Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Свиноводству в России угрожают ВТО,
дороговизна кормов и африканская чума

Как без бюджетных денег спасти  жизненно важные для страны мясные отрасли
 
Моисей Гельман
 
 
В годы расцвета советского авиапрома первый серийный образец каждого нового семейства гражданских самолетов использовался в качестве летающей пилотной  модели  для  исследования будущего поведения аналогичных машин. На авиапервенцах, загруженных на всю допустимую полетную массу металлическими болванками, во время полетов выявляли  скрытые дефекты, которые давали о себе знать только в процессе эксплуатации. Так как летающая модель-лаборатория по времени нахождения в воздухе и выработке летного ресурса значительно опережала своих младших собратьев, то скрытые в них дефекты  выявлялись заблаговременно, то есть тем самым прогнозировались для всех машин семейства, и устранялись.
 
В экономике существуют естественные «пилотные» отрасли, на эффективности которых изменения экономических условий сказываются значительно быстрей, чем в прочих отраслях. Казалось бы, эти тенденции должны были бы служить для властей одним из прогнозных индикаторов. Но, увы, научному прогнозированию в Минэкономразвития предпочитают гадание на кофейной гуще, результативность   которого особенно наглядно проявились в соглашениях о присоединении России к ВТО. Документы о присоединении   безграмотно и бесконтрольно готовили в основном  чиновники этого министерства. Сделанные во время переговоров многочисленные «уступки» не только наносят громадный ущерб интересам страны, но и противоречат основополагающим целям и принципам самой Всемирной торговой организации. Важнейшими из них являются стимулирование экономического роста стран, членов ВТО, и справедливая конкуренция между ними. Первым ощутило на себе все прелести двойных стандартов ВТО российское свиноводство:  отрасль за несколько месяцев из высокорентабельной превратилась в убыточную…
 
Свиноводство – как прогнозная модель  развития
 
Динамика изменений состояния отраслей определяется в основном периодом воспроизводства и сроками окупаемости вложений. Пилотной, динамично чувствительной отраслью является свиноводство, на состоянии которой изменения экономических условий сказываются в считанные месяцы. Если, к примеру, теленка до кондиции качественной коровы доводят три года, то откорм свиньи в зависимости от породы для получения товарного мяса при должных затратах длится от 4 до 6 месяцев. Причем, свиноматки рожают дважды в год, и каждая дает суммарный приплод до 20-25 поросят.
 
Свинья – основной источник мясного белка, столь важного для человеческого организма,  его в килограмме свиного мяса содержится втрое больше, чем в килограмме говядины. К тому же свинина вкусней, и из нее изготавливают гораздо больше различных мясных продуктов. В убойном (живом) весе производство свинины у нас составляет примерно 30% от общего производимого количества мяса, мяса птицы – 60%, остальное мясо дают крупный рогатый скот и овцы.
 
Сельское хозяйство является, как правило,  рискованным,  поэтому во всех нормальных странах оно дотируется государством – прямо и опосредованно, в том числе льготным налогообложением. Делается это не из-за любви к сельхозпроизводителям, а в силу веских экономических, социальных и политических причин. И вот каких.
 
Во многих странах население платит все налоги в казну непосредственно со своих доходов, и налоговые платежи в них составляют 40-50%. В нашей стране работающее  население платит непосредственно в казну только 13% своего дохода, а остальную часть  выплачивает в виде неформального налога с продаж при приобретении потребительской продукции. Суммарный налог, который взимается с физических лиц, составляет в среднем ежегодно 70% от годовой заработной платы в стране.
 
Дело в том, что все свои производственные издержки, а также  налоги и прибыль производитель продукции закладывает в ее цену. По кооперационной цепочке производства каждый последующий ее участник, приобретая «полуфабрикат» предыдущего этапа производства (передела), компенсирует его изготовителю все затраты по себестоимости, а также возвращает все выплаченные им налоги и выплачивает ему еще и прибыль. В результате в ценах конечной продукции концентрируются все денежные затраты, востребовавшиеся в соответствующей  кооперацоннной сети на её производство и сбыт, включая все выплаченные участниками этого кооперационного производства налоги и всю полученную  ими на всех этапах производства прибыль. К примеру, в цену булки хлеба включены все удельные затраты на её изготовление - от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна, оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники, до стоимости выпечки и перевозки хлеба в магазин. Да ещё с суммарной прибылью участников этого процесса.
 
Замечу, сама по себе промышленная продукция никому не нужна, если она не востребована в производстве потребительских товаров и услуг, которые и являются конечным продуктом кооперационного производства. Поэтому население, приобретая продукты питания и «ширпотреб», оказывается плательщиком всех налогов в стране, исключая экспортные. При этом товаропроизводители авансируют налоговые выплаты, которые им возвращаются при реализации продукции. Из сказанного следует, что платежеспособный спрос населения на продукты питания, потребительские товары и услуги предопределяет платежеспособный спрос на всех «этажах» экономики, начиная с сырьевой базы страны, и тем самым их развитие.
 
Очевидно, чем больше разных товаров и услуг производится в стране, тем больше трудоспособного населения занято производительным трудом, и тем больше его суммарный доход, следовательно, тем большими оказываются поступления в бюджет. Поэтому государство должно быть заинтересовано в максимальном заполнении внутреннего рынка разнообразными продуктами питания и «ширпотребом» широкого ассортимента собственного производства. Однако у нас до 70% потребительских товаров и продуктов питания ввозится из-за рубежа. Должное обеспечение населения страны качественными продуктами является также одним из важнейших факторов  его продовольственной безопасности.
 
Уровень платежеспособного спроса на потребительскую продукцию, который обусловливает высокие  доходы в бюджет страны, зависит не только от максимально возможной занятости населения. Для этого человек должен также получать зарплату, обеспечивающую ему достойную жизнь и производительный труд.  Необходимостью законодательного закрепления такого взаимовыгодного баланса интересов государства, населения и товаропроизводителей первым в мире озаботился автомобильный «король» Генри Форд. Поэтому, учитывая, прежде всего, интересы своего бизнеса, он в начале прошлого века добился принятия в США билля о таком минимуме зарплаты, который позволял средней по зажиточности американской семье покупать его автомобили.
 
Исходя из необходимости достижения упомянутого баланса интересов, в развитых странах долгие годы способствовали выращиванию и селекции собственных производителей конкурентоспособной продукции, увеличению объемов ее производства и насыщению внутреннего рынка, что обеспечивало рост занятости населения и увеличение бюджетных доходов. Для этого власти оберегали свой рынок от больших притоков импортных товаров  установлением дифференцированных по величине и длительности ввозных пошлин и квот, и одновременно способствовали увеличению качества собственных товаров и снижению цен на них.
 
Когда рынки экономических лидеров оказались насыщены конкурентной продукцией собственного производства, эти страны для завоевания новых рынков сбыта создали ВТО. Организация предназначена, якобы, для свободной торговли на основе справедливой конкуренции. Однако справедливой конкуренции для всех не получается, так как ограничения, которые введены для новичков, являются дискриминационными.
 
Учредители ВТО, чтобы достичь нынешнего экономического положения в своих странах, долгие годы создавали для своих товаропроизводителей  относительно тепличные условия. И правильно делали. Но вновь вступающим в ВТО запрещают оказывать такую же помощь своим товаропроизводителям. Так как ни по качеству, ни по ценам продукция новичков обычно не дотягивает до конкурентных показателей учредителей ВТО, то товары стран-учредителей заполоняют чужие рынки и гробят местных товаропроизводителей. В итоге так и не ставшие конкурентными отрасли многих стран гибнут, а самим этим  странам уготована участь полуколоний. Спрашивается, для чего же они добровольно вступали в ВТО?
 
Не ответил на этот вопрос одного из депутатов  и Дмитрий Медведев, недавно выступавший в Госдуме с отчетом о работе правительства. Он заявил, что ВТО – не подарок, а конкурентных товаров у нас нет или совсем мало. Неужели этого нельзя было осознать за все время переговоров о вступлении в ВТО, которые длились 19 лет?
 
Если обратиться к  российскому  свиноводству, то оно первым  вскоре после ратификации Госдумой соглашений о присоединении России к ВТО попало в бедственное положение. Как следует из анализа изменения  поголовья свиней за прошедшие годы (см. табл. 1), благодаря высоким темпам воспроизводства отрасль живо реагирует на изменения внешних экономических условий хозяйствования. С началом «реформирования» российской экономики свиное поголовье стало резко сокращаться, достигнув минимума в 2005 году. Тогда на 10 человек в стране приходилась одна свинья, что явно угрожало продовольственной безопасности государства. Для сравнения,  в Дании, где проживает 5 млн. человек, поголовье свиней составляет 25 млн., большую часть которых живьем или в виде мясопродуктов экспортируют.
 
Видимо осознав, наконец, угрозу, власти в 2005 г. существенно усилили помощь сельскому хозяйству. В частности, свиноводческие хозяйства освободили от налога на прибыль и от НДС при продажах продукции. Кроме того, государство стало субсидировать часть банковских кредитных ставок, компенсируя при этом ставку рефинансирования ЦБ.
 
