ информагентств удалить со своих сайтов чужую статью в отсутствие соответствующего судебного решения и обоснованных аргументов порочности публикации представляется примитивным шантажом.
 
Шантаж, согласно определению, данному в Толковом словаре С. И. Ожегова, в общем смысле означает угрозу, запугивание чем-нибудь, с целью создать выгодную для себя обстановку (соответствует рассматриваемому случаю). В УК РФ это понятие толкуется в узком смысле.
 
Очевидно, желая скрыть свои угрозы от публичной огласки, Оксана Петерс высказала в письме информагентствам довольно странное предупреждение: Содержание данного сообщения является конфиденциальным и предназначено для указанного получателя. Любая форма ознакомления с ним или дальнейшая передача его третьему лицу непозволительны.
 
Даже студенты старших курсов юридических факультетов, изучающие гражданское право, знают, что условия взаимоотношений сторон определяются  договором между ними и юридически возникают только после его подписания сторонами. Никаких договорных отношений у адвоката Анны Петерс с получившими ее письмо информационными агентствами нет, поэтому диктовать им какие-либо условия поведения она не имела права. Что касается непозволительности ознакомления с письмом третьего лица, то это требование выходит за рамки элементарной логики, и иначе как глупым назвать его не могу. Третье лицо – это редакция «Промышленных ведомостей» и главный редактор газеты. Естественно, что информагентства, получатели письма, не могли не обратиться к главному редактору первоисточника публикации для выяснения дальнейшей судьбы статьи, вызвавшей гнев Оксаны Петерс и потому «топнувшей ножкой».
 
В данном случае требование о незамедлительном удалении статьи согласно ст. 152 ГК  может высказать только суд на основании веских доводов. Выдвинуть же такое требование, не имея на то судейских полномочий и веских доводов, может человек, либо неграмотный в области права, либо привыкший действовать по принципу «пугану, авось клюнет», либо по каким-то причинам возомнивший себя судьей.
 
Гипотетически Оксана Петерс  может отказаться от авторства упомянутого письма, и если оно отправлено с чужого компьютера, потребует подтверждения своего почтового провайдера что ее оклеветали. В таком случае возникнет ситуация, подробно описанная в статье, разгневавшей Оксану Петерс, и во многом ею же созданная.
 
В статье говорилось, что в июне 2015 г. при сокращении штатов в Институте экономики РАН без какого-либо обоснования  уволили старшего научного сотрудника Галину Ивановну Белову. После того, как она подала иск в Гагаринский районный суд Москвы о восстановлении ее на работе,  почтовый ящик электронной почты Галины Ивановны кто-то вскрыл и от ее имени с указанием ее адреса, как отправителя, 24 июня разослал  десятку сотрудников Института письмо с клеветническими обвинениями Института и его руководителей – врио директора Михаила Головнина и научного руководителя Руслана Гринберга. Далее Михаил Головнин поручает адвокату Оксане Петерс, управляющему партнеру ООО «Тиллинг Петерс», подать от имени Института судебный иск в Чертановский районный суд Москвы по факту клеветы «в связи с распространением Беловой Г. И. сведений, порочащих деловую репутацию ИЭ РАН посредством электронной почты 24.06.2015».
 
Письмо, приписываемое Беловой, Чертановский суд в первой инстанции признал клеветническим, порочащим деловую репутацию Института, обязал Галину Ивановну  разослать опровержение всем, кто получил это клеветническое письмо, и постановил взыскать с нее в пользу Института свыше 49 тысяч рублей в качестве госпошлины и за составление адвокатом  разных бумаг. Но самое удивительное, что на основании этого судебного решения врио директора Головнин через того же адвоката подал новый судебный иск - о привлечении Беловой уже к уголовной ответственности по установленному судом факту клеветы, за что ей грозит тюремный срок.
 
Спрашивается, почему же сразу не подали иск о привлечении «клеветницы» к уголовной ответственности? Не потому ли, что в этом случае возникал слишком большой риск оказаться в клеветниках самим подателям иска, включая адвоката? В таком случае, чтобы не погореть, Истец, то есть Институт в лице его адвоката, сначала прикрылся решением суда по гражданскому делу о факте клеветы, видимо рассчитывая на недостаточное судебное разбирательство, да еще  и в отсутствие Ответчицы.
 
