Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Севастополь и Крым: возвращение домой

                                   Свидетельства очевидца событий
 
Алексей Слобожан,
Санкт-Петербург
 
 
Я ехал в Севастополь с легким сердцем, зная примерно, что увижу, и что меня ждет. Новостной ряд не оставлял сомнений в том, как именно пройдет референдум. Были, конечно, и тревожные звоночки: задержания вооруженных людей, попытки провоза оружия на территорию Крыма, отлов провокаторов, противостояние у украинских военных частей…  Но общий фон свидетельствовал о безопасности намеченной поездки и важности происходивших там событий.
 
 В Севастополе не был с советских времен. Меня всегда притягивал этот город русских моряков, но последние 20 лет я просто не мог заставить себя побывать там.  Было чувство, будто твой родной город захватил кто-то чужой, а ехать в захваченный город совсем не хотелось. Наверно, подобные чувства удерживают от посещения Калининграда немцев, но если они проиграли войну и были наказаны лишением территорий как агрессоры, то Россия никакой войны вроде не проигрывала, а  территорию почему-то потеряла.
 
Я долго выбирал маршрут и вид транспорта и, в конце концов, решил ехать самым простым способом – на поезде до Севастополя. Посмотрев, кого и за что снимают с поездов украинские пограничники, я спрятал подальше георгиевскую ленточку, отказался брать большой фотоаппарат, чтобы не походить на корреспондента, запасся справкой о своей кредитоспособности и подчистил свои смски и страницы в социальных сетях. К счастью, такая предусмотрительность оказалась  излишней, и моя персона никакого интереса у «погранцов» не вызвала.
 
На границе Украины и Крыма наш поезд тоже ни одну из сторон не заинтересовал, и мы спокойно остановились в Джанкое, первой остановке уже в Крыму.  Здесь я впервые увидел на перроне знаменитого «зеленого человечка» - в защитной форме без опознавательных знаков, в маске и с автоматом.  Именно они были героями многих последних репортажей,  они блокировали украинских военных и, охотно общаясь с журналистами, уходили от ответа на вопрос, кто они такие:  то ли российские военные, то ли наемники, то ли самооборона…  У меня, конечно, тоже есть мнение на этот счет, но излагать его не буду, - пусть каждый решает сам.
 
Вопрос о российских военных в Крыму – ключевой при обсуждении происшедших там событий. По договору, Россия имела право держать на военных базах в Крыму до 25 тысяч человек, но длительное время присутствовало менее половины - около 11 тысяч. После ввода дополнительных контингентов их стало около 18000, это по подсчетам самих украинцев, но все равно значительно меньше допустимого по договору количества. Между тем численность вооруженных сил  Украины в Крыму составляла около 20000 человек.  Неудивительно, что нейтрализации украинских войск было уделено основное внимание,  поэтому именно вокруг их баз и появились «зеленые человечки». 
 
Как известно, желание отделиться от новой власти в Киеве проявили сами крымские власти, и  Верховный Совет Крыма, признаваемый всеми  законодательный орган, объявил о желании крымчан самоопределиться. Российская помощь заключалась в том, как я понимаю, чтобы не дать Украине задействовать силовой ресурс для подавления народного выступления. То, что новая власть скора на задержания, мы видели по арестам харьковского губернатора Добкина,  народного губернатора Донецка Губкина, других народных активистов.  Быстрые действия крымского правительства и помощь России в нейтрализации украинских военных не позволили киевским властям  помешать осуществить волеизъявление крымчан.
 
Будучи в Севастополе, я видел блокированный штаб ВМС Украины. На одной стороне было написано  «ВМС Украины против фашизма», на другой -  «Присяге верны».  У центрального КПП стоял один «зеленый человечек» с автоматом, рядом - условная минибаррикада высотой около метра, перед которой дежурили без оружия человек  шесть бойцов  самообороны. Такой вот «мощный» отряд блокировал несколько сотен украинских солдат. Самооборонцы говорили, что они главным образом предотвращают провокации, и свободному выходу солдат не препятствуют.
 
