Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Многофакторная оценка месторождений углеводородного сырья

Юрий Ампилов,
профессор, доктор физико-математических наук


С 1 января 2016 г. в России начнет действовать новая «Классификация запасов месторождений и прогнозных ресурсов нефти и горючих газов». Анализируя ее применимость к месторождениям шельфа, а также к "сланцевым" месторождениям и залежам с трудноизвлекаемыми запасами, становится ясно, что в такой редакции она непригодна для упомянутых объектов. Поскольку перечисленные месторождения требуют адекватной оценки, предлагается в качестве альтернативы оригинальный проект рейтинговой системы, которая учитывает весь комплекс факторов: от геологического строения, изученности и возможных параметров добычи до технико-экономических характеристик освоения таких месторождений. Предлагаемая система может быть с успехом применена и к обычным месторождениям. На первых порах она может использоваться для внутрикорпоративной оценки объектов разведки и разработки, а в последующем, при положительных результатах, в систему можно встроить и новую классификацию, в которой полностью игнорируются параметры экономической привлекательности месторождений и наличие новых технологий добычи.

        Чем не устраивает действующая классификация запасов месторождений

За последние 25 лет многократно появлялись, утверждались и вводились в действие различные классификации запасов и ресурсов углеводородов, в разработке которых приходилось участвовать и автору данной статьи. Так, еще в 1983 г. была разработана очередная "Классификация запасов месторождений, перспективных и прогнозных ресурсов нефти и горючих газов", которая действовала до 2001 года. После распада СССР в связи с изменившимися геополитическими и экономическими условиями была разработана и введена в действие «Временная классификация запасов месторождений, перспективных и прогнозных ресурсов нефти и горючих газов».

Через четыре года в связи с изменениями и дополнениями, внесенными в действовавший тогда Закон РФ "О недрах", а также из-за изменений условий недропользования, была разработана новая "Классификация запасов и прогнозных ресурсов нефти и горючих газов", утвержденная приказом МПР России от 1 ноября 2005 г., и которая была введена в действие только с 1 января 2009 г.

Прошло с тех пор семь лет, и вновь у руководства Минприроды России возникла необходимость разработки нового варианта классификации в связи с возникновением новых условий недропользования. Новая «Классификация запасов и ресурсов нефти и горючих газов», утвержденная приказом Минприроды России от 1 ноября 2013 г. № 477, должна быть введена в действие, как отмечалось, с 1 января 2016 года. Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской в январе 2014 г. заявил, что после ввода новой классификации резких изменений запасов углеводородов не произойдет.

В соответствии с поручением министра в Роснедрах была создана рабочая группа по подготовке соответствующих методических рекомендаций для недропользователей, в работе которой участвуют представители "Роснефти", "Газпрома", ЛУКОЙЛа", "Башнефти", "Газпром нефти" и "Татнефти". У специалистов возникает ряд вопросов, на которые пока нет согласованных ответов. Действует до сих пор и классификация 2001 года. Так с чем же это связано, почему специалистов не устраивает действующая классификация, и насколько всех устроит новая?

Основы существующей классификации были разработаны более 40 лет назад и дошли к настоящему времени практически в первоначальном виде, несмотря на ряд несущественных изменений. Тогда были введены четыре категории запасов, обозначаемые буквенными индексами А, B, C1 и C2. (в новой классификации 2013 г. – А, В1, В2, С1, С2). Если говорить упрощенно, то к категории А относятся уже разрабатываемые запасы в соответствии с утвержденными проектами разработки, в то время как к категории В отнесены запасы, разрабатываемые в режиме опытно-промышленной эксплуатации либо по временной технологической схеме. В официальной отчетности обычно эти запасы разделяют редко и дают им суммарную оценку А+В.

Далее следуют запасы категории С1, называемые разведанными, которые подтверждены бурением разведочных скважин с получением промышленных притоков нефти или газа при испытаниях этих скважин. Три перечисленных выше категории запасов (А, В и С1) называют еще промышленными. И, наконец, запасы категории С2 либо подтверждены скважинами без испытания (только на основании данных геофизических исследований, указывающих на наличие залежи), либо это периферийные неразбуренные части уже открытых месторождений, примыкающие в плане к областям с запасами С1.

Далее следуют категории С3, D1 и D2 (в новой классификации 2013 г. – D0, Dл, D1, D2), относимые уже не к запасам, а к ресурсам углеводородов, поскольку они не имеют никакого подтверждения бурением. Достоверность количественных оценок последних, как правило, невысока, вплоть до полного неподтверждения в отдельных случаях промышленной нефтегазоносности. Руководители верхнего звена в компаниях и госучреждениях в силу недостаточной информированности в этих вопросах зачастую принимают значительные объемы прогнозных ресурсов за запасы, что нередко приводит к принятию ошибочных управленческих решений даже в масштабах страны. Этому в немалой степени способствуют и некомпетентные журналисты, отождествляющие ресурсы с запасами, причем нередко в профильных нефтегазовых изданиях.