    Таблица 1. Динамика изменения поголовья свиней
 
                                                                годы
1990
1995
2000
2005
2006
2011
2012
Поголовье свиней,
млн. голов
38,3
22,6
15,8
13,8
16,2
17,3
19,2
Живой (убойный) вес, тыс. т (до 2000 г. -  среднегодовой вес за указанный и четыре предшествовавших года)
3347
2475
1564
1520
2034
2428
2743
По данным Росстата
 
Такие условия стали привлекательными для инвесторов, и в 2006-2012 годах в свиноводство было вложено примерно 300 млрд. рублей,  в том числе свыше 200 млрд. в виде субсидируемых кредитов. За это время промышленное производство свинины в крупных механизированных комплексах  выросло в 3,8 раза – с 420 тысяч тонн в 2005 г. до 1,6 млн. тонн в живом весе в 2012-м, а во всех хозяйствах - до 2,743 млн. тонн, то есть увеличилось почти на 70%,  что составило1,2 млн. тонн.  Эти показатели были достигнуты благодаря тому, что построили и реконструировали около 800 различных свиноводческих объектов и создали в сельской местности около 50 тысяч новых рабочих мест. Еще более 200 тысяч новых рабочих мест появилось в связанных с отраслью секторах. Рентабельность отрасли возросла в среднем до 25%, поэтому относительно высокая  доходность позволяла рассчитывать на окупаемость проектов в течение 7-8 лет. Прибыльность сектора, помимо возвратности кредитов, обеспечивала также возможности развития производства комбикормов, мощностей по убою и переработке свинины, логистике, дистрибьюции и  по переработке отходов свиноводства в биогаз, используемого для производства  электроэнергии.
 
При сохранении  привлекательности отрасли для инвестиций в ближайшие 5-6 лет промышленное производство свинины в соответствии с госпрограммой
развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы может вырасти еще на 50-60%  или более чем на 1 млн. тонн свинины в живом весе. Прирост производства в новых высокоэффективных комплексах должен удовлетворять постоянно растущий с 2000 года потребительский спрос, а также замещать снижающиеся объемы производства на старых предприятиях и  в личных подсобных и фермерских хозяйствах, где падение объемов производства значительно падает из-за распространения африканской чумы свиней.
 
Однако для стимулирования роста отечественного производства свинины необходимо ограничить ее импорт, который превышает 1,2 млн. тонн в год. Сегодня Россия занимает второе после Японии место в мире по объему ввоза свинины, что составляет около 20% всего мирового ее импорта. Но если для Японии с ее громадной плотностью населения и малой площадью территории это объяснимо, то для России это явное следствие неверной государственной  политики.
 
В случае успешной реализации упомянутой госпрограммы,  в свиноводческой отрасли к 2020 году должны завершить ее структурную и технологическую модернизацию, выплатить основную часть инвестиционных кредитов, а также построить новые производственные предприятия убоя, разделки и дистрибьюции. Только в этом случае отрасль сможет стать конкурентоспособной, успешно противостоящей давлению импортной продукции после полного открытия нашего рынка. Полное открытие рынка в соответствии с намечавшимися при переговорах обязательствами при нашем вступлении в ВТО планировалось на 2020 год. Однако достигнутые об этом первоначально договоренности были анонимными переговорщиками из министерств и правительства нарушены, и рынок свинины почти полностью открыли в 2012 году.
 
Три эпидемии: африканская чума свиней, подорожание кормов и соглашения с ВТО
 
Как показали исследования экспертов Национального союза свиноводов,  если сохранятся прежними темпы развития отрасли,  что возможно лишь при сохранении способствовавших ее росту экономических условий, то к 2020 г. можно  будет достигнуть производства мяса свинины в количестве не менее 85% от ее потребления  в стране.  Таким образом, импорт свинины с нынешних 1,2 млн. тонн, что составляет примерно 40% от общего ее количества, потребляемого в стране, должен сократиться до 15%.  Эти показатели соответствуют требованиям доктрины продовольственной безопасности, утвержденной указом Президента России от 30.01.2010 г.
 
В стране на конец 2012 г. насчитывалось бы в сравнении с достигнутым уровнем примерно на миллион свиней больше, но именно столько их погибло с 2007-го по 2012 г.,  заразившись африканской чумой. Опасность ее распространения растет, и уже есть случаи заражения свиней в Мурманской области. Можно сказать, что африканская чума шагает по стране. Виноваты в этом  также чиновники, решившие в 2005 г. продолжить так называемую административную реформу. По признанию Владимира Путина, она провалилась, однако исправить содеянное почему-то не спешат.
 
Одним из таких административных деяний явился  развал организационного единства ветеринарной службы страны. Развалили ее подобно ликвидации прежней федеральной лесной противопожарной службы, и, расчленив, передали ответственность за борьбу с эпидемиями домашнего скота в регионы. Но эпидемии, как и пожары, распространяются, не признавая ни административных, ни государственных границ. Несмотря на мнение многочисленных специалистов, единую ветеринарную службу страны восстанавливать не спешат. Может быть, ждут, пока погибнет большая часть нынешнего свиного стада, как это произошло с выгоранием лесов на значительной части территории, после чего единую противопожарную охрану лесов восстановили?
 
Допустим, с африканской чумой удастся справиться. Но свиноводство в прошлом году подверглось еще одной угрозе. В связи с прошлогодними неблагоприятными природными условиями и последовавшей в сельскохозяйственных регионах страны засухой цены на фуражную пшеницу во втором полугодии  2012 г. выросли с 5,5 тысяч до 10 тысяч рублей, а на ячмень - с 5,2 тысяч до 8 тысяч рублей за тонну.
 
Проведенный экспертами Национального союза свиноводов мониторинг показал, что с августа по декабрь 2012 года корма для свиноводства подорожали более чем на 40%. При этом цена на фуражное зерно выросла на 80%, подорожали и некоторые компоненты, входящие в комбикорма. В результате себестоимость производства продукции свиноводства выросла в среднем на 25%. В четвертом  квартале 2012 года цены на зерно превысили многолетние максимумы, а цены на реализуемую продукцию свиноводства стремились к своим многолетним минимумам. Эксперты прогнозируют, что в первом полугодии 2013 года убытки в отрасли превысят в среднем 20%.  Дополнительные расходы только из-за роста цен на зерно, без учета прочих ингредиентов комбикормов, в четвертом  квартале 2012 г. и первом  полугодии 2013 г. составят суммарно, оценочно,  21,3 млрд. рублей (см. табл. 2).
 
Таблица 2.  Оценочные показатели финансовой ситуации в отрасли
                                                                                                                   
                      Наименование
Еди-
ница
 
2012 г.
(оценка)
2013 г.
(прогноз)
I
полугодие
IV
квартал
I
полугодие
Расход кормов на  1 кг прироста
кг/кг
4,2
4,0
3,8
Стоимость корма
руб./кг
9,7
13,3
14,2
Себестоимость 1 кг живого веса
товарной свиньи,
         в том числе корма
        доля корма в себестоимости
руб./кг
 
руб./кг
%
 
60,9
 
40,7
66,9
74,0
 
53,3
72,1
75,2
 
54,0
71,8
Средняя цена реализации  живых товарных свиней (без НДС)
руб./кг
 
85,0
65,0
59,1
Средний уровень рентабельности
%
 
26,9
-12,2
- 21,0
Объем производства
тыс. т
 
551,2
1111,0
Финансовый результат
без господдержки
млн.
рублей
 
- 4960,8
-17897,2
Требуемая господдержка на 1 кг
живого веса для получения
рентабельности в 2%
руб./кг
 
 
10,5
17,6
Минимально необходимая сумма господдержки, исходя из объема
производства:  
           при рентабельности 2%
          при рентабельности 20%
млрд.
рублей
 
 
 
 
5,8
 
 
 
 
20,0
25,0
Данные Национального союза свиноводов
 
Принятое правительством решение о продажах зерна из интервенционного фонда, но почему-то без ограничения его вывоза за рубеж квотированием или  введением экспортной пошлины, не привело к снижению на него цен. При потребности отрасли в фуражном зерне в количестве свыше 1,6 млн. тонн из интервенционного фонда выделили лишь около 1 млн. тонн. Однако передали его в основном предприятиям мукомольной промышленности и в регионы, где свиноводство развито недостаточно. Это не позволило компенсировать значительную часть дополнительных затрат и не оказало решающего влияния на снижение себестоимости продукции. Если не предпримут соответствующих мер, рост себестоимости свинины продолжится.
 
Существенные изменения на рынке зерна и комбикормов создали дополнительные сложности и в финансировании текущей деятельности предприятий. Повышение цен на зерно и переход на полную предоплату при его закупках (ранее предоставлялись отсрочки платежей до 30 дней) привели к необходимости увеличения оборотных средств предприятий отрасли более чем вдвое.
 
Но это еще не все.  Начиная с  2011 года, значительно увеличились выплаты погашений за кредиты, выданные в 2007-2008 годах. С учетом необходимости их возврата убыточность отрасли возрастет еще больше  - до 40%. Сейчас большинство предприятий испытывает дефицит средств не только для инвестиционной, но и для финансирования текущей деятельности. Все это учитывают банки при оценивании ликвидности предприятий отрасли, рисков и стоимости кредитов. Как следствие, предприятия отрасли стали сталкиваться с трудностями получения  кредитов и их удорожанием, поэтому сокращаются инвестиции, без которых невозможно дальнейшее развитие свиноводства.
 
При сохранении нынешних условий до 2015 г. из-за сворачивания намеченных проектов прирост объема производства сократится на 30% или почти на 300 тысяч тонн в сравнении с  запланированным в 900 тысяч. Если в 2013 г. приросты еще будут сохраняться, так как новые производственные объекты находятся на стадии запуска, то в 2014 г приросты производства прекратятся.
 
Убытки от повышения себестоимости продукции свиноводства пока целиком несут производители. Это отрицательно влияет на погашение уже полученных кредитов и существенно снижает инвестиционные возможности предприятий по реализации новых проектов.
 
