Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» 8, сентябрь, октябрь 2013  -  cодержание номера 

Как вымогают деньги у потребителей электроэнергии.

Оценочно годовые поборы превысили  1,5 трлн. рублей - половину ее продажной стоимости
 
Моисей Гельман,
кандидат технических наук
 
 
 
      «Негодное» социалистическое прошлое и «прекрасное» рыночное настоящее
 
В советские времена на всей территории страны существовало два тарифа на электроэнергию: промышленные предприятия платили 2 копейки за киловатт-час, а население – 4 копейки. Объяснялось это тем, что подавляющее большинство потребителей черпало электроэнергию из общего «бассейна» - Единой энергосистемы страны, куда «сливали» ее все электростанции системы.  Продавалась она по средневзвешенной цене смеси составляющих разной стоимости с экономически и физически обоснованной оптимизацией всех затрат по общесистемным критериям. При этом одни и те же электростанции поочередно питали потребителей в разных часовых поясах по мере смены там дня и ночи, что создавало большую экономию в мощностях. Поэтому и рентабельность системы электроснабжения в среднем достигала 15%, что вполне хватало для ее воспроизводства и развития.
 
Сегодня, в условиях «рыночных» отношений, напоминающих «бизнес-сотрудничество» Кота Базилио и Лисы Алисы с Буратино на поле чудес, промышленные предприятия вынуждены платить в среднем по стране 2 рубля за киловатт-час.  Население платит около 1,9 рубля, но в той же Москве киловатт-час в квартирах обходится…  в 4,5 рубля. Однако эти цены, которые Росстат указывает в своих официальных публикациях, на самом деле в 1000 раз больше, чем были в конце 1980-х. Ведь в 1998 г.  из-за громадной инфляции цены на все и вся и, соответственно, номиналы денежных купюр и заработных плат деноминировали, уменьшив их значения в 1000 раз. Следовательно, для промышленности стоимость электроэнергии в сравнении с советскими временами возросла, на самом деле, в среднем по стране в 100 тысяч раз, при этом на Северном Кавказе - в 265 тысяч, а на  Дальнем Востоке - в 276 тысяч раз.
 
Население платит несколько меньше, но правительство активно устраняет эту несправедливость – дефицитный бюджет экстренно нуждается в увеличении поступлений. Для этого вводят «карточные», как во время войны, мизерные нормы подушевого потребления электроэнергии, за превышение которых придется платить в 2-4 раза больше. Абсурдность подобного энергосбережения очевидна: в стране не используется свыше половины мощностей электростанций, поэтому не ограничение, а увеличение производства и продажи электроэнергии привело бы и к соответствующему увеличению бюджетных доходов.
 
Между тем, почти 30% населения страны имеет доход ниже 10 тысяч рублей в месяц, а около половины – не более 15 тысяч. За время с 1991 г. индекс цен на электроэнергию вдвое превысил индекс цен на промышленную продукцию, вчетверо – индекс цен на потребительские товары, и в семь раз – на сельхозпродукцию и реальную заработную плату.
 
В недавнем прошлом на производство электроэнергии  приходилось примерно 60% ее продажной розничной цены, доля передачи и распределения электроэнергии составляла 30%, и 10% отводилось на сбыт и прочие затраты. Сегодня эти соотношения существенно отличаются от прежних, при том, что значительно возросли сами затраты, особенно - на сбор оплаты за электроэнергию. При этом потребители облагаются громадными поборами.  К примеру, в 2011 г. в стоимости розничной реализации электроэнергии, составившей 2522,81 млрд. рублей, доля поборов достигла 60% или 1530 млрд. рублей, и будет расти дальше. Значительная часть поборов приходится на оплату фиктивных объемов электроэнергии, а также мощности,  продажа которой превысила использованную в… 16 раз. Некоторые источники поборов приведены в таблице. Механизмы вымогательства и меры их ликвидации подробно рассмотрены ниже.
                                                                                             
                            Источники поборов
 
Сумма поборов, в год не менее
 
Ненормированная стоимость услуг за сбор
оплаты с потребителей электроэнергии
    500 млрд. рублей
Оплата сверхнормативных потерь
электроэнергии в сетях
      30 млрд. рублей
Оплата фиктивных объемов производимой и потребляемой электроэнергии 
     540 млрд. рублей
Оптовая оплата электроэнергии по
цене последнего отобранного поставщика
вместо средневзвешенной
       200 млрд. рублей
Оплата фиктивной  электрической мощности
      300 млрд. рублей
                                                               Итого
     1530 млрд. рублей
 
Все это почему-то остается без внимания федеральных органов власти. И в то же время непрерывно раздаются лукавые призывы к повышению энергоэффективности товарного производства, абсолютно невозможному в подобных условиях.
Как же удалось добиться столь масштабного роста цен и вымогательства денег у потребителей электроэнергии, и кому это выгодно?
 
                                            Единая энергосистема страны
 
Чтобы ответить на поставленный вопрос, нужно знать, что собой в недавнем  прошлом представляла Единая энергосистема страны - ЕЭС. Ведь столь существенные изменения в стоимости электроэнергии оказались возможны в результате разрушения прежнего организационного и технологического единства ЕЭС и принципиального изменения при  этом  прежних, ориентированных на интересы потребителей,  принципов ценообразования.
 
Единая энергосистема, которая строилась по зональному принципу электроснабжения территорий,  образно говоря, представляет собой шесть больших, сообщающихся между собой бассейнов, размещенных в европейской части страны, Сибири и Забайкалье, т. е. в границах шести часовых поясов. Еще один бассейн, слабо связанный с остальными, расположен на Дальнем Востоке. Каждый из бассейнов размещен примерно в границах соответствующего федерального округа. Прежде именовались бассейны «объединенные энергосистемы», и были технологическими подразделениями РАО «ЕЭС России».
 
Наполняются они электроэнергией расположенных внутри них электростанций, работающих параллельно, т. е. как единый генератор для всех потребителей. Сделано это было для увеличения надежности системы и снижения общесистемных затрат.
В бассейнах одни и те же электростанции, включенные параллельно, поочерёдно обслуживали регионы в разных часовых поясах по мере смены там дня и ночи, что позволяло уменьшать общую потребную мощность. Поэтому выход из строя какой-либо станции не приводил к отключению потребителей.
 
Перетоки электроэнергии для сокращения расстояний ее передачи и тем самым потерь при транспортировке происходят как в системе шлюзов - между парами соседних бассейнов. Поэтому для надёжности в ЕЭС потребовалась и минимальная избыточность мощностей, превышавшая прежде годовой зимний максимум потребления примерно на 15%. Управление перетоками было оптимизировано по экономически и физически обоснованным критериям снижения общесистемных затрат, чем обеспечивалась минимизация себестоимости электроэнергии.

Во-первых, этому способствовал сам принцип построения ЕЭС в виде сообщающихся бассейнов, благодаря чему одни и те же электростанции поочередно снабжают электроэнергией регионы, расположенные в разных часовых поясах.  Как отмечалось, она перетекает между парами бассейнов по мере изменения в них нагрузки в течение суток подобно перетокам воды через каскад шлюзов. При этом выбирался такой экономически эффективный режим загруженности каждой станции, когда удельный расход топлива минимален. Сегодня этот показатель хотя по-прежнему учитывается при отборе электростанций, но  ввиду снижения их загрузки и нарушения прежних принципов  оптимизации намного превысил прежние значения (табл. 1).
 
При этом экономически и физически обоснованная минимизация себестоимости киловатт-часа была заменена получением как можно большей прибыли  произвольным увеличением цен на электроэнергию путем поборов. Кроме того, общий бассейн позволяет снизить в нем максимум требуемой мощности, так как пиковые нагрузки отдельных потребителей в общем случае не совпадают во времени и усредняются. Тем самым удалось сэкономить примерно 20 млн. кВт генерирующих мощностей, которые понадобились бы дополнительно при самообеспечении регионов, включая резервные мощности. Сегодня, как показано ниже, с каждого потребителя в течение года взимают плату за максимальную мощность, хотя она ему может востребоваться, допустим,  один час в день. 
 
Таким образом, за одну и ту же мощность, используемую последовательно рядом потребителей, электростанции получают сумму, многократно  превышающую фактическую ее стоимость. Дело доходит до абсурда. Как показано ниже, в последние два года проданная мощность в… 16 раз превышала использованную на самом деле.
 
Во-вторых, стоимость электроэнергии минимизируется за счет уменьшения дальности ее перетоков - в основном они организованы между парами соседних сообщающихся бассейнов. Поэтому снизились затраты на строительство линий электропередачи (ЛЭП), а также потери электроэнергии, растущие с увеличением расстояния ее передачи. Этому способствовало и размещение многих станций вблизи крупных потребителей. Так что в ЕЭС на расстояние свыше 800-1000 км можно передавать не более 5%  всей мощности ее электростанций.

В-третьих, стоимость электроэнергии в бассейнах снижалась благодаря первоочередному использованию станций с наиболее дешевой электроэнергией и установлению средневзвешенных тарифов при смешивании электроэнергии разной стоимости. Поэтому в  советские времена, как отмечалось, было два постоянных тарифа - 2 копейки за 1 кВт.ч для промышленности и 4 копейки для населения и коммунальной сферы.
 
ЕЭС, охватывавшая значительную часть территории Советского Союза, действительно являлась тогда общей системой энергоснабжения. При этом единые средневзвешенные тарифы исключали, в частности, преференции или получение ренты для кого-либо из потребителей, обусловленные более близким размещением к источнику наиболее дешевой электроэнергии, что не являлось заслугой или результатом деятельности этих потребителей. Сегодня средневзвешенные цены заменены ценой самой дорогой электроэнергии, которую отбирают на оптовом рынке.
 
Все перечисленные выше принципы и достоинства ЕЭС были реализованы благодаря тому, что ее организационная структура хозяйствования и управления полностью соответствовала технологической и технической «бассейновой» структуре. Технологическое, техническое и организационное единство ЕЭС позволяло в рамках единого хозяйствующего субъекта-собственника централизованно управлять электростанциями и перетоками электроэнергии «сверху вниз», руководствуясь описанными выше общесистемными критериями надежности и правилами минимизации себестоимости электроснабжения потребителей. Управление осуществляла единая диспетчерская служба, регламентируя в соответствии с нагрузкой потребителей и ее распределением во времени и пространстве, соответствующую оптимальную загрузку электростанций. Сегодня прежнее оптимальное управление нарушено и вывернуто наизнанку.
 
Технологическая и организационная целостность ЕЭС в сочетании с единством управления «сверху вниз» были обусловлены не только необходимостью достижения максимальной надежности и экономической эффективности электроснабжения потребителей, что трактуется «реформаторами» как пережиток социализма, но и физическими свойствами электроэнергии, которые не зависят от характера общественных формаций. Дело в том, что электроэнергия - виртуальный товар, который нельзя где-то складировать. Передается она по проводам со скоростью света и должна немедленно потребляться по мере ее производства.
 
Производство, передача, распределение и потребление электроэнергии - процесс физически неделимый и быстротекущий, требующий для его осуществления энергосистемы, технологически, технически и организационно единой, что необходимо, в том числе, и с точки зрения безопасности электроснабжения.
 
Так называемая реформа РАО «ЕЭС» была осуществлена согласно закону «Об электроэнергетике». Его принятие в 2003 г. всеми правдами и неправдами лоббировали многие правительственные чиновники и депутаты, которые игнорировали мнение специалистов. Как ни странно, но за «реформу» активно ратовали также члены РСПП и ТПП, которые сегодня жалуются на дороговизну электроэнергии.
 
Закон представляет собой, по сути, набор ничем не обоснованных противоправных и безграмотных предписаний по ликвидации Единой энергосистемы страны. При этом  были не только допущены многочисленные нарушения федерального законодательства, в том числе десятка статей Конституции РФ. Власти тогда не смогли или не захотели разобраться в лживости и безграмотности намерений Чубайса и его сторонников. Намерения эти были не только не совместимы с технологическими и техническими особенностями электроснабжения,  но и противоречили  основным законам электротехники и экономики, которые не зависят от общественных формаций.  В результате авантюра с так называемым реформированием отрасли оказалась бессмысленной и опасной затеей, вызвавшей дальнейшее нарастание развала отечественной экономики (см. «Антигосударственный заговор в РАО «ЕЭС России» или Бомба для президента». – «Промышленные ведомости» № 5, май 2002 г.).
 