Как видно, действующая до сих пор российская классификация (временная, 2001 г.) основана, прежде всего, на степени геологической изученности месторождений вне зависимости от их экономико-географического положения, наличия технологий эффективной добычи и рынков сбыта продукции. В результате зачастую наблюдаются откровенные парадоксы, которые проще всего продемонстрировать на следующем гипотетическом примере.

Пусть в результате бурения и успешного испытания скважин открыты две сравнительно небольших нефтяных залежи с запасами 1 млн. т каждая: первая - где-нибудь в Урало-Поволжье вблизи нефтеперерабатывающего завода, испытывающего дефицит сырья, а вторая – в Восточно-Сибирском море или море Лаптевых, вечно покрытых льдами, где вокруг на тысячи километров нет никакой инфраструктуры.

Без серьезных расчетов понятно, что первая залежь будет тут же востребована и освоена в кратчайшие сроки с большой экономической выгодой. А вот с освоением второй залежи возникают серьезные проблемы. Во-первых, для нее во всем мире нет апробированных технологий добычи, и вряд ли они появятся в ближайшие 10-15 лет. А во-вторых, если бы они и были, то такое месторождение не будет рентабельным и при цене в 300 долларов за баррель нефти ввиду астрономических затрат на обустройство морского промысла и немыслимые транспортные издержки на доставку сырья к ближайшим потребителям. Тем не менее, при такой принципиальной разнице запасы в окрестности скважин будут отнесены к одной и той же категории С1. С таким же успехом к этой же категории могли быть отнесены запасы на Луне или Марсе, если бы там вдруг удалось пробурить скважину и получить из нее промышленный приток нефти или газа. Этот серьезный недостаток не преодолен и в новой классификации, в рамках которой марсианские запасы тоже могут попасть в промышленную категорию С1. Как это ни покажется странным, в новой классификации практически отсутствует экономическая составляющая, хотя еще в проекте 2005 г. она была, пусть и не вполне совершенная.

А что же в западных классификациях? Сравнению российской классификации запасов и ресурсов углеводородов с иностранными классификациями посвящено немало работ. В большинстве из них делается вывод о серьезных расхождениях, которые не позволяют специалистам корректно сопоставить имеющиеся запасы. Более того, практически во всех зарубежных классификациях в той или иной форме учитывается экономическая составляющая.

На сегодняшний день наиболее распространенными в мире являются две классификации - SEC и SPE-PRMS. Первая из них - SEC, привязанная к американскому рынку ценных бумаг, наиболее "жесткая" – в ее рамках к доказанным запасам относятся лишь те месторождения или залежи, на продукцию которых заключены контракты на поставку. Значительная часть российских запасов категории С1, которые считаются доказанными, попали бы согласно SEC в так называемые "контингентные ресурсы", т.е. те, которые теоретически когда-нибудь могут быть востребованы при благоприятном стечении обстоятельств. А такие обстоятельства, между прочим, во многих случаях могут никогда и не наступить для многих групп месторождений. Ведь не секрет, что при наступающем падении объемов добычи нефти на значительной части Западной Сибири, в частности в Ханты-Манскийском АО, остаются невостребованными более 200 открытых месторождений, в которых запасы отнесены к категории С1. И неизвестно, когда дойдет до них очередь. Тому есть немало причин, прежде всего - экономико-географических.

Другой распространенной в мировой нефтегазовой промышленности является система управления ресурсами и запасами углеводородов SPE-PRMS (Petroleum Resources Management System). Классификация, разработанная в 1997 г. Обществом инженеров-нефтяников совместно с Мировым нефтяным конгрессом и Американской ассоциацией геологов-нефтяников, в последующие годы была дополнена разъясняющими и вспомогательными документами, и в 2007 г. была принята новая редакция системы. Стандарты SPE-PRMS не только оценивают вероятность присутствия нефти в месторождении, но и учитывают экономическую эффективность извлечения этих запасов. При определении эффективности учитываются такие факторы, как затраты на разведку и бурение, транспортировку, налоги, существующие цены на нефть и многие другие. По данной классификации запасы в зависимости от оценки шансов их извлечения делятся на категории "доказанные", "вероятные" и "возможные". У "доказанных" запасов шанс быть добытыми составляет 90%, у "вероятных" – 50%, а у "возможных" – 10%.

