Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Как с помощью налогов модернизировать экономику

От многократного вымогательства доходов у населения - к оброку на затраты природных ресурсов
 
Моисей Гельман
 
 
Действующая в стране система налогообложения является вымогательской, так как   одни и те же налоги взимаются многократно. Причина кроется в НДС и его налогооблагаемой базе, в качестве которой выбрана не создаваемая согласно названию налога добавленная стоимость продукции, товаров и услуг, а доход от их реализации, с которого и выплачивается НДС. При этом НДС одновременно облагаются прибыль и фонд зарплаты. Кроме того, повторно взимаются отдельно налог с прибыли, а также выплачиваются страховые взносы с фонда зарплаты и налог с дохода физических лиц. Все эти процедуры изъятия повторяются на всех этапах кооперационного производства той или иной продукции, что ведет еще и к многократному налогообложению одних и тех же составляющих последовательно нарастающего дохода участников этого производства. В результате существенно снижается реальный платежеспособный спрос.
Предлагается система налогообложения, которая позволит сбалансировать интересы государства, товаропроизводителей, предпринимателей и населения, в том числе за счет  исключения неоднократного налогообложения одних и тех же доходов.  Вместо нынешних основных четырех предлагается ввести три налога - с используемых (потребляемых) природных ресурсов, с дохода физических лиц и со сверхприбыли. Замена при этом НДС налоговыми ставками  на затраты природных ресурсов создаст конфликт интересов предприятий и государства: товаропроизводители для увеличения своей прибыли будут стремиться к сокращению ресурсных затрат и увеличению объемов производства, а государству для увеличения собираемых налогов станет выгодно увеличение их потребления.  Поэтому власти вынуждены будут создавать соответствующие условия для расширения производства всего и вся и увеличения платежеспособного спроса населения. Как все это сделать, и почему это необходимо -  показано ниже.
 
Почему Депардье обмишурился с  депардизацей в Россию
 
Действующая в стране с 1992 г. система налогообложения порочна по своей сущности, став барьером на пути развития экономики страны и одним из существенных факторов роста ценовой инфляции. И вот почему.
 
Промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если она не востребована для производства конечных потребительских товаров или услуг. К примеру, вследствие значительного после 1992 г. уменьшения числа авиапассажиров компании-авиаперевозчики лишились доходов, позволявших им приобретать новые авиалайнеры. В результате рухнуло их отечественное производство. Затем авиаперевозчики стали закупать иностранные, уже полетавшие машины – так было дешевле, но отечественный авиапром и по сей день находится в коме. Поэтому именно от платёжеспособного спроса  населения на продукты питания,  «ширпотреб» и потребительские услуги зависят платёжеспособный спрос на всех этажах экономики и выживаемость их обитателей.
 
Потребитель выплачивает продавцу продукции все его затраты, включая налоги, а также прибыль. Таким образом получается, что в ценах конечной потребительской продукции (услуг) концентрируются все денежные затраты, востребовавшиеся в соответствующей  кооперацоннной сети на её производство и сбыт, включая все выплаченные участниками этого кооперационного производства налоги и всю полученную  ими на всех этапах производства прибыль. К примеру, в цену булки хлеба включены все удельные затраты на её изготовление - от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна, оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники, до стоимости выпечки и перевозки хлеба в магазин. Да ещё с суммарной прибылью участников этого процесса.
 
Итак, все налоги в стране, за исключением экспортных, выплачиваются не предприятиями, изготовителями продукции и её продавцами, как принято думать, а населением страны, когда оно приобретает потребительские товары и услуги. По сути, население платит тем самым неформальный налог с продаж. Его соответствующие предприятия сначала авансом, по частям, как бы в качестве консолидированного кредита населению, выплачивают государству при поэтапном изготовлении и реализации соответствующей продукции, и эти платежи возвращаются им с её продажей.
 
Однако сумма выплачиваемых предприятиями налогов в качестве неформальных кредитов населению  намного меньше неформального консолидированного налога с продаж. Дело в том, что НДС, который компенсируется предприятию, взимается не с добавленной стоимости, созданной на этом предприятии, и что отображено в названии этого налога, а со всей выручки, полученной от продажи предприятием своей продукции.
 
Допустим, это мука. В ее цене «сидят» все затраты, а также прибыль и налоги. Предприятие,  выпекающее хлеб, в его себестоимость закладывает цену муки. А далее доход от продажи хлеба тоже облагается НДС, в результате чего он повторно взимается и со стоимости муки с налогами, уже выплаченными за муку, и в третий раз – со стоимости  зерна тоже с налогами, из которого произвели муку. Чем длиннее кооперационная цепочка производства и больше переделов продукции в ее изготовлении, тем больше вымогается налогов неоднократными их изъятиями, и тем большим оказывается неформальный налог с продаж конечной потребительской продукции, который выплачивает население. Но этим многократное налогообложение не ограничивается.
 
НДС взимают с выручки, то есть с себестоимости продукции и прибыли. Поэтому прибыль поборами облагается дважды: сначала взимается НДС с выручки, а затем собственно налог с прибыли.
 
А вот зарплата облагается налогами  7 (!) раз. Первый - когда с выручки, куда включён фонд зарплаты, взимается НДС, во второй раз - из средств этого, пообщипанного на 18%, фонда выплачиваются страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, после чего с остатка средств, выплачиваемых в качестве зарплаты, взимается налог  13% на доход физического лица, именуемый в обиходе подоходным. В четвёртый раз  с зарплаты удерживается налог по ставке «инфляция», в пятый – присвоением работодателями прибыли, т. е. части добавленной стоимости, полученной за счёт низкой заработной платы (эксплуатации труда), в шестой раз – при покупках потребительских товаров и услуг с зарплаты  удерживается неформальный налог с продаж, в который входят все ранее начисленные в геометрической прогрессии налоги, а также коррупционные выплаты изготовителей и продавцов продукции, которые учитываются в  ее себестоимости. И, наконец,  в седьмой раз, большинство продаваемых товаров и услуг облагается в очередной раз еще и НДС.
 
В результате доходы консолидированного бюджета обеспечиваются за счет роста поборов, многократно, в геометрической прогрессии, вымогаемых с доходов населения. А эти поборы предприятия в качестве неформальных кредитов населению предварительно выплачивают из части своих оборотных средств, но которые из-за периодических выплат невозможно использовать на производственные нужды. Изменение отдельных ставок в такой системе поборов мало что даёт.
 