Одновременно с ростом издержек на производство свинины и увеличением тем самым ее себестоимости, существенно снизились продажные цены товарных свиней, что дополнительно существенно повлияло на снижение рентабельности отрасли и превращение ее за короткий срок в убыточную. Произошло это после начала действия у нас правил ВТО в результате значительного увеличения импорта на наш рынок свинины и свиных субпродуктов, причем по демпинговым ценам.
 
Дело в том, что после присоединения России к ВТО свиноводство, в отличие от других видов мясного животноводства  - птицы и говядины оказалось самой незащищенной отраслью. Если средняя таможенная пошлина на сельхозпродукцию была снижена с 15 до 11%, на птицу и говядину, поставляемые по квотам, достаточно высокие пошлины – 25 и 15% соответственно - остались без изменения, то на свинину, поставляемую по квоте, пошлину вообще отменили. Пошлину на сверхквотную поставку снизили с 75% до 65%, при этом для сверхквотной свинины отменили прежде обязательный нижний предел пошлины - не менее 1,5 евро за килограмм.  
 
Пошлина на живых товарных свиней, ввоз которых не ограничили  квотами, снижена в 8 раз  - с 40 до 5%,  кроме того, практически выведены за рамки квотного режима таможенного регулирования около 500 тысяч т импортных  шпика и свиных субпродуктов. Отменили также адвалорную пошлину – процентную ставку, взимаемую с таможенной стоимости продукции, указываемой ее продавцом. Но и это еще не все. В отличие от птицы и говядины, квоты на свинину с 2020 года отменят и введут единую «плоскую» пошлину в 25%.
 
Действовавшую квоту импорта в 500 тысяч тонн уменьшили до 430 тысяч, но  благодаря существенному снижению ввозных пошлин значительно возрос сверхквотный импорт свинины, увеличившись в сравнении с 2011 г. почти на 360 тысяч тонн или почти на 100%. При сохранении нынешнего положения  сверхквотный импорт свинины возрастет оценочно до 600 - 800 тысяч тонн в год, т.е. в 1,5-2 раза больше квоты, а со свиными субпродуктами и шпигом –  еще больше. В прошлом году импорт свинины и свиных субпрподуктов составил 1,231 млн. тонн. В пересчете на одного человека у нас суммарная импортная квота составляет почти 10 кг всех видов мяса, кроме того, импортируется еще 8 кг на человека сверх квоты. А в странах Евросоюза установлена квота для импорта всех видов мяса, исходя  из 1 кг на одного  человека. Похоже, анонимные переговорщики из Минэкономразвития и правительства об этом «не ведали».
 
Возросшие в прошлом году объемы импорта – почти на 360 тысяч тонн и одновременно увеличившиеся объемы собственного производства свинины – более чем на 300 тысяч тонн привели к значительному росту предложения товарных свиней и свинины на рынке. Но оно оказалось избыточным для отечественных мясоперерабатывающих предприятий, которые своими мясными продуктами практически полностью - на 95%, в частности, колбасами - на 99,6% удовлетворяют нынешний внутренний спрос. В результате цены на живых свиней и свиные туши буквально за полгода снизились в среднем на 30% и оказались ниже себестоимости (см. табл. 2).
 
Немалую роль в обвале цен сыграла дешевизна импортной свинины. Этому способствовал также значительный рост импорта мяса птицы – «конкурента» свинины. Казалось бы, потребитель должен выиграть от такой навязанной конкуренции. Однако свиное мясо в магазинах как стоило от 300 до 500 рублей за килограмм, так и стоит. И колбасы не подешевели.
 
Положение с ценами могло оказаться еще более драматичным, если бы Россельхознадзор весной прошлого года не ограничил импорт живых товарных свиней. Запрет ввели для тех зарубежных производителей, которые при откорме свиней используют стимулятор роста - рактопамин, запрещенный в 160 странах,  включая нашу. При этом полностью заблокирован ввоз свинины из США, поставки который составляли примерно 10% импорта, а с мая этого года запрещены поставки из Канады – около 15% импорта.
 
Конечно, и другие факторы повлияли на снижение цен, в том числе сезонность и частичное переключение предприятий мясопереработки со свинины на птицу, но существенно и резко возросший импорт дешевого свиного мяса, безусловно, оказал наибольшее воздействие.
 
Более чем двукратный рост цен на зерно, как отмечалось, усугубил ситуацию, вследствие чего себестоимость производства свиней возросла на 25% по сравнению с началом 2012 года. В результате рентабельность даже самых эффективных свиноводческих комплексов всего за пять месяцев к середине I квартала 2013 года упала с достигнутых в последние несколько лет 20-25 % до минус 15-20 %, то есть почти на 45%!
 
К примеру, в агрохолдинге «Черкизово» себестоимость производства свинины в первые три месяца этого года возросла до 63—65 руб./кг, хотя еще в предыдущем квартале не превышала 51,5 руб./кг. Примерно такая же себестоимость производства и в «Русагро». По оценке Национального союза свиноводов, к концу  первого полугодия 2013 года средняя рентабельность по отрасли снизится до -21%, а средняя себестоимость производства может вырасти до 75 руб./кг.
 
Один из крупнейших агрохолдингов Группа «Русагро» продавал свиней в первом квартале этого года по 55,7 рублей за килограмм живого веса, а в первом квартале 2012 года  цена была гораздо выше - 82 руб./кг. Вот что рассказал на апрельском совещании в правительстве по вопросам животноводства губернатор Белгородской области Е. С. Савченко:
 
«В первом квартале текущего года в Белгородской области, где самое современное конкурентоспособное производство, затраты на производство 1 кг свинины составили 73,8 рубля, а цена реализации – лишь 58,2 рубля  без НДС. Убыток – 15,6 рубля на 1 кг. Положение в птицеводстве тоже негативное. Ситуация усугубляется ростом нереализованных остатков мяса и складских остатков мяса птицы и свинины. По области они сегодня составляют по птице 32 тысяч тонн, по свинине – более 7 тысяч, итого почти 40 тысяч тонн – это в три раза больше, чем год назад. Поэтому запас финансовой прочности, особенно у мелких и средних товаропроизводителей, на сегодня практически исчерпан. Некоторые из них уже заявили о сбросе поголовья, сокращении рабочих мест, хотя мы эти намерения  индивидуально с каждым разбираем и стараемся сдерживать, насколько возможно. Я думаю, что если ситуация не изменится, то с мая-июня начнётся неисполнение обязательств перед банками,  кредиторами наших основных заёмщиков. Планируемые меры  позволят ослабить напряженность в отрасли, но,  думаю, не решат всё-таки коренных проблем».
 
Вертикально интегрированные мясные компании, которые не только выращивают свиней и продают их, но также имеют убойные и мясоперерабатывающие мощности, благодаря реализации готовых мясных продуктов пока находятся в более выгодном положении. Так, агрохолдинг «Черкизово» в первом квартале этого года по сравнению с первым кварталом 2012 года увеличил продажи всех видов мясной продукции на 58% - до 35,8 тысяч тонн. Однако при этом средняя цена реализации составила 57,59 руб./кг, что на 28% ниже по сравнению с первым кварталом 2012 года (80,53 руб./кг) и на 12% меньше по сравнению с четвертым кварталом прошлого года (65,44 руб./кг).
 
На 2013 г. прогнозируется производство в стране свинины в живом весе в количестве 2818  тысяч тонн, что на 75 тысяч тонн больше, чем в 2012 году.  Но  если даже урожай будет в этом году хорошим, что может привести осенью к снижению цен на зерно до 7-8 тысяч рублей за тонну, то, в лучшем случае, к концу года в отрасли будет восстановлена лишь нулевая рентабельность. Однако для этого должно будет прекратиться дальнейшее снижение цен на живых свиней и свинину, что при нынешних условиях таможенного регулирования по условиям ВТО весьма сомнительно. Кроме того, предприятия по откорму свиней в расчете на туманное «светлое будущее» должны будут залезть в немалые дополнительные долги, чтобы компенсировать возникшие убытки. На это предприниматели вряд ли пойдут, так как прежние кредиты еще не возвратили. 
 
В нынешних условиях возврат инвестиционных кредитов для многих, не интегрированных вертикально, компаний становится практически невыполнимой задачей со всеми негативными последствиями и для банковского сектора. Поэтому появление новых проектов, способных возместить выпадающие объемы и продолжить прирост отечественного производства в этих условиях становится невозможным. В силу неизбежного падения производства в личных подсобных хозяйствах  (по данным Росстата - до 35% от общего объема), а также в старых неэффективных комплексах (около 20% от объема промышленного производства или не менее 450-500 тысяч тонн) общее производство свинины уже после инерционного прироста в 2013-2014 годах неминуемо резко снизится в последующие годы. При этом свиноводству угрожает возврат к обвальному состоянию семилетней давности – уровню 2005 года. Иначе говоря, все невероятные усилия, затраченные в последние годы бизнес-сообществом и государством для снижения зависимости от импорта, окажутся напрасными.
 
Необходимо отметить, что свиноводство является социально значимой отраслью, где трудится много людей. Каждое новое рабочее место в промышленных комплексах требует создания  дополнительно не менее 6-8 рабочих мест в смежных отраслях, прежде всего, в мясопереработке. По оценкам, в промышленных свиноводческих комплексах на каждые 100 тысяч свиней приходится 100 работников, таким образом,  в 2012 г. в них было занято свыше 19 000 человек. Такое количество рабочих мест обеспечило работой в смежных отраслях  еще примерно 152 000 человек.  А всего, начиная с 2006 г., в сельской местности во всех видах свиноводческих хозяйств было создано 50 тысяч новых рабочих мест, и еще более 200 тысяч новых рабочих мест появилось в связанных с отраслью секторах.
 