Еще одна классификация - Норвежского нефтяного директората (NPD) в корне отличается от классификаций SEC и SPE-PRMS. В ней выделено 14 классов ресурсов и запасов, различающихся по целому комплексу параметров. Государственному учету подлежат лишь те запасы, разработку которых планируется начать в ближайшие пять лет. Такая мотивация вполне понятна: государство должно планировать доходы бюджета на разумный временной период. За пределами пятилетнего срока это уже невозможно, и, как видно по ситуации с ценами на нефть в 2008-м и в 2014 г., это действительно так.

Во всех перечисленных классификациях принято указывать в разных формах диапазоны (границы) неопределенности в оценке величины запасов. При использовании вероятностных методов для оценки погрешностей подсчета объемов запасов и ресурсов рекомендуются три границы оценки: минимальная (Р90), оптимальная (Р50) и максимальная (Р10), где числа 90, 50, 10 означают вероятность подтверждения оценки в %. В обязательном порядке в упомянутых классификациях присутствует также экономическая составляющая. Это и понятно: ведь даже запасы разведанного месторождения можно оценить с погрешностью в 15-20 %, а запасы нерентабельных месторождений исключаются из рассмотрения.

В российской классификации всего этого нет. Например, в полном соответствии с инструкцией может сделана следующая запись в Государственном балансе по месторождению N: запасы газа по категории С1 составляют 329 647 млн. м3. В то же время все прекрасно понимают, что вместо этих выверенных с бухгалтерской точностью данных в самом лучшем случае можно утверждать (при объективной минимальной 10%-й погрешности), что величина запасов может оказаться любой в интервале 297 - 363 млрд. м3. Это следует из теории ошибок: если каждая из измеряемых величин известна с некоторой относительной погрешностью, то для оценки относительной погрешности результата следует сложить относительные погрешности сомножителей. А запасы оцениваются произведением пяти параметров, каждый из которых характеризуется немалой погрешностью.

Однако главным недостатком российской классификации является оценивание категорий запасов только по степени их геологической изученности. В такой ситуации компаниям-недропользователям по одним и тем же месторождениям приходится проводить двойную работу. Для государственного учета они готовят для экспертизы в ГКЗ запасы по российской классификации, которые впоследствии отражаются в Государственном балансе запасов полезных ископаемых (далее – Госбаланс). Но для котировки своих акций на международных площадках недропользователи вынуждены нанимать за немалые деньги зарубежные консалтинговые компании, которые проводят международный аудит запасов.

В зависимости от требований аудиторы оценивают запасы российских месторождений по классификации SEС или SPE-PRMS, и их оценки заметно отличаются от российских. Однако эти оценки никак не учитываются в Госбалансе. Так параллельно и сосуществуют две разные оценки одних и тех же объектов. Правда, для небольших компаний, не котирующих свои акции на зарубежных биржевых площадках, зарубежный аудит не требуется. Но на долю таких компаний приходится несущественная часть общих российских запасов нефти и газа в распределенном фонде недр. Следует отметить, что ресурсы нефти и газа, в отличие от запасов, не учитываются в Госбалансе.
В завершение сравнительного анализа следует упомянуть еще об одной существенной проблеме российской классификации запасов углеводородного сырья - в ней фактически отсутствуют возможности для учета запасов сланцевой нефти и сланцевого газа. Понятно, что до недавнего времени это было не столь актуально. Но теперь, когда нынешний кризис вызван не в последнюю очередь появлением на мировом рынке, прежде всего в США, существенных запасов такого рода, данный факт игнорировать никак нельзя. Тем более, что по оценкам большинства экспертов Россия является лидером по объемам ресурсов этого сырья, которые теоретически превышает объемы запасов традиционных нефти и газа, добытых за всю историю. Другое дело, что технологически российские компании к этому еще не готовы, а экономически в нынешних условиях это пока нерентабельно.

       Три составляющие рейтинговой оценки месторождений углеводородов

Каков наиболее рациональный выход из описанной ситуации? Механический перенос имеющихся зарубежных классификаций невозможен и нецелесообразен, поскольку в России немало своих особенностей в организации поисков, разведки и разработки месторождений. К тому же, какую из имеющихся классификаций можно принять за основу - SEC, SPE-PRMS, NPD или иную?

Понятно, что надо разработать наиболее удобную и прагматичную собственную классификацию и гармонизировать ее по возможности с наиболее распространенными зарубежными. Но пока это плохо получается.