«Реформаторы» утверждали, что хотят привлечь в отрасль инвестиции, а для этого  в производстве и сбыте электроэнергии необходимо якобы внедрить рыночную конкуренцию между вырабатывающими ее электростанциями. Это должно будто бы было привести еще  и к снижению цен на электроэнергию. На самом же деле, как показано ниже, конкуренция в системе электроснабжения невозможна в принципе. К тому же, стагнация российской экономики и вследствие этого значительное сокращение энергопотребления в стране не могли стимулировать привлечения в отрасль инвестиций из-за значительного снижения спроса на электроэнергию. При этом относительно высокая рентабельность РАО «ЕЭС России» в сочетании с незаконно взимаемым с потребителей налогом – инвестиционной компонентой, включенной в тариф, делали ненужными дополнительные инвестиции.
 
В сказанном можно было убедиться, чего власти не сделали, проанализировав основные показатели электроэнергетики за 2000-2003 годы, приведенные в таблице 1, которые предшествовали принятию упомянутого закона, и не принимать его. В частности, уже в эти годы  не использовалось более половины суммарной установленной мощности электростанций, а с учетом резервирования и ремонта суммарная загрузка станций не превышала 60%. То же наблюдалось и в последующем.
                                                                                                                            Таблица 1
                                                    годы          
1985
1991
2000
2002
2003
2009
2011
 Электроэнергия, млрд. кВт.ч:
   - производство
   - потребление 
 
966
964,4
 
1068,2
1056,1
 
 
877,8
863,7
 
 
891,3
878,4
 
916,3
902,9
 
992,1
977,1
 
1054,9
1041,1
   Мощность станций установленная, суммарная, млн. кВт
 
    Коэффициент использования
установленной мощности (КИУМ)
195,8
 
 
 
213
 
 
0,572
 
212,8
 
 
0,47
214,9
 
 
0,473
216,0
 
 
0,48
226,1
 
 
0,5
233,3
 
 
0,51
  Удельный расход топлива, г/кВт.ч
312
314
341
337
335
333
330
 Рентабельность, %
13,2
18,4
13,5
11,3
10,1
 
 
 Число предприятий на конец года
1002
887
1431
1701
1781
 
 
  Число работников в отрасли
в среднем за год, тысяч чел.
552
563
913
928
893
 
1500
(оценка)
По данным Росстата
 
                        Почему невозможна конкуренция в электроэнергетике
 
Намерения внедрить конкуренцию в электроэнергетике были обманом для прикрытия  нового передела собственности. Цель передела - получение сверхприбылей новыми владельцами электростанций, сетей и энергосбытовых компаний за счет «свободных» цен. Ведь в экономике вообще, и в электроэнергетике, в частности,  конкуренция невозможна в принципе в силу многих обстоятельств.
 
Во-первых, предложение на рынке  всегда равно платежеспособному спросу, и так как избыточная продукция не востребуется, то ее владельцы либо уходят на другие рынки, если таковые имеются, либо оказываются банкротами. Однако специфика ЕЭС почти исключает возможность ухода на другие рынки, расположенные в других «бассейнах», так как на расстояние свыше 800-1000 км можно передавать не более 5% существующих мощностей.
 
Во-вторых, производство, распределение и потребление электроэнергии, как отмечалось, – процесс физически единый и неделимый, так как электроэнергия передается по проводам почти со скоростью света, ее невозможно складировать, и она должна потребляться почти мгновенно после ее генерации. Для этого все элементы системы электроснабжения, включая электрооборудование потребителей, во избежание аварий должны функционировать и взаимодействовать согласованно между собой в рамках централизованного управления. Поэтому  сферу электроснабжения нельзя делить на части для их раздельного хозяйственного использования, так же, как, к примеру,  нельзя отделять от автомобиля  колеса и управлять каждым из них порознь.
 
В-третьих, сама специфика структуры и функционирования Единой энергосистемы страны, кратко описанная  выше, исключает возможность конкуренции в производстве, передаче, распределении и сбыте электроэнергии. И вот почему.
 
В ЕЭС действуют электростанции с различными принципами производства электроэнергии и различной мощности, а, следовательно, с различной себестоимостью электроэнергии. Кроме того, станции различаются по скорости регулирования мощности, что влияет на приоритетность их использования в соответствии с графиками нагрузки - суточными и сезонными. Иначе говоря, электростанции с точки зрения приоритетности использования имеют разную «весовую» категорию, что исключает равную конкуренцию между ними.
 
В графиках нагрузки можно выделить неизменную составляющую (среднее значение) и переменную (пики и полупики). Атомные электростанции – они вырабатывают сегодня примерно 16% всей электроэнергии,  как самые мощные и самые инерционные (чтобы их «раскочегарить» требуются почти сутки) работают постоянно, обслуживая неизменную часть нагрузки, и они вне конкуренции. Вне конкуренции осенью и зимой оказываются и ТЭЦ, вырабатывающие тепло и электроэнергию и экономически эффективные только в таком режиме эксплуатации – их мощность составляет около трети от общей в стране.
 
Пики и полупики нагрузки потребителей обслуживают гидроэлектростанции – около 20% от всех мощностей,  как самые быстрые по регулированию мощности. Они предназначены для скорой помощи, и поэтому их тоже нельзя использовать в конкурентной борьбе. Кроме того, графики выработки ими электроэнергии должны быть жёстко увязаны с соблюдением водного баланса в соответствующих реках, чтобы не нарушались интересы и условия хозяйствования других водопользователей. Сегодня этим условием ради коммерческой выгоды – большей выработки электроэнергии за счет максимальной заполненности водохранилищ станций -  нередко пренебрегают, что чревато угрозами катастрофических наводнений при паводках и сильных ливнях.
 
И, наконец, тепловые электростанции, производящие только электроэнергию, работающие на угле, мазуте и газе, в зависимости от мощности и своей инерционности обслуживают неизменную часть нагрузки, или полупики, замещая ГЭС. Их суммарная мощность составляет около 30%. Учитывая необходимость заблаговременной подготовки запасов топлива, эти станции должны иметь гарантированных, а не случайных потребителей, что также исключает их участие в хаосе конкурентной борьбы за сиюминутную прибыль.

Таким образом, технологические и технические особенности электростанций обусловливают для них определённые ниши в системе электроснабжения, а также различную приоритетность использования, учитывая к тому же разницу в себестоимости производства электроэнергии. Так что различия в их «весовых категориях» исключают, возможности для свободной и равной конкуренции между ними на рынках. Причём она окажется невозможной даже при избыточности предложения.

Представим себе на минуту, что каким-то чудом во всех регионах страны вдруг возникла избыточность электроэнергии. Как отмечалось, этот виртуальный товар, несущийся по проводам в виде электромагнитной волны почти со скоростью света, нельзя где-то складировать, и его надо потреблять спустя тысячные доли секунды после «изготовления». Поэтому продавцы наиболее дорогой, невостребованной электроэнергии вынуждены будут либо уйти в другое место, либо закрыть свои мощности. Но если в каких-то регионах возникнет дефицит предложения, то воспользоваться этим обстоятельством владельцам избыточной энергии, которую производят в других местах, удастся далеко не всегда. Ведь в ЕЭС на расстояние свыше 800 км, исходя из технических или экономических условий, возможно передавать лишь около 5% всех генерирующих мощностей. Так что реально рынки электроэнергии находятся в границах каждого из семи «бассейнов», которые  размещены на территориях соответствующих федеральных округов.
 
За призывами к организации конкуренции в электроснабжении потребителей путем передела собственности и дробления энергетических активов Единой энергосистемы, скрывались намерения спровоцировать дальнейший масштабный рост цен на электроэнергию. Это, помимо обогащения новых собственников, существенно подстегнуло инфляцию в экономике и рост издержек у товаропроизводителей, в чем были заинтересованы также  чиновники финансово-экономического блока правительства. Ведь вследствие роста цен на все и вся из-за значительного подорожания электроэнергии  увеличились  по номиналу обороты товаропроизводящих предприятий и, следовательно,  соответственно возросли доходы бюджета. Возросли, правда, за счет потерявших часть покупательной способности рублей.
 
Всем этим  лукавством прикрывалась  неспособность чиновников решать экономические проблемы. Поэтому они столь рьяно проталкивали «реформу» электроэнергетики, основы которой, но с иной целью – развал российской экономики, были написаны за рубежом еще в 1997 году. Тогда «реформа» не состоялась, так как предшественник Чубайса в руководстве энергохолдинга  Бревнов, которого специально привезли из Нижнего для ее проведения, проворовался, и его прогнали.
 
В  2008 г., ко времени завершения псевдореформы РАО «ЕЭС», в сравнении с 1991 годом  индекс цен на электроэнергию возрос почти в 55 000 раз,  вдвое превысив средний индекс цен промышленной продукции, вчетверо – потребительских товаров, и почти в 7 раз - индекс цен сельхозпродукции и труда. А спустя четыре года, к началу 2012-го,  индекс цен на электроэнергию в сравнении с 1991-м возрос почти в 100 000 раз, и за эти четыре года, то есть за время свободных торгов, почти вдвое по сравнению с 2007 годом.
 
                          Реформирование «технологий» коррупционных поборов
 
Для «создания» в электроэнергетике «конкурентной среды» из энергохолдинга РАО «ЕЭС»,  упразднив его, выделили так называемые оптовые генерирующие компании – ОГК, как самостоятельные хозяйствующие субъекты, электростанции каждой из которых разбросаны по всей стране. Одновременно были созданы территориальные генерирующие компании. Тем самым в каждом регионе для имитации выполнения антимонопольных законодательных условий создали формальное присутствие множества генерирующих компаний. Но их появление  с точки зрения физики и экономики ЕЭС оказалось бессмысленным, так как электроэнергия всех электростанций по-прежнему «сливается» в общий бассейн. Все это называется Федеральным оптовым рынком электроэнергии и мощности – ФОРЭМ. 
 
Кроме того, были созданы федеральная сетевая компания – ФСК и межрегиональные сетевые компании - МРСК, которые спустя несколько лет власти вынужденно объединили  в одну сетевую компанию, а также был создан оператор рынка. Однако рынка как такового не было и нет по сей день, хотя бы потому, что на ФОРЭМе почти отсутствуют потребители. Электроэнергию на нем оптом приобретают и затем в розницу перепродают потребителям в основном энергосбытовые компании, так называемые гарантирующие поставщики. Это  многочисленные спекулятивные фирмы и фирмочки с мизерным уставным капиталом, которые  не владеют какими-либо техническими средствами электроснабжения и ничего гарантировать не могут. Но, согласно статистике, их выручку, как показано ниже, составляет весь доход, получаемый от производства, передачи, распределения и последующего сбыта электроэнергии в розницу. Нередко «гарантирующий» поставщик расположен за тысячи километров от своих покупателей поневоле, и ни за что не отвечает, если даже ворует собираемые деньги.
 
«Реформаторы» убеждали, что крупные электростанции, объединенные по группам в восемь оптовых генерирующих компаний, станут якобы конкурировать между собой, и тогда возникнет рынок электроэнергии со свободным ценообразованием. Причем цены якобы начнут снижаться. На самом же деле «электрическая» конкуренция не могла, как показано выше, возникнуть в принципе, а цены на электроэнергию в результате «реформы» с отменой их регулирования существенно возросли. И вот почему.
 
На ФОРЭМе введено так называемое поузловое ценообразование с ежечасным установлением продажной цены. Занимается этим делом ОАО «Администратор торговой системы» – некое подобие биржи электроэнергии.  Администратору  энергосбытовые компании передают сводные заявки потребителей, и он отбирает для их удовлетворения предложения электростанций - поставщиков электроэнергии, начиная с самой дешевой. Однако продажной оптовой согласно закону «Об электроэнергетике» устанавливается цена, запрашиваемая последним отобранным, замыкающим поставщиком. В законе она лукаво именуется «равновесной», а, по сути, является монопольно высокой, устанавливаемой генерирующими поставщиками по официальному, согласно этому закону, сговору с Администратором, что позволяет им на «свободном» оптовом рынке получать сверхприбыли.
 
Уже одно это является явным надувательством. Ведь у последней отобранной на ФОРЭМе  электростанции с самой дорогой электроэнергией ее могут купить мизерное количество, а оплату за счет потребителей все получают самую высокую, по цене последнего предложения, каждый поставщик - пропорционально отпущенному объему.  Хотя, на самом деле, при наличии множества предложений с разными объемами поставок и разными ценами продажную цену при честной торговле следовало бы  устанавливать средневзвешенной, и она была бы примерно на 20-30% меньше нынешней вымогательской.
 
