Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» № 1, январь, февраль 2015  -  cодержание номера 

Планирование как основа антикризисного
управления экономикой и ее модернизации

Моисей  Гельман
 
 
Казалось бы, если отечественную экономику решено модернизировать, что безуспешно декларируется вот уже много лет, то государству необходимо, наконец,  совместно с владельцами  «заводов, газет, пароходов», что именуется государственно-частным партнерством, задаться аргументированными целями модернизации, чтобы  бизнес «знал свой маневр». Для достижения этих целей и гарантированности  будущей эффективности вложений в модернизацию потребуется выбрать обоснованную модель развития экономики, сформулировать соответствующие задачи, расписав алгоритмы их решений, и разработать план модернизации. Ведь никакие системы не возникают и не функционируют сами по себе.
 
Для осуществления намеченного плана государство должно будет создать нужные экономические условия – налоговые, денежные, кредитные, бюджетные. Поэтому потребуется изменить принципы, функции и, соответственно, структуру государственного управления экономикой, в том числе управления финансами, налогообложением и банковской системой. Иначе говоря, потребуется разработать государственную экономическую политику, направленную на сбалансированное по ресурсам, производству и потреблению всего и вся инновационное развитие страны, и охватывающую все аспекты ее хозяйственной деятельности. Такую политику более чем за 20 лет существования Российской Федерации так и не разработали.
 
Важнейшим фактором модернизации является  создание и внедрение в отечественное производство конкурентоспособной продукции на основе использования новейших мировых научных, инженерных, технологических и технических достижений. Рыночные отношения часто не способствуют этому ввиду больших рисков, в том числе из-за отсутствия предыстории спроса. Поэтому на Западе, как прежде в Советском Союзе, подобные проекты осуществляются при поддержке и координации государства. Для этого придется обратиться к советскому опыту планирования развития экономики по всей цепочке: «фундаментальные и  прикладные научные исследования – инженерные на их основе разработки новой продукции – модернизация технологий и внедрение новой продукции в производство».
 
Перспективное планирование, осуществляемое в рамках государственно-частного и социального партнерства, должно быть основано на управлении балансами ресурсов, производства продукции и платежеспособного на нее спроса. Только тогда, «понимая свой интерес» и «зная свой маневр» на длительную перспективу, в том числе на  мировых рынках, бизнесмены станут вкладывать деньги в создание в России новых производств. Иначе масштабный платежеспособный спрос на научные достижения для последующей  их реализации в виде конкурентоспособной продукции не возникнет. 
 
Отказ государства от нынешних хаотичных и фрагментарных экономических телодвижений в пользу политики обоснованного инновационного развития, и изменение, соответственно, функций и структуры государственного управления, потребует привлечения к руководству наукой и промышленностью, экономикой и финансами  компетентных, государственно мыслящих специалистов. Таковых нынче ни в правительстве, ни в Центробанке России  почти не видно, поэтому происходит то, что происходит.
 
Провал бессистемного создания «островков инноваций» в Сколково и «Роснано» с финансированием случайных и зачастую далеко не новых предложений  ничему не научил их инициаторов. Сейчас происходит очередная, затеянная келейно, «либеральная реформа» - на сей раз Российской академии наук, в основу которой положено упразднение единства хозяйственного и научного управления научными институтами и подчинение ученых неученым чиновникам. Такие «новации» приведут к окончательному развалу в стране фундаментальных и связанных с ними прикладных научных и инженерных исследований.
 
Ниже изложены принципы, которые могли бы быть положены в основу государственной политики управления российской экономикой. Важность ее разработки существенно возросла в связи с последними геополитическими событиями:  введением против России запретительных санкций на поставку определенных видов промышленной продукции и технологий и необходимостью из-за этого наконец-то начать развивать и модернизировать отечественное производство.
 
                                    Модель  макроэкономической системы
 
Экономика, основу которой составляет товарное производство, базирующееся на использовании природных ресурсов, представляет собой, образно говоря, многоярусную кооперационную экосистему. В ней, как в биосфере по Дарвину и Линнею, на соответствующих этажах действуют, образуя большое кооперационное сообщество, различные семейства, виды и подвиды, но не представителей флоры и фауны, а товаропроизводителей – наемных работников и хозяев предприятий.
 