Полемика о замене НДС налогом с продаж, возникающая время от времени среди отдельных руководителей от экономики, свидетельствует либо о лукавстве, либо о непонимании ими существующей системы налогообложения и сбора налогов. Их авансовые выплаты товаропроизводителями при поставках полуфабрикатов и готовой продукции обеспечивают  эффективный поэтапный контроль платежей самими плательщиками и их получателями при продаже продукции. Но если вместо НДС ввести формально налог с продаж, то в гигантской сети розничной торговли, немалая часть которой находится в «тени», контроль за выплатами  налога с продаж будет существенно затруднён. При этом непонятно,  на каких этапах изготовления продукции он будет взиматься – на всех промежуточных, или только с готовой продукции. В первом случае налог с продаж окажется тождественным НДС,  во втором - его ставка для сохранения бюджетных доходов должна быть близка к нынешнему консолидированному неформальному налогу с продаж. 
 
Согласно данным Росстата, сумма собираемых налогов, исключая налоговые сборы от экспорта, составляет около 65%, а с прибылью – около 75% от годовой заработной платы населения. Это и есть размер неформального консолидированного налога с продаж, который выплачивает население страны.  
 
Замена  НДС  налогом с продаж приведёт к значительному скачку цен, как это уже однажды произошло при отмене существовавшего налога с продаж - цены тогда на его величину не уменьшились. То же самое произойдёт, если снизят ставку НДС - на его уменьшенное значение соответственно возрастут цена и прибыль, что приведёт не к снижению, а  к увеличению для населения налоговых с прибылью выплат. 
 
Допустим, товар стоит 200 рублей, а ставка НДС - для наглядности - равна 20%, тогда цена товара с НДС составит 240 рублей. Если НДС уменьшить на 10%, то продавец обязательно прибавит высвободившиеся 20 рублей к стоимости своего товара, увеличив свою прибыль. После чего НДС с 220 рублей составит 22 рубля, но покупатель заплатит за товар не 242 рубля, а около 247 рублей, так как почти на 5 рублей увеличится налог с возросшей прибыли. В итоге снижение НДС обернётся ещё и увеличением ценовой инфляции.
 
Как отмечалось, на выплаты авансовых налоговых платежей и прибыли товаропроизводителей  уходит примерно 75% заработной платы работающего населения. Но это в среднем. По мере уменьшения дохода физического лица доля налога в нем возрастает. Она не зашкаливает за 100%, так как малообеспеченные люди вынуждены отказываться от приобретения многих  жизненно необходимых вещей. Поэтому утверждения, что у нас в стране якобы самый низкий в мире налог на доходы физических лиц – от лукавого. Низкие зарплаты обусловлены тем, что добавленная стоимость, создаваемая трудом наемных работников, несправедливо распределяется в пользу относительно небольшого числа лиц. Это ли не довод перераспределять ее повторно за счет дифференциации налоговых ставок на доходы физических лиц?  
 
Несмотря на сравнительно большую долю собираемых налогов относительно заработной платы населения, на воспроизводственные нужды экономики из федерального бюджета возвращается лишь порядка 15% всех бюджетных расходов. Поэтому главный привод развития экономики – доходы и платёжеспособный спрос населения на потребительские товары и услуги у нас действует весьма и весьма слабо из-за откачки значительной части доходов населения в виде налогов. Их многократное изъятие существенно, намного больше чем инфляция, снижает реальные доходы и тем самым реальную покупательную способность населения. И хотя они возвращаются предприятиям, оплативших их авансом из своих оборотных средств, использовать эффективно эти деньги на воспроизводственные нужды тоже не удаётся ввиду необходимости систематически авансировать налоговые платежи населения. Так что Депардье, стремившийся уйти от высоких налогов во Франции, и добившись для этого российского гражданства, будет теперь платить их еще больше, чем у себя на родине.
 
Ощутимо уменьшить налоговое бремя для увеличения платёжеспособного спроса на всех этажах экономики при нынешней системе налогообложения невозможно в принципе. Спрашивается, с какой же целью была внедрена в стране порочная система налогообложения, препятствующая росту благосостояния общества и развитию страны? Как показано ниже, сделано это, чтобы увеличить доходы консолидированного бюджета в условиях искусственно созданного в стране дефицита денежного обращения, хотя масштабные налоговые поборы ведут к сворачиванию самого источника этих доходов – товарного производства.
 
Правительство в роли унтер-офицерской вдовы
 
Согласно п. 1 ст. 75 Конституции РФ денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком России. При этом  введение в оборот и эмиссия других денег, то есть сверх выпущенных от имени государства в обращение,  не допускаются.  Кроме того, согласно п. 2 той же статьи 75 Конституции на Центробанк возложены защита и обеспечение устойчивости рубля, которые он должен осуществлять независимо от других органов государственной власти.
 
Очевидно, под устойчивостью рубля следует понимать стабильность его покупательной способности и ее рост. Снижение покупательной способности  денежной единицы порождается избыточностью денежной массы по отношению к стоимости товарной массы с учетом их оборота (денежная инфляция) или наоборот – недостатком денег (денежная дефляция), которая ведет к сворачиванию товарного производства и подорожанию продукции. То и другое вызывает снижение реальных доходов населения. Кроме того, на нестабильность рубля влияют  хаотичный рост цен (ценовая инфляция) из-за дефицита товаров и злоупотребления продавцами своим  монопольным положением на рынках, превышение курса обмена рубля паритетов покупательной способности иностранных валют, что ведет к неэквивалентности товарообмена по стоимости – удорожанию импортной продукции и, в итоге, - к  нарушению баланса товарно-денежного обращения.
 
Устойчивость рубля должна обеспечиваться поддержанием общесистемного баланса товарно-денежного обращения за счет эмиссии соответствующей денежной массы, а также финансовым, валютным, кредитным и ценовым регулированием, включая объективное нормирование минимальной оплаты труда. Все эти функции согласно ст. 71 Конституции находятся в ведении, то есть управлении,  Российской Федерации, так как затрагивают экономические интересы и безопасность государства и всех слоев общества.
 
Для устойчивости  рубля необходимо, в частности, соблюдать определенное соотношение «налички» и «безналички», и определенный размер самой денежной массы – агрегата М2  относительно стоимости товарной массы или ВВП. А это возможно осуществлять только в рамках единой государственной денежно-кредитной политики как части макроэкономической.
 
Удивительно, но правовые, научно обоснованные критерии нормирования упомянутых показателей, от которых во многом зависит устойчивость экономики,  отыскать в нормативно-правовых документах не удалось. Говорят, их нет. Как же согласно федеральному закону о Центробанке он «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику»?
 