На судебном заседании, на котором Галину Ивановну признали виновной в клевете, она отсутствовала. В решении Чертановского суда говорится, что повестки Беловой Г. И. явиться на  судебное заседание посылали по адресу ее прописки. Но повестки Галина Ивановна не получала, так как не живет по адресу, где прописана, о чем было известно в Институте. Тем не менее, Истец, что следует из решения суда, указал для ее оповещения о судебном заседании адрес, по которому она прописана. Можно предположить, сделано это было специально,  чтобы суд состоялся без ее участия.
 
О возможно умышленном сокрытии адреса Беловой, по которому она проживает, может служить факт указания Истцом в Чертановском суде адреса ее электронной почты со ссылкой на исковое заявление о восстановлении Беловой на работе. Заявление, как отмечалось, было подано ею в  Гагаринский райсуд Москвы, и в нем указан адрес ее проживания, по которому из Гагаринского райсуда ей доставлялись повестки.  Адвокат Петерс, которая готовила исковые материалы Истца в Чертановский суд, исковое заявление Беловой в Гагаринский суд читала, так как она и в этом суде представляла интересы Института экономики как Ответчика.
 
Но об адресе  проживания Беловой в документах для Чертановского суда Оксана Петерс почему-то умолчала, и повестки, как указано в решении этого суда,  неоднократно высылались по адресу прописки Беловой. Может быть, потому умолчала, что помолвлена с научным руководителем Института Русланом Гринбергом, о чем с понятной всем радостью он оповестил социальную сеть Фейсбук?  В таком случае спрашивается, имела ли Оксана Петерс моральное право представлять интересы Института в обоих судах при конфликте  интересов  Беловой и Гринберга, уволившего ее в бытность директором Института, а она его «оклеветала»?
 
В решении Чертановского суда мне показалось весьма странным следующее утверждение: «Письмо было направлено с электронного почтового ящика  (указан адрес), принадлежность данного почтового ящика Беловой Г. И. последней не оспоривается и согласуется с материалами дела, в частности, она самостоятельно указала его наименование как способ ее информирования при обращении в Гагаринский районный суд  г. Москвы с иском о восстановлении на работе».
 
Написано как-то хитро. Белова на судебном заседании отсутствовала, но, даже присутствуя на нем, не стала бы отрицать очевидного. Она категорически отрицает рассылку ею фальшивки, клеветнического письма. Как хорошо известно, так называемые хакеры нередко взламывают определенные ящики электронной почты по заказам заинтересованных в том лиц. Адвокат Оксана Петерс, которая готовила исковые документы, наверняка осведомлена о подобных, уголовно наказуемых, деяниях. Казалось бы, прежде чем помогать  Истцу обвинить Белову в рассылке фальшивки, она,  как юрист, должна была  убедиться в достоверности выдвинутых против Беловой  обвинений. Для этого необходимо было официально через правоохранительные органы запросить почтового провайдера, у которого расположен электронный почтовый ящик Беловой, цепочку прохождения злополучного письма. В цепочке первым указывается  адрес компьютера начального отправителя письма, и эти данные у провайдера хранятся длительное время. Необходимо также было запросить почтового провайдера, взламывался ли почтовый ящик Беловой.
 
Адвокат Оксана Петерс почему-то не озаботилась официальным,  как того требует почтовый провайдер  – через суд и УВД Москвы, - выявлением упомянутых обстоятельств, что, на мой взгляд, непрофессионально, если за этим не кроется нечто иное. Да и суд почему-то не обратил на это внимания, хотя согласно законодательству все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого. О рассылке от ее имени клеветнического письма, а также суде и судебном решении Белова узнала только после появления решения на Интернет-сайте Института в конце ноября 2015 года. Поэтому лицемерным выглядит одно из «доказательств» Оксаны Петерс, которым она обвинила Белову в том, что та не опровергла факт распространения письма через ее почтовый ящик. На самом же деле, как отмечалось, это Истец в лице нанятого им адвоката Оксаны Петерс обязан был доказать вину Беловой, так как он ее обвинил в рассылке клеветнического письма, запросив официально через правоохранительные органы  почтового провайдера о взломе почтового ящика Беловой. Таких запросов, вопреки утверждению Оксаны Петерс  в одном из своих «доказательств, не было, иначе они присутствовали бы в деле Чертановского суда.
 