Налицо явное нарушение антимонопольного законодательства. Ведь почти все потребители лишены какой-либо возможности приобретать электроэнергию по устраивающей их цене, что тоже начисто исключает конкуренцию на рынке, хотя разных предложений много.  Однако ФАС на все эти безобразия почему-то закрывал и закрывает глаза.
 
Число узловых точек - физически это ограниченные участки сети – сначала было отобрано свыше 6000. Почему столько – никто не знает. Возможно, что такое число просчитано и является оптимальным с точки зрения максимального вымогательства денег у потребителей. Этот порядок ценообразования со скандалами и вопреки аргументам специалистов из бывших Минтопэнерго и Федеральной энергетической комиссии (ФЭК) приняла в угоду Чубайсу правительственная комиссия во главе с бывшим вице-премьером Христенко. После чего ФЭК, где работали знатоки своего дела, упразднили, а работников уволили. В новую тарифную службу пришли иные, большей частью сговорчивые и некомпетентные люди.  Некоторых привезли из других регионов, будто бы Москва бедна дураками.
 
В настоящее время число узловых точек ценообразования превысило 8000, видимо, для дальнейшей оптимизации поборов. Как показано ниже, усилиями чиновников Федеральной тарифной службы только надбавки за посреднические услуги энергосбытовых компаний превысили  40%  относительно оптовой стоимости закупаемой ими на ФОРЭМе электроэнергии с учетом ее передачи.  
 
Переход на оптовом «рынке» к замыкающей, самой высокой продажной цене провоцирует все генерирующие компании, поставляющие электроэнергию, для максимального увеличения своей прибыли договариваться о создании в узлах ценообразования фиктивного – на бумаге - дефицита мощностей и поставках электроэнергии по самым дорогим замыкающим ценам. Продавцов то в каждом узле в виде оптовых и территориальных генерирующих компаний (ОГК и ТГК), а также  перепродавцов, ничем не владеющих посредников, понаделали много.  Поэтому могут торговать они, «оптимизируя» повсеместно в своих интересах фиктивную нехватку электроэнергии и ее цены «рыночными» методами. Использование множества точек для ценообразования позволяет дополнительно увеличивать вымогаемые у потребителей суммы. И вот каким образом.
 
Как отмечалось, в  Единой энергосистеме на расстояние свыше 800 км физически возможно или экономически целесообразно передавать лишь порядка 5% всей вырабатываемой в ней мощности. Теперь, по сути, фиктивно разрешено выбирать для фиктивных же расчетов с потребителями электростанции той или иной компании, удаленные от них за тысячи километров, При этом можно пренебрегать как допустимостью только вполне определенных потерь в линиях электропередачи, так и вообще физической невозможностью передавать электроэнергию потребителям в точки, вырабатываемую за тридевять земель от них. И тогда вследствие навязываемых потребителям  фиктивных расстояний передачи и соответствующих фиктивных потерь электроэнергии возрастает цена в каждой точке. Однако электроэнергия ввиду физической неизменности проводной сети ЕЭС по-прежнему передается потребителям в бассейны согласно электротехническим  законам Ома и Кирхгофа по физически неизменным кратчайшим путям.
 
Нормативные потери электроэнергии, количество которых растет с увеличением расстояния ее передачи, тоже оплачивают потребители.  Выбирая по сговору для каждой точки удаленную от нее электростанцию для фиктивных поставок электроэнергии с наибольшими фиктивными потерями по самой высокой «замыкающей» цене, можно добиваться максимальной выручки и тем самым сверхприбыли. Например, выбором «замыкающей» электростанции для Москвы на Дальнем Востоке, и наоборот. Этому обману способствует также ограниченное количество станций, физически (линиями электропередачи) связанных с конкретными точками и близко от них размещенных, и наличие общего бассейна, где расположены эти мнимые точки, куда все станции «сливают» свою электроэнергию.
 
Вот для чего еще понадобилось включать в одну и ту же оптовую генерирующую компанию   электростанции, разбросанные по всей стране, даже из практически не связанных между собой Единой энергосистемы и энергосистем на Дальнем Востоке. При этом формально удовлетворяется условие закона «О защите конкуренции…», согласно которому ни одну из восьми ОГК нельзя признать доминирующей на рынке, а значит нельзя регулировать  их цены. Ведь оборот каждой из ОГК в любой точке оказывается много меньше 35% - нижнего уровня для признания доминирующего положения на рынке, так как даже расположенные по соседству электростанции специально включили в разные компании.
 
Чем больше выбрано точек для ценообразования, тем больше оказывается возможностей для обмана потребителей. К тому же навязанные соответствующим правительственным постановлением ежечасные изменения цен во множестве узлов не позволяют потребителям контролировать достоверность столь частого выбора замыкающих электростанций. Да и сама методика расчетов столь запутана, что немногим доступна для понимания.
 
          Правительственная премия за «научные» основы вымогательства денег
 
Наряду с регламентацией продаж электроэнергии по «равновесной», то есть самой высокой цене, устанавливаемой ее поставщиками по соглашению, читай – законному сговору  с «Администратором торговой системы», закон «Об электроэнергетике» также устраняет вообще какую-либо конкуренцию между генерирующими поставщиками электроэнергии за счет установления трех очередей по приоритетности продаж виртуального товара.
 
В первую очередь на рынок пускают атомные и крупные тепловые станции. А самая дешевая электроэнергия гидроэлектростанций принимается во вторую очередь, что противоречит установленной тем же законом очередности отбора предложений по стоимости электроэнергии - от низких цен к высоким, вплоть до «равновесной». Таким образом, закон зафиксировал объективную разницу в «весовых» категориях и системной приоритетности генерирующих поставщиков электроэнергии, отразив тем самым невозможность даже ограниченной конкуренции между электростанциями различных типов.
 
Приоритетность очередности продаж электроэнергии вызвана, как отмечалось,  технологическими особенностями разных типов электростанций, влияющими на скорость регулирования их мощности. Это вынуждает на «рынке», как прежде в «социалистической» ЕЭС, непрерывно держать под нагрузкой весьма инерционные атомные и мощные тепловые станции, невзирая на себестоимость их электроэнергии и продажные цены. Так что свойства естественной монополии нельзя было изменить или обойти никаким рыночным декретом, и даже премией Правительства РФ «за разработку и внедрение научных основ управления федеральным оптовым рынком электроэнергии (мощности)». 
 
Сочинители противоправного опуса «Об электроэнергетике», видимо, это понимали, и «свободу» выбора на рынке все же предусмотрели. Потребитель может заключить с каким-то генерирующим поставщиком прямой договор. Однако при этом отпускать ему электроэнергию через сети станут уже в третью очередь, когда удовлетворят все заявки, полученные через посредников. Так что налицо явная дискриминация шибко самостоятельных потребителей, не желающих играть в «наперстки». Пойдут они на такой риск лишь если договорятся о цене, которая будет много ниже замыкающей. Но кто же станет продавать электроэнергию себе в убыток? Только получивший «налом» в карман. А так как дешевая электроэнергия в дефиците, то продажа ее по прямым договорам с «откатами» не исключает роста замыкающей цены в торгах по заявкам. Тем самым созданы большие возможности для коррупции.
 
Так как условия и правила функционирования оптового рынка электроэнергии, прописанные в законе «Об электроэнергетике», целиком и полностью противоречили статье 6 прежнего закона «О конкуренции…», а сейчас противоречат нормам сменившего его закона «О защите конкуренции…», то нельзя было перекраивать РАО «ЕЭС» на рыночный лад и с точки зрения антимонопольного законодательства. Так, согласно п. 1 ст. 32 закона «Об электроэнергетике» «на оптовом рынке действует организованная система договоров между субъектами оптового рынка, определяющая основные условия деятельности соответствующих субъектов и условия продажи электрической энергии…».
 
Принципы такой «организованности» – подача заявок спроса и предложений и установление «равновесной», то есть монопольно высокой цены для всех продавцов и покупателей, - описаны выше. Но  законом «О конкуренции…» запрещалось  «заключение договора, иной сделки, соглашения или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара, которые приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на аукционах и торгах, разделу рынка по объему продаж или закупок, ограничению доступа на рынок хозяйствующих субъектов, недопущению, ограничению или устранению конкуренции, ущемлению интересов каких-то хозяйствующих субъектов на этом рынке».
 
Так что «организованная система договоров между субъектами оптового рынка», иначе говоря, сговор, и наличие трех очередей по приоритетности продаж электроэнергии приводят к нарушению всех антимонопольных условий и предыдущего, и нового антимонопольного закона.  Поэтому для принятия закона “Об электроэнергетике” требовалось прежде отменить действовавший тогда Федеральный закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Последний целиком «противоречил»  главе 6 закона «Об электроэнергетике», в которой регламентирована деятельность оптового рынка электроэнергии и его субъектов, то есть основа затеянного реформирования.
 
Эта деятельность, как показано выше, организованно направляется на сговор генерирующих компаний и перепродавцов с целью установления монопольно высоких цен, а также на дискриминацию потребителей электроэнергии для вымогательства у них денег. Напомню, в качестве одной из целей реформирования электроэнергетики декларировалось создание именно конкурентного рынка электроэнергии, что невозможно в принципе.
 
Ликвидация прежнего организационного и технологического единства ЕЭС и появление множества независимых собственников, завладевших объектами прежней системы, привели  к существенной потере управляемости энергоснабжением, что неизбежно породило рост аварийных отключений потребителей электроэнергии. О потере управляемости наглядно свидетельствуют, в частности, массовые обрывы линий электропередачи и согнутые металлические опоры, на которых они закреплены, катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, авария в 2005 г. в московском регионе и др. (см. «Лживые измышления Чубайса о реформе электроэнергетики обернулись ростом энергокатастроф» - «Промышленные ведомости» № 1-2, февраль 2011 г.).
 
Можно утверждать, что никакого конкурентного рынка электроэнергии «реформаторы» создавать не собирались, так как такое просто невозможно в принципе. Поэтому я очень удивился, узнав недавно,  что постановлением Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2004 г.  Михаилу Абызову,  бывшему заместителю Анатолия Чубайса и  «серому кардиналу» РАО «ЕЭС», как  руководителю работы, с группой сотрудников  была присуждена правительственная премия  2003 года в области науки и техники «за разработку и внедрение научных основ управления федеральным оптовым рынком электроэнергии (мощности)».
 
Получается, премию присудили фактически за развал технологического и организационного единства Единой энергосистемы страны, в которой федеральный оптовый рынок электроэнергии и мощности - фикция, так как потребителей в качестве покупателей там почти нет, а в розничной продаже электроэнергии с них взимают громадные поборы. Поэтому  работу, за которую Абызову со товарищи дали правительственную премию, следовало бы на самом деле назвать «Разработка и внедрение методов масштабного вымогательства денег у потребителей электроэнергии».
 
Так что премию Правительства РФ Михаилу Абызову присудили за имитацию реформы, которой прикрывался масштабный обман государства и общества,  осуществленный в сговоре с некоторыми правительственными чиновниками. Любопытно, чем руководствовались эксперты, которые дали положительные заключения о научной и практической значимости осуществленных под руководством Абызова «разработки и внедрения научных основ управления федеральным оптовым рынком электроэнергии (мощности)»? Ведь в  2003 г. этот «рынок» еще не работал, и поэтому практических результатов, подтверждавших эффективность «разработки и внедрения научных основ…» просто не было. Заработал он в его нынешнем виде после 2007 года.
 
Как ни абсурдно, но «научные» достижения Абызова, за которые он получил премию Правительства РФ, защищены противоправным, антиконституционным законодательным актом «Об электроэнергетике».  Согласно ст. 71 Конституции РФ федеральные энергосистемы находятся в ведении Российской Федерации. Но законом «Об электроэнергетике» они были изъяты из федерального ведения, а также ликвидирована прежняя оптимизация перетоков электроэнергии между регионами страны по критериям минимизации общесистемных затрат и заменена получением максимума этой прибыли за счет роста цен на электроэнергию. Вся «наука» Абызова свелась при этом к написанию программы для ЭВМ, предназначенной для максимального взимания  поборов с потребителей электроэнергии и получения сверхприбылей.
 