Для обеспечения баланса товарно-денежного обращения, то есть, чтобы можно было рассчитываться за все производимые и продаваемые в стране товары и услуги, денежная масса должна в несколько раз превышать ВВП – сумму их добавленных стоимостей, так как ВВП, будучи его частью, всегда меньше товарного оборота в экономике. Иначе говоря, агрегат М2 необходимо «привязывать» к товарной массе с учетом их оборота. Денежная масса прокручивается в экономике за год примерно дважды. У нас ВВП составляет примерно половину товарного оборота в экономике, поэтому денежная масса для поддержания баланса товарно-денежного обращения должна превышать ВВП, как минимум, в 4 раза. 
 
Однако соблюдением этого условия, необходимого для обеспечения устойчивости рубля и экономики как большой системы, все годы «реформ» пренебрегают. Тем самым игнорируются научные основы экономики и п.2 ст. 75 Конституции, которым Центробанку вменено в обязанность обеспечивать устойчивость рубля. С началом так называемых экономических реформ денежную массу якобы для борьбы с инфляцией приравняли к золотовалютному резерву по обменному курсу рубля и доллара. А курс установили таким, которым примерно втрое искусственно занижалась покупательная способность рубля по сравнению с долларом. Золотовалютный резерв был в те времена невелик, поэтому денежная масса не превышала 15-20% относительно ВВП. Чтобы при дефиците денежного обращения как-то наполнять бюджет и была придумана поныне действующая система неоднократных налоговых поборов. При этом Центробанк существенным обесцениванием рубля в валютном исчислении пытался дополнительно накачивать бюджет инфляционными рублями.
 
Демонетизация российской экономики, положенная в основу экономической политики правительства,  которая продолжается по сей день, явилась главной причиной развала товарного производства, обнищания значительной массы людей и последовавшего в августе 1998 г. дефолта.
 
Чтобы в условиях денежного дефицита и низкого платежеспособного спроса можно было наполнять бюджет, власти, кроме того, систематически провоцировали и продолжают провоцировать рост ценовой инфляции повышением тарифов на услуги естественных монополий. Хотя это и приводит к увеличению собираемых налогов, но лишь в номинальном исчислении, так как непрерывно снижаются покупательная способность рубля и реальный платежеспособный спрос. В итоге снижается жизненный уровень населения, экономика теряет системную устойчивость, и, как следствие, возникают экономические кризисы (см. «Экономический кризис в России  - порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» - «Промышленные ведомости» № 10, октябрь 2011 г.).
 
С подорожанием нефти и увеличением золотовалютного резерва денежная масса росла, однако демонетизация экономики продолжалась, в том числе изъятием из оборота значительной части денежной массы. Сегодня правительство и Центробанк активно борются  с «укреплением» рубля, под которым они понимают рост «цены» доллара в рублях, так как за счет «удорожания» иностранной валюты власти выпускают в обращение больше рублей. Тем самым они одновременно обеспечивают рост в рублях доходов и прибыли экспортеров. Но при этом дорожает импортная продукция, доля потребления которой в стране велика. Это дополнительно увеличивает ценовую инфляцию и ведет к дальнейшему сворачиванию ряда промышленных отраслей, нуждающихся в поставках иностранной комплектации. Таким путем помимо увеличения тарифов естественных монополий  дополнительно увеличивается накачка бюджета инфляционными рублями.
 
О состоянии в последние годы денежного обращения в стране и кредитовании банками организаций можно судить по данным, которые приведены в таблице. Денежная масса по-прежнему удерживалась в размерах, намного меньше требуемых, и не превышала 40% относительно ВВП (см. строки 1 и 2 таблицы). Если полагать, что она оборачивалась дважды в год, что вполне реально, то  денежный дефицит в обороте в последние пять лет ежегодно составлял в среднем 40% (строка 3 таблицы). Об этом свидетельствует и непрерывный рост кредиторской задолженности предприятий. Кредиторская задолженность нефинансовых организаций на конец декабря 2009 г. составила 14,88 трлн., на конец 2010 г. - 17,52 трлн.,  а к концу 2011 года возросла до  20,914 трлн. рублей. Очевидно денежную массу в указанные в таблице годы (строка 1) требовалось увеличить, как минимум, на соответствующую кредиторскую задолженность, что позволило бы уменьшить и дебиторскую задолженность организаций. 
 
Из-за дефицита денежного обращения совокупный  внешний долг  в стране к 1 января 2012 г. возрос до 538,94  млрд. долларов, из которого на корпорации приходилось свыше 329,6 млрд., а  внешний долг российских банков (полученные кредиты, различные долговые обязательства, депозиты нерезидентов и пр.) превысил 164  млрд. долларов. Совокупный  внешний долг к этому времени значительно превысил золотовалютные резервы, которые уменьшились до 498,649 млрд. долларов, причем немалая их доля вложена в американские облигации с весьма низкой доходностью. В случае обострения мирового финансового кризиса и банкротства банков США, чьи ценные бумаги приобрел Центробанк, значительная часть его золотовалютных резервов исчезнет. Тогда нечем будет выплачивать внешние долги и России грозит дефолт.
 
 
Показатели,
трлн. руб. на конец декабря
2007
г.
 
2008
г.
 
2009 г.
 
2010 г. 
 
2011   г.
 
1
Денежная масса – агрегат М2,
    в том числе                 
                            безналичные деньги
13,272 
 
  9,166
13,226
 
  9,181
14,224
 
11,229
18,529
 
14,949
24,543
 
 18,664
2
ВВП в текущих ценах
 
М2 / ВВП
33,247
 
   0,4
 1,428
 
    0,32
38,797
 
    0,36
44,491
 
    0,41
54, 369
 
  0,45   
3
Оборот в экономике
 
Обеспеченность оборота деньгами  (оценка)
59,795
 
   0,44
 74,18
 
    0,35
67,657
 
    0,42
81,388
 
    0,45
99, 978  
 
    0,49
4
Привлеченные банками средства  (депозиты организаций и вклады частных лиц)
 
Превышение суммы привлеченных средств денежной массы
 7,643
 
 
- 5,629
14,327
 
 
1,101
15,571
 
 
1,347
 18,67
 
 
 0,14
 24,944
 
 
 -0,404
5
Кредиты и прочие средства, размещенные банками у других лиц,
      в том числе:
             - кредиты, предоставленные нефинансовым организациям,
             - кредиты физическим лицам
 12,893
 
  8,542
 
3,139
 
 19,305
 
12,732
 
  4,054
 19,424
 
13,014
 
  3,586
 21,643
 
  14,36
 
 3,997
 
27,911
 
 18,4
 
 5,55
6
Превышение суммой выданных кредитов
        - суммы привлеченных средств
        - денежной массы
 
  5,25
- 0,379
 
 4,676
 6,077
 
 3,853
 5,2
 
  2,973
  3,114
 
2,965 
3,368
7
Остатки на коррсчетах кредитных организаций в Банке России
 
  0,802
 
 1,027
 
 0,9
 
 0,888
 
 0,981
 
По данным Банка России и Росстата
 
Часть не достававших в обороте денег покрывалась кредитами коммерческих банков, сумма которых к концу 2010 г. года превысила  21 трлн., а к концу 2011 года – 27,9 трлн. рублей (строка 5 таблицы), что на 3,114 трлн. и 3,368 трлн. рублей соответственно  превышало в эти годы денежную массу (строка 6 таблицы).
 