И действительно, украинских  солдат в форме и без оружия я видел в городе. К КПП постоянно приходили родственники блокированных, вызывали их к дверям и передавали пакеты с едой. Такой вот был своеобразный нейтралитет. Как мне объяснили, они ждали результатов референдума, чтобы понять, чья берет, и не ошибиться в своем выборе. Следует заметить, что многие украинские военные сами родом из Крыма, и выступать против народа, тем более в него стрелять, никто из них не хотел. Поэтому и переход власти к крымским государственным органам, и блокирование частей обошлись без  выстрелов и убитых. 
 
Сам референдум, его организация и беседы с пришедшими голосовать произвели на меня очень сильное впечатление. Такого народного подъема, энтузиазма, такого единого порыва многих разных людей я не видел очень давно. Надо сказать, что Укризбирком, противясь проведению референдума, заблокировал списки избирателей, и избирательным комиссиям пришлось в спешном порядке их восстанавливать. Они это сделали, но очевидно полученные списки были неточны и неполны. Поэтому многие люди в основном списке себя не находили. Поэтому составлялись дополнительные списки, которые  иногда были весьма большие. Например, на одном участке в основном списке было 1200 фамилий, а в дополнительном – 300.
 
Это позволило противникам референдума говорить о неправильности подсчетов, о том, что кое-кто голосовал по нескольку раз. В ответ я всегда предлагал подсчитать от обратного: сложить всех проголосовавших против и тех, кто не участвовал, предположив, что все они сознательно бойкотировали референдум, что, естественно, было не совсем так. Даже при таком подсчете число сторонников  объединения многократно превышало число противников, хотя результат и не соответствовал объявленным 98%.
 
Голосование  было для людей праздником. Незнакомые люди на площади так прямо друг друга и поздравляли – с праздником, не дожидаясь результатов голосования и не сомневаясь в его исходе. Голосовать шли все.  И хотя участки работали с 8 до 20 часов, многие приходили за час до открытия, словно боясь опоздать, и к 8 часам собиралась уже приличная толпа.  Пришли отметившие свое 18-летие всего несколько дней назад,  пришла 100-летняя (!) бабушка, пришли инвалиды на колясках и без, пришли люди, не ходившие на выборы последние 20 лет. Один дед-ветеран сказал: «Теперь хоть умру в России».  Один избиратель в бюллетене,  в квадратике для галочки, напротив пункта за Россию написал - «люблю». Такого не придумать, не представить. Я беседовал со многими, разными людьми, вот что, в частности, я услышал от них:
 
«Как же давно мы этого ждали. Боялись об этом и мечтать. Нас никто не спросил, хотим ли мы в Украину. Это были 23 года угнетения. Надежды не было никакой. Россия нас бросила. Это были годы духовного рабства. Говорить что-либо положительное о России, если не запрещалось прямо, то не очень поощрялось. А история? Петра Первого называли не иначе, как сифилитиком, пьяницей и садистом, Екатерину Великую – немецкой шлюхой. Ну, разве так можно? Зато изучали и прославляли украинских героев – Сагайдачного и Мазепу, Петлюру и Шухевича…  
 
Мы с трудом, преодолев страшное сопротивление, смогли поставить памятник Екатерине Второй, основательнице города. Это были годы дикой нагрузки на психику. Ползучая украинизация душила, как анаконда. Она не убивала, а по капельке выдавливала из человека его русскую душу.  В паспортах переделали русские имена на украинские, и стали мы Ганнами, Олександрами и Миколами. Русские школы еще оставались, но высшего образования на русском не стало совсем. Изменили гимн Севастополя, вместо «город русских моряков» стало «город наших моряков».  Но мы старались отстаивать свои ценности, учили им наших детей. В школе им говорили одно, а мы дома – другое. И всегда помнили, что мы – русские».
 