Во-первых, сильна сила советской традиции, когда в плановой экономике не слишком заботились об экономической целесообразности. А во-вторых, различные творческие группы специалистов, привлекаемых к решению этой проблемы, из-за конкуренции между собой не могут договориться об основополагающих принципах, стараясь настоять на своей исключительной точке зрения. В результате приемлемого документа, отвечающего требованиям сегодняшнего дня, до сих пор не представлено. И пока этот дискуссионный процесс не завершен, целесообразно, на наш взгляд, вспомнить о другой возможности – о применении рейтинговой оценки месторождений нефти и газа на основе всего комплекса важнейших факторов, а не только на основе геологической изученности. Причем не обязательно, что рейтинговая система будет противоречить старой или новой российской классификации. Ее можно сконструировать так, чтобы она была "наложена" на существующую или новую классификацию.

В связи с рейтинговыми оценками можно привести несколько аналогов из различных областей. Но, прежде всего, вспоминаются рейтинговые системы, связанные с оценкой инвестиционной привлекательности компаний или даже целых государств. Например, ведущие рейтинговые агентства Standard & Poor’s (S&P’s), Moody’s, Fitch и другие на основании комплекса показателей присваивают рейтинги компаниям и даже целым государствам. При этом учитывается тип экономической системы (рыночная или административно-командная), макроэкономические показатели (ВВП и ВНП, доля сырьевой экономики в общем объеме), уровень развития инфраструктуры и внешней торговли, оценка роли государства в экономике, связанная с сдерживанием экономических свобод, и некоторые другие факторы.

Наивысшим кредитным рейтингом по системе S&P’s является "ААА". Затем идет целый ряд рейтингов, в которых количество буквенных индексов "А" уменьшается, появляются индексы "B", затем "С" и, наконец "D", означающий дефолтный уровень. На сегодняшний день кредитный рейтинг России оценивается S&P’s на уровне "ВВВ–".
При всей условности системы рейтингов, а порой ее субъективности и предвзятости, в ней бесспорно можно найти рациональное зерно. В нашем случае будет полезным выделить три главных фактора, которые имеют наибольшее значение для комплексной рейтинговой оценки привлекательности того или иного месторождения. И, если это сделать верно, то можно максимально избавиться от субъективности, характерной для инвестиционного рейтинга стран и компаний.

Условимся, что общая трехфакторная рейтинговая оценка месторождения будет иметь вид N1N2N3, где каждый из трех индексов, составляющих рейтинг, будет «отвечать» за свой важнейший фактор. При этом вполне можно оставить буквенное индексирование позиций, сохранив предпочтительность в соответствии с латинским алфавитом: А – более благоприятная оценка, B – оценка ниже, чем А, C – оценка ниже, чем B и т.д. С целью учета вариаций внутри каждого индекса для обозначения каких-либо промежуточных ситуаций возможно добавить подпункты либо цифровые (А1В2С3), либо буквенные (АкВгСм), либо знаковые ("+" или "–"). Можно оставить и обозначение ожидаемой динамики через понятие прогноз, который может принимать значения "негативный", "стабильный" и "позитивный".

Теперь следует выбрать эти три главных фактора, которые будут обозначены в общем индексе N1N2N3.

Предлагается первый индекс - N1 посвятить геологическим параметрам месторождения, в том числе категориям запасов. Второй индекс - N2 будет информировать о возможных технологиях добычи: стандартная, либо с применением гидроразрыва пласта для трудноизвлекаемых и "сланцевых" запасов, либо о добыче на шельфе с платформ или подводных добычных комплексов и др. Третий индекс рейтинга - N3 должен давать представление об относительной рентабельности месторождения, наличии необходимой инфраструктуры и рынков сбыта.

В начале 2000-х годов были попытки предложить нечто подобное, взяв за основу кодификацию ООН для твердых полезных ископаемых. Но они ничем не окончились, да и смысловая нагрузка индексов была иной, чем предлагается сейчас, причем большинство отличий носит принципиальный характер.
Далее рассмотрим каждый из трех факторов и обсудим их возможные обозначения в составном рейтинге.

Первая компонента рейтинга - категории геологических запасов, крупность и сложность геологического строения месторождения. На сегодня в качестве основы индекса N1 можно сохранить категорию запасов месторождения по действующей классификации. При этом индекс месторождения, на котором ведется добыча в соответствии с проектным документом, будет выглядеть как АN2N3. - значения N2 и N3 рассмотрены ниже. Для других категорий запасов и ресурсов вместо А в этом рейтинге будут иные обозначения - В, С1, С2, С3, D1, D2 соответственно. В случае намеченной смены действующей классификации на новую нет никаких препятствий для замены первого индекса на соответствующий категории новой классификации. Эта возможность остается из-за несущественного отличия новой классификации от ныне действующей.