Кредиты банки могут выдавать из привлеченных средств и источников собственных средств. Но, как видно из таблицы (строка 4), общая сумма привлеченных банками средств почти все годы превышала денежную массу, то есть часть привлеченных средств оказывалась фиктивной. При этом общая сумма выданных кредитов ежегодно значительно превышала как сумму  привлеченных банками средств, так и выпущенную в оборот денежную массу, последнюю в 2011 году – на 3,368 трлн. рублей. Иначе говоря, кредиты выдавались не существовавшими в стране деньгами, то есть являлись фиктивными. Как при этом сводили балансы в Банке России, Минэкономразвития и Минфине, если сводили, непонятно.
 
Памятуя о недавнем  кризисе, ЦБ для компенсации дефицита банковской ликвидности, обусловленного выдачей фиктивных кредитов, ежедневно заимствует банкам деньги. Размеры однодневных кредитов составляют  примерно от 130 млрд. до 210 млрд. рублей, а ежедневных остатков на корсчетах в ЦБ - от 600 млрд. до  980 млрд. рублей.
При оценке размеров фальсификации банковских кредитов необходимо учитывать, что значительная часть денежной массы ежедневно востребуется в обороте для других целей, и поэтому ее невозможно использовать для кредитования. Так, в 2010 г. объем торгов валютой, акциями и различными финансовыми бумагами на всех площадках групп РТС и ММВБ суммарно составил 221,7 трлн. рублей или почти 500% по отношению к суммарному обороту всех нефинансовых организаций в экономике. Ежедневно для этого отвлекалось в среднем порядка  1000 млрд. рублей. Спекуляции  на этих рынках предназначены, в основном,  для вывоза валюты за рубеж.
 
Значительная сумма средств постоянно используется и в налоговом обороте.  Налоги в зависимости от размера предприятия выплачиваются ежемесячно или ежеквартально, получатели бюджетных денег пускают их тут же в оборот, и с них вновь собирают соответствующие налоги. В 2010 г. доходы консолидированного бюджета Российской Федерации и бюджетов  государственных внебюджетных фондов суммарно превысили 15,715 трлн. рублей. Если эта сумма сформировалась в результате, допустим, четырехкратного обращения  за год некой постоянной суммы собираемых налоговых средств, то эта постоянная сумма равнялась примерно 4 трлн. рублей.
 
Таким образом, только в 2010 г. было выдано кредитов отсутствовавшими у банков деньгами и сверх денежной массы на сумму 3,114 трлн. рублей (см. строку 6 таблицы), а также деньгами, недоступными для выдачи кредитов, которые постоянно используются в обороте, оценочно, на сумму 5 трлн. рублей. Итого - более чем на 8 трлн. рублей. Замечу, с фиктивных кредитов в процессе экономической деятельности их получателей вновь собираются налоги. Получается, что они тоже фиктивные, но ими компенсируется недобор официальных налогов?
 
Оборот на площадках групп РТС и ММВБ в 2011 году превысил оборот 2010 г. Доходы консолидированного бюджета и бюджетов  государственных внебюджетных фондов в 2011 г. составили суммарно свыше 20,8 трлн. рублей. Таким образом, в 2011 г. было выдано кредитов отсутствовавшими у банков деньгами и сверх денежной массы на сумму 3,368 трлн. рублей (см. строку 6 таблицы), а также деньгами, недоступными для выдачи кредитов, оценочно, на сумму свыше 6 трлн. рублей, которые постоянно используются в обороте. Итого - более чем на 9 трлн. рублей.
 
Таким образом, можно резюмировать следующее. Почти все российские банки  путем выдачи фиктивных кредитов, не обеспеченных не только соответствующими банковскими активами, но и денежной массой в стране, проводят, по сути, эмиссию фальсифицированных денег, причем в больших масштабах, и строят из них финансовые пирамиды. А Центробанк ежедневным кредитованием коммерческих банков поддерживает эту фальсификацию. По оценкам, из выданных в 2010 г. коммерческими банками кредитов на сумму 21,643 трлн. рублей фиктивными оказались на сумму свыше 8 трлн. рублей, а из выданных в 2011 г. кредитов на сумму 27,911 трлн. рублей фиктивными оказались на сумму свыше 9 трлн. рублей.
 
Получается, что у нас в стране вместо одного, согласно Конституции РФ, государственного, существует еще и множество незаконных частных центров денежной эмиссии. Ведь помимо Банка России эмиссию сегодня в нарушение Конституции и сверх официально заявляемого агрегата М2  осуществляют еще около 1000 коммерческих банков, причем в произвольных размерах. Но пусть кто-нибудь объяснит, почему изготовление фальшивых банкнот – уголовно наказуемое деяние, а эмиссия не обеспеченных не только соответствующими банковскими активами, но и вообще денежной массой, то есть эмиссия ничем не обеспеченных безналичных денег в виде фиктивных кредитов, – всего лишь «рискованное» использование чужого капитала?
 
Разве это не фальшивая «безналичка», которую можно потом и «обналичить»? Ведь в обоих случаях в обращение вбрасываются средства платежа, которые Центробанк от имени государства не выпускал. Наверняка, часть этих средств используется для «обналичивания» денег, а также для приобретения валюты с целью вывоза капитала за рубеж. Краткосрочные фиктивные кредиты, если их тут же возвращают теми же фиктивными деньгами, позволяют оперативно «отмывать» уворованные реальные деньги, в том числе их конвертацией  для вывоза за рубеж. Фальсифицированными деньгами обеспечивается и часть теневого, не облагаемого налогами, оборота в экономике,  который оценивается в размере 40% относительно официального оборота (см. «Почему российские банки выдают фиктивные кредиты триллионами несуществующих рублей?» – «Промышленные ведомости» №3-4, апрель 2012 г.).
 