Сегодня, спустя 10 лет после присуждения упомянутой правительственной премии, судя по тому, что творится с ценами на электроэнергию, можно утверждать: эксперты, столь высоко оценившие «научный» вклад  Абызова  в электроэнергетику, были либо некомпетентны, либо их прикупили. Среди них значилось и несколько академиков РАН. Известно, что руководимые ими институты получали большие заказы от РАО «ЕЭС».
Новации Чубайса и Абызова рождались не на пустом месте. Они явились надстройкой  над комплексом  других, до того внедренных  способов вымогательства денег у потребителей электроэнергии (см. «Левые дела правого Чубайса» - «Промышленные ведомости» № 5, май 2001 г.).
 
                           Перекрестное вымогательство денег у населения

Как известно, промышленная продукция никому не нужна, если она не востребована в производстве потребительской продукции. Поэтому в ценах отечественных потребительских товаров и услуг концентрируются абсолютно все затраты на их производство, включая добычу необходимых природных ископаемых, приобретение различных ресурсов, технологического оборудования и т.д. Эти затраты вместе со всеми взимаемыми с предприятий налогами (кроме экспортных) и их прибылью в конце концов оплачивает население страны, приобретая «ширпотреб». Так что и за всю потребляемую в стране электроэнергию, кроме той, которая используется в производстве экспортной продукции, в итоге тоже расплачивается население, приобретая потребительские товары и услуги. И существенные непроизводственные затраты энергокомпаний на содержание спортивных команд и прессы, и накопленная прибыль, из которой выплачиваются дивиденды по акциям – все из его карманов.
 
Уже много лет, якобы в интересах населения, используется так называемое перекрёстное субсидирование, при котором тарифы и цены на электроэнергию промышленным предприятиям устанавливают, в зависимости от региона на 20-30% выше, чем для жилищной сферы и граждан.  Субсидия – это безвозмездное денежное или материальное пособие, выплачиваемое, в частности, малоимущим. Но население при так называемом перекрёстном субсидировании никаких пособий не получает. Наоборот, с него взимают еще и дополнительный налог. Дело в том, что предприятия, оплачивая электроэнергию по более высоким ценам, закладывают эти затраты в цены своей продукции. На возросшую при этом стоимость продукции увеличивается также в абсолютном исчислении НДС.
 
Население, приобретая потребительские товары и услуги, возвращает всем предприятиям их затраты, которые сконцентрировались в конечной цене «ширпотреба», в том числе и «перекрестную субсидию», которая оказывается навязанным кредитом. Но при этом население выплачивает почему-то государству ещё и проценты за этот кредит в виде НДС, сейчас в размере 18%, в прежние годы – больше. При этом за счет скрытых поборов с населения возросли доходы бюджета, что и являлось целью «перекрестного субсидирования».
 
К примеру, в 2004 г. предприятия выплатили населению «субсидии» в размере примерно 40 млрд. рублей. Возвратив их благодетелям поневоле, население заплатило ещё и в казну за навязанную ему помощь около 10 млрд. рублей НДС, фактически дополнительного налога на кредит, не предусмотренного Налоговым кодексом РФ (см. «Как в РАО «ЕЭС» собирают дань с потребителей». - «Промышленные ведомости» № 5, май 2006 г.). Сегодня, по оценкам, подобным образом вымогается в год порядка 300 млрд. рублей.
 
Всё сказанное относится и к инвестиционной компоненте в тарифе на электроэнергию. До «реформы» она составляла примерно 12%, а сегодня  в конечной цене электроэнергии она значительно больше. Однако усилиями Анатолия Чубайса в бытность его первым вице-премьером и министром финансов инвесткомпонента была причислена к прибыли. Это позволило  тратить целевые средства на что угодно, а государству - облагать такую «прибыль» налогами в интересах чиновников, которые поэтому, как отмечалось, и пробивали столь рьяно «реформу» электроэнергетики.
 
С потребителей в тарифе и цене  взимают ещё амортизационные отчисления, которые в последние годы ускорились и возросли. Таким образом, оплачивая создание у энергокомпаний новых основных фондов, потребителей заставляют оплачивать и их износ.  К примеру, в  2004 г., согласно отчётности РАО «ЕЭС», балансовая прибыль энергохолдинга превысила 80 млрд. рублей, налога с неё заплатили почти 20,1 млрд. рублей, инвестиционная компонента, включая абонентную плату, собранная при продаже электроэнергии, составила примерно 60 млрд. рублей, из них 30 млрд. были отнесены к прибыли, а амортизационных отчислений собрали почти 70 млрд. рублей. Получается, на инвестиции должны были затратить 160 млрд., а израсходовали лишь около 84 млрд. рублей.
 
Из-за попустительства госорганов, регулирующих тарифы, подобное происходило из года в год, вследствие чего в энергохолдинге нарастала нераспределённая прибыль. На  конец 2004 г. она достигла 462,47 млрд. рублей. Акционерам выплатили дивидендов на сумму около 5 млрд. рублей. Таким образом, инвестиционные средства, взимаемые в конечном итоге с населения страны, оборачиваются для него тоже перекрёстным вымогательством: эти деньги прежде присваивались РАО «ЕЭС», теперь – многочисленными энергокомпаниями и посредниками при них, а государство также получает при этом определённую налоговую мзду. Сегодня  за счет инвестиционной компоненты субъекты энергорынка, как показано ниже, наживаются гораздо больше.
 
Можно утверждать, что население тем самым облагается, как и при «перекрёстном субсидировании», дополнительным, явно противоправным перекрёстным налогом. Противоправным, так как на средства населения создается имущество, которое присваивается акционерами энергокомпаний. Тут наблюдается аналогия с дольщиками-соинвесторами, вложившими деньги в строительство жилья и обманутыми строительными фирмами.
 
Большая часть средств, собираемых в виде инвестиционной компоненты и амортизационных отчислений  на воспроизводство основных фондов электроэнергетики, бесконтрольно использовалась прежде в РАО "ЕЭС" и теперь используется не по назначению. Вместе с тем отсутствует стратегия сбалансированного развития отрасли. В результате в стране  нарастает износ основных фондов в электроснабжении, достигший 50-75%.
 
                                      Оброк по четырехставочному тарифу
 
Сегодня, помимо упомянутых выше поборов, потребители платят оброк по четырехставочному тарифу: за электрическую мощность, за электроэнергию, ее передачу и сбор оплаты за ее потребление. Одним  из принципиальных преимуществ бассейновой структуры ЕЭС с перетоками электроэнергии является, как отмечалось, эффективное обеспечение пиковых нагрузок в системе. Если какое-либо предприятие имеет собственную электростанцию, ее мощность должна соответствовать максимально возможной нагрузке. Пусть даже этот максимум возникает один раз в сутки и на одну минуту.
 
Но для его обеспечения необходимо все время держать оборудование станции «под парами»,  как котел паровоза при временной остановке поезда. На большинстве машиностроительных заводов отношение пиковой нагрузки к средневзвешенной суточной мощности составляет от 1,5 до 2. Поэтому при автономном электроснабжении предприятий в стране пришлось бы иметь гораздо больше генерирующих мощностей, примерно около половины которых держали бы «под парами». Это стоило бы громадных денег. К такой «новой» электрификации из-за безудержного роста цен на электроэнергию и толкают страну «реформаторы».
 
Когда же все потребители питаются электроэнергией из общего бассейна, «под парами», в ожидании результирующей пиковой нагрузки, приходится держать генерирующую мощность значительно меньшую по отношению к среднесуточной, чем это необходимо, допустим, на машиностроительном предприятии с собственным источником электроэнергии. Дело в том, что пики нагрузок, возникающие у потребителей, далеко не всегда совпадают по времени. Поэтому требуемая резервная мощность электростанций в бассейне для покрытия пиков нагрузки оказывается общей, используемой поочередно, и, следовательно, много меньшей.
 
Кратковременные результирующие отклонения нагрузки от среднего значения в ЕЭС не превышают 15—20%, и они весьма оперативно «гасятся» регулированием мощности гидроэлектростанций. Как отмечалось, неизменную часть графика нагрузок в системе обеспечивают АЭС и мощные тепловые станции. Что касается изменяющейся части графика (пиков и полупиков), то для содержания «под парами» необходимого «горячего» резерва генерирующих мощностей предприятиям промышленности и транспорта установлен тариф на мощность. При этом их заставляют  заявлять и оплачивать весь год пиковое значение мощности, если даже это значение востребуется всего лишь на минуту, а всё остальное время года нагрузка будет много меньшей.
 
Заставляя предприятия весь год оплачивать мощность по относительно непродолжительному максимуму своей нагрузки, их уже тем самым вынуждают значительно переплачивать за электроэнергию. При превышении заявленного максимума взимают штраф. Если же пик нагрузки окажется меньше заявленного значения, деньги предприятию не возвращают.
 
Так как пики и полупики отдельных потребителей зачастую не совпадают во времени, резервная мощность ими используется поочерёдно и оказывается для них общей. Казалось бы, и тариф за мощность надо устанавливать с учётом её общего системного резервирования для обеспечения усреднённых пиков нагрузки потребителей. Причем для уменьшения цены за киловатт делать это надо в границах окружных бассейнов, учитывая все электростанции на их территориях, которых больше, чем в отдельных регионах и точках ценообразования.
 
Однако плату с каждого промышленного потребителя сейчас берут такую, как будто заявленную им мощность, когда она им не востребуется, больше никто не использует. Конечно же, это не так. Вот и получается, что за одну и ту же мощность с потребителей, которые востребуют её поочерёдно, взимают деньги не пропорционально времени использования, а с каждого за всю эту мощность целиком. В результате при поочередном потреблении одного и того же киловатта многими  пользователями с них взимают за него плату, многократно  превышающую установленную по тарифу.
 
Свободный оптовый рынок электроэнергии и мощности функционирует на территории страны, разделенной на две зоны со свободными ценами. Первая ценовая зона включает в себя европейскую часть России и Урал, вторая – Сибирь. Такое разделение объясняется «реформаторами» рядом причин и, прежде всего, различиями при планировании закупок и отборе поставщиков электроэнергии, поскольку состав генерирующего оборудования в ценовых зонах отличается, и существуют сетевые ограничения для перетоков мощности из одной зоны в другую.
 
В зонах, охватывающих Дальний Восток, Республику Коми, Архангельскую и Калининградскую области, сохраняются регулируемые цены, поскольку там не «смогли» сформировать конкурентную среду при монопольном положении отдельных участников и наличии ограничений на перетоки электроэнергии между «свободными» и «регулируемыми» зонами  из-за слабых по мощности сетевых связей.
 
Оптовый рынок опекается Некоммерческим партнерством  «Совет рынка», которому подчинено ОАО «Администратор торговой системы» (АТС).  Энергосбытовые компании и некоторые крупные потребители общим количеством  около 300 являются членами партнерства. Они заключают также договора на передачу и распределение электроэнергии.
 
Попробуем примерно оценить сколько в 2011-м и 2012 году переплатили за электроэнергию ее потребители. Расчеты сделаем  сначала на основе данных федеральных органов исполнительной власти (табл. 2), а затем по отчетным данным субъектов рынка – АТС и сетевых компаний (табл. 3). Расчеты за электроэнергию на оптовом рынке, где почти отсутствуют потребители, а делами заправляют многочисленные перекупщики, довольно запутаны, разобраться в которых очень сложно, а зачастую невозможно. То же относится к расчетам при  передаче электроэнергии и ее реализации перекупщиками в розницу. В отличие от сетевых компаний и АТС - оператора оптового рынка, сводного финансового отчета о деятельности энергосбытовых компаний отыскать не удалось.
 
Большую  путаницу в оценку и анализ производства и потребления электроэнергии вносят  федеральные органы власти – Росстат, Минэнерго и Федеральная служба по тарифам (ФСТ), официальные данные которых об одних и тех же показателях нередко разнятся между собой, и зачастую являются ошибочными. При этом не унифицирована терминология, и используемые термины большей частью не поясняются, что тоже вносит большую путаницу.  А в последние годы статистические показатели производства, передачи и распределения электроэнергии публикуются в сумме с этими же показателями для воды и газа как одно целое, что явно абсурдно, еще больше затрудняя анализ и контроль в сфере электроснабжения.
 
Складывается  впечатление, что либо сделано все это умышленно, так как в «мутной воде легче рыбку ловить», либо является следствием некомпетентности и бездеятельности чиновников Минэнерго, которым поручен контроль за сферой электроснабжения. Поэтому приведенные ниже расчетные оценки показателей из-за  указанных причин не могут претендовать на абсолютную достоверность,  а отражают тенденции деградации управляемости электроснабжением и нарастающего хаоса в отрасли.
 