На нижних этажах экосистемы добывают природное сырье, растят сельхозпродукцию. Выше  расположены промышленные отрасли переработки сырья и производства различной техники. Они обеспечивают необходимыми производными ресурсами, материалами и технологическим оборудованием нижние этажи, а также более высокие, где производятся продукты питания и потребительские товары, а также  оказываются различные услуги, которые востребуются населением, размещенным на самом верхнем ярусе. Трудоспособное население выступает и в роли товаропроизводителей на всех этажах, получая за свой труд, как за товар, деньги.
 
Между этажами по соответствующим кооперационным цепочкам осуществляется товарообмен посредством денег, объем которого определяется в конечном итоге суммарным доходом обитателей самого верхнего этажа. Ведь промышленная продукция — тракторы, экскаваторы, станки и т. д. сама по себе никому не нужна, если не востребуется для производства потребительских товаров (услуг) и продукции для государственных нужд. Она востребуется лишь для производства того, что потребляет или использует для своего жизнеобеспечения человек,  а также государство.
 
Неспроста индустриальное общество начиналось с развития мануфактур и ткацких станков. Именно поэтому платежеспособный спрос обитателей самого верхнего этажа на конечный результат деятельности всего кооперационного сообщества экосистемы — потребительские товары, услуги и продукты питания предопределяет платежеспособный спрос на необходимые для их производства ресурсы и оборудование на всех других этажах. Если, к примеру, падает спрос на автомашины «Жигули», то во всех кооперационных цепочках, поставляющих для их производства металл, материалы и комплектацию, также сокращаются объемы производства. И наоборот. Когда в 1990-х большая часть обедневшего населения перестала пользоваться авиатранспортом, авиаперевозчики почти прекратили приобретать отечественные авиалайнеры и их производство почти прекратилось. С увеличением спроса на авиаперевозки спрос на отечественные авиалайнеры не возрос, так как  к этому времени авиакомпании обзавелись зарубежными самолетами.
 
Таким образом, рыночная экосистема по сигналам на спрос сверху автоматически адаптируется под платежеспособный спрос населения и государства на любую востребуемую ими продукцию. Однако это, как в случае с авиалайнерами, происходит далеко не всегда.  При этом в идеале, в том числе при стабильности цен,  балансируется платежеспособный спрос между всеми этажами, где размещены кооперационные цепочки ее производства. Но если платежеспособный спрос не удовлетворяется, то растут цены, из-за чего часть покупателей отторгается от рынка, и тогда устанавливается новый «баланс» – дефицитного предложения и неудовлетворенного спроса.
 
Чтобы рыночная экосистема устойчиво развивалась, должно осуществляться расширенное воспроизводство ее совокупного капитала.  Он включает в себя людей с их знаниями и умением воспроизводить самих себя, знания и материальные ценности, а также охватывает основные производственные фонды и природные воспроизводимые и невоспроизводимые ресурсы. Для воспроизводства совокупного капитала необходимы финансовые средства. Они обеспечиваются за счет амортизационных отчислений и прибыли предприятий, а также банковских кредитов, которые включаются в цены и оплачиваются в итоге доходами населения и его платежеспособным спросом на потребительские товары и услуги.
 
Поэтому государство, если оно заинтересовано в своем устойчивом экономическом развитии, должно создавать все условия, в том числе регламентированные законодательно,  для высокой оплаты труда, создания максимально возможного числа рабочих мест, и, тем самым, расширенного воспроизводства национального капитала. Тогда растут доходы казны, и государство, помимо достижения указанных выше целей, может также поддерживать относительно высокий жизненный уровень малоимущих (см. «Социальное государство как общенациональная идея. И для олигархов тоже». – «Промышленные ведомости» № 3, 2006 г.).
 
Из описанной модели следует давно забытый, но так и не реализованный у нас в стране лозунг социально справедливого государства: «От каждого - по способностям, каждому – по труду!». Поэтому в высокой оплате труда наемных работников по тем же указанным выше  причинам должны бы быть объективно заинтересованы и работодатели. Это хорошо осознавал американский по нынешним меркам миллиардер Генри Форд. Будучи далеко не альтруистом, он в начале 1900-х годов добился принятия  в США закона о минимуме зарплаты, позволявшей семьям со средним достатком приобретать его автомобили. Понятно, что население страны, приобретая продукты питания, ширпотреб, автомашины и иные жизненные блага, создает тем самым у их производителей соответствующий капитал для воспроизводства продукции.
 