Но может быть  коммерческие банки, «увеличивая» с помощью Центробанка  денежную массу за счет фальсифицированных денег, хотя бы частично спасают экономику от безденежья? Отнюдь! Не надо забывать, что подавляющая часть кредитов выдается на срок от нескольких месяцев до года, выплаты по ним в годовом исчислении составляют от 15 до 30%, и поэтому долгосрочное кредитование, в чем нуждается реальный сектор экономики, почти отсутствует.
 
Искусственно ограничивая  денежную массу,  Центробанк при поддержке властей в ущерб интересам государства, бизнеса  и населения страны, помимо поддержания кризиса в экономике  создает коммерческим банкам дополнительные условия для коррупционной наживы. Ведь средства, привлекаемые коммерческими банками в виде вкладов населения и депозитов организаций, а также в виде получаемых ими самими кредитов, оплачиваются банками в размерах процентных ставок – до 10% годовых, что на столько же снижает их прибыль от выдачи нефальсифицированных кредитов.  А прибыль от фальсифицированных кредитов равна почти целиком годовым ставкам. При средней ставке в 20%  банки в 2010 году от фиктивных кредитов, выданных на сумму свыше 8 трлн. не существовавших или не доступных для кредитования рублей, получили вполне осязаемые 1,6 трлн. рублей сверхприбыли, а от фиктивных кредитов, выданных в 2011 г. на сумму свыше 9 трлн. рублей, получили сверхприбыль в размере свыше 1,8 трлн. рублей.
 
Замечу, с фиктивных кредитов в процессе экономической деятельности их получателей собираются налоги. Получается, что они тоже фиктивные, но ими компенсируется частично недобор официальных налогов. Однако, по оценкам, собирают их примерно 70% от той суммы, которую должны собрать.
 
Создается впечатление, что никто в стране комплексным управлением финансами, включая налоговую систему, и соответствующим законодательным обеспечением на макроэкономическом уровне не озабочен. При этом  выборочный контроль показателей состояния денежно-кредитной системы осуществляется ради предоставления высокому начальству поверхностной статистики для его успокоения и ублажения, то есть для очковтирательства. 
 
Сами же деньги «реформаторы», следуя опасным для страны мировым тенденциям, из важнейшего инструмента социально-экономического развития государства и общества превратили в предмет спекулятивной купли-продажи. Этим они извратили и фальсифицировали  сущность денег, так как согласно канонам экономики символические деньги не являются товаром, «производство» которого позволяло бы создавать добавленную стоимость. Оборот символических денег  как псевдотовара все больше  и больше растет на спекулятивных финансовых рынках, которые вытесняют реальный сектор экономики и служат шлюзами для вывоза капитала за рубеж.
 
Спрашивается, если денежная масса в стране мала, что ведет к увеличению налоговых поборов и сворачиванию товарного производства, то почему бы ни проводить законную эмиссию денег в требуемых размерах, не прибегая к «кредитному мультиплицированию», одновременно изменив налоговую систему, избавившись от многократных поборов?
 
От вымогательства доходов - к оброку на ресурсные затраты
 
Как же добиться, чтобы необходимые налоги собирались государством не многократным вымогательством у населения значительной части его доходов, а за счет экономически обусловленного увеличения объемов товарного производства, и чтобы этому способствовала сама система налогообложения?
 
Такое может произойти, если, скажем, владельцу коровы установить налоги за проданное молоко не с оборота и прибыли, а только с расходуемых на его получение природных ресурсов, в том числе с используемой земли. В этом случае коровий хозяин, чтобы меньше платить за землю, будет стремиться к увеличению надоев и соответственно прибыли не за счет расширения площади пастбища для выгула своей кормилицы, а за счет повышения урожаев посевов кормовых трав на меньшей площади угодий. А пастуха заменит на электроизгородь. То есть он будет добиваться увеличения надоев, а значит, и прибыли, снижая себестоимость молока и облагаемые  платежами затраты на природные ресурсы.
 
При этом власти, распоряжающиеся землей, вынужденно окажутся заинтересованными в обратном — в максимальном ее использовании, т. е.  в увеличении своей налогооблагаемой базы за счет увеличения числа собственников коров и дойного стада. Для этого они станут создавать необходимые условия, в том числе в среде покупателей молока, чтобы возрастало их число и увеличивался платежеспособный спрос за счет роста доходов населения, а также выдавать кредиты,  доступные всем желающим купить коров.  Регулятором же отношений, как и положено, будет служить рынок.
 
Если от модели —  коровы перейти к большой экономике, то природными ресурсами, за пользование которыми предлагается платить оброк государству, будут земля, минеральное сырье, вода, кислород, лес...  При этом возникнет конфликт интересов государства и товаропроизводителей. Товаропроизводители для сокращения  выплачиваемых ими налогов и получения тем самым большей прибыли станут внедрять ресурсо- и энергосберегающие технологии, автоматизировать производство для сокращения числа рабочих мест и увеличивать объемы выпускаемой продукции. А государство для увеличения налогооблагаемой базы - ресурсных затрат товаропроизводителей вынуждено будет создавать условия для роста доходов населения и увеличения числа рабочих мест, а тем самым – увеличения платёжеспособного спроса и, следовательно, объемов товарного производства, для чего потребуется больше природных ресурсов.
 
Таким образом, предлагаемое налогообложение будет стимулировать производство новой наукоемкой и конкурентоспособной продукции путем модернизации экономики. При нынешней системе налогообложения подобных интересов ни у налогоплательщиков, ни у властей не возникает.
 
Плату за используемые ресурсы необходимо устанавливать дифференцированной в зависимости от вида деятельности и потенциальной рентабельности предприятия, а также прогрессивно изменяющейся при необходимости регулировать потребление того или иного вида сырья внутри страны или выполнения определенных экологических условий. Основу такой налоговой платы составит изъятие части природной ренты.
 
Сегодня при нынешних фиксированных и достаточно высоких налоговых ставках, к примеру, невыгодно эксплуатировать нефтяные скважины с суточным дебитом менее 5 тонн, и их консервируют. В эксплуатационном фонде, насчитывающем порядка 151 тысячи скважин, в основном из-за убыточности добычи простаивает примерно четверть их числа, хотя даже при дебите в одну тонну законсервированные скважины могли бы давать в год около 38 млн. тонн. Тогда при более низких и регулируемых налоговых ставках в казну поступали бы дополнительно доходы не только от этой «нерентабельной» нефти, но и от сбыта продуктов ее переработки, а также от налогообложения физических лиц из-за увеличения числа работников. В США малодебитные скважины вообще не облагаются налогом.
 