Итак, согласно данным Росстата, в 2011 г. в стране произвели 1054,8 млрд. кВт.ч электроэнергии, потребили – 1041,1 млрд., средняя цена приобретения одного  киловатт-часа потребителями согласно данным Росстата составляла 2,072  рубля. Таким образом, стоимость приобретенной ими электроэнергии  по этой цене должна была составить около 2157,1 млрд. рублей (строка 2 табл. 2).
 
Однако по информации Минэнерго и отчетам АТС ФОРЭМ, производство и потребление электроэнергии в эти годы существенно отличаются от данных Росстата (строка 2). Причем, по отчетам АТС эти показатели приведены только для зон со свободными ценами - европейской части страны и Сибири, но они почему-то превышают соответствующие показатели, указанные  федеральными органами для всей страны. Спрашивается, чем вызваны такие различия, если во всех необходимых для учета точках ЕЭС установлены счетчики электроэнергии, которые должны образовывать единую измерительную систему?
 
Для производства указанного Росстатом количества электроэнергии  потребовалась в среднем за год 120,4 млн. кВт мощности. Цена за киловатт в 2011 г. составляла на ФОРЭМе в среднем примерно 1440 рублей в год. Таким образом, за мощность потребители должны были заплатить в 2011 году примерно 173,376 млрд. рублей (строка 3 табл. 2). На самом же деле, как указано в отчетах Администратора торговой системы, проданная на год мощность многократно (!) превышает установленную мощность электростанций, чего не может быть в принципе (строка 2 табл. 3).  Это, как пояснялось выше, наглядное свидетельство многократного взимания оплаты за неиспользуемые и вообще отсутствующие киловатты.
 
Средневзвешенная  отпускная цена электроэнергии на электростанциях согласно данным Росстата составляла 0,782 рубля за кВт.ч,  поэтому расчетная выручка ее производителей должна была составить 824,85 млрд. рублей (строка 4 табл. 2).
Тариф в 2011 г. за передачу электроэнергии (услуги по оперативно-диспетчерскому управлению) с учетом потерь согласно документам Федеральной службы по тарифам составлял 7550,231 рублей за МВт×месяц или округленно - 1 копейку за кВт.час,  поэтому сетевым компаниям должны были заплатить 10,548 млрд. рублей (строка 5 табл. 2). На самом же деле, как показано ниже, тарифы в сетевых компаниях согласно их отчетным данным были значительно выше. Так, в МРСК Центра средний («котловой») тариф в 2011 г. для линий разных  напряжений составлял 128,4 копейки за кВт.час.
 
Просуммировав согласно тарифам и ценам производителей стоимость  производства электроэнергии, ее передачи и реально использованной электрической мощности, получим, что в 2011 г. суммарная расчетная выручка генерирующих и сетевых компаний должна была несколько превысить 1008,7 млрд. рублей (строка 7). Эта сумма  должна была быть включена в оборот (выручку) энергосбытовых компаний. Если допустить, что посредники-перепродавцы, в том числе так называемые гарантирующие поставщики, берут за посредничество, а это фактически только сбор оплаты с розничных потребителей, примерно 10%  комиссионных от стоимости своих оптовых закупок (расчетной выручки производителей электроэнергии), то это составило бы около 100 млрд. рублей в 2011 г. (строка 6 табл. 2). В таком случае потребители заплатили бы за электроэнергию с учетом ее передачи  1108,7 млрд. рублей (строка 7 табл. 2).
 
Однако рассчитанная  по средневзвешенной цене приобретения  электроэнергия обошлась потребителям в 2157,1 млрд. рублей. Получается, что  потребители переплатили  непонятно за что 1148,4 млрд. рублей или в 1,87  раза больше ее стоимости (строка 8 табл. 2). Учитывая наличие различных ценовых зон и категорий потребителей, полученная оценочная сумма должна несколько отличаться от расчетной средней в ту или иную сторону.  Но не почти же вдвое! Примерно аналогичные результаты были и в 2012 году (табл. 2).
 
Таблица 2.  Расчетные показатели  по данным федеральных органов власти
                                                               
 
   Показатели
2011г.
2012 г.
1
        Электроэнергия, млрд. кВт.ч:
по данным Росстата:
             - произвели
             - потребили
по данным Минэнерго:
            - произвели
            - потребили
по отчетам АТС ФОРЭМ:
           - продали (только в зонах со свободными ценами)
по данным Минэнерго:
             - выработка электроэнергии в регулируемых операционных зонах Дальнего Востока,  Архангельской и Калининградской областей и Республики Коми
              - потребление
 
 
1054,8
1041,1
 
1040,4
1021,1
 
1073,4
 
 
32,03
 
 
 
 
30,5
 
 
1064
1050
 
1053,4
1037,6
 
1083,5
 
 
34,6
 
 
 
 
31,7
2
Средняя цена приобретения одного кВт.ч,  рублей
 
Стоимость электроэнергии, реализованной потребителям  
по этой цене с учетом ее передачи,  млрд. руб.
2,072
 
 
2157,1
 
 
2,153
 
 
2260,6
 
   
3
Мощность, востребованная для
производства электроэнергии, млн. кВт
Средняя цена за кВт в год, рублей
Оплата, млрд. руб.
120,4
 
1440*
173,37
121,4
 
1440*
174,81
4
Средневзвешенная отпускная цена
электроэнергии на электростанциях
за 1 кВт.ч, рублей
Расчетная выручка за электроэнергию
по этой цене, млрд. рублей
0,782
 
 
824,85
0,8594
 
 
914,4
5
Тариф за передачу электроэнергии,
рублей за кВт.ч
Стоимость по этому тарифу
передачи электроэнергии, млрд. руб.
0,01
 
10,548
0,011
 
11,603
6
Стоимость услуг гарантирующих
поставщиков (оценка), млрд. руб.
100,0* 
110,0*
7
Суммарная  расчетная выручка производителей, вычисленная  по их тарифам и  ценам, млрд. руб.
1108,7 
1210,8
 
8
Разница между стоимостью реализованной потребителям электроэнергии и суммарной расчетной выручкой по ценам производителей, млрд. руб.
Соотношение меду ними,  раз
1148,4
 
 
 
 
1,94
1049,8
 
 
 
 
1,86
По данным Росстата и Федеральной службы по тарифам
*оценка
 
Приведенные официальные данные и рассчитанные по ним показатели публикуются лишь для иллюстрации того хаоса, который царит в федеральных органах власти в части контроля и анализа деятельности субъектов стратегически значимой сферы -  электроснабжения страны. Об этом свидетельствует и отсутствие ежегодных сводных отчетов о технико-экономическом и финансовом состоянии электроэнергетики, без чего невозможно оценивать и планировать развитие систем электроснабжения, но что так активно имитируют чиновники Минэнерго и Минэкономразвития. Вместе с тем, отсутствие систематического комплексного технико-экономического и финансового анализа состояния отрасли  и разнобой в показателях создают прекрасные условия для воровства и коррупции.
 
              Мифическая добавленная стоимость, создаваемая  субъектами рынка
 
Для оценки поборов, взимаемых  с потребителей электроэнергии, были также использованы сводные отчетные показатели АТС оптового рынка и сетевых компаний, приведенные в табл. 3. До нынешнего года на монопольном рынке передачи и распределения электроэнергии действовали порознь ОАО «Федеральная сетевая компания» - ФСК, в ведении которой находятся мощные магистральные линии электропередачи (ЛЭП) от 220 кВ и выше, и ОАО «Российские сети» - «Россети», в ведении которой находятся передающие и распределительные сети более низкого напряжения.  
 
На основе этих отчетных данных  вычислена суммарная оптовая стоимость реализованных на ФОРЭМе электроэнергии и мощности, а также их передачи и распределения - строка 5 табл. 3. В строке 1 табл. 3 указан  оборот по данным Росстата в области производства, передачи и распределения электроэнергии.  Другого источника найти не удалось, если он вообще существует, но анализ позволил сделать вывод о достоверности этого значения.  Как оказалось, Росстатом указан суммарный оборот, который  включает в себя обороты генерирующих компаний, то есть оптовую стоимость  реализуемых на ФОРЭМе электроэнергии и мощности (строка 2), выручку от их передачи и распределения (строки 3, 4), и оцененную на их основе выручку энергосбытовых компаний (строка 6).
 
Оптовая стоимость электроэнергии и ее доставки потребителям включена в выручку энергосбытовых компаний, куда входят также их затраты и комиссионные за посреднические услуги. Поэтому для определения этой выручки, то есть  суммы, которую выплачивают все розничные потребители сбытовым компаниям, необходимо из указанного Росстатом суммарного оборота вычесть включенные в него повторно оптовую стоимость электроэнергии и ее доставки. Эта разница и будет представлять собой оборот (выручку) энергосбытовых компаний (строка 6 табл.3).
 
Таблица 3 Показатели по отчетным данным субъектов рынка
 
                            Показатели
 
2011 г.
2012 г.
1
Оборот по данным Росстата в области производства,
передачи и распределения электроэнергии,
млрд. рублей.
4363,47
4330,9
2
Продажа на ФОРЭМе,  по отчетам АТС:
       - электроэнергии, млрд. кВт.ч,
и ее  оптовая стоимость, млрд. рублей;
       -  мощности, тысяч МВт,
и ее стоимость, млрд. рублей.
 
Стоимость электроэнергии и мощности, млрд. рублей.
 
1073,4
861,5
1923,0
288,4
 
1149,9
 
1083,5
902,0
1946,0
290,1
 
1192,1
3
Передача и распределение электроэнергии,
по отчетам ОАО «Российские сети»:
       - принято в сети, млрд. кВт.ч,
      - отпущено потребителям, млрд. кВт.ч.
  Выручка, млрд. руб.,
 в том числе:
      - себестоимость передачи;
      - закупки электроэнергии для компенсации
технологических потерь;    
      - инвестиции за счет тарифов
и их доля в общей сумме инвестиций.
 
Прибыль до налогообложения, млрд. руб.
Потери электроэнергии, млрд. кВт.ч.    
 
 
643,97
589,87
552,634
 
220,969
 
94,66
59,72
 45,9%
 
53,655
 
54,102
 
 
650,0
597,25
526,656
 
214,475
 
74,3
58,1,
39,1%
 
44,117
 
52,696
4
Передача и распределение электроэнергии,
по отчетам ОАО «ФСК»:
       - принято в сети, млрд. кВт.ч,
       - отпущено потребителям, млрд. кВт.ч.
  Выручка, млрд. руб.,
 в том числе:
      - себестоимость передачи,
      - прибыль.
 
 
507,216
484,663
138,137
 
84,174
45,236
 
 
520,233
498,287
138,836
 
106,618
22,314
5
Суммарная оптовая стоимость  реализованных
на ФОРЭМе электроэнергии и мощности,
а также их передачи и распределения, млрд. руб.
1840,67
 
 
1857,59
 
6
Выручка энергосбытовых компаний (конечная
стоимость электроэнергии в рознице), млрд. руб.
 Добавленная стоимость (превышение выручки
энергосбытовых компаний оптовой стоимости
электроэнергии и мощности и их передачи).    
2522,81
 
820,28
 
2473,31
 
615,72
 
7
  Относительные доли в конечной для потребителя
стоимости электроэнергии:
              -  производства
               - мощности   
               - передачи
               - добавленной стоимости сбыта
               - добавленной стоимости сбыта относительно
оптовой стоимости электроэнергии и ее передачи.
 
 
34,14%
11,43%
26,19%
32,51%
44,56%
 
 
36,47%
11,72%
26,9%
24,9%
33,1%
 
Как отмечалось, еще в начале 1990-х  на производство электроэнергии  приходилось примерно 60% ее продажной цены, доля передачи и распределения электроэнергии составляла 30%, и 10% отводилось на сбыт и прочие затраты. В строке 7 табл. 3 приведены относительные составляющие продажной стоимости электроэнергии в наше время, которые существенно отличаются от соответствующих соотношений сравнительно недавнего прошлого.
 
Главные причины отличий, как показано выше, обусловлены надуманным преобразованием системы электроснабжения страны, отказом от прежних принципов оптимизации затрат и переходом к получению максимально возможной прибыли за счет произвольного увеличения продажной цены электроэнергии и поборов с потребителей.  Значительно - в разы – возросло при этом в отрасли количество предприятий и работников, большая часть которых паразитирует за счет потребителей (табл. 1). Поэтому изменились не только соотношения затрат, но существенно и неоправданно возросли  сами затраты. Начнем их оценку с конца всей цепочки. 
 