При формировании рейтинга конкретного месторождения его отдельные части в соответствии с подсчетным планом могут относиться к разным категориям, например к С1 и С2. Вероятнее всего, будет целесообразным в рейтинговых индексах указывать максимальную категорию запасов, оцененную на данном месторождении. Однако в самом балансе эти категории следует учитывать раздельно, как это сейчас и делается.
Кроме упомянутых выше категорий полезно указать и другую важную геологическую информацию, что можно сделать, например, добавлением знака "+" или "–" к соответствующему индексу. Например, для уникальных (гигантских) месторождений с запасами свыше 500 млн. т н.э. к первому индексу добавится "+". Для месторождений шельфа эту границу можно установить выше, на уровне 1 млрд. т н.э., ввиду их меньшей доступности и рентабельности по сравнению с сухопутными. Напротив, для небольших морских месторождений с геологическими запасами менее 150 млн. т н.э. можно при первом индексе указать "–". Основанием для этого может служить то, что на шельфах Арктики и Дальнего Востока пока нет примеров разработки более мелких по запасам морских месторождений, чем Киринское. Но и оно находилось на грани рентабельности еще при докризисных ценах на газ, не говоря уже о нынешнем периоде. Для сухопутных месторождений эта условная нижняя граница может быть меньше, например 10 млн. т н.э. геологических запасов.

Знак "–" можно использовать не только для обозначения небольших месторождений, но и для очень сложных по геологическому строению объектов, поскольку их параметры оцениваются с более высокой степенью неопределенности при сопоставимых категориях. Бесспорно, вместо + или –возможна и другая мнемоника, в том числе и дополнительные цифровые или буквенные индексы при главных показателях.

Итак, условимся, что основой первого из трех индексов рейтинга будут служить категории запасов и ресурсов А, В, С1, С2, C3, D1, D2 с добавлением знаков "+" или "–" в необходимых ситуациях. При смене российской классификации эти индексы могут поменяться на новые.

Для облегчения восприятия категорий на графических материалах и рисунках допустимо использовать следующую цветовую гамму: для категорий А, В, С1 – зеленый цвет, для С2 – желтый, для D1 и D2 – красный цвет. Очевидно, что эта "мнемоника" привязана к сигналам светофора – в случае зеленого цвета имеется достаточно информации о месторождении, а в случае красного – практически нет ничего конкретного, так как месторождение еще не открыто.

Вторая компонента рейтинга - технологии добычи на месторождении. Как отмечалось, для многих разведанных месторождений шельфа, часть запасов которых относится к промышленной категории С1, до сих пор в мировой практике не существует апробированных технологий добычи. Ярким примером могут служить два гиганта в Карском море – Русановское и Ленинградское месторождения, открытые еще в конце 1980-х. Ввод их в эксплуатацию намечен далеко за 2030 г. даже в самых оптимистичных планах ОАО "Газпром" в надежде на то, что к тому времени такие технологии появятся.

Если говорить о российской суше, то "несметные" ресурсы "сланцевой" нефти тоже недоступны для масштабной добычи, в том числе из-за отсутствия отечественных технологий надлежащего качества. Имеющиеся зарубежные технологии еще долго предстоит адаптировать под конкретные российские условия, но они сейчас попали под санкции на неопределенный срок, что резко затормозило опытно-методические работы в этом направлении, результат от которых и так ожидался весьма нескоро. Эти примеры подтверждают тезис, что вторым важнейшим фактором оценки привлекательности месторождений в составном рейтинге N1N2N3 является технологический.

Здесь тоже следует условиться о буквенных индексах N2 для обозначения наличия или отсутствия технологий добычи для рассматриваемого месторождения. Как и в предыдущем случае предлагается следующие три "технологические" категории – А, В и С. Категория А означает, что месторождение или залежь может быть освоена традиционными и апробированными методами, которые имеются в наличии или которые могут быть заимствованы у подрядчиков, и на них не наложены какие-либо запреты или санкции. В эту категорию попадает большинство ныне разрабатываемых российских месторождений, а также их возможных спутников, которые открыты в традиционных районах промысла.

Категория В означает, что у недропользователя в настоящее время нет в распоряжении доступных технологий для добычи нефти и газа, но таковые могут быть позаимствованы у потенциальных подрядчиков в плановые сроки до начала добычи, либо технологии могут быть доработаны на основе имеющихся в мире аналогов и апробированы в опытном порядке на рассматриваемом месторождении. В последнем случае необходимо наличие заключенных договоров на поставку технологий к проектируемому сроку добычи. К данной категории относится большинство так называемых сланцевых месторождений Баженовской, Доманиковской, Хадумской и других свит, для освоения которых требуется бурение горизонтальных скважин с большими отводами, а также применение технологий многостадийного гидроразрыва пласта. Сюда же попадут многие месторождения плотных коллекторов с трудноизвлекаемыми запасами, а также вязкие нефти, для разработки которых потребуется большое количество нестандартных геолого-технологических мероприятий по повышению нефтеотдачи.