Нынешнее постоянство налоговых ставок делает также невыгодной разработку труднодоступных месторождений минерального сырья и эксплуатацию скважин с падающей добычей. Хотя и для государства, и для компаний, добывающих минеральное сырье, намного выгоднее в качестве налога изымать часть ренты, ставка которого будет определяться удельной затратностью добычи - чем объективно выше себестоимость добытой тонны, тем меньше изымаемая в бюджет часть ренты. Таким образом выравнивались бы экономические условия разработок месторождений различной степени сложности и тем самым – условия для конкуренции.
 
Сегодня большая часть природной ренты изымается в виде множества различных налогов, в том числе за пользование недрами, на прибыль, через НДС, акцизы и экспортные пошлины, что не позволяет целенаправленно адаптировать рентабельность добычи к условиям месторождений сырья. При этом у нефтяных и газовых компаний налоги, если их выплачивать полностью, доходят до 60% от отпускной цены продукции на скважинах. Поэтому проедаются основные фонды, а денег не хватает даже для простого воспроизводства сырьевой базы. В результате извлеченные запасы почти не компенсируются новыми.
 
Фантом ренты и ее «обналичивание»
 
Ренту можно разделить на природную, от Бога, получаемую от использования природных богатств, и неприродную, получаемую, например, от использования специалиста, на обучение которого затрачены общественные (государственные) средства, или за счет неоправданно высокого курса обмена доллара на рубли при экспортных продажах продукции (курсовая рента), или от спекуляции деньгами (финансовая рента), и др. Рента, полученная от использования недр, называется горной. Но кто и как должен будет ее выплачивать?
 
Чтобы ответить на этот вопрос, придется, как ни странно, уточнить само понятие «рента». В учебниках по экономике и толковых словарях под рентой понимают разновидность дохода, якобы не требующего от его получателя осуществления какой-либо предпринимательской деятельности и затрат труда. Вроде того, открой только рот, и в него сами станут запрыгивать бесплатные галушки. Правда, в одном случае так и происходит. Речь идет о якобы дармовом атмосферном кислороде, который является обязательной компонентой углеводородного топлива - доход от его сжигания не требует от потребителей топлива дополнительных затрат. Однако затраты необходимы на восстановление лесов. Во всех других случаях рента сама по себе не возникает.
 
Возьмем ту же нефть. Хотя она и создана природой, т. е. «без предпринимательской деятельности и затрат труда», само ее извлечение из недр связано с громадными тратами. Разница между продажной ценой нефти, т. е. доходом от ее реализации, и затратами на добычу, включая поиск (геологоразведку) и обустройство соответствующего месторождения, представляет собой прибыль, которую именуют горной рентой.
 
Размер горной ренты зависит от условий, т. е. затратности добычи соответствующего минерального сырья, и его рыночной цены, зависящей от платежеспособного спроса и конкуренции на рынке. Разницу в прибыли, которую получают на самых тяжелых по природным условиям месторождениях, и более комфортных, т. е. менее затратных, именуют дифференциальной горной рентой.
 
Строго говоря, прибыль — это и есть рента. Однако говорить, что рента — это незаработанная прибыль, некорректно. Ведь чтобы рента из фантома превратилась в часть дохода, надо сначала затратить определенные, большие или меньшие, средства. Поэтому рубль ренты характеризуется денежным выражением удельных затрат, необходимых для его появления на свет. Вопрос в том, как распределять ренту между товаропроизводителями и государством.
 
Что касается горной ренты, то изъятие ее части в виде налогов в казну на «тяжелых» месторождениях, требующих наибольших затрат для их освоения и добычи там полезных ископаемых, должно быть минимальным. Это необходимо для выравнивания экономических условий хозяйствования. Остающаяся у добытчика часть ренты, то есть его чистая прибыль, помимо компенсации риска вложений и кредитной ставки, должна обеспечивать определенную рентабельность для рефинансирования расширенного воспроизводства.
 
Нормирование прибыли как фактор стабилизации цен
и расширенного воспроизводства
 
При предлагаемой системе налогообложения все налоги, как и сегодня, будет выплачивать население страны. Авансовые налоговые платежи будут выплачивать производители продукции, которые для ее производства  используют те или иные природные ресурсы, после поступления оплаты от покупателя. А возвращаться они будут от каждого последующего участника технологической цепочки производства соседнему предыдущему, вплоть до конечного потребителя продукции, для изготовления которой использован тот или иной природный ресурс и (или) производные от него. Как отмечалось, конечным потребителем и налогоплательщиком является население.
 
Предприятия, добывающие сырье, будут платить авансовые налоговые платежи главным образом только за используемые землю и  воду,  а также за атмосферный кислород, сжигаемый с попутным газом. Авансовые платежи за потребляемое сырье будут выплачивать по производственным цепочкам непосредственно потребители этого сырья, необходимого для производства той или иной продукции.
 
В бюджеты рентные налоговые платежи будут направлять непосредственные потребители природных ресурсов —  нефти, газа и др., являющихся исходным сырьем. На произведенную с их использованием продукцию должны начисляться соответствующие налоги, например, рентный платеж за нефть распределится на продукты ее переработки. Поэтому продажа, к примеру, бензина должна будет сопровождаться возвратом нефтеперерабатывающему заводу приходящейся на его производство части налогового рентного платежа за нефть.
 
Так как с внедрением предлагаемой системы налогообложения цены никто снижать не станет, то большая часть нынешних налоговых выплат обернется для добывающих минеральное сырье предприятий чистой прибылью. Чтобы сверхприбыль не “проедалась”, потребуется налоговый механизм ее изъятия в бюджет, если она не будет направляться на инвестиции. Для этого предлагается установить допустимую норму прибыли относительно себестоимости продукции, а сверхприбыль изымать целиком в бюджет. Такой механизм, который одновременно обеспечит стабилизацию цен, нужно будет ввести для всех видов продукции и услуг.
 
Сделать это можно уже сегодня, учитывая, что все данные для контроля себестоимости содержатся в отчетности, передаваемой в налоговую службу. Тогда спустя какое-то время цены на все и вся стабилизируются, в том числе и потому, что исчезнут посредники-спекулянты, накручивающие на исходную цену свою прибыль. Ведь сверхнормативная прибыль будет изыматься в доход государства, что сделает невыгодными перепродажи продукции. Стабилизация цен будет также способствовать стабилизации  покупательной способности  рубля и баланса товарно-денежного обращения.
 