Возврат отечественного свиноводства к обвальному уровню производственных  показателей 2005 г. и снижение при этом объемов производства свинины на 1,2 млн. тонн в живом весе вызовет также громадное снижение бюджетных доходов. Потери при этом бюджета из-за утерянных налогов  и затрат средств для компенсации ущерба, понесенного свиноводством, почему-то до сих пор не оценивали. Аналогичное увеличение бюджетных потерь произойдет во всех секторах отечественной экономики.
 
Чьи колбасы будем есть?
 
Если при обсуждении условий импорта продукции различные  виды мяса российские переговорщики в ВТО рассматривали порознь,  делая вид, что больше заботятся о птице и говядине, то  все готовые мясные изделия при согласовании на них ввозных пошлин свалили в одну кучу. Видимо потому, что готовые изделия проходят по другой общей товарной группе таможенной классификации.
 
Введенная более десяти лет назад ставка импортного таможенного тарифа в 25% на готовые мясные изделия, но не менее 0,4 евро за 1 кг, позволила российским мясоперерабатывающим предприятиям практически полностью вытеснить с нашего рынка зарубежных конкурентов.  Как отмечалось, доля отечественных готовых мясопродуктов на потребительском рынке в отличие от многих других его важных секторов в настоящее время составляет 95%, в том числе колбасных изделий – 99,6%. Причем объем импорта мясных готовых продуктов и консервов невелик (см. табл. 3).  
 
Таблица 3.  Производство в России и импорт  мясных изделий                                                        
                                                       Годы
2009
2010
2011
2012
    Отечественные колбасные
изделия, тыс. т:
     - производство
    - продажа на внутреннем
рынке
 
 
2246
 
2464
 
 
2388
 
2591
 
 
2455
 
2592
 
    Импорт мясных готовых продуктов  
и консервов, тыс. т
 
40,7
 
41,3
 
55,5
 
46,6
По данным Росстата
 
Вот что поведал  председатель правления Мясного союза России, независимый директор и член совета директоров Группы «Черкизово», крупнейшего производителя мяса свинины и птицы, Мушег  Мамиконян. В 1999 г. на переговорах в Женеве, в которых он участвовал, обсуждали необходимость увеличения минимально допустимой пошлины на готовые мясные изделия с 0,4 евро до 0,65 евро за килограмм. Это требовалось, чтобы компенсировать рост ценовой инфляции. Средняя цена готовой мясной продукции в 1999 году составляла 1,3 долл. за 1 кг,  и минимальная пошлина в 0,4 евро  соответствовала примерно  адвалорной пошлине в 41%.  В 2011 году стоимость импортной продукции составляла уже 3,6 долл. за 1 кг, поэтому  пошлина в 25% должна была бы соответствовать не 0,4 евро, а 0,69 евро на 1 кг.
 
Однако все эти разумные с точки зрения экономики соображения специалистов были «втихую» отброшены и тем самым предали интересы российских производителей и потребителей мясной продукции. И не только мясной…  Правительственные переговорщики подписали соглашение о присоединении России к ВТО, согласно которым ныне действующая адвалорная пошлина на импортируемые готовые мясные изделия в 25% с 2015 года  отменяется, а специфическая составляющая таможенного тарифа уменьшится с 0,4 до 0,25 евро за 1 кг.
 
Если стоимость импортируемых мясопродуктов сопоставить со специфической пошлиной 0,25 евро за килограмм, указанной в соглашении России и  ВТО, то получается, что вместо пошлины, равной 25%, из-за инфляции мы уже «ушли»  на 20%, а к 2015 году скатимся до 8%. Как все это соотносится с намечавшейся  для продукции агропродовольственного сектора среднестатистической уступкой в пошлинах всего на  4,2%, о которой говорилось в публичных выступлениях представителей правительства, непонятно.
 
Ликвидация с 2015 года адвалорной пошлины, по мнению Мушега  Мамиконяна, приведет к вытеснению с рынка многих отечественных видов мясных изделий, таких как копчености, сырокопченые и  варено-копченые колбасы, высококачественные вареные колбасы и сосиски, что по производственной цепочке скажется на  эффективности производства и продаж различных отрубов (частей) сырьевой продукции животноводства и птицеводства.
 
Отечественные производители, как отмечалось, вытеснив импорт, контролируют более 95% этого рынка. На сегодня это пока  редкий пример успешного импортозамещения.  Такого же успеха может достигнуть к 2020 г. и свиноводство, если удастся возвратиться к условиям таможенного регулирования, действовавшим до вступления России в ВТО, и сбалансировано со спросом ограничить импорт свинины. В таком случае отечественный комплекс производства мяса и мясопродуктов смог бы почти полностью обеспечивать ими страну. Зачем же понадобилось разрушать, достигнутое столь большими усилиями?
 
Для понимания размеров запрограммированного ущерба важно отметить, что объем продаж готовых мясных продуктов в 2011 г. превысил 758 млрд. рублей.  Для сравнения: совокупный объем сельскохозяйственной продукции в Российской Федерации  в 2011 г. составил 3,26 трлн. рублей.
 
Намеченное на начало 2015 г. снижение  минимально допустимой пошлины до 0,25 евро за 1 кг готовых мясных изделий, и отмена в прошлом году пошлин на поставки свинины по квоте при  значительном снижении пошлины на ее сверхквотные поставки привели к существенному увеличению импорта свинины, снижению цен на нее из-за избытка предложения при неизменном спросе и, как следствие, к нерентабельности ее производства внутри страны. Западным поставщикам мяса выгодно устранить российских конкурентов пока они не окрепли. Этому посодействовали российские чиновники из Минэкономразвития, которые вели переговоры с ВТО. Если импорт свиного мяса, да еще по демпинговым ценам,  не ограничат, то восстановлению рентабельности отрасли госдотации мало помогут, и предприятия, производящие свинину, начнут закрываться.
 
Удивляет логика некоторых руководителей мясоперерабатывающих предприятий. Справедливо возмущаясь предстоящим уменьшением таможенных барьеров для импорта готовых мясных продуктов, они одновременно призывает власти уже сейчас ликвидировать даже уменьшенную квоту на импорт свинины, лукаво мотивируя это интересами потребителя. На самом же деле, владельцы мясоперерабатывающих предприятий заинтересованы в дешевом сырье, а чье оно будет, их, по всей видимости, мало волнует. Похоже, они озабочены лишь сиюминутным увеличением прибыли. Об этом, в частности, свидетельствуют цены. Несмотря на значительное снижение во втором полугодии  2012 г. цен на мясное сырье, мясные полуфабрикаты и готовые продукты не подешевели. Так, колбасы и колбасные изделия в московских магазинах стоят от 400 до 800 рублей за килограмм, хотя в 2012 году их производство возросло, а импорт готовых мясных продуктов сократился на 16%.
 
Руководитель правления Мясного союза Мушег  Мамиконян полагает, что «наличие относительно дешевого мясного сырья в странах-членах ВТО, в частности ЕС, создаст более благоприятные условия для производства готовых мясных изделий. Как показывает опыт предприятий мясной отрасли в Восточной Европе, странах Балтии и Калининградской области, выигрыш в себестоимости в зависимости от вида произведенной готовой продукции составит 0,7-1,3 $ за 1 кг. С учетом затрат на доставку и пошлину, равных, исходя из текущих цен, 0,69 евро за 1 кг, возникнет справедливая конкуренция». Правда, для  «справедливой» конкуренции потребуется компенсировать убытки российских производителей, которые, по оценкам экспертов Мясного союза,  составят примерно 2,5 млрд. долларов или свыше 77 млрд. рублей.
 
Упования на дешевизну зарубежного мясного сырья противоречат весьма вероятному сценарию дальнейших действий зарубежных конкурентов. Заглотнув дешевую импортную мясную наживку, российские переработчики мяса поспособствуют устранению пока еще неконкурентоспособных российских производителей той же свинины. Это может произойти уже в нынешнем  году, если не будут предприняты соответствующие защитные меры. Но ведь российские производители готовых мясных изделий тоже являются серьезным препятствием для иностранных поставщиков в их стремлении завоевать российский мясной рынок. Поэтому с 2015 г. после существенного снижения ввозных пошлин начнутся интенсивные импортные поставки тех же колбас, но более дешевых, которые вновь начнут вытеснять с потребительского рынка российские мясные изделия.
 
Эффективным средством вытеснения с собственного рынка российских производителей готовых мясных продуктов, заглотнувших дешевую импортную мясную наживку, станет теперь повышение цен на импортное мясо, в частности, свинину. Это неизбежно повлечет за собой увеличение цен на и без того дорогие отечественные мясные продукты. К этому времени большая часть российских производителей той же свинины, не успевших стать на ноги, исчезнет, в том числе и при «рыночном» содействии российских мясопереработчиков. Конкурентов у поставщиков импортного мяса не окажется, поэтому его подорожание приведет к банкротству многие отечественные предприятия по переработке мяса.
 
Такое развитие событий справедливо беспокоит  руководство Мясного союза. По прогнозу экспертов, при незащищенности от импорта  к  2020 году вместо предполагаемого производства готовых мясных продуктов в объеме 3,5 млн. тонн  валовой стоимостью свыше 800 млрд. рублей будет изготовлено только 2,5 млн. тонн, и отрасль окажется  с деградирующей эффективностью и со старыми производственными активами, т.е. станет неконкурентоспособной. Стагнация отрасли чревата также снижением прогнозируемого ВВП на 200 млрд. рублей,  потерей 25 тысяч рабочих мест и также уменьшением бюджетных доходов.  
 