Скептики и циники сейчас говорят, что крымчане проголосовали просто за более жирный кусок. Это конечно не так.  Разговоры о более высоких пенсиях, зарплатах, социальных пособиях, несомненно, были, но основной мотивацией оставались все-таки высокие чувства, чувства, уже немного позабытые у нас в России – патриотизм и любовь к Родине. А материальные блага  шли как бонус, как приятная добавка.  Эту щемящую любовь к Родине почувствовать может наверно только тот, кто ее лишен. Мне кажется, что мы все должны сказать севастопольцам и крымчанам большое спасибо за то, что они нам напомнили и показали, как надо любить Родину, Россию.
 
В день референдума на центральной площади города были организованы грандиозный концерт и народные гуляния. Из администрации принесли и стали раздавать российские флаги. Тут же выстроилась очередь, но все шло достаточно спокойно. А потом началось подлинное безумие. Люди оборачивали себя флагом, прижимали его к лицу, гладили пальцами, целовали. Такого я никогда не видел, и наверно больше не увижу.  Люди словно только сейчас поверили, что их мечты свершаются, что невозможное – возможно. Все фотографировались - с флагами в руках и на их фоне, выстраивались с ними в гигантские  линии и круги, водили хороводы, пели и плясали с ними в обнимку. Это было не простое подобие новогодних гуляний, нет, я бы назвал это экзистенциональной радостью, радостью их духовной сущности.  Праздник продолжался до глубокой ночи. Пели гимн Севастополя, Катюшу, подпевали всем выступающим, даже невесть откуда взявшимся Арабескам.  Город ликовал.
 
Следующим актом стало замена украинской государственной символики и табличек с названиями административных учреждений на крымские. При мне сняли герб Украины со здания администрации. Все снимали происходящее на камеры, хлопали в ладоши и подбадривали рабочих. Таблички демонтировали и сложили в грузовик, у которого выстроилась очередь из желающих сфотографироваться. Рабочие не спешили, снялись все, кто хотел, в том числе и я. Все это затем аккуратно складировали для передачи в Киев.
 
То, что случилось в Крыму, случилось не по «злой» воле  Путина или кого-то еще, а потому, что киевская власть за 20 лет так и не смогла научиться или не хотела разговаривать должным образом с крымчанами. Распространяя свою жесткую унитарность на русский Крым, отказывая русским в праве считать и называть себя таковыми, пытаясь переделать их культурный код и ограничивая их право пользоваться родным языком во ВСЕХ сферах государственной и общественной жизни, власти Украины фактически оттолкнула от себя этих людей. Поэтому,  как только у них появилась возможность, они с радостью и воодушевлением отказались от Украины и проголосовали за возвращение домой, в Россию. Так что руководителям Украины в потере Крыма надо винить не мифических русских империалистов и оккупантов, а только свою упертую политику. Ну и, конечно, майдан, действия боевиков на котором ясно показали даже сомневающимся, что их ждет в новой Украине. Поэтому когда Россия показала им возможность другого пути, сомневающихся больше не было.
 
Хочу обратиться к тем моим уважаемым согражданам, кто говорит о русской оккупации, аннексии и прочих ужастиках в отношении Крыма. Найдите время, съездите в тот же Севастополь, поговорите с людьми. Те, кто позиционирует себя демократами, должны же прислушиваться к мнению людей. Объясните им, что, по вашему мнению, они должны «размовлять на украиньской мове», самозабвенно петь «ще не вмерла Украина», прикладывая правую руку к сердцу, славить петлюр с бандерами, поддерживать целостность Украины и вообще быть счастливыми и правильными ее гражданами. И если в ответ они немножко «попортят вам лицо», не обижайтесь и считайте это лишь небольшой платой за познание истины.  Ведь истина стоит того, чтобы ее познать. Не так ли?
     
Севастополь, Крым    

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100