Все это представляется весьма странным - уж слишком много странностей в этом деле. Поэтому создается впечатление, что Истец хотел с помощью адвоката всеми правдами и неправдами «утопить» Белову, и что лица, заинтересованные в этой провокации, возможно, находятся в Институте экономики РАН. Об этом стремлении говорит и умышленное сокрытие Истцом и адвокатом такого факта.
 
За два дня до рассылки клеветнического письма, 22 июня, в те же 10 адресов работников Института, что указаны в решении Чертановского суда как его получатели,  некто по имени Директор Инэкон  в 0:33:58 московского времени отправил то же самое клеветническое письмо, авторство которого Истец с адвокатом и суд приписали Беловой. Приписали без должного исследования всех обстоятельств. Адрес отправителя -   inecon2016@yandex.ru   Посланная мной по этому адресу для проверки «пустышка» вернулась с пояснением автомата, что таковой не существует. Можно предположить, что нанятый хакер сначала  не понял задания, и, указав выдуманное имя отправителя - Директор Инэком,  разослал фальшивку десяти работникам Института без взлома чьего-то ящика.   Но затем, чтобы устранить ошибку и выполнить проплаченный заказ, хакер вынужден был 24 июня повторить  рассылку, на сей раз, взломав ящик электронной почты Галины Беловой. Именно она была жертвой кем-то затеянной провокации.
 
В исковом заявлении в Чертановский райсуд Москвы от 14 сентября 2015 г., подписанном Петерс, и направленном информагентствам в качестве одного из упомянутых «доказательств», Беловой приписывается еще одна  рассылка некоего клеветнического письма 21 июня. Однако 19 октября Петерс направила в суд второе заявление, в котором просила рассылку 21 июня исключить из судебного рассмотрения, назвав это «случайной опиской». Видимо, далеко неслучайно второе свое заявление Оксана Петерс от информагентств утаила, дабы ввести их в заблуждение. Солгала она в своем ультимативном послании и о том, будто бы из моей публикации следует, что Белова распространяла ложные сведения, порочащие репутацию ИЭ РАН.  Оксана Петерс в качестве доказательств  ссылается также на судебные решения первой инстанции по двум делам Беловой, что неправомочно, так как они не вступили в силу – предстоят разбирательства в судах апелляционной инстанции. Но для имитации правдивости все средства хороши.
 
Спрашивается, почему руководители Института и адвокат не подали иск по поводу разосланного 22 июня первого клеветнического письма для  розыска и привлечения к ответственности его автора под именем Директор Инэкон? Спрашивается также, почему Оксана Петерс скрыла от Чертановского суда факт первой рассылки фальшивки, не потому ли, что не Белова значилась ее отправителем? Надо полагать, если бы руководители Института стремились выявить истинного клеветника, они, предъявив оба письма в электронном виде, посланные от имени двух разных лиц, официально обратились бы в УВД Москвы МВД России, которое занимается выявлением хакеров.  Но они не обратились.  Может быть, ждали клеветническое письмо именно от «Беловой»,   знали, что его разошлют вторично и кто будет теперь «правильно» указан отправителем?
 