Прибыль для выравнивания экономических возможностей хозяйствования, в том числе на различных по природным условиям месторождениях, и создания тем самым примерно одинаковых экономических условий для конкуренции необходимо нормировать дифференцированно, учитывая затраты, обусловленные средой, в которой действует то или иное предприятие. При этом надо также учитывать кредитную историю каждого предприятия. К примеру, основные фонды «Газпрома» и крупных российских нефтяных компаний были созданы в советские времена на государственные средства, причем зачастую на богатых месторождениях, и нынешние владельцы не расплачивались за этот вложенный капитал. А вот более мелкие компании, в частности независимые добытчики газа, осваивающие новые, к тому же тяжелые месторождения, вкладывают в создание производства свои средства, что увеличивает их затраты и ведет к сокращению горной ренты. Налоги же и акцизы сегодня все платят по одним ставкам. Виды и размеры дифференцированных налоговых платежей должны законодательно регламентироваться с учетом условий добычи ресурсов и их переработки.
 
Как отмечалось, при таком налогообложении, чтобы получать больше прибыли, предприятия начнут внедрять автоматизированные ресурсо- и энергосберегающие технологии, улучшать качество и увеличивать объемы производимой продукции, повышать производительность труда и тем самым рентабельность своего производства. Себестоимость продукции и цены будут снижаться. Таким образом, предлагаемое налогообложение будет стимулировать производство наукоемкой продукции. При снижении ее себестоимости норму прибыли необходимо будет увеличивать, что тоже поспособствует модернизации экономики.
 
Налоги на доходы физических лиц
 
С нормированием прибыли перераспределятся  доходы работодателей и наемных работников, но для этого необходимо будет также законодательно увеличить минимальный размер оплаты труда, доведя его до реального, а не придуманного прожиточного минимума.
 
В нормальных странах власти в полной мере осознают первичность доходов населения в развитии национальных экономик и наполнении казны. Поэтому там законодательно установлен такой минимум зарплаты и социальных пособий, который обеспечивал бы людям достойный прожиточный минимум, то есть простое воспроизводство их жизненно важных ресурсов,  с учетом демографического воспроизводства населения. В результате на Западе давно возникла новая общественная формация — социалистический или, точнее, социальный  капитализм, основоположником которого явился миллионер Генри Форд (см. «Социальное государство как общенациональная идея. И для олигархов тоже». — «Промышленные ведомости» № 9—10, май 2003 г.).
 
Характерными  особенностями социального капитализма являются приоритетность и гармоничность развития национального товарного производства и внутреннего рынка, что обеспечивает высокую занятость населения, а значит и большие его доходы. На это же направлена бюджетная поддержка различных отраслей экономики, особенно фондоемких, с длительными сроками окупаемости и большими рисками вложений, которые обычно невыгодны частным инвесторам.
 
При высокой платежеспособности населения  бюджетные инвестиции выгодны для страны – они позволяют расширять налогооблагаемую базу и окупаются благодаря увеличению доходов казны. Одновременно тем самым поддерживается высокая занятость населения, что опять же обеспечивает высокий платежеспособный спрос на потребительскую продукцию и ее воспроизводство, а, следовательно, воспроизводство промышленной продукции и всего того, что для этого требуется.
 
Таким образом, используя общественные средства — налоги, социально ориентированное государство стремится устранять противоречия между узкими частными коммерческими интересами владельцев капитала и интересами общества, мешающие гармоничному кооперационному развитию экономики. Одним из инструментов устранения этих противоречий и выравнивания условий хозяйствования является опять же налогообложение и его дифференциация, направленная, в том числе, на изъятие сверхприбыли и ее перераспределение. Так что налоги необходимы не только для содержания государственных институтов управления и поддержания безопасности страны, но, в первую очередь, для развития источника существования самого государства — его социума и экономики.
 
Достойный прожиточный минимум граждан, экономически необходимый для развития и безопасности страны, должен устанавливаться законодательно с соответствующей оплатой труда. Сегодня этот минимум оценивается в среднем по стране в 40 тысяч рублей, а официальный прожиточный минимум в 2011 году для трудоспособных граждан был установлен в размере 6792 рубля. В 2011 году по данным Росстата доходом до 10000 рублей в месяц обладало  29,2%, а свыше 35000 рублей – 14,4% всего населения страны, причем на 10% его наиболее богатой части пришлось 30,8%, а на долю 10% самых бедных  - всего 1,9% всех доходов. Поэтому борьба с бедностью является проблемой, в первую очередь, макроэкономической. И решать ее должны не олигархи, а государство, в том числе законодательным регулированием.
 
Инфляцию и ценовой диспаритет, ведущие к неэквивалентности товарообмена по стоимости, снижению реальных доходов и платежеспособного спроса населения необходимо устранять регулированием цен путем нормирования прибыли относительно себестоимости продукции и услуг  и изъятием в бюджет сверхнормативных прибылей, о чем говорилось выше. Аналогично нужно поступать и с ценой труда. Поэтому предлагается законодательно не только нормировать минимальную заработную плату, доведя ее до достойного прожиточного минимума людей и тем самым государства, но и дифференцировать ставки подоходного налога по отраслям экономики, учитывая условия и производительность труда, образование и квалификацию работников, а также размеры их заработной платы, изымая сверхприбыль в бюджет. Для более справедливого распределения создаваемой в стране добавленной стоимости налог на доход физических лиц должен устанавливаться прогрессивно возрастающим в зависимости от дохода. Во многих странах налог на доходы физических лиц является одним из основных источников наполнения казны и его ставка составляет 50-70%.
 
При дифференциации налоговых ставок на доходы физических лиц  контроль за правильностью выплат работодателями страховых взносов в государственные внебюджетные фонды из фонда заработной платы существенно затруднится. Поэтому предлагается в обязательном порядке увеличить заработную плату каждому работнику на соответствующую сумму страховых взносов, и взносы выплачивать с доходов физических лиц, превратив их в плательщиков этих взносов. Сегодня плательщиками являются предприятия-работодатели.
 
Будет также справедливым облагать доход физического лица, получаемый в виде дивидендов по акциям, суммируя их с другими его доходами. Ведь выплачиваемые  из прибыли, дивиденды являются, по сути, частью добавленной стоимости. Однако сейчас они облагаются налогом по ставке, почти вдвое меньшей ставки «подоходного» налога.
 
Дополнительные возможности увеличения налоговых платежей
 
Устранение принципиальных причин деградации отечественной экономики позволит нормализовать производство и товарно-денежное обращение, повысить жизненный уровень населения и существенно увеличить доходы бюджетов всех уровней. Но имеется еще немало возможностей увеличения бюджетных доходов. Одна из них – законодательный запрет регистрации за рубежом компаний, владеющих предприятиями и другим имуществом на территории России. Сегодня такие компании, будучи зарегистрированы за рубежом, не платят в России налогов.
 