Ратуя за либерализацию рынка свинины и отмену на нее квот якобы в интересах потребителей, необходимо было учесть и такое продолжение вполне возможного сценария для мясоперерабатывающей отрасли. Поэтому нельзя не согласиться со сказанным  Мушегом  Лорисовичем  в одной из публикаций:
 
«Происходящее иначе как полным игнорированием интересов отечественной перерабатывающей промышленности и  проводимой государством политики модернизации и поддержки производства продукции с высокой добавленной стоимостью назвать нельзя. К моменту «либерализации» в 2015 году защита российского рынка  готовых мясопродуктов уменьшится в три раза».
 
Следует добавить, что без конкурентоспособного отечественного животноводства отечественная мясоперерабатывающая отрасль не выживет.
 
Выход видится в консолидации ресурсов производителей мяса и готовый мясных продуктов и координации их усилий с целью поддержания на внутреннем рынке баланса спроса на них и предложения при обязательном увеличении объемов производства отечественной мясной продукции – мясного сырья, полуфабрикатов и готовых мясных продуктов. Подробней об этом говорится дальше.
 
Идеология для избранных
 
Официально продекларированной целью Всемирной торговой организации  является  распространение идей и принципов свободной торговли,  стимулирования экономического роста стран, членов организации, и справедливой конкуренции между ними. Однако при подписании соглашений с нашей страной о вступлении в ВТО  всеми идеями и принципами стимулирования экономического роста и справедливой конкуренции при товарообмене, мягко говоря, пренебрегли, а по сути – их похерили.
 
Свобода торговли подразумевает ее либерализацию, в частности, устранением или сведением к минимуму таможенных барьеров. Однако стимуляция экономического роста того или иного государства требует обеспечения справедливой конкуренции субъектов торговли, что не позволяет без оглядки снижать таможенные барьеры, руководствуясь лозунгом «Либерализация превыше всего!». Ведь таможенные барьеры подобны плотине  речного водохранилища с регулируемым стоком воды, спасающей людей от разгула стихийных паводков, в рассматриваемом случае – от кризиса перепроизводства и развала национальных экономик.
 
Очевидно, под справедливой конкуренцией в общем случае следует понимать идентичность условий, обеспечивающих свободную и равноправную состязательность сторон. К примеру, в спортивной борьбе идентичность условий состязательности, помимо правил самой борьбы, обеспечивается регламентируемым весом борцов, который должен находиться в границах той или иной определенной весовой категории. А как реализовывать основополагающий принцип  ВТО - свободную и равноправную  конкуренцию и добиваться для этого идентичности «весовых категорий» участников товарообмена? Ведь борьба «легковеса» и «тяжеловеса», исход которой заранее предрешен, может нанести громадный ущерб интересам той или иной страны и угрожать ее национальной безопасности, что тоже противоречит правилам ВТО. Но именно такая неравная борьба ведется сейчас, в частности, на российском рынке свинины.
 
В условия справедливой конкуренции входит также обязательность взаимного обмена товарами на рынках торгующих между собой стран. Однако российские производители мяса и мясопродуктов пока не способны экспортировать свою продукцию, что превращает конкуренцию в игру «в одни ворота» - только на российском рынке. Различие в «весовых категориях» и возможность игры лишь на «одной половине поля» также необходимо было учесть в договоренностях при вступлении в ВТО.
 
Отсутствие сегодня условий для справедливой, по правилам ВТО, конкуренции российской продукции мясной и мясоперерабатывающих отраслей на внутреннем и внешних рынках должно было стать весомым аргументом для исключения  этой продукции из соглашений с ВТО.
 
Различие «весовых категорий» субъектов товарообмена, которое проявляется различным образом, должно компенсироваться дифференциацией  квот на импорт той или иной продукции, дифференциацией таможенных сборов при взаимном товарообмене, и государственными дотациями в различных видах с учетом во всех этих случаях климатических, географических и иных особенностей стран, влияющих на экономические показатели производимой в них  продукции. Компенсационные меры могут быть временными и действовать до выравнивания «весов» участников товарообмена. Критериями размеров компенсаций должны являться достижение требуемого экономического роста стран - торговых партнеров, и соблюдение их национальных интересов и безопасности.
 
Однако ВТО потребовало от России существенного снижения господдержки, в частности, всего сельского хозяйства, ссылаясь на то, что высокий уровень господдержки якобы деформирует равновесие в рыночной конкуренции. Звучит это весьма лукаво, так как на себестоимость продукции в разных странах существенно влияют характерные для них климатические, географические и иные объективные факторы. Если их воздействие не компенсировать таможенным регулированием и господдержкой,  то нарушается равновесность условий конкуренции. Невзирая на эти обстоятельства и в нарушение целей и принципов ВТО,  правительство РФ почему-то решило  вдвое сократить размеры господдержки сельского хозяйства – с 9 млрд. долларов в 2012 г. до 4,4 млрд. в 2018-м и последующих годах.
 
Однако во всех успешно развивающихся экономических системах устойчивость в аграрной сфере обеспечивается именно за счет государственной поддержки. Например, в странах Евросоюза она составляет 20% от стоимости реализованной продукции, в Японии – почти 50%, в Норвегии – более 60%, а в России – почему-то менее 10%. Но за годы «реформ» в России объем сельскохозяйственного производства сократился почти в два раза, а государственная поддержка аграрного сектора уменьшились в 10 раз. Иначе говоря, отечественный аграрный сектор перед вхождением страны в ВТО уже находился в ущербном состоянии, и, если не будут предприняты спасительные меры, он обречен на провал.  Кризис, искусственно созданный ничем не оправданным вступлением страны в ВТО, не ограничится сельским хозяйством – его волна промчится по всем отраслям экономики, связанным с сельским хозяйством технологическими и экономическими цепочками.
 
В последние годы в России был разработан и принят ряд стратегий и госпрограмм развития отдельных отраслей промышленности, предусматривающих технологическую модернизацию и наращивание отечественного производства. Успех их реализации  полностью зависит от государственной поддержки и разумной защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции. Консервативные оценки показывают, что в случае реализации упомянутых стратегий и госпрограмм  рост производства составит 1-2% в год в основных отраслях сельского хозяйства и пищевой промышленности, 5-10% - в секторах машиностроения и легкой промышленности. Однако членство в ВТО делает невозможным достижение таких темпов развития: российские инвесторы уйдут из реального сектора, а иностранные придут, чтобы скупить остатки разрозненных активов для полного устранения российских конкурентов. Очевидно, «мезальянс» с ВТО поставит крест на попытках вывести страну из затяжного экономического кризиса и освободить ее от «нефтяной иглы».
 
Как отмечалось, условия, на которых Россия присоединилась к ВТО,  создают заведомо неравную конкуренцию с иностранными хозяйствующими субъектами, а принятые нами обязательства  не приведут к наивно ожидаемым, ничем не обоснованным выгодам. Требования снизить дотации  селу  в отношении России неправомерны - мы не можем их уменьшить, так как еще не достигли технико-технологического и экономического уровня развития агропромышленного комплекса, необходимого для справедливой по ВТО конкуренции. По оценкам Минсельхоза, для ликвидации последствий вступления в ВТО сельскому хозяйству потребуются ежегодные субсидии как минимум в сумме 96 млрд. рублей и сохранение до 2020 г. нулевой ставки налога на прибыль. Судя по дискуссии на апрельском совещании в правительстве по вопросам животноводства, ситуация с бюджетным финансированием сельского хозяйства в целом и животноводства,  в частности, остается пока туманной.
 
Недавно в ходе прямого телевизионного общения с гражданами России президент страны Владимир Путин, отвечая на один из вопросов, заявил, что «по мясу свинины есть определенные проблемы, которые требуют внимательного рассмотрения… Сейчас публично не хочу об этом говорить, чтобы ситуацию не усугубить в переговорных процессах с нашими партнерами, прежде всего в европейских странах. На свинину требуется отдельный план поддержки».
 
Следует добавить, что никакой надобности включать все виды мяса и мясной продукции в соглашения с ВТО, впрочем, как и всю сельхозпродукцию, по указанным выше причинам  не было. Российские предприятия еще не готовы их экспортировать, что превращает конкуренцию в «игру в одни ворота», противоречащую самим принципам этой организации. Ведь нефть, газ и электроэнергию исключили из соглашений, правда, по другим соображением.
 
Президент, упомянув о плане поддержки свиноводства, фактически признал, что при согласовании условий вступления России в ВТО в отношении продукции животноводства и мясопереработки были допущены серьезные просчеты. Судя по печальным для страны и бизнеса результатам, велись переговоры безграмотно и бесконтрольно. Честно говоря, я не верю в способность российских чиновников, которые вели переговоры об этих условиях 19 лет, что-либо исправить.
 
Исправление «просчетов» с таможенным регулированием импорта мяса и мясной продукции  нужно поручить компетентным представителям заинтересованных предприятий мясной и мясоперерабатывающих отраслей в лице соответствующих общественных экспертных организаций, которые будут действовать солидарно в рамках государственно-частного партнерства.
 
Работу нужно будет вести одновременно внутри страны и в ВТО, так как целый ряд решений по поддержке мясных отраслей зависит от российского правительства. Что касается ВТО, то для спасения того же отечественного свиноводства нужно будет потребовать выполнения принципов этой организации, о которых сказано выше.
 