Следовательно, таким образом обеспечивается воспроизводство основных фондов во всех промышленных кооперационных цепочках, начиная с добычи необходимых природных ресурсов и заканчивая производством технологического оборудования.
Из описанной макроэкономической модели также следует, что для устойчивого развития экосистемы и товарообмена  между ее этажами государство в партнерстве с товаропроизводителями  должно поддерживать системный баланс товарно-денежного обращения.
 
Он обеспечивается выпуском в оборот денежной массы, соответствующей в обороте товарной, созданием условий для эквивалентности товарообмена по стоимости, включая стоимость труда, поддержанием стабильности цен и их гармонизации, и рядом других мер, которые должны регламентироваться законодательно. Игнорирование этих принципов, обусловленных общей теорией систем управления и научными основами экономики, порождает финансовые и экономические кризисы, что чревато распадом государств и их экономических союзов. Поэтому научные законы экономики должны получить правовой статус и составить основу экономического права. Условия, необходимые для стабильного функционирования и развития экономики, должны обеспечиваться соответствующей государственной политикой,  включающей в себя денежное, налоговое, ценовое, кредитное и бюджетное регулирование в их взаимосвязи. Все эти функции, согласно ст. 71 Конституции России, находятся в федеральном ведении, но власти их реализуют неэффективно (см. «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия. Как их устранить». – «Промышленные ведомости» № 1-2, 2012 г.).
 
                                        Пороки управления экономикой
 
Известно, что здания и сооружения невозможно строить без обоснованных проектов и соответствующих планов их реализации.  И для строительства «небоскреба» экосистемы, в котором действует множество производств, связанных кооперацией, также необходимы соответствующие проекты-планы, разработанные в рамках государственно-частного партнерства. Ведь и государство, и бизнес для сбалансированного развития национальной экономики нуждаются в продуманных и согласованных стратегических ориентирах на длительную перспективу, в том числе в обоснованных прогнозах планируемого сбыта продукции. В противном случае инвесторы не станут рисковать.
 
Поэтому, чтобы не возникали кризисы дефицита или  перепроизводства продукции, необходимо соотносить возможности ее производства  и сбыта с балансами соответствующих  ресурсов – сырьевых, производственных, финансовых. Иначе говоря, планы развития экономики путем ее модернизации должны быть основаны на балансах имеющихся ресурсов, возможного при этом производства продукции и соответствующего на нее гарантированного платежеспособного спроса.
 
Макроэкономическое общегосударственное планирование в рамках государственно-частного партнерства должно более подробно детализироваться  планированием отраслевым и межотраслевым. К примеру, в производстве автомобилей или авиалайнеров используются тысячи технологий, и участвуют сотни предприятий большинства промышленных отраслей, производящих различные материалы, комплектующие, узлы и иную необходимую продукцию. Кто-то же должен координировать и балансировать их кооперацию и тем самым поддерживать баланс соответствующего товарно-денежного обращения, определяемого платежеспособным спросом. В советские времена за это отвечали Госплан и соответствующие министерства и ведомства. Сегодня правительство лишено этих функций, и ни одно корпоративное объединение в России ввиду ограниченности его возможностей, в том числе властных, такое дело не потянет.
 
Отсутствие объективных долгосрочных ориентиров для развития бизнеса чревато серьезными негативными последствиями. К примеру, в первой половине 1990-х годов предприятиям ВПК, которые тогда курировались Министерством оборонной промышленности, предложили начать выпуск продукции для гражданских нужд. Ввиду отсутствия планирования и достоверных оценок потребностей многие предприятия начали изготавливать станки-качалки для нефтяных скважин и вскоре заводские площадки оказались забиты ими. Или взять, допустим, проекты разработки и  внедрения в производство новейшей техники, требующие создания уникальных технологий, окупаться которые будут только после продажи изготовленной с их использованием конечной продукции.
 
Кто будет их координировать и финансировать? Рыночные отношения не способствуют внедрению в производство новейшей, сложной и дорогостоящей продукции ввиду больших рисков, в том числе из-за отсутствия нередко предыстории спроса. На Западе, как прежде в Советском Союзе, подобные проекты осуществляются при поддержке и координации государства. И у нас во избежание дальнейшего нарастания хаоса в управлении экономикой, а также чтобы «знать свой маневр» бизнесмены нуждаются в стратегических и тактических ориентирах.
 