Категория С означает, что ни у недропользователя, ни у российских или зарубежных подрядчиков в настоящее время нет апробированных технологий добычи для таких месторождений. Все мыслимые технологии находятся на стадии концептуальных разработок или эскизных проектов или отсутствуют вообще, либо существующие мировые аналоги не могут быть применены в конкретных условиях месторождения по различным причинам, например, природно-климатическим. К этой категории относятся частично месторождения Карского моря, а также еще не открытые перспективные объекты в морях восточной Арктики.

В этом случае также будем допускать добавление знаков "+" или "–" к соответствующим буквенным индексам на второй позиции для обозначения нюансов в необходимых ситуациях или пограничных случаях. Для облегчения восприятия категорий на графических материалах и рисунках также допустимо использовать уже упомянутую цветовую гамму: для категории А – зеленый цвет, для В – желтый, для С – красный цвет.

Третья компонента рейтинга - экономико-географические параметры месторождения. Третьим важнейшим фактором оценки привлекательности месторождений в составном рейтинге N1N2N3 безусловно является экономический. Вернее, в том контексте, в котором предлагается его ввести, эту группу факторов лучше назвать экономико-географическими. Дело в том, что здесь необходимо обращать внимание не только и не столько на традиционные параметры экономической эффективности разведки и освоения перспективных объектов, сколько на географическое положение объекта, его удаленность от традиционных районов промысла, наличие производственной и транспортной инфраструктур, а также на потенциальных потребителей нефти или газа, добываемых на рассматриваемом месторождении. Бесспорно, имеют значение и традиционные показатели экономической эффективности, однако только в тех случаях, когда их можно корректно рассчитать.

В некоторых предыдущих проектах новых российских классификаций, которые так и не были приняты, предлагалось делить месторождения на рентабельные, условно рентабельные и нерентабельные (непромышленные). При этом основным показателем для этого разделения была внутренняя норма доходности проекта. Но, как показывает практика, этот показатель определяется очень ненадежно даже на хорошо разведанных месторождениях, для которых уже составлены проекты разработки. Так, внутренняя норма доходности для Северо-Каменномысского месторождения, где практически все запасы относятся к категории С1, ранее составляла 23%, через 2 года – 12%, потом – 14%, а совсем недавно – 8%.

Для специалистов понятно, что это принципиально разные показатели эффективности, на основании которых могут приниматься взаимоисключающие решения. А что же тогда можно сказать о ресурсах категории С3 и ниже, для которых в рамках технико-экономических предложений в большинстве компаний выполняют такие расчеты даже для лицензионных участков с неоткрытыми еще месторождениями, а потом на основе этих некорректных расчетов принимают важные решения? Сейчас, когда цены на углеводородное сырье меняются столь существенно, а уровень предстоящих затрат оценить еще сложнее, говорить об определяющих значениях данных показателей экономической эффективности для какой-либо классификации явно ошибочно. Поэтому им следует придавать лишь вспомогательное значение при прочих равных условиях, да и то не всегда, а только для высоких категорий запасов.

Теперь надо условиться о буквенных индексах N3 для обозначения всего комплекса экономико-географических факторов рассматриваемого месторождения, принимая во внимание все вышеизложенные аргументы. В этой связи опять предлагаются следующие три "экономические" категории – А, В и С.

Отнесение месторождения к категории А означает, что уже понесены основные капитальные затраты на обустройство промысла, имеется вся необходимая инфраструктура для доставки продукции к потребителям, и с этими потребителями заключены договоры на поставку. Оценочные расчеты экономической эффективности с большой степенью достоверности показывают нормальный уровень рентабельности проекта.

Отнесение месторождения к категории В означает, что месторождение имеет либо хорошее географическое положение, находится вблизи традиционных районов добычи с развитой производственной и транспортной инфраструктурами, в которых имеются свободные мощности для приема дополнительной продукции, либо затраты на расширение инфраструктуры не слишком велики и намного меньше, чем оценочная стоимость обустройства самого месторождения, которое ожидается в обозримом будущем. Оцененные предстоящие капитальные затраты не должны быть заметно превышены, в связи с чем расчеты экономической эффективности говорят о большой вероятности достижения корпоративного уровня рентабельности. Проведенные детальные маркетинговые исследования указывают на потенциальных потребителей продукции, с которыми ведутся переговоры, либо подписаны предварительные меморандумы о взаимопонимании.