Как противостоять дискриминационным условиям ВТО и обойтись без бюджетных денег
 
И свиноводство, и аграрно-промышленный комплекс в целом, являются частями большой единой системы – кооперационной экономики, в которой они взаимосвязаны технологически и экономически с другими отраслями. Поэтому благополучие того же свиноводства во многом зависит от решения общесистемных, макроэкономических проблем, на что требуется политическая воля. Некоторые предлагаемые решения изложены ниже.
 
Таможенное регулирование импорта продукции для  стимулирования экономического роста и обеспечения  справедливой конкуренции. Не ограничиваемый либо мало ограничиваемый таможенным регулированием импорт продукции, которую производят также и в стране-импортере, нередко порождает превышение ее предложения над внутренним спросом.  Если импортная продукция  приводит к избыточному предложению и оказывается дешевле продукции страны-импортера, то внутреннее производство этой продукции сворачивается. Подобное произошло с продукцией российского свиноводства.
 
Как отмечалось, свиноводческая отрасль находится в состоянии развития, и полученные кредиты только стали выплачиваться, что сказывается на себестоимости свинины. Но даже на давно действующих российских предприятиях себестоимость мясного сырья  и мясной готовой продукции и соответственно цены на них в силу климатических, географических, транспортных и иных особенностей нашей страны всегда оказывается объективно выше, чем, допустим, в Европе или Латинской Америке. 
 
Исходя из основополагающих принципов ВТО - стимулирования экономического роста стран, членов этой организации, и обеспечения справедливой конкуренции между ними, правила таможенного регулирования импорта в Россию свинины и живых свиней нужно будет путем переговоров восстановить такими, какими они были до присоединения России к ВТО. Причем сохранять их до намеченного на 2020 г. восстановления отрасли, когда исчезнет кредитный фактор влияния на себестоимость продукции.
 
Таможенные ввозные квоты и пошлины после 2020 г. нужно будет регулировать, исходя из условия поддержания баланса спроса и предложения свинины на российском внутреннем рынке, необходимого для устойчивого и сбалансированного развития  всех мясных и мясоперерабатывающих отрасли и удовлетворения потребительского спроса. Сказанное относится и к другим видам мяса и мясных продуктов.  При этом должен учитываться опыт квотирования импорта всех видов мяса  в странах, членах ВТО. Как отмечалось выше, в Евросоюзе квота установлена, исходя из расчета килограмм мяса на человека, а у нас она составляет 10 кг на человека, да еще примерно 7 кг ввозится сверх квоты. Таким образом, удельная квота в один килограмм по образу и подобию наших европейских партнеров должна стать верхней предельной нормой.
 
Ввозные пошлины в денежном исчислении в силу ценовой инфляции и девальвации валют претерпевают изменения. Поэтому для поддержания справедливой конкуренции пошлины необходимо периодически индексировать.
 
Так как животноводство, птицеводство и предприятия переработки их продукции технологически и экономически взаимозависимы, образуя формально и неформально вертикально интегрированные производства,  то принципы таможенного регулирования импорта мяса и мясной продукции должны быть едиными, обеспечивая сбалансированность их спроса и предложения на российском рынке. При этом, следуя  принципу так называемой «тарифной эскалации», которого придерживаются страны, члены ВТО, на продукцию глубокой переработки (высоких переделов) необходимо устанавливать более высокие импортные пошлины,  чем на используемое в них мясное сырье. Это тоже продиктовано необходимостью стимуляции экономического роста, в том числе путем создания вертикально интегрированных производств мясной продукции.
 
Пошлины, вводимые с 2015 г. на готовые мясные изделия, противоречат принципу «тарифной эскалации», что, как показано выше,  в последующем приведет также к сворачиванию производства отечественных мясных продуктов. Вместе с тем, если мы действительно хотим производить мясную продукцию высоких переделов, нам нужно в соответствии с правилами ВТО дифференцировать ввозные таможенные пошлины в зависимости от частей (отрубов) туш и сортности мяса.
 
Нормативно-техническое регулирование. Дифференциация импортных квот и пошлин требует четкой регламентации различных видов скота, мяса и мясопродуктов в соответствии с показателями их качества. Однако согласно Федеральному закону «О техническом регулировании» (ФЗ) российские технические регламенты с учетом степени риска причинения вреда устанавливают лишь минимально необходимые требования к характеристикам только одного из свойств  качества продукции - ее безопасности для человека и окружающей среды. Но эти требования в одних случаях оказываются явно недостаточными, а в других – абсурдными.
 
Так, вопреки   положениям Конституции РФ в технических регламентах требования к качеству продуктов питания подменены только требованиями к их безопасности, что далеко не одно и то же. К примеру, колбаса может быть изготовлена безопасной для потребления, но вместо мяса содержать крахмал и пищевые добавки, имитирующие колбасный вкус. Причём, согласно п. 7 ст. 7 ФЗ, «технический регламент не может содержать требований к продукции, причиняющей вред жизни или здоровью граждан, накапливаемый при длительном использовании этой продукции», что создаёт прямую угрозу населению страны. Какова должна быть длительность использования, чтобы остаться здоровым и живым,  не оговаривается.
 
Столь сугубо циничная и псевдоправовая норма, одно из свидетельств дремучей некомпетентности сочинителей  ФЗ, полностью нарушает положения ст.7, ст. 41 и ст. 42  Конституции России, гарантирующие государством охрану труда и здоровья граждан.
Подобные нормативно-технические документы являются барьером для немногочисленных российских экспортеров, но не для иностранных производителей той же мясной продукции, и наносят громадный ущерб российскому потребителю.
 
Проблема эта в силу неграмотности чиновников из Минэкономразвития  практически не учитывалась на переговорах с ВТО, хотя наши обязательные для применения нормативно-технические документы по сырью для производства продуктов питания и по самим продуктам питания существенно отличаются в худшую сторону от документов тех же стран Евросоюза.  Поэтому вскоре после начала действия правил ВТО к нам на рынок хлынул поток некачественной пищевой продукции.
 
Прежде государственные стандарты строго регламентировали качество и для этого - состав продуктов питания, причем одними из показателей являлись допустимые, научно обоснованные нормы их компонентов, гарантировавшие безопасность продуктов для здоровья людей. Выход видится  в возврате к ГОСТам и принятии сооветствующего закона об управлении качеством товарной продукции (подробности см. в статье «Продолжение спектакля абсурда «Реформа технического регулирования»
 
Многие из прежних ГОСТов необходимо будет скорректировать, исходя из сегодняшних реалий. Это в полной мере относится к нормированию показателей качества мяса и мясопродуктов и их контролю, чем пренебрегли авторы проекта соответствующего технического регламента Таможенного союза. В частности, ими не учтена возросшая роль в производстве колбасных изделий мяса птицы. Разработка техрегламента  ведется вот уже… 9 лет (см. «Нормативы  деградации мясной отрасли России. Опасный проект технического регламента «О безопасности мяса и мясной продукции»: дополнение к соглашению с ВТО» - «Промышленные ведомости» № 3-4, март-апрель 2013 г.).
 
Государственная поддержка и бюджетное финансирование. Как отмечалось, на рост себестоимости свиного мяса во многом повлиял прошлогодний неурожай зерна и последовавшая спекулятивная распродажа зерна, выделенного правительством из интервенционного фонда, что привело к существенному подорожанию комбикормов. Понесенные из-за этого убытки правительство обещало компенсировать. Однако даже в начале мая проект соответствующего постановления еще отсутствовал, хотя глава правительства поручил принять его в апреле. На апрельском правительственном совещании по животноводству Дмитрий Медведев заявил: 
 
«В рамках государственной программы в этом году на поддержку животноводства выделяется 60 млрд. рублей. Предусмотрены меры по развитию переработки животноводческой продукции, селекционно-генетических центров и по борьбе с нашей основной проблемой - с болезнью африканской чумы свиней. На поддержку мясного скотоводства направляется около 7 млрд. рублей.
В марте решениями правительства определён набор субсидий, они распределены. В регионы уже направлено более 30 млрд. рублей на развитие животноводства.  Хотел бы, обращаясь к руководителям регионов, сказать, чтобы вы предельно откровенно проинформировали, что пришло, что не пришло, потому что у меня разная информация. Если что-то не пришло, скажите, почему и где эти деньги торчат, включая выделенные на возмещение части затрат по краткосрочным и инвестиционным кредитам – свыше 22 млрд. из этих 30 млрд. рублей».
 
Замечу, речь шла о выплатах за четвертый квартал прошлого года. Дошли ли эти деньги до адресатов, из выступлений участников совещания узнать не удалось. У  главы правительства имеется  разная информация на этот счет, хотя  в Федеральном казначействе о судьбе переводов денег в регионы должно быть известно. А на вопрос  Дмитрия Медведева министр сельского хозяйства и губернаторы так и не ответили, возможно, потому, что боялись испортить отношения с министром финансов, который властен над бюджетными деньгами больше, чем премьер правительства.
 
Как отмечалось, немалые бюджетные средства потрачены и на компенсацию выплат части процентных ставок по полученным для развития животноводства и птицеводства банковским кредитам. До этого года из средств федерального бюджета компенсировалось 70% ставки рефинансирования  Центробанка, остальные 30% - из средств регионов. С этого года федеральная часть компенсации будет выделяться лишь при выплате своей доли регионами. Вполне вероятно, что субсидирование ставки рефинансирования Центробанка на этом прекратится, так как в регионах туго с деньгами.
 
Учитывая, что банковские кредитные ставки в России более на порядок выше зарубежных, их выплаты, даже при частичной компенсации за счет бюджетных средств, составляют немалую долю в себестоимости, в частности, мяса. Кроме того, часть производственных издержек в том же свиноводстве компенсируется опять же за счет господдержки.  Тем самым поддерживаются спекуляции банков дорогими кредитами при искусственно созданном дефиците денежной массы и спекулятивной ставке рефинансирования Центробанка, равной сегодня 8,25%. Все это в итого выливается в рост ценовой инфляции, для борьбы с которой нужно делать все ровно наоборот, в частности, существенно понизить ставку рефинансирования.
 