Планирование развития экономики в рамках государственно-частного партнерства, основанного на управлении балансами ресурсов и объемов производства продукции с учетом спроса на нее необходимо также для проведения объективной бюджетной политики с формированием консолидированного федерального бюджета, сбалансированного по доходам и расходам.
 
Большие сложные системы не возникают и не функционируют сами по себе,  их надо строить и управлять ими  в соответствии с обоснованными целями. Для этого необходимо будет принципиально изменить нынешние функции существующих министерств и ведомств, которые сегодня сводятся в основном к написанию всяческих директив, в том числе в виде нормативных документов, и в этой части мало изменились с советских времён. Однако  тогда эти бумаги были наполнены каким-то практически значимым содержимым и выполнялись, так как министерства и ведомства в Советском Союзе являлись хозяйствующими субъектами.  Они представляли собой, говоря языком рынка, холдинговые компании, которые управляли подчинёнными  им предприятиями и действовали в рамках общегосударственного плана. Все холдинги в виде «дочек» входили в громадную госкорпорацию – «материнскую компанию», «правлением» которой являлся Совет министров СССР, а «советом директоров» – Политбюро ЦК КПСС.
 
Следует заметить, что партийные комитеты КПСС всех уровней осуществляли тогда контроль на всех предприятиях и во всех организациях за исполнением принимаемых руководством «госкорпорации» решений, и образовывали тем самым подсистему звеньев обратной связи в системе управления государством. Ликвидация государственных функций КПСС и последующая ликвидация самой партии без создания адекватной обратной связи привело к разрушению управления Советским Союзом и его распаду.
 
Сегодня роль и деятельность министерств и ведомств совершенно иные, чем были в Советском Союзе.  Они уже не могут командовать предприятиями, и не являются хозяйствующими субъектами товарного производства, к тому же значительная часть капитала в стране перешла в частные руки.  Поэтому  их функции должны были бы отвечать целям и условиям рыночной экономики, в которой преобладает частный капитал и происходит свободный товарообмен, чего, однако, не произошло по сей день.
 
Неоднократные преобразования федерального правительства не учитывали происшедших  изменений в стране и не соответствовали декларативным заявлениям о необходимости перехода к рыночным отношениям. Правда, чем должны быть обусловлены рыночные отношения, никто толком не поясняет, но «реформаторы» единодушны при этом в необходимости изгнания из экономики государства. Не стала исключением и последняя административная реформа, в результате которой появилась трехуровневая правительственная структура. В основу преобразования был положен  принцип разделения властей, который, будучи пригодным в управлении государством, оказался не приемлемым для управления экономикой. К тому же,  «законодательным» органам – министерствам  подчинили соответствующие органы контроля, что фактически лишило эти службы  необходимой самостоятельности и ответственности, и тем самым были нарушены принципы построения управляемых систем.
 
В отсутствие планирования бессмысленным оказалось наличие, в частности, такого органа, как Министерство экономического развития - МЭР. На самом деле, министерство никаким развитием не занято, скорее, наоборот. В силу некомпетентности его руководителей в разные годы в МЭР были разработаны и приняты Госдумой законодательные акты, нанесшие значительный ущерб стране. Это, в частности, закон «Об электроэнергетике», которым разрушили технологическое и организационное единство Единой энергосистемы страны, в результате чего рынком электроэнергии завладели посредники-спекулянты, существенно увеличившие на нее цену, и закон «О техническом регулировании», которым разрушили нормативно-техническую базу страны, оставив во многом незащищенными в правовом отношении потребителей на внутреннем рынке.
 
Основная деятельность МЭР – выдача прогнозов, которые, на самом деле, таковыми не являются, так как лишены научной основы. Это, скорее, результаты гадания на кофейной гуще, поэтому они систематически «корректируются», едва появившись.  
МЭР подчинен ряд федеральных агентств и служб, которые большей частью либо далеки от предназначения этого министерства, либо их существование надумано. Возьмем Росимущество. За этим федеральным органом, назначенным управлять государственным имуществом, закрепилась дурная слава со дня его существования, т. е. со времён ваучерной приватизации, разбазаривания госсобственности под прикрытием залоговых аукционов, инвестиционных конкурсов, реформирования электроэнергетики…  Историю скандальных противоправных дел, которые называли приватизацией, со всеми подробностями можно проследить в соответствующих отчётах Счётной палаты Российской Федерации, и Генпрокуратуры, неоднократно проверявших это ведомство. В центральном аппарате и региональных органах ведомства  систематически вскрываются факты коррупции.
 