Отнесение месторождения к категории С означает, что месторождение находится далеко от мест с развитой промышленной и транспортной инфраструктурами, потребители продукции не определены, и даже потенциальные рынки сбыта в отдаленном будущем неясны. Применение доходного метода стоимостной оценки для таких месторождений нецелесообразно, поскольку в условиях большого количества неопределенностей это может дать ложную информацию, что в свою очередь приведет к ошибочным управленческим решениям.

Условимся опять, что на графических материалах и рисунках допустимо использовать ту же цветовую гамму, что и для "технологического" индекса, а именно: для категории А – зеленый цвет, для В – желтый, для С – красный цвет.

Как и ранее будем допускать добавление знаков "+" или "–" к соответствующим буквам на третьей позиции для обозначения нюансов в необходимых ситуациях или пограничных случаях. Например, рейтинг разведанного, но еще не эксплуатируемого месторождения со стандартными технологиями добычи, на продукцию которого уже оформлены контракты, будет выглядеть как "С1АВ+". С1 на первой позиции показывает геологическую категорию запасов. Наличие символа А на второй позиции говорит о применении стандартных и апробированных технологий добычи. Тот факт, что на третьей позиции стоит символ B вместо А говорит о том, что основные капитальные затраты по проекту еще не понесены, в связи с чем достижение корпоративного уровня рентабельности по этому проекту пока под вопросом. Причина в том, что на данной стадии прогнозные доходы и затраты на весь планируемый период разработки не могут быть оценены с приемлемой точностью. Последний плюс после В означает, что, несмотря на это, основная часть продукции с данного месторождения уже законтрактована.


Согласование рейтинговой системы оценки с Государственным балансом запасов углеводородов

Одна из причин, по которой попытки введения новых классификаций не удавались, заключается в том, что требовалась огромная работа по кардинальной переделке Государственного баланса запасов нефти и газа. Предполагались переходные периоды в несколько лет, когда параллельно существовало бы два баланса, но все равно при этом не было ясности, как это делать, а объемы предстоящей работы казались пугающими. Другая "фобия" заключалась в том, что объем запасов по стране катастрофически «уменьшится», и это тоже пугало очень многих управленцев.

Что же изменится в Государственном балансе запасов, если допустить внедрение предлагаемой рейтинговой системы? Как уменьшатся запасы и насколько сложно будет осуществить переход на новую систему? Как ни покажется странным, но с ее внедрением не возникнет никаких проблем, обозначенных выше.

Во-первых, полностью сохранена в первом индексе существующая на сегодня классификация запасов по степени геологической изученности месторождения. Это означает, что величина запасов "брутто" в масштабах всей страны, а также отдельных нефтегазоносных провинций, областей и зон никак не изменится.

Во-вторых, вся дополнительная работа сведется лишь к сортировке этих запасов по категориям второго и третьего индекса общей рейтинговой оценки. Для этого надо ввести в базу данных эти характеристики в дополнение к имеющимся категориям А, В, С1, С2. Затем можно автоматически делать выборки по любым параметрам, например, по категориям других индексов (технологическим или экономическим), и получить распределение запасов по этим признакам. Как результат, запасы, относимые ранее к одной категории, разобьются на несколько подгрупп. В итоге можно действительно провести серьезный и всесторонний анализ структуры запасов, выявив активные их части разного уровня. Все это позволит использовать Государственный баланс запасов углеводородного сырья для планирования бюджета на ближайшие годы, а также для решения других важных задач. В настоящем виде Госбаланс для этих целей не пригоден, поскольку в одинаковых категориях содержатся совершенно разные по своей сути запасы.

Показательным примером эффективности предлагаемой рейтинговой системы было бы ее применение для крупного региона. Тогда можно было бы выявить, например, какая часть суммарных запасов категорий С1 и С2 действительно может считаться активной, и на нее компания может рассчитывать в ближайшие годы как на источник доходов, а государство - как на источник налоговых поступлений. Кроме того, можно было бы увидеть еще одну значимую группу категорий запасов С1+С2, для которых имеются технологии, но в силу различных причин они не попадают в число первоочередных объектов, подлежащих разработке. После серьезного анализа удалось бы выяснить эти причины и, вероятно, государство озадачилось бы решением данных проблем, чтобы приблизить ввод в разработку этих уже разведанных запасов.