В том, что фальшивку, судя по ее содержанию, написали и отправляли люди глуповатые, у меня нет никаких сомнений. Галина Белова свыше 40 лет занималась серьезными исследованиями в области денежно-кредитной политики и финансовых рынков. Если бы это она писала и отправляла через свой почтовый ящик клеветническое письмо, в чем ее обвинили, то не стала бы подставляться под судебный приговор и пороть в письме откровенную чушь, которую ничего не стоит опровергнуть в суде. Но Галина Белова - нормальный человек, который никогда не опустится до подобной низости.  Если даже допустить невероятное, то она же не настолько глупа, чтобы посылать фальшивку со своего адреса электронной почты. Ведь для этого можно воспользоваться компьютером  в любой библиотеке или любом Интернет-кафе.  К тому же Беловой  известны адреса электронной почты лишь нескольких коллег в отделе, где она работала, и лишь один из них значится в числе получателей приписываемой ей фальшивки. Ее почтой длительное время пользовались в отделе, поэтому не исключаю, что неизвестному пока отправителю фальшивки каким-то образом стал  доступен пароль почтового ящика Беловой.
 
Можно предположить, что причиной рассылки фальшивки могло быть стремление неких заинтересованных лиц опозорить Галину Белову до дня выборов директора ИЭ РАН и затем посадить в тюрьму, чтобы не восстанавливать на работе даже при удовлетворении иска о незаконности ее увольнения. Но самое главное, похоже, тем самым хотели припугнуть  всех пожелавших последовать ее примеру. Иначе будет существовать угроза, что сокращение штатов и прошедшие выборы могут признать незаконными. Поэтому с ненулевой вероятностью можно предположить, что лица, заинтересованные в этом сугубо внутриинститутском «деле Беловой», пребывают в самом Институте экономики РАН.
 
Все доводы, приведенные в этой и упомянутой выше публикации, должны были быть хорошо известны адвокату Оксане Петерс, которая, не имея на то объективных данных, поддерживала обвинение Галины Беловой в рассылке клеветнического письма. Очевидно, оценить соблюдение Оксаной Петерс норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», а также  «Кодекса профессиональной этики адвоката» при ведении упомянутых дел и противоправном давлении на СМИ могла бы Палата адвокатов Московской области, членом которой она является (реестровый номер 50/2206).  Настоящая публикация - официальное обращение по этому поводу.
 
Судя по действиям Оксаны Петерс, создается впечатление, что она намерена затеять новую судебную склоку, втянув в нее ряд СМИ. Делается это, возможно, для выколачивания большей денежной суммы у своего клиента – Института экономики РАН.  Из этой «кормушки» помимо Петерс получают деньги еще четыре адвоката, причем трое из них не являются жителями Москвы. Видимо в столице внезапно возник дефицит юристов. Каждому из них врио директора Института Головнин выдал в ноябре 2015 г. доверенность сроком на три года. Они будут представлять Институт в органах госвласти, включая судебные. Получается на три сотни сотрудников пять адвокатов.  Не многовато ли или у врио директора Головнина существует многолетний план судебных тяжб на деньги налогоплательщиков?
 
Надо полагать, в ФАНО заинтересуется этим обстоятельством и узнают, проводился ли соответствующий конкурс на адвокатские  услуги и какие, или все решалось по-семейному,  а также огласят сумму уже потраченных бюджетных средств на два судебных дела, которые созданы искусственно, и оценят целесообразность их расходования в течение ближайших трех лет в сравнении с экономией средств за счет масштабного увольнения сотрудников Института.
 
                                                            ***
Как известно, выбранного директора Института Елену Ленчук в ФАНО не утверждают в должности, на что, видимо, существуют весомые причины, в том числе, нежелание иметь постоянно головную боль. Иначе говоря, выборы не завершены. Если бы я был  руководителем ФАНО, то для выхода из сложившейся скандальной ситуации назначил временно директором ИЭ РАН, сроком на год, д. э. н., профессора Александра Агеева, занявшего на выборах второе место. Он, в отличие от не утверждаемой в должности директора Елены Ленчук и прочих выдвигавшихся на эту должность кандидатур, имеет большой и успешный опыт руководства крупными научными коллективами. Если Александр Агеев успешно выполнит оговоренную с ним программу-минимум по наведению в Институте порядка и развитию научных исследований, то через год можно будет назначить новые выборы директора. В противном случае, Институт экономики, когда-то ведущий в стране,  придет окончательно в упадок, после чего придется его ликвидировать, а сотрудников уволить либо перевести в другие экономические институты РАН.


Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100