Многолетняя история Росимущества наглядно свидетельствует, что управление госимуществом и управление предприятием – далеко не одно и то же. Управление имуществом, на мой взгляд, вообще непонятное словосочетание. Можно говорить, к примеру, о контроле за использованием имущества или о проведении с ним различных сделок. Управление же означает регулирование и контроль чьей-то деятельности, в нашем случае - деятельности предприятий, основой которых и является то самое имущество, управлять которым вне хозяйственной деятельности предприятия - абсурд. Федеральный орган, созданный для управления госсобственностью, при всех его вывесках пытался безуспешно управлять именно деятельностью предприятий, чьи акции целиком или частично принадлежали государству. Для этого в их советы директоров делегируются в основном сотрудники Росимущества. Как правило, они не являются специалистами в тех областях науки и промышленности, которыми направлены руководить.
 
Если госпакеты акций предприятий передать в ведение профильных министерств и ведомств, а ведение госреестра госимущества - Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, которая ведет государственный кадастр (реестр) недвижимости на всей территории России, то Росимущество в качестве антикоррупционной и антикризисной мер можно было бы ликвидировать.
 
Надуманной является также приданная МЭР Федеральная служба по аккредитации, которая осуществляет аккредитацию лиц, занятых сертификацией различных видов продукции. Еще несколько лет назад аккредитацией занимались профильные министерства и ведомства, где имеются соответствующие специалисты. В Росаккредитации их нет, да и число сотрудников там сравнительно невелико. К тому же, сертификация некоторых видов продукции возложена на соответствующие государственные научные организации, которые уже аккредитованы соответствующими госорганами. Например, метрологическая аттестация средств измерений выполняется институтами Росстандарта.  Поэтому для экономии государственных средств следует возвратиться к прежнему порядку аккредитации, упразднив  Федеральную службу по аккредитации.
 
Столь же сомнительно существование подчиненной непосредственно правительству Федеральной антимонопольной службы. Она уже много лет безуспешно пытается противостоять монополизму компаний, вместо того, чтобы предотвращать их злоупотребления своим монопольным положением на рынке, что проявляется,  главным образом, в увеличении ими  цен. Этому также препятствует действующее законодательство,  которым цены и соответственно прибыль не регулируются, поэтому у ФАС нет правовых возможностей предотвращать такие злоупотребления. Выход – в законодательном нормировании прибыли относительно себестоимости продукции и услуг с изъятием налоговой службой сверхприбылей в бюджет.
 
Нормирование прибыли позволит стабилизировать и гармонизировать цены, в результате чего надобность в существовании антимонопольной службы, зачастую безосновательно препятствующей интеграции активов, исчезнет. При этом контролировать  цены будут налоговые инспекции как процедуру налогообложения (см.  «Налогообложение, которое спровоцирует  модернизацию  экономики.  От многократных поборов с населения - к оброку с затрат природных ресурсов». – «Промышленные ведомости» № 4, 2014 г.).
 
Можно привести еще подобные примеры непродуманности и излишеств структуры управления экономикой и ее элементов. Поэтому малоэффективной в сложившихся условиях оказалась и президентская «вертикаль управления». Именно всеми этими обстоятельствами можно объяснить призывы президента страны перейти к «ручному» управлению, то есть самим руководителям правительства принимать на местах управление «на себя» и самим контролировать исполнение  решений. Но членов правительства мало, а страна огромная и во все города и веси не наездишься. Поэтому требуется иная система управления государством с всепроникающими звеньями контроля.
 
Отсутствие в стране научно обоснованной теории экономического права не позволяет сформулировать научные основы правового регулирования экономических отношений в условиях  социального государства. Да и само понятие социального государства  по этой же причине до сих пор не определено, хотя таковым Российская Федерация провозглашена  Конституцией России, принятой в 1993 году. Отсутствие теории экономического права не позволило также при разработке Конституции объективно выделить предметы ведения, по которым должны приниматься федеральные законы для различных сфер экономики (см. «Хаос в экономическом законодательстве и его опасные последствия» - «Промышленные ведомости» № 1-2, 2012 г.).
 