И, наконец, можно было бы увидеть третью группу запасов категорий С1+С2, которые в нынешнем Госбалансе формально числятся активными, а на деле их никак не удастся освоить в обозримом будущем. Они незаслуженно имеют высокую категорийность, хотя в любой из западных классификаций их даже не относили бы вообще к запасам. Но никто не запрещает считать их запасами и далее, однако необходимо все про них знать, а из нынешнего баланса их выделить очень трудно, если вообще возможно. Вероятно, государство могло бы предпринять какие-то меры в отношении этих невостребованных разведанных запасов, но для этого оно точно должно знать масштаб проблемы. В предлагаемой системе это удастся сделать автоматически.

Предлагаемая рейтинговая система поможет также навести порядок с ресурсами, оценки которых на сегодня различаются многократно, хотя их важность для будущего по регионам и комплексам очень сильно различается. Кроме того, с помощью предлагаемой системы удастся разобраться и с множеством других скрытых проблем, которые неизбежно будут высвечены после несложного анализа.

Однако, пока в нашем распоряжении нет крупной сводки оцененных запасов по какому-либо региону, продемонстрируем как будут выглядеть в предложенной рейтинговой системе нескольких наиболее известных месторождений – Штокмановское (Баренцево море) и Русановское (Карское море) - лицензия у ОАО "Газпром", Юрхаровское (Ямало-Ненецкий АО) - лицензия у ОАО "НОВАТЭК", а также месторождение им. Требса (Республика Коми) - совместная разработка ОАО "Башнефть" и ОАО "ЛУКОЙЛ".

Штокмановское месторождение, рейтинговый индекс C1+ В В
1) С1+: получены промышленные притоки газа с конденсатом из нескольких интервалов; "+" означает, что месторождение уникальное по запасам.
2) В: несколько мировых компаний располагают апробированными технологиями добычи. Предполагается несколько подводных добычных комплексов и технологическое судно, однако окончательного решения нет.
3) В: Удаленность от берега 600 км, очень высокие капзатраты; имеются проблемы со сбытом дорогостоящей продукции, низкая расчетная рентабельность, секторальные санкции. Инвестиционное решение не принято и освоение отложено на неопределенный срок.

Русановское месторождение, рейтинговый индекс C1+ C C
1) С1+: получены промышленные притоки газа с конденсатом из нескольких интервалов; "+" означает, что месторождение уникальное по запасам.
2) С: эксплуатационный фонд скважин за короткий летний период не создать; если бурить по 1-2 эксплуатационных скважины в год, то это займет свыше 10 лет; "платформенная" добыча практически исключена из-за ледовой обстановки (10 месяцев лед сплоченностью до 9-10 баллов); в мире отсутствуют апробированные технологии добычи с платформ в таких условиях, имеются лишь концептуальные и эскизные проработки; добыча с подводных добычных комплексов в данных условиях проблематична, в том числе из-за сложного состава флюида.
3) С: Удаленность от районов добычи и реализации, очень высокие капзатраты; проблемы со сбытом дорогостоящей продукции на мировой и внутренний рынки.

Юрхаровское месторождение, рейтинговый индекс А А А
1) А: месторождение разрабатывается по проектному документу.
2) А: технология добычи наклонными скважинами с берега успешно действует.
3) А: развитая инфраструктура, доставка к потребителю, нормальная рентабельность.

Месторождение им. Требса, рейтинговый индекс В А В
1) В: месторождение разведано и находится в опытно-промышленной эксплуатации.
2) А: применимые традиционные технологии добычи и наклонными скважинами с берега успешно действует.
3) В: промысловая инфраструктура частично создана и продолжает наращиваться, однако дорожная сеть неразвита, транспортная доступность к месторождению ограничена. Реализация продукции возможна в ограниченном объеме через Варандейский терминал. Неопределенность в предстоящих затратах и ценах на нефть еще велика, чтобы отнести месторождение к более высокой категории.

Как видим, использование предложенной системы позволяет абсолютно адекватно отразить состояние дел по указанным четырем месторождениям. Однако максимальное преимущество от ее применения можно получить при анализе всех нефтегазовых активов крупной корпорации, либо всего Государственного баланса запасов.

                                                                  ***
Предлагаемая трехфакторная система оценок месторождений дипломатично названа рейтинговой, но, в действительности, она может выполнять все функции классификации, причем гораздо эффективней, чем действующая или новая. Надо надеяться, что она будет принята во внимание официальными лицами, ответственными за решение этого вопроса. Если предлагаемая система не пробьется сквозь многозвенную бюрократическую машину, то есть уверенность, что отдельные крупные нефтегазодобывающие компании будут использовать ее для своих внутрикорпоративных целей.

экономика, промышленность, геология. классификация запасов месторождений



Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100