Кроме того, для более равномерного и справедливого распределения налогов между бюджетами регионов, необходимо регламентировать обязательность регистрации компаний по месту размещения их предприятий. Если компания владеет предприятиями, расположенными в разных регионах, то в этих случаях каждому из предприятий должны будут оформить статус юридического лица при сохранении их прежней принадлежности. Тогда из той же Москвы эвакуируется множество представительств, руководящих из столицы своим производством на периферии, а основные налоги платят они в Москве. Но для этого также потребуется законодательно численно ограничить пребывание в Москве представителей и автомашин этих компаний, взимая существенный налог за работников представительств, не имеющих постоянной московской регистрации. Эта мера позволит также несколько разгрузить московские улицы от автомобилей.
 
Для пополнения оборотных средств предприятий и тем самым увеличения выплачиваемых ими налогов предлагается ввести налог на покупки акций на вторичном рынке. Он будет взиматься с покупателя акций,  и перечисляться на специальный инвестиционный счет предприятия, эмитента этих акций, допустим, в размере 30 или 40% от цены продажи. Если покупатель – не спекулянт, ему такой налог будет выгоден в качестве инвестиций в это предприятие. А спекулянты постепенно отсеются. Фильтрация подобным образом так называемых «портфельных» инвесторов одновременно поспособствует увеличению достоверности оценивания рыночной стоимости предприятий.
 
Как показано выше, нынешняя система  многократных налоговых поборов понадобилась в качестве противовеса искусственно созданному дефициту денежного обращения – чтобы  собирать больше налогов. Денежный дефицит породил дороговизну кредитов, годовая ставка которых достигает 20-25%, что делает невозможным нормальное развитие товарного производства. Поэтому правительство страны и Центробанк обязаны, как можно быстрей, навести порядок в эмиссии денежной массы, запретив согласно Конституции России самовольно осуществлять  ее коммерческим банкам, а также регламентировать нормы кредитных ставок. Уже одна только ликвидация дефицита денежного обращения позволит устранить кредиторскую задолженность предприятий и повысить собираемость налогов
 
Чтобы сделать кредиты доступными и выгодными, в первую очередь, для стратегически значимых проектов в промышленности, строительстве и транспорте, представляется целесообразным ряду отобранных по конкурсу банкам разрешить проводить определенную денежную эмиссию  в рамках запланированного агрегата М2 в виде целевых кредитных линий. Так как деньги банкам достанутся  бесплатно, то и кредитные ставки не должны превышать ставки рефинансирования ЦБ, которая должна быть существенно снижена.
 
Финансирование проектов должно быть поэтапным с поэтапной приемкой работ всеми сторонами, что во многом исключит коррупцию и утечки капитала. Ничего нового в этом предложении нет, подобные функции в  советской экономике успешно выполнял Промстройбанк СССР, филиалы которого были размещены по всей стране.
Естественно, что с нормализацией денежного обращения и увеличением для этого денежной массы, возрастут и налоговые доходы консолидированного бюджета.
Имеется еще ряд возможностей увеличения доходов казны, но их рассмотрение требует отдельной публикации.
 
Деньги подземелья
 
Итак, что же даст предлагаемое налогообложение? Чтобы получать больше прибыли, предприятия начнут внедрять автоматизированные ресурсо- и энергосберегающие технологии, улучшать качество и увеличивать объемы производимой продукции, повышать производительность труда и тем самым рентабельность своего производства. Себестоимость продукции и цены будут снижаться. Таким образом, предлагаемое налогообложение будет стимулировать производство наукоемкой продукции. При снижении ее себестоимости норму прибыли необходимо будет увеличивать, что тоже поспособствует модернизации экономики.
 
При этом  власти всех уровней, чтобы собирать больше налогов, вынуждены будут стремиться обеспечить максимальное использование трудовых и природных ресурсов. Для этого они начнут активно содействовать расширению существующих, созданию новых предприятий и увеличению тем самым числа рабочих мест, привлекая людей, капиталы и ресурсы не только своих, но и других регионов и даже стран. Поэтому налоги на используемые ресурсы стимулируют также межрегиональную и межгосударственную кооперацию и интеграцию экономики, а, следовательно, развитие внутреннего рынка. В итоге противоположные устремления товаропроизводителей и властей поспособствуют модернизации экономики, росту товарного производства и укреплению российского государства. Причем, доля каждого налога и их сумма в доходе консолидированного бюджета должны быть оптимизированы, исходя как из потребностей государства, так и развития экономики для удовлетворения спроса населения в «ширпотребе». Но каков потенциал рентных платежей?
 
Настоящие, а не символические деньги в России лежат буквально под землей. Разведанные запасы полезных ископаемых в стране оцениваются, причем весьма занижено, в 8,1 трлн. долларов, а прогнозируемые ресурсы — в 3,7 трлн. долларов.  Итого - 11,8 трлн. долларов. По мнению бывшего министра геологии СССР, крупнейшего мирового авторитета в этой области профессора Евгения Козловского, потенциальная горная рента в стоимости содержимого отечественных подземных кладовых при использовании новейших технологий их освоения может составить до 70%, или примерно 8,3 трлн. долларов.
 
Если в виде рентных платежей изъять хотя бы половину скрытой пока под землей горной ренты, а упомянутые запасы полезных ископаемых удастся извлечь примерно за 50 лет, то ежегодно в казну, помимо прочих доходов, будет в среднем поступать свыше 80 млрд. долларов. Так как минеральное сырье — это свободно конвертируемая валюта, то его частичный экспорт должен быть направлен на создание в стране современного производства наукоемкой промышленной продукции и высококачественной потребительской.
 
Для этого, как отмечалось, и надо отказаться от нынешнего порочного налогообложения, заменив его оброком на используемые в производстве продукции ресурсы, нормализовать товарно-денежное обращение,  законодательно существенно повысить доходы населения, обеспечив их во избежание инфляции соответствующими объемами отечественной потребительской продукции, а нефтедоллары, вместо хранения в «сундуках» и использования для проведения никому не нужных  олимпиад, наконец инвестировать в экономику.
                                                                     ***
Итак, речь идет о решении множества  задач в рамках решения общей проблемы вывода экономики страны из кризиса, ее модернизации и социального ориентирования (см. «Как модернизировать экономику» — «Промышленные ведомости» № 3—4, апрель 2012 г.). Но времени и ресурсных возможностей для этого остается все меньше и меньше. Ведь объём капитальных вложений в высокотехнологичные производства сегодня не превышает уровня середины 1960 годов  или  35% уровня  1990 года, износ базовой технологической инфраструктуры зашкаливает за 80-85%, а ВВП, в котором доля товарного производства не превышает 40%, сокращается.

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100