Сбытовые компании за свои посреднические услуги в 2011-м и 2012 г. получили в виде надбавок не 10% от оптовой стоимости электроэнергии и ее передачи, как предполагалось, а почти втрое больше (строка 7 табл. 3). Надбавки рассчитываются для разных категорий потребителей по сложным алгебраическим формулам, причем отдельно в каждом регионе. Они указываются в  виде процентных ставок от цен (тарифов) на электрическую энергию и мощность, исходя из доходности продаж гарантирующего поставщика, в зависимости от ряда составляющих затрат поставщика и дифференцированного по группам потребителей. Иначе говоря, надбавки устанавливают относительно стоимости немалых закупаемых посредниками объемов электроэнергии, при этом введены «для коррекции» различные повышающие коэффициенты с достаточно широким диапазоном изменения значений, понятно, в чьих интересах.
 
Для расчетов надбавок Федеральная служба по тарифам сочинила громадную и запутанную инструкцию, которая создает в регионах большие возможности для сговора и коррупции. Манипуляции при расчетах надбавок позволяют гарантирующим поставщикам по сговору с региональными чиновниками «накручивать» при сборе оплаты с потребителей добавленную стоимость, значительно превосходящую суммарную стоимость электроэнергии и ее передачи.
 
В результате добавленная стоимость, якобы созданная энергосбытовыми компаниями в рассматриваемые годы (строка 6), превысила суммарную выручку сетевых компаний и более чем вдвое превысила их затраты (себестоимость) на передачу электроэнергии (строки 3,4). Получается, что сбор оплаты у потребителей, который составляет основную работу посредников-перепродавцов, требует значительно больших затрат, чем обслуживание громадной системы магистральных и распределительных сетей всех классов напряжений с большим числом электротехнической аппаратуры, суммарная протяженность которых достигает 2 647,8 тыс. км. Конечно же, это явный абсурд.
 
До «реформы» сбытом занимались соответствующие подразделения прежних региональных энергосистем. Сегодня к этому денежному делу присосались сотни фирм-посредников, в которых паразитирует множество людей. Если сбытом занимались бы  подразделения сетевых распределительных компаний, которые фактически отвечают за доставку электроэнергии конечным потребителям, и нормировали бы при этом добавленную стоимость относительно оптовой стоимости поставляемой электроэнергии с учетом ее передачи, допустим, в размере 10%, то потребители в указанные годы заплатили бы за эту услугу примерно 180 млрд. рублей. Это было бы на 500 – 600  млрд. рублей меньше, чем сейчас. Такова первая возможность снижения поборов.
 
Поборами занимаются и межрегиональные сетевые компании. Себестоимость передачи и распределения электроэнергии в  «Россетях»  в 2011 г. оказалась в 2,66 раза меньше выручки (строка 3), что составило рентабельность в…  266%. Потребители оплачивают и потери электроэнергии в сетях, хотя это происходит не по их вине, а также на их счет приходится почти половина инвестиций в основной капитал. Эти и иные затраты относят к расходам.
 
В 2011 г. средневзвешенная отпускная цена электроэнергии на электростанциях равнялась 0,782 рубля  за 1 кВт.ч, а в 2012-м – 0,8594 рубля (строка 4 табл. 2). Количество закупленной только «Россетями» электроэнергии для компенсации технологических потерь составило в эти годы соответственно 54,102 млрд. и 52,696 млрд. кВт.ч  (строка 3 табл. 3),  что должно было обойтись в 42,307 млрд. и 45,286 млрд. рублей. Однако дочернии компании «Россетей» заплатили суммарно 94,66 млрд. и 74,3 млрд. рублей, то есть на 40,56 млрд. и 21,61 млрд. рублей больше. Куда подевалась разница?  К тому же, согласно данным Росстата (строка 1 табл. 2) разница между произведенной и потребленной электроэнергией, то есть потери в сетях и магистральных линиях электропередачи, составила в эти годы по всей стране 13,7 млрд. и 14 млрд. кВт.ч  соответственно.
 
Если даже все эти потери пришлись на «Россети», то куда подевалась разница - 40,4 млрд. и 38,69 млрд. кВт.ч?  Получается, что в этом случае, исходя из средней цены за киловатт-час в розницу (строка 2 табл. 2), потребители переплатили в рассматриваемые годы примерно 31,59 млрд. и 33,25 млрд. рублей.
 
Между тем в отчетах указано, что сетевые потери не превышают нормативных значений, а это около 8% передаваемого количества электроэнергии. Но теряется ее гораздо больше. Так, в Московской области по некоторым данным потери достигают 30-50%. Об этом могут свидетельствовать и противоречивые показатели потерь, публикуемые федеральными органами власти и сетевыми компаниями, которые приведены выше.  
 
Возникают также вопросы и по поводу весьма странной,  значительной несбалансированности объемов произведенной электроэнергии, указанных в отчетах  АТС, и объемов, полученных сетевыми компаниями, которые указаны в их отчетах.  Согласно отчетным данным,  «Россети» в 2011 г. получили  643,97 млрд. кВт.ч  (строка 3 табл. 3), а ФСК - 507,216 млрд. кВт.ч (строка 4).  Если просуммировать эти объемы, то получим 1151,18 млрд. кВт.ч.  Эта сумма  с разницей в 45,75 млрд. кВт.ч  совпадает с количеством электроэнергии в 1105,43 млрд. кВт.ч, суммарно отпущенным согласно отчету АТС с оптового рынка в зонах со свободными  и нерегулируемыми ценами  (строка 1 табл. 2). Примерно аналогичная картина наблюдалась и в 2012 г.
 
Однако согласно простейшим арифметическим подсчетам оказалось, что с оптового рынка, то есть с выходных шин электростанций,  в сети обеих компаний было отпущено намного меньше электроэнергии в сравнении с тем количеством, которое указано в отчетах АТС. Поэтому и объемы ее оптовых закупок на ФОРЭМе  должны были быть тоже значительно меньше  официально указанных Администратором торговой системы и федеральными органами. И вот почему.
 
Очевидно, работники АТС, ведущие учет оптовых закупок электроэнергии, а также чиновники Минэнерго, Росстата и Федеральной службы по тарифам, которые должны контролировать балансы ее производства и потребления, не ведают, что сетевые энергосистемы «Россетей»  часть электроэнергии, напряжением от 220 кВ и выше, получают опосредованно, через магистрали ФСК, которые подключены к выходным шинам электростанций. При этом  остальная электроэнергия,  напряжением ниже 220 кВ, поступает в линии «Россетей» непосредственно с выходов электростанций.  Но, судя по официальным данным  годовых отчетов  АТС и сетевых компаний, получается, что  одно и то же количество электроэнергии, которое  проходит и по магистралям ФСК,  и по линиям «Россетей», на оптовом рынке учитывают как дважды отпущенную.
 
Действительно, согласно  отчетам через магистральные линии электропередачи  ФСК транзитом, причем,  только в крупные системы «Россетей», передается не менее 54% всего объема электроэнергии, поступающего в магистрали непосредственно с электростанций. Вот и получается, что не менее 54% количества электроэнергии, или 261,71 млрд. кВт.ч, переданного  в 2011 г. из магистралей ФСК транзитом в системы «Россетей»,  и Администратор торговой системы,  и упомянутые выше федеральные органы зачли дважды. Один раз зачли как переданное через  мвгистрали ФСК, а второй раз это же количество зачли как отпущенное  «Россетям» с относительно небольшой разницей, указанной выше.  
 
Тогда получается, что эти же фиктивные 261,71 млрд. кВт.ч  приобрели в 2011 г. и энергосбытовые компании. Они были включены в проданное им оптом количество электроэнергии,  о чем свидетельствуют его оптовая стоимость (строка 2 табл. 3) и соответствующая ей средневзвешенная отпускная цена электроэнергии на электростанциях (строка 4 табл. 2). Следовательно, и потребители должны были заплатить за указанное фиктивное количество.
 
Средняя цена приобретения электроэнергии в рознице составляла в 2011 г. 2,072 рубля за кВт.ч  (строка 2 табл. 2), поэтому потребители за указанное фиктивное количество электроэнергии заплатили не менее 542,263 млрд. рублей, хотя реальный объем электроэнергии, закупленной на оптовом рынке, должен был быть меньше на  261,71 млрд. кВт.ч.  Возникает вопрос: это арифметические, по безграмотности, ошибки в статистике или умышленный обман потребителей? Если обман, то как он осуществляется – по сговору с потребителями? Ведь просто так «впарить» несуществующие сотни миллиардов киловатт-часов невозможно из-за наличия счетчиков учета.  Может быть  измерители электроэнергии врут,  или вообще отсутствуют у части потребителей?
 
Но и это еще не все. Для централизованного обложения перекрестным субсидированием промышленных потребителей, получающих электроэнергию непосредственно с высоковольтных магистралей,  ФСК по распоряжению правительства передала в аренду межрегиональным сетевым компаниям  небольшие участки магистральных линий электропередачи, подключенные  непосредственно к электрооборудованию соответствующих промышленных потребителей. Эти участки назвали «последней милей». 
 
В результате прямые договоры с ФСК для многих промкорпораций, чье технологическое оборудование физически подключено к высоковольтным магистралям,  стали невозможными, и они вынуждены были перейти  на обслуживание в энергосбытовые компании со всеми вытекающими отсюда дополнительными поборами. В результате объем электроэнергии, транзитом передаваемый через магистрали ФСК в системы «Россетей», и дважды учитываемый АТС в качестве отпущенного количества,  оказывается намного больше 54% того объема, который поступает с электростанций в магистральные ЛЭП ФСК. Следовательно, и переплата, взимаемая с потребителей, оказывается пропорционально большей.
 
По оценкам, сегодня  крупные промышленные потребители, имеющие прямые договора с ФСК, потребляют примерно 2% количества электроэнергии, отпускаемого с оптового рынка. Каково это количество в киловатт-часах в официальных сведениях отсутствует. Поэтому можно предположить, что не менее 90% электроэнергии, поступающей в ЛЭП ФСК, что составляет примерно 450 млрд. кВт.ч, транзитом через «последние мили» передаются «Россетям» и дважды учитываются как проданные. Хотя при этом часть электроэнергии физически в «Россети» не поступает, так как потребляется предприятиями, чье оборудование непосредственно подключено к магистралям ФСК.
 
Таким образом, «последняя миля» является не только средством дополнительного  неправового перекрестного налогообложения потребителей предприятий и населения, но  одновременно и средством увеличения доходов сетевых компаний. По сути, можно говорить о сговоре монополистов, злоупотребляющих своим монопольным положением на рынке  в целях неосновательного обогащения,  на что чиновники ФАС, правительственного органа, тоже закрывают глаза.
 
По оценкам, доля такого дополнительного перекрестного налогообложения крупных промышленных предприятий составляет на сегодня порядка трети  их энергозатрат. Не случайно в стране проводились судебные разбирательства о признании незаконными договоров «последней мили», и о взыскании с МРСК средств, полученных путем неосновательного обогащения. Например, компании «Русал» в начале 2010 года удалось оспорить и возвратить порядка 800 миллионов рублей, выплаченных Красноярским алюминиевым заводом в пользу МРСК Сибири в условиях действия договора «последней мили». На возмещение свыше 5 млрд. рублей, уплаченных на «последней миле» МРСК Центра, претендовал и «Новолипецкий металлургический комбинат».  И это далеко не единичные случаи.
 
Договоры «последней мили» в электроэнергетике будут действовать до 2014 года, после чего этот механизм поборов должны ликвидировать, при условии, что  тарифы на электроэнергию для населения достигнут уровня, компенсирующего «перекрестное субсидирование».  Понятно, что в случае отказа от «последней мили», «недополученные» МРСК средства будут распределены по мелким потребителям, и это может привести к новому резкому росту тарифов и цен, особенно в случае, если в регионе высока доля крупных энергопотребляющих предприятий.
 
В ноябре 2012 года указом президента страны ОАО «Холдинг МРСК», объединивший все МРСК, был преобразован  в ОАО «Российские сети», в уставный капитал которого были внесены также акции ФСК, принадлежащие государству,  в размере 79,55%, что позволит ликвидировать «последнюю милю». Но не более того.
 
А пока остаются открытыми вопросы, каков же реальный объем электроэнергии, отпускаемый сетевым компаниям с ФОРЭМа, каков реальный объем ее оптовых закупок и каким образом вероятные приписки количества электроэнергии – примерно от 260 млрд. до 450 млрд. кВт.ч - оплачиваются потребителями.
 