Внебюджетное кредитное финансирование по ставкам 2-3% годовых. Недавно Центробанк Евросоюза для стимулирования экономического развития стран ЕС снизил ставку рефинансирования до 0,25% годовых. Снижение у нас кредитных ставок до уровня других членов ВТО также является одним из непременных условий справедливой конкуренции, в том числе и сточки зрения ценообразования. И такая возможность у нас в стране реально существует.
 
Дело в том, что почти все российские банки  путем выдачи фиктивных кредитов, не обеспеченных не только соответствующими банковскими активами, но и официальной денежной массой в стране, проводят, по сути, эмиссию фальсифицированных денег, причем в больших масштабах, и строят из них финансовые пирамиды. А Центробанк ежедневным кредитованием коммерческих банков сотнями миллиардов рублей поддерживает эту фальсификацию. В частности, из выданных в 2011 г. коммерческими банками кредитов на сумму 27,911 трлн. рублей фиктивными оказались на сумму свыше 9 трлн. рублей. При этом сама денежная масса составляла 24,543 трлн. рублей, то есть была на 3,368 трлн. рублей меньше выданных кредитов, и свыше 6 трлн. рублей, которые постоянно используются в обороте, нельзя было изъять для кредитования. Прибыль банков от фиктивного кредитования составила в 2011 г. около 2 трлн. рублей.
 
Но даже этих фиктивных денег не хватает для ликвидации в стране дефицита денежного оборота,  достигающего 40%.  Поэтому они не вызывают денежной инфляции, и не оказывают влияния на рост ценовой инфляции, чем 20 лет пугают страну «реформаторы», искусственно поддерживая дефицит денежного обращения. Хотя именно дефицит денежной массы и спекулятивные кредитные ставки провоцируют рост ценовой инфляции. Иначе как абсурдной такую финансовую политику назвать нельзя (см. «Почему российские банки выдают фиктивные кредиты триллионами несуществующих рублей?» – «Промышленные ведомости» № 3-4, апрель 2012 г.).
 
Искусственно созданные денежный дефицит и дороговизна кредитов  делают невозможным нормальное развитие и модернизацию товарного производства. Кроме того, фиктивные кредиты обеспечивают оборот «теневых» рынков и вывоз капитала за рубеж. Поэтому правительство страны и Центробанк обязаны, как можно быстрей, навести порядок в эмиссии денежной массы и кредитовании. Для этого согласно Конституции России необходимо запретить коммерческим банкам самовольно осуществлять  денежную эмиссию. Кроме того, необходимо нормировать для банков квоту (лимит) кредитования, установив квоту  для надежности сохранения депозитов в размере, допустим, половины суммы собственных и привлеченных банком средств.  Нужно, наконец, регламентировать верхний допустимый предел кредитных ставок коммерческих банков и ставки рефинансирования Центробанка, что будет способствовать снижению ценовой инфляции и росту экономики.
 
Чтобы сделать кредиты доступными и выгодными, в первую очередь, для финансирования стратегически значимых госпрограмм, а также  проектов в минерально-сырьевом комплексе, промышленности, сельском хозяйстве, строительстве и на транспорте, представляется целесообразным ряду специализированных банков разрешить проводить определенную денежную эмиссию  в рамках запланированного Центробанком размера. Эти деньги  в виде целевых кредитных линий будут направляться на финансирование значимых проектов.  Так как деньги отобранным коммерческим банкам достанутся  бесплатно, то и их кредитные ставки должны ненамного превышать ставку рефинансирования ЦБ.  В целях развития экономики страны необходимо существенно снизить ставку рефинансирования. Тем самым, помимо создания условий кредитования аналогичных зарубежным одновременно будут исключены и претензии ВТО к России по поводу размеров государственных дотаций, которые будут заменены банковскими кредитами.
 
В частности, для кредитного финансирования госпрограмм по сельскому хозяйству и импортозамещению продовольственной продукции предлагается передать право на проведение соответствующей части денежной эмиссии ориентированному на эти отрасли Россельхозбанку. Финансирование должно быть поэтапным в виде целевых кредитных линий, с поэтапной предварительной приемкой работ всеми сторонами, что во многом исключит коррупцию и утечки капитала. Для этого в банке потребуется создать отделы соответствующей тематической направленности, куда для контроля и приемки работ следует пригласить разных специалистов, в том числе инженеров-строителей, животноводов и др.  Возможно, для финансирования предприятий животноводства и мясопереработки целесообразно будет создать специализированный филиал Россельхозбанка с отделениями в федеральных округах.
 
Ничего нового в этом предложении нет, подобные функции в  советской экономике успешно выполнял Промстройбанк СССР, филиалы которого были размещены по всей стране.
 
Особое внимание нужно будет уделить созданию вертикально-интегрированных производств готовых продуктов питания с единой бухгалтерской отчетностью и выплатой налогов по итогам реализации конечной продукции. При этом можно будет сэкономить на оборотных средствах и тем самым на заимствованиях, так как не понадобится платить налоги на промежуточных переделах продукции.
 
Нормирование ценообразования. Экономические проблемы, включая финансовые и ценообразования, будучи общими для всей экономики, и влияя на конкурентоспособность продукции, требуют политической воли для их разрешения. Вот что по поводу цен и спекулятивных продаж мяса и мясопродуктов сказал на упомянутом апрельском правительственном совещании по животноводству губернатор Белгородской области Е. С. Савченко:
 
«Хотел бы обратить внимание ещё на одно обстоятельство, которое мы почему-то замалчиваем. В торговле цены на  мясо не снизились – как были они год назад, так и в текущем году аналогичные. Это значит, что разбалансированностью рынка воспользовались у нас, с одной стороны, переработчики мяса (это касается мяса свинины), а с другой стороны - торговля  мясом птицы и  свинины. Доходы их увеличились  по самым скромным подсчётам  на 25–30 рублей в расчете на 1 кг переработанной или реализованной продукции. Производители мяса только нашей области сейчас кредитуют торговые сети в сумме не менее чем 5 млрд. рублей. Выкручивает руки им торговля. Потеря выручки наших производителей мяса птицы и свинины  по области за счёт падения цен – 6 млрд. рублей, товарные запасы у нас – 2,5 млрд. рублей и авансирование торговли – 5 млрд., итого – 13,5 млрд. рублей. Если бы эти деньги были получены производителями мяса, то никаких проблем сегодня вообще не было».
 
У нас в стране давно бытует и процветает ценовой диктат торговых компаний. Если торговых компаний много, то в представлении наших либералов-рыночников они якобы должны конкурировать между собой и снижать цены в борьбе за потребителя.  Однако вопреки представлениям наших «реформаторов»  никто почему-то не конкурирует, цены не снижаются, а наоборот - повышаются. И заставить снизить цены прав на то нет. Причина в том, что  согласно закону о защите конкуренции, если субъектов рынка множество, но никто из них не владеет более чем третью рыночного оборота, то они  не являются монополистами и потому не могут якобы злоупотреблять своим положением на рынке, за что можно заставить их изменить цены.
 
Цены в рознице на мясо и мясопродукты были всегда высокими, но чтобы на это с возмущением обратили внимание, понадобилось через ВТО вовлечь российских производителей свинины в неравную конкурентную борьбу с зарубежными поставщиками. Если в  той же Белгородской области в первом полугодии прошлого года чистая прибыль при реализации килограмма свинины в живом весе составляла 8-12 рублей, то в первом квартале нынешнего года прибыль обернулась убытком почти в 16 рублей на килограмм.  Как отмечалось, в среднем по отрасли цена за килограмм свинины в живом весе упала с 85 до 60 рублей, и произошло это в результате значительно возросших импортных поставок свинины по бросовым ценам.
 
В чем же причины явного демпинга? Неужели импортеры сбрасывают цены себе в убыток из любви к российским потребителям? Выше уже говорилось о весьма вероятной многоходовой процедуре, задуманной с целью завоевать российский рынок мяса и мясопродуктов. Первый ее этап – ликвидация российского свиноводства. Но выгоду при этом импортерам упускать наверняка не хочется. Не исключено, что многие фирмы, торгующие в России мясом и мясопродуктами, аффилированы с крупными импортерами этой продукции. И такие «семейные подряды» обеспечивают их участникам громадные доходы.
 
Как известно, поставщик импортной продукции  цену на нее, именуемую таможенной стоимостью, может устанавливать произвольно, даже ниже себестоимости, что почему-то не считается демпингом и недобросовестной конкуренцией. При этом импортер выгадывает дважды. Сначала он экономит на ввозной пошлине в денежном исчислении, занижая пошлинную стоимость своего товара. А затем по сговору с аффилированным российским продавцом, зарегистрированным где-нибудь в оффшорах, который продает ту же свинину в российских магазинах втридорога, получает еще и громадную маржу с этих продаж после перевода выручки за рубеж. Таким образом, отмена ввозной пошлины на квотируемую свинину и снижение пошлины на сверхквотную привели к дальнейшему обогащению спекулянтов, как наших, так и зарубежных. На очереди, как отмечалось, весь мясной и мясоперерабатывающий комплекс.
 