По этой же причине отсутствует важный законодательный акт, которым должны быть регламентированы основы федеральной политики в области экономического развития страны, что предписано конституционным перечнем предметов федерального ведения. Сегодня такой комплексной сбалансированной политики просто не существует, так как в стране отсутствует экономика как большая кооперационная система. Непонимание ее модели не позволяет обоснованно сформулировать цели модернизации и разработать научно обоснованную программу восстановления и инновационного развития индустрии страны. (см. «Как российскую экономику довести  не до ручки, а до ума». «Промышленные ведомости» № 3, 2014 г.).
 
 
                                  Модернизация управления экономикой
 
Как отмечалось, модернизация государственной системы управления экономикой потребует  принципиального изменения ее структуры и функций многих министерств и ведомств. В соответствии с изложенным должен быть создан общефедеральный орган макроэкономического планирования и разработки макроэкономических балансов ресурсов и производства продукции,  основанных на научных прогнозах спроса и предложения. Министерства  соответствующих секторов экономики, исходя из макроэкономического плана развития, должны будут заниматься межотраслевым и отраслевым планированием и разработкой соответствующих балансов производства и потребления продукции.
 
Для реализации макроэкономического, межотраслевых и отраслевых планов потребуется разрабатывать соответствующие планы межрегионального развития и кооперации производства, и соответствующие балансы. Поэтому потребуется также создать федеральное министерство межрегионального макроэкономического планирования, в федеральных округах – министерства окружного планирования и социально-экономического развития, подобные бывшим  совнархозам, а в субъектах Федерации – соответствующие региональные органы планирования. Знание перспектив позволит одновременно интенсифицировать  развитие малого и среднего бизнеса в сфере товарного производства.
 
Планами модернизации и развития экономики должны предусматриваться необходимые инновационные разработки и их внедрение в производство. Для начала надо будет провести ревизию  уже существующих в стране готовых разработок, созданных за десятки лет. Для координации промышленного внедрения инноваций представляется необходимым создать государственно-частную финансово-промышленную группу  с участием специализированного банка.  Управляющая часть группы будет включать в себя подразделения, осуществляющие функции, общие для всей группы. Это, в частности, кредитное финансирование. Для контроля расходования средств необходимо финансировать работы по результатам завершения каждого этапа по схеме целевой кредитной линии.
 
Непосредственно внедрением разработок будут заниматься вошедшие в группу компании, включающие производства  комплексов связанных отраслей промышленности.  Это материаловедение, ТЭК, электроэнергетика, отрасли машиностроения (станки, двигатели, самолеты, автомобили, сельхозмашиностроение и др.), радиоэлектроника, связь и приборостроение, химия и нефтехимия, бытовая техника, медицинская техника,  микробиология и др.  Большинство таких комплексных компаний уже создано в виде госкорпораций. Их акции целесообразно передать в управление руководителю группы, которого будет назначать государство. Он может получить статус министра федерального правительства, что явится развитием форм государственно-частного партнерства.
 
Крупные комплексные научные проекты и внедрение их результатов, как показывает мировой опыт, к примеру, атомные проекты, микроэлектроника  и проекты освоения космоса в США и СССР, оказывались успешными, если ими руководили крупные ученые с большим опытом внедрения научных результатов. Поэтому во главе предлагаемой финансово-промышленной группы необходимо поставить авторитетного специалиста, имеющего большой опыт модернизации производств, а не «универсального менеджера» с ментальностью мелкого лавочника.
 
Большинство инженерных разработок, которые внедряются в промышленное производство, основано на результатах соответствующих фундаментальных и прикладных научных исследований.  Значимые научные результаты сегодня чаще всего достигаются на пересечениях различных научных дисциплин. Это требует глубокого проникновения специалистов в комплексы различных знаний, и компетентной на этом же уровне знаний координации междисциплинарных  исследований. В Советском Союзе научные исследования и инженерные разработки координировались соответствующими подразделениями министерств и ведомств, а комплексную координацию осуществлял  Государственный комитет по науке и технике совместно с  Академией наук СССР. Одними из результатов такой координации можно назвать создание в стране «с нуля» микроэлектронной и микробиологической отраслей промышленности.
 