Как отмечалось, значительная часть переплаты образуется также за счет оптовой продажи электроэнергии не по средневзвешенной цене отобранных на ФОРЭМе электростанций, а по цене последней отобранных из них. Разница, по оценкам, составляет 20-30%, то есть, в рассматриваемые годы это порядка 200 млрд. рублей в год.  
 
Переплата образуется также за счет оплаты потребителями максимальной заявляемой ими мощности, что превышает среднюю, реально востребованную. При этом каждый потребитель, как отмечалось, оплачивает временно не используемую  им мощность, которой в это время пользуется другие, и с которых за нее тоже взимают деньги. Кроме того, если нагрузка потребителя в каком-то месяце превысила заявленное пиковое значение, за это крупно штрафуют. Штраф, по некоторым сведениям, составляет половину тарифной стоимости потребленной мощности, и снабжающая организация самостоятельно повышает нарушителю заявленный им максимум. Поэтому во избежание риска потребителям оказывается выгодней завышать заявляемую мощность, что создает дополнительную прибыль по всей цепочке – от производства электроэнергии до ее сбыта.
 
Сказанное наглядно подтверждается данными отчетов АТС ФОРЭМ, согласно которым  в 2011 г. было продано 1923 млн. кВт мощности, а в следующем – 1946 млн. кВт (строка 2 табл. 3). Между тем, мощность, востребованная в эти годы для производства электроэнергии,  немногим  превышала… 120 млн. кВт (строка 3 табл. 2), а вся установленная мощность электростанций страны  составляет немногим больше 233 млн. кВт. Таким образом, налицо явное и бесконтрольное вымогательство денег у потребителей, которых в рассматриваемые годы  вынуждали оплачивать свыше 1,7 млрд. кВт несуществующей мощности, а она в 16 раз превышала  востребованную.
 
Оплата мощности при одновременной оплате электроэнергии была введена в середине 1990-х во времена бартера, когда станции нуждались в опережающих закупках топлива, а для этого требовались «живые» деньги. Сегодня ситуация иная. К тому же, стоимость топлива, обеспечивающего нужную мощность, входит в себестоимость электроэнергии, поэтому продажа отдельно мощности является абсурдом, никак не объясняющим это вымогательство.  Заявка потребителя с указанием требуемого количества электроэнергии и графика ее потребления, возможно, с частичной авансовой предоплатой - все это вполне достаточно для подготовки требуемых мощностей.  Поэтому взимание отдельной платы за мощность, что является коррупционным механизмом, следует упразднить.
 
Таким образом может быть ликвидирован еще один источник поборов, составляющих ежегодно порядка 290 млрд. рублей, а с ожидаемым ростом потребления электроэнергии – свыше 300 млрд. рублей.
 
Включаемые в отчеты АТС и официальные данные федеральных органов продажи фиктивных мощностей и объемов электроэнергии   свидетельствуют об отсутствии в электроэнергетике комплексного контроля, о чем говорилось выше. Спрашивается, если потребителям «впарили» мощность, которая в 16 раз превышает использованную, и значительно не совпадают объемы проданной на ФОРЭМе и переданной по сетям электроэнергии, то как при этом учитываются «затраты» на неиспользованное топливо, отсутствующие киловатты и фиктивные киловатт-часы, и в какие статьи бухгалтерского баланса включают соответствующую прибыль? Может быть, оплатой потребителями фиктивных мощностей и электроэнергии покрываются какие-то убытки или упущенная выгода энергокомпаний, или же эти деньги кем-то по сговору присваиваются? А может быть, этими деньгами покрываются убытки от экспорта электроэнергии в Китай?
 
Продается она туда за копейки, а в соседнем Хабаровском крае в среднем  по… 2,8 рубля за кВт.час. Получается, что китайская экономика принудительно спонсируется гражданами России. А в то же время в том же Хабаровском крае, в частности, из-за дороговизны электроэнергии сворачивается товарное производство и снижается его конкурентоспособность, что способствует там росту экспансии китайских товаров. В результате сокращается число рабочих мест, и бюджеты края и страны лишаются части доходов.
 
В стоимость электроэнергии и ее передачи включена инвестиционная компонента. Согласно данным Росстата, суммарные инвестиции в основной капитал в 2011 г. в производство и распределение электроэнергии, газа и воды (раздельные сведения для каждого из видов деятельности почему-то отсутствуют) составили 1015,6 млрд. рублей.
 
Допустим, что в электроснабжение вложили, оценочно, порядка 500 млрд. рублей. Если судить по данным «Россетей», то с потребителей электроэнергии на инвестиции взимают около половины средств относительно общей суммы инвестиций, в данном случае порядка 250 млрд. рублей. На эти средства акционерные общества создают новый капитал. Однако подобное принудительное «кредитование» противоречит п. 3 ст. 35 Конституции РФ, в котором сказано: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».
 
Как тратятся «позаимствованные», без возврата, деньги потребителей наглядно видно на примере ОАО «ОГК-2». Это крупнейшая российская генерирующая компания с установленной мощностью 18 ГВт и годовой выручкой около 100 млрд. рублей. Ее 11 тепловых электростанций разбросаны по всей стране. В 2012 году компания выработала 75 млрд. кВт.ч электроэнергии  - свыше 7% общероссийского объема. Средний КИУМ составляет всего  50%. Тем не менее, инвестиционной программой компании в 2011 - 2016 годах предусмотрено  строительство 3356 МВт новых мощностей  и 744 МВт реконструируется. Стоимость инвестпрограммы составляет почти 165 млрд. рублей. Спрашивается, какой смысл создавать новые мощности, если существующие используются лишь наполовину?
 
Некоторые возможности ликвидации поборов с потребителей электроэнергии приведены в табл. 4.
 
Таблица 4.  Некоторые возможности ликвидации поборов
 
Предлагаемые меры ликвидации поборов
Ликвидируемая сумма поборов, в год не менее
 
1
Нормирование стоимости услуг за сбор
оплаты с потребителей и передача этих
функций сетевым компаниям
    500 млрд. рублей
2
Упорядочение расчетов за потери
электроэнергии в сетях и их измерение
независимой организацией
      30 млрд. рублей
3
Создание единой системы измерений количества производимой, передаваемой и потребляемой
электроэнергии, исключающей ее фиктивные
приписки и оплату фиктивных объемов
     540 – 1000 млрд. рублей
4
Создание оптовых рынков электроэнергии
в границах федеральных округов и установление там средневзвешенных цен электроэнергии вместо цены последнего отобранного поставщика
       200 млрд. рублей
5
Ликвидация оплаты мощности
      300 млрд. рублей
 
                                                               Итого
     1530 млрд. рублей
 
Итак, в 2011 г. потребители заплатили за электроэнергию 2522 млрд. рублей, и доля поборов составила, оценочно, не менее 1530 млрд. рублей или 60%. 
 
Следует заметить, что немалая доля поборов взимается и с бюджетных средств, за счет которых оплачивают электроэнергию государственные организации, а также  предприятия, выполняющие государственные заказы. Сегодня доля электроэнергии в себестоимости продукции ряда крупных отечественных промышленных предприятий доходит до 25 - 30%. Поэтому темпы роста стоимости услуг естественных монополистов, в частности, поставщиков электроэнергии, вынуждают промышленников замораживать развитие своих предприятий и даже консервировать производство. Так, недавно были остановлены на неопределенный срок четыре алюминиевых завода группы «Русал».
 
Официальная причина – снижение рентабельности производства из-за падения цен на мировом рынке. Но ведь в себестоимости алюминия электроэнергия составляет до 80%. В результате люди остались без работы, а бюджет лишился части доходов.
 
Оплата мощности стала существенной частью расходов на электроэнергию.  В 2013 г. ее доля достигла в них трети, и будет расти. С подорожанием электроэнергии многие промышленные  предприятия вынужденно начали строить свои  электрогенерирующие мощности. Так, в Группе «НЛМК» собственное производство электроэнергии сегодня обходится вдвое дешевле, чем ее покупка на оптовом рынке. И это при том, что свыше половины мощностей электростанций в стране заморожены, значительная часть которых уже выработала ресурс и требует ликвидации. Но вследствие развала прежнего централизованного управления Единой энергосистемой, негодные мощности,  в том числе  по воле чиновников Минэнерго, держат на «всякий случай», для перестраховки, заставляя потребителей оплачивать неиспользуемое железо и оплачивать содержание паразитирующих на этом генерирующих компаний.
 
                    Как ликвидировать последствия «реформы» электроэнергетики
 
Взимание оброка с потребителей электроэнергии  не ограничивается описанными  выше способами. Немалым поборам подвергаются потребители при техническом присоединении к сетям, что особенно сильно сказывается на предприятиях малого и среднего бизнеса. Поборы и затраты возросли также вследствие появления после ликвидации РАО «ЕЭС» множества компаний и соответствующего, примерно вдвое, увеличения числа работников в отрасли, большей частью паразитирующих за счет потребителей.
 
Правительство страны, вроде бы озабоченное сдерживанием инфляции, директивно ограничивает ежегодный рост тарифов в естественных монополиях приростом инфляции. Однако многие региональные комиссии по тарифам меняют при этом соотношения ставок, произвольно и безнаказанно увеличивая плату за мощность и передачу электроэнергии, а также надбавки сбытовым компаниям. Тем самым индексация тарифов приводит к увеличению платы за электроэнергию не пропорционально годовой инфляции, а гораздо больше. Это вызывает кумулятивное подорожание всего и вся,  и дополнительно увеличивает ценовой диспаритет в экономике.
 
Недавно власти, как отмечалось, решили избавить предприятия от «перекрестного субсидирования», перенеся «субсидию»  на население, и год не индексировать тарифы и цены продукции и услуг естественных монополий.  При этом тариф на электроэнергию для населения решено сделать двух видов, введя в регионах с января 2014 года так называемую социальную подушевую норму потребления электроэнергии. «Энергопайки» составят от 50 до 70 кВт.ч  в месяц на человека, хотя реальное потребление доходит до 200 киловатт-часов. 
 
Сам «паёк» несколько подешевеет, а вот потребление электроэнергии сверх «карточной» нормы, по прогнозам, будет стоить в 2-4 раза дороже. Поэтому современные достижения цивилизации, такие как, допустим,  кондиционер, холодильник, электрообогреватель, телевизор  или стиральная машина станут для многих недоступной  роскошью. Больше придется платить также за лифт в доме и освещение подъездов – на общедомовые нужды тоже распространили «карточки».

Введение социальной нормы, еще одного из средств увеличения стоимости электроэнергии, иначе как абсурдом назвать нельзя. Ведь в стране заморожено свыше половины мощностей электростанций, немалая часть которых выработала ресурс, а их содержание оплачивается потребителями. Поэтому, казалось бы, вместо «энергосбережения» выгодней было, в том числе для бюджета, производить и продавать больше электроэнергии. Но чиновники поступили наоборот. Думается, никто, как обычно, не удосужился провести элементарные подсчеты выгоды и убытков от «нововведения» времен войны.
 
На увеличение поборов направлена и сама ликвидация «перекрестного субсидирования». Оно, как показано выше, представляет собой дополнительный неформальный налог с продаж,  которым облагается  население. В результате «субсидирование», достигшее, по оценкам, 350 млрд. рублей в год,  из затрат (себестоимости) на производство продукции перейдет в прибыль. Ведь цены никто из предприятий снижать не станет. Поэтому возрастет собираемый налог на прибыль. Так что оброчный эффект получится комплексным.
 
Почему же правительство инициируют подорожание электроэнергии? Ненормальная и опасная ситуация с ценами и тарифами в электроэнергетике, рост которых «регулируется» Федеральной службой по тарифам, обусловлена пороками проводимой в стране экономической и, в частности, финансовой политики.  Ее  незыблемые основы были заложены еще в 1992 г. правительством Гайдара, а все последующие правительства по эстафете становились ее заложниками.  
 
Согласно этой политике правительству выгодно чтобы росли цены, вследствие чего растут бюджетные доходы по номиналу обесценивающихся рублей. А спусковым механизмом для провоцирования подорожания всего и вся служит ежегодный  рост цен и тарифов на услуги и продукцию естественных монополий (см. «Экономический кризис в России - порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» - «Промышленные ведомости» № 9-10, октябрь 2011 г.). 
 
Неспроста в 2002 г. тогдашний глава правительства Михаил Касьянов рьяно поддерживал принятие закона «Об электроэнергетике», открывшего «зеленую улицу» дальнейшему увеличению поборов с потребителей электроэнергии. Как показано выше, поборы  позволили примерно на 60%  увеличить доходы энергокомпаний, следовательно, благодаря вымогательскому характеру действующей в стране системы налогообложения, значительно возросли и поступления в бюджет (см. «Как с помощью налогов модернизировать экономику. От многократного вымогательства доходов у населения - к оброку на затраты природных ресурсов». – «Промышленные ведомости» № 1-2, февраль 2013 г.).
 