Поэтому, наряду с упорядочением денежной эмиссии и уменьшением кредитных ставок, руководствуясь принципами ВТО и необходимостью защиты потребителей, необходимо также ликвидировать ценовой диктат и спекуляции продавцов продукции, как это сделано в других странах. Для этого представляется необходимым регламентировать  ценообразование путем его нормирования по всем цепочкам производства и реализации продукции, включая импортные поставки. Нормирование позволит стабилизировать и гармонизировать цены на всех переделах и реализации продукции с целью достижения эквивалентности товарообмена по стоимости, что будет способствовать объективному – по труду и затратам - распределению добавленной стоимости, включая прибыль, между всеми субъектами производства и реализации продукции.
 
Как нормировать ценообразование? Стимулирование экономического роста требует достаточно высокого платежеспособного спроса населения на потребительские товары и услуги, предопределяющего, как отмечалось,  платежеспособный спрос на всех других «этажах» экономики. Поэтому должна быть законодательно нормирована минимальная оплата труда, которая обеспечивала бы, как минимум, простое воспроизводство ресурсов наемного работника, а не надуманный минимальный жизненный уровень, как сегодня.  Кроме того, должна быть законодательно нормирована прибыль относительно себестоимости продукции, а сверхприбыль целиком изыматься в консолидированный бюджет.
 
Нормирование должно быть дифференцированным с учетом особенностей той или иной отрасли производства, размещения предприятий, условий хозяйствования,  необходимости модернизации и прочих критериев развития. Тогда спустя какое-то время цены на все и вся стабилизируются и исчезнут посредники-спекулянты. Дело в том, что для данного товара будет установлена предельная  торговая наценка (допустимая добавленная стоимость при реализации) относительно цены производителя и независимо от числа продавцов и перепродавцов. Нормировать торговую наценку нужно будет дифференцировано в зависимости от вида продукции. Спекулятивные посредники никаких реальных затрат на транспортировку и реализацию товаров не несут, а лишь транслируют их виртуальное через себя перемещение в бумагах, что легко отслеживается налоговой службой. Поэтому, будучи при нормировании торговой наценки для данного товара лишены возможности «накрутки» цен, они должны исчезнуть.
 
Нормирование торговой наценки для импортной продукции относительно таможенной цены ее поставщика, а не изготовителя, как в случае отечественной продукции, сделает невыгодным искусственное занижение таможенных цен, как это происходит сегодня, в частности,  с той же импортируемой свининой. Таким образом можно будет заблокировать «международное сотрудничество» спекулянтов и обеспечить добросовестную конкуренцию на рынке.
 
Российская мясная корпорация в противовес ВТО.  Скоропостижный обвал отечественного свиноводства, спровоцированный вступлением страны в ВТО, если не принять мер, перекинется, как отмечалось,  на российские предприятия мясопереработки и продолжится в сегменте крупного рогатого скота и птицеводстве. В результате со временем рухнет еще только становящийся на ноги мясной и мясоперерабатывающий комплекс. Рассчитывать на то, что чиновники защитят бизнес и потребителей, не приходится. Об этом свидетельствует, в частности, игнорирование  интересов производителей и потребителей отечественной продукции на переговорах с ВТО.
 
Если говорить о предприятиях мясной и мясоперерабатывающей отраслей, то в немалой степени «успехам» переговорщиков, достигнутым  в вопросах о таможенном регулировании импорта мяса и мясопродуктов, способствовала разобщенность действий этих предприятий и представляющих их интересы общественных организаций. Поэтому в отсутствие должного публичного протеста даже столь очевидное и прогнозировавшееся специалистами опасное перенасыщение внутреннего рынка свининой из-за резкого увеличения ее импорта было проигнорировано.
 
Намерения руководства страны компенсировать в свиноводстве негативные последствия от вступления в ВТО за счет бюджетных  средств представляются неэффективными и нелогичными. Ведь в очереди на развал стоят предприятия по производству всех видов мяса и мясопереработки. Поэтому бюджетные деньги в нарастающих суммах по мере сокращения объемов отечественных мясных изделий  будут использоваться для содержания зарубежных производителей такой продукции. Вместе с тем, за счет российских налогоплательщиков будут безуспешно оплачиваться последствия серьезных просчетов, допущенных при вступлении в ВТО.  Но в таком положении оказываются почти все сектора экономики, и на их спасение доходов бюджета не хватит. 
 
Как отмечалось, при подписании  соглашений с Всемирной торговой организацией были нарушены ее основополагающие цели и принципы, что позволяет России требовать признания соглашений недобросовестными и ничтожными и внесения  в них соответствующих поправок. Какими они должны быть, сказано выше. А до их внесения действие ошибочных и недобросовестных соглашений нужно приостановить. Представляется, что новые переговоры для заключения на сей раз добросовестных соглашений целесообразно поручить представителям заинтересованных предприятий,  в рассматриваемом случае - производящих мясо и мясопродукты. Таковыми по поручению правительства в рамках государственно-частного партнерства солидарно могут выступить Национальный союз свиноводов, Мясной союз России и другие, выражающие интересы отрасли экспертные общественные организации, которые порознь безуспешно пытались предотвратить принятие невыгодных для страны условий ВТО.
 
Очевидно, комплекс предприятий по производству мяса и мясопродуктов для эффективной и сбалансированной по спросу и предложению хозяйствованной   деятельности требует должной координации. Вместе с тем, бизнес должен знать тактические и стратегические ориентиры для своих маневров и развития. Это окажется возможным, если  предприятия комплекса создадут холдинговую компанию, условно – Российскую мясную корпорацию, при сохранении ими хозяйственной самостоятельности. Корпорация будет состоять из объединений в федеральных округах, в которые добровольно войдут предприятия, расположенные на этих территориях.
 
Корпорация и ее окружные объединения должны будут проводить мониторинг рынков мяса и мясопродуктов в регионах и стране в целом, чтобы оценивать соотношение спроса и предложения продукции, а также сбалансированность производств со всеми  ресурсами – сырьевыми, кормовыми, финансовыми, трудовыми. На основании анализа результатов мониторинга  предприятиям будут выдаваться рекомендации - ориентиры по регулированию объемов производства для поддержания баланса спроса и предложения. В их числе рекомендации по увеличению производственных мощностей и созданию сбалансированных по переделам продукции вертикально интегрированных компаний, по объемам производства отдельных видов мяса и мясной продукции, сбалансированных с потребительским  спросом, по ценам - для поддержания платежеспособного спроса и справедливой конкуренции, и, при необходимости, рекомендации  по временному ограничению объемов выпуска той или иной продукции.
 
Целесообразным для конкуренции с торговыми сетями  и изучения потребительского спроса окажется создание корпоративной товаропроводящей сети по всей стране.
Для предлагаемого кредитного финансирования предприятий корпорации, а также других животноводческих и мясоперерабатывающих хозяйств за счет эмиссии денег целесообразно будет открыть в округах отделения специализированного филиала Россельхозбанка, о чем говорилось выше.
 
Для обеспечения должного качества продукции, необходимого для здорового питания граждан, корпорация должна будет заняться разработкой соответствующих стандартов, а также создать и аккредитовать орган сертификации с филиалами в округах. Очевидно, корпорация могла бы в качестве заказчика заняться также  разработкой новых технологий и более качественных мясных продуктов, финансируя соответствующие научные учреждения.
 
Совершенно очевидно, что затронутые в публикации проблемы чиновники министерств и ведомств решить не смогут – ментальность и компетентность ныне не те, да и власть над распределением финансовых ресурсов не захотят терять. К тому же, координация деятельности органов исполнительной власти, ведающих экономическими вопросами, фактически пущена на самотек, о чем, в частности, свидетельствует неисполнение прошлогодних президентских указов. 
 
Думается, старт противостоянию ВТО, для начала - в животноводстве и мясопереработке созданием холдинга  «Российская мясная корпорация»  с кредитным финансированием за счет эмиссии денег, мог бы в «ручном режиме» дать президент страны.
 
 
                                                             ***
Втягивание нашей страны в ВТО сыграло и положительную роль. Многим теперь стала  очевидна тяжелая наследственность органов исполнительной власти, ведающих экономическими вопросами: хроническая неспособность к деятельности и решению проблем в условиях рыночной экономики и международной конкуренции. Это следует даже не из кабальных соглашений с ВТО. Соглашения – всего лишь очередной этап 20-летних усилий по созданию и наращиванию порочного круга надуманных «либеральных» заморочек. Страна все эти долгие годы не может из него вырваться, потеряв свою былую экономическую мощь.
 
Если выявлены причины заболевания, обусловленные  тяжелой наследственностью, то появляются надежды на спасение. Вполне возможно, что в Минэкономразвития, осознав хронические заблуждения, откажутся от гаданий на кофейной гуще и совместно с Центробанком, Минфином, Минсельхозом и Минпромторгом заведут свиноферму для изучения и прогнозирования тенденций в экономике. А для окупаемости затрат свинину и субпродукты станут реализовывать в магазинах, которые откроют в министерских зданиях и  Центробанке.
 
Зарплата одного лишь главы ЦБ превышает 1 млн. рублей в месяц, что намного больше, чем у президента страны. Поэтому, глядишь, за счет  хозрасчетного содержания чиновников и деньги бюджетные сэкономятся, и польза для государства и общества немалая будет, причем не только финансовая, но также шкурами и щетиной. Да и чиновники упомянутых  министерств, пребывая в штате свинофермы на грошовых окладах,  возможно, малость азам экономики подучатся, так сказать, пройдут начальную практическую школу. Правда, времени для ликбеза почти не остается, к тому же их способности освоить даже краткий курс капитализма на примере свиноводства  представляются весьма сомнительными.  
 
См. также Нормативы деградации мясной отрасли России 
  мясная отрасль, мясопереработка


Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100