Сегодня осуществлять подобную координацию нынешние министерства и ведомства не способны по ряду причин, в том числе из-за некомпетентности чиновников. К тому же  сейчас ликвидируется координация фундаментальных и прикладных научных исследований, которая худо-бедно осуществлялась Российской академией наук, так как академия, как научная организация, фактически ликвидируется. За 20 лет так называемых рыночных реформ научные исследования были сведены в стране к мизерному количеству, а их научная значимость существенно снизилась. Произошло это, в том числе, вследствие развала российской экономики, в результате чего исчезла прежняя востребованность научных и инженерных разработок,  поэтому значительно сократилось их финансирование. 
 
Фрагментарные попытки создать заинтересованность в новых разработках в рамках «Сколково» и «Роснано» провалились по ряду причин, в том числе из-за случайности предложений, некомпетентности руководства проектами и отсутствия системы планирования и координируемого управления всей цепочкой: «фундаментальные научные исследования - прикладные научные исследования – инженерные разработки – маркетинговые исследования – внедрение в производство».
Чтобы реформировать управление научными организациями необходимо создать единую систему, в которой планировались и координировались  бы научные исследования и соответствующие инженерные разработки в комплексе, и руководство системы отвечало за их результативность.
 
Для этого предлагается упразднить придуманное чиновниками Федеральное агентства научных организаций, деятельность которого чревата окончательным развалом науки в стране,  и  создать Государственную научную корпорацию «Российские академии наук» в статусе управляющей компании, сокращенно – ГНК «РАН». Это будет некий аналог прежнего Государственного комитета по науке и технике СССР,  куда войдут все государственные научные академии, которые сохранят свой нынешний статус, свои институты и  самоуправляемость. Им могут передать некоторые государственные отраслевые НИИ и КБ соответствующего профиля. При этом институты, ведущие исследования в области общественных наук, следует объединить в другую организацию.
 
Совет директоров ГНК  «РАН» составят президенты всех академий, руководители их региональных отделений и отделений академий. Председатель совета – президент ГНК «РАН будет единоличным исполнительным органом, государственным служащим в ранге министра и  членом Правительства Российской Федерации. Таким образом, наукой вновь станут управлять сами ученые.  Тогда чиновников Министерства образования и науки, а также вновь созданного Федерального агентства научных организаций  к всеобщей пользе, а также радости Минфина,  можно будет освободить от явно не свойственных им функций, а надуманное упомянутое агентство упразднить.
 
Финансироваться ГНК  будет за счет государственного бюджета, грантов российских и иностранных лиц и  коммерческих договоров на проведение научных исследований. Распределять бюджетные средства будет совет ГНК «РАН» в соответствии с достигаемыми институтами академий результатами  (подробней см. «Как довести РАН не до «ручки», а до ума. Наукой могут управлять только сами ученые, а не чиновники и «эффективные менеджеры» - «Промышленные ведомости» № 7, 2013 г.).
 
Система управления любым объектом, согласно канонам теории систем, помимо органа  регулирования - звена прямой связи должна содержать независимое звено обратной связи – орган контроля. Посредством звена (совокупности звеньев) обратной связи регулятор получает оперативную информацию о реакции на команды и о текущем поведении объекта, что позволяет динамично отслеживать и корректировать его состояние и дальнейшее поведение, исходя из целей и задач управления. В России, как отмечалось, органы госконтроля раздроблены, и полностью подчинены соответствующим министерствам и ведомствам, что во многом способствовало развалу управления страной и ее экономикой. Не работает по этой же причине должным образом и «властная вертикаль».
 
Чтобы обеспечить требуемую эффективность и устойчивость управления страной и ее экономикой необходимо все звенья обратной связи - федеральные органы контроля (надзора) вывести из регулирующих звеньев – правительства, министерств и ведомств, и подчинить президенту страны, как гаранту соблюдения конституционных прав граждан и интересов государства. Госконтроль должен сочетаться с контролем общественным.
 
Координировать деятельность федеральных органов государственного контроля (надзора) могло бы Контрольное управление Президента РФ, возможно, в рамках вновь созданного Министерства государственного контроля и надзора.  Такое  переподчинение явилось бы начальным этапом модернизации управления экономикой, что позволило бы   контролировать последующее реформирование исполнительной власти и самой экономики.

Другие статьи номера «ПВ» № 1, январь, февраль 2015

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100