Дальнейшее продолжение нынешней экономической и финансовой политики в приложениях к электроэнергетике в условиях мирового кризиса чревато дальнейшим искусственным подорожанием электроэнергии и, как следствие, усилением деградации остатков промышленного производства из-за роста энергозатрат. Причем в условиях громадных поборов с потребителей  и непрерывного их увеличения бессмысленно пытаться увеличивать  энергоэффективность  производства, к чему столь упорно призывает правительство.
 
Если власти намерены все же навести порядок в экономике, то следовало бы начать с ее базовой части - электроэнергетики, где сегодня сложились для этого, как ни странно, благоприятные условия. Сокращение в стране более чем наполовину электропотребления по сравнению с началом 1990-х – давно звучащий сигнал растущей трагической опасности. Но именно это обстоятельство позволит сегодня без ущерба для потребителей осуществить меры, необходимые для восстановления прежних принципов оптимизации работы Единой энергосистемы страны. Тем самым  можно будет устранить  поборы и минимизировать стоимость электроэнергии по объективным экономическим критериям. Но для этого придется возвратиться к прежнему управлению системой – «сверху вниз», устранив надуманные коррупционные процедуры на оптовом и розничном рынке электроэнергии и централизовав управление всеми процессами электроснабжения.
 
 Конечно же, речь не идет о восстановлении прежнего организационного единства ЕЭС, так как никто в правительстве не согласится выкупить электростанции у нынешних собственников и восстановить РАО «ЕЭС России». Но при образовавшейся из-за экономического кризиса громадной избыточности генерирующих мощностей  их владельцев можно заставить следовать в русле предложений,  экономически обоснованных для всех сторон. Тем самым удастся восстановить технологическое единство ЕЭС на основе оптимизации перетоков по критериям минимизации общесистемных затрат. Осуществить все это можно  будет вот каким образом.
 
Сегодня на ФОРЭМе  действует фактически один оптовый покупатель – это Администратор торговой системы. Ведь  именно он отбирает электростанции, продавцов электроэнергии,  и устанавливает оптовую цену ее продажи, а затем, получив деньги от оптовых перекупщиков, рассчитывается с генерирующими компаниями.  Электроэнергию оптом перекупают в основном посреднические энергосбытовые компании, которые передают заявки своих клиентов Администратору. Они же заключают договоры с сетевыми компаниями о передаче электроэнергии своим клиентам – розничным потребителям. Провода сетевых компаний протянуты от электростанций к каждому потребителю, на концах которых установлены счетчики электроэнергии, и по их показаниям осуществляются расчеты за ее потребление.
 
Спрашивается, для чего и с какой целью между Администратором и сетевыми компаниями, а также между сетевыми компаниями и конечными потребителями торчат многочисленные «гарантирующие поставщики» и другие энергосбытовые компании?  Ведь большинство из них  ни за что отвечать не может  из-за отсутствия должного капитала, в том числе соответствующих технических средств для распределения электроэнергии.  Целью многих посредников является вымогательство денег у потребителей. К тому же,  «гарантирующие поставщики» нередко находятся за тридевять земель от мест пребывания их клиентов.
 
Очевидно, что гарантирующими поставщиками электроэнергии могут быть только МРСК, дочки «Россетей», обеспечивающие ее распределение между потребителями, а также ФСК - для крупных промышленных высоковольтных потребителей. Поэтому они же должны заключать  договора с потребителями,  передавать в АТС без всяких посредников сводные заявки на энергопотребление, и собирать с потребителей плату за электроэнергию. Естественно, что при этом договора с сетевыми компаниями  может и должен заключать непосредственно сам Администратор. При такой организации из нынешней цепочки электроснабжения могут быть исключены многочисленные посредники, добавленная стоимость у которых относительно оптовой стоимости электроэнергии и ее передачи, как показал анализ, достигает 40%.
 
Если нормировать выручку за сбор оплаты за электроэнергию, допустим, на уровне 10%  от стоимости ее реализации, то потребители, как отмечалось, сэкономят не менее 500 млрд. рублей в год.
 
При указанном сокращении и перераспределении функций представляется необходимой их интеграция  в рамках новой управляющей компании. Учитывая нынешнюю плачевную ситуацию в электроэнергетике, управляющую компанию в виде ОАО, очевидно, целесообразно  учредить государству вместе с группой крупных промышленных потребителей электроэнергии, заинтересованных в наведении порядка в электроснабжении и устранении поборов.  Допустим, новая структура условно будет именоваться ОАО «Управляющая компания  «Единая энергосистема России» (УК «ЕЭС»).
 
 Для упомянутой интеграции функций  ей государство может передать в ведение ОАО «Россети»,  «дочкой» которой теперь стала и ФСК. Видимо, в правительственной среде прослеживается,  пока еще малоосознанная, необходимость восстановления централизации управления осколками ЕЭС. Малоосознанная, так как, в частности, министр энергетики всячески противится передаче сбыта сетевым компаниям. Но в то же время сбытом занимаются компании, владеющие электростанциями. Это, в частности, «Интер РАО» и «Газпром». Ситуация представляется анекдотичной. Владелец генерирующих мощностей должен обязательно продавать свою электроэнергию на ФОРЭМе, и сам же ее там потом покупать, чтобы перепродавать затем потребителям.
 
Для управления передачей, распределением и сбытом электроэнергии в УК «ЕЭС» должен быть передан нынешний системный оператор, который будет осуществлять в комплексе центральное диспетчерское управление. Ему будут подчиняться диспетчерские службы «Россетей». Кроме того, в УК «ЕЭС» необходимо будет создать коммерческого оператора  для проведения  оптовых закупок электроэнергии, согласования их передачи в сети, и выполнения  всех денежных расчетов с электростанциями, а также сетевыми компаниями.  Последние будут выступать в качестве посредников-перепродавцов между коммерческим оператором и потребителями.  
 
Для ликвидации при этом поборов потребуется, в частности, принципиально изменить порядок закупок электроэнергии на так называемом оптовом рынке.
Во-первых, как обосновано выше, необходимо отказаться от заявок и отдельной платы за электрическую мощность, так как требуемая мощность однозначно определяется заявкой на количество требуемой электроэнергии и графиком ее потребления. Сейчас, как показано выше, продаваемая мощность многократно превышает реально существующую.
 
Ликвидация  оплаты мощности позволит избавить потребителей от поборов в сумме порядка 300 млрд. рублей в год в ценах 2011-2012 г.
 
Во-вторых, необходимо от ценообразования в точках числом свыше 8 тысяч, что создает прекрасные возможности для коррупции и сговора о ценах, перейти к ценообразованию в «бассейнах», расположенных, как отмечалось, в границах соответствующих федеральных округов, которых семь. Они станут окружными оптовыми рынками. Сегодня там передачей электроэнергии управляют Объединенные диспетчерские управления – филиалы «Россетей», а прежде в границах федеральных округов располагались объединенные энергосистемы РАО «ЕЭС».
 
При этом нужно будет отказаться от установления оптовой цены продаж в соответствии с ценой последнего отобранного предложения на ФОРЭМе, и перейти к установлению стоимости электроэнергии в каждом из семи бассейнов – окружных оптовых рынков. Она будет равняться  средневзвешенной цене электроэнергии размещенных в них электростанций с учетом ее перетоков из соседних бассейнов. Как показано выше, это позволит сократить поборы не менее чем на 200 млрд. рублей в год.
 
В-третьих, нужно изменить порядок отбора электростанций, продающих электроэнергию. Их будут отбирать окружные филиалы коммерческого оператора по месту расположения электростанций в каждом из окружных оптовых рынков,  исходя из реальной себестоимости вырабатываемой электроэнергии и нормированной  прибыли. Цены продаж в каждом бассейне нужно устанавливать не ежечасно, как сейчас, а на более длительный срок, допустим, на месяц. Ведь дневные и месячные графики нагрузки в каждом из времен года относительно стабильны. Поэтому ежечасно устанавливать цены бессмысленно, к тому же, такой порядок вносит немалую для потребителей путаницу в расчеты с ежечасно меняющейся ценой, увеличивает затраты на их проведение и контроль и создает возможности для коррупционных поборов.
 
Для предлагаемых изменений предварительно понадобится провести инвентаризацию оборудования электростанций и сетевого хозяйства, директивно исключив из резервного оборудования, содержание которого оплачивают потребители, ту его часть, которое полностью или на 90% выработало свой ресурс. После этого для каждой электростанции нужно будет экономически обосновано определить себестоимость и цену киловатт-часа, добавив к себестоимости нормированные инвестиционную компоненту, прибыль и отчисления на резервирование. Это будет та цена для конкретной электростанции, выше которой коммерческий оператор не станет приобретать у нее электроэнергию.
 
Отбирать электростанции будет коммерческий оператор (его окружные филиалы), руководствуясь графиками нагрузки и критериями общесистемной оптимизации, в том числе эатрат. Ввиду избыточности предложений возникнет тот самый желанный «конкурентный» рынок, который лукаво обещали создать «реформаторы», но где электроэнергия будет не дорожать, а дешеветь. Чтобы в условиях избыточности предложений побольше ее продать,  владельцы станций будут стремиться снижать цены, подстраиваясь под экономически обоснованные ценовые требования коммерческого оператора.
 
Установление месячных цен в «бассейнах» позволит также сократить возможности обмана потребителей путем ценового сговора. Очевидно, для повышения эффективности работы электростанций и предприятий-потребителей цены должны дневными и ночными.
 
Сегодня в стране примерно треть предприятий убыточна, а рентабельность остальных, кроме сырьевых,  составляет единицы процентов. Поэтому для пресечения поборов и стабилизации цен уже давно пора законодательно регламентировать дифференцировано норму прибыли относительно себестоимости всех видов продукции и услуг. Это приведет также и к ликвидации спекулятивных посредников. Если в электроэнергетике нормировать прибыль на уровне 15%, что, как показывает  многолетняя статистика, обеспечивает воспроизводственные нужды отрасли, то за счет этого в рассматриваемые годы, как показано выше, можно было бы уменьшить поборы, в частности,  за передачу электроэнергии по сетям и магистралям  примерно на 300 млрд. рублей.
 
Важным также является добиться целевого использования инвестиционных средств, которые собирают с потребителей, а в итоге – с населения. Поэтому если, допустим, пока нельзя в электроэнергетике обойтись без этих поборов, то в интересах государства и общества необходимо амортизационные отчисления и инвестиционную компоненту, исключив её из прибыли, переводить в специальный фонд на спецсчет предприятия для целевого использования – только на инвестиции. Срок «лежания» без использования, допустим, половины  этих средств надо ограничить годом, и при его превышении уменьшать соответствующие доли в тарифах и ценах, как это предписано нормативными правилами их регулирования. Если эти средства не используются, допустим,  два года, то они переводятся в Пенсионный фонд.
 
УК «ЕЭС» нужно будет поручить составление сводных квартальных и годовых отчетов о производственной и финансовой деятельности всех субъектов сферы электроснабжения. Это необходимо для ликвидации хаоса, царящего в показателях производства и сбыта электроэнергии, что создает прекрасные возможности для коррупции.
 
                                                             ***
Предлагаемая вниманию читателей статья не претендует на истину в последней инстанции. Цель публикации – привлечь внимание к электроэнергетике, в которой сложилась явно ненормальная ситуация, требующая, очевидно, срочного вмешательства руководства страны. Странно, что опасным положением в отрасли до сих пор не озаботились чиновники Министерства энергетики, Министерства экономического развития  и Федеральной службы по тарифам, а также чиновники Федеральной антимонопольной службы, имитирующие борьбу с монополистами, злоупотребляющими своим доминирующим положением на рынке.
 
Все они в той или иной мере способствовали развитию хаоса в электроснабжении страны. Чем все это можно объяснить:  безответственностью, некомпетентностью и бездеятельностью государственных служащих, или сговором и произволом определенных лиц, заинтересованных в громадных коррупционных поборах с потребителей электроэнергии, которые ведут к окончательному развалу экономики?
 
электроэнергетика, электроснабжение, Российские сети, ФСК, оптовый рынок электроэнергии  (мощности)

Другие статьи номера «ПВ» 8, сентябрь, октябрь 2013

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100