Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Рождение нефтяной отрасли в России

С. А. Драгульский

…Я уже более 20 лет стараюсь приложить к своим предприятиям ту теорию, чтобы сделать каждого человека, который работает вместе со мной, участником в достигнутых результатах, чтобы тот, кто делит со мной труды, имел бы право делить со мною и мои барыши.
Людвиг И. Нобель
Доклад “О положении нефтяной промышленности в России”,
15 октября 1882 г.
 
Истоки
 
Полномасштабная коммерческая добыча нефти в мире началась во второй половине XIX века, но просачивающуюся на поверхность земли нефть использовали задолго до этого. Первые упоминания о нефти на территории России содержатся в Двинской летописи (XV век): “горюча вода густа” в реке Ухте. Племена, жившие на берегах Ухты (север современной Республики Коми), собирали нефть для медицинских и хозяйственных нужд прямо с поверхности воды.
 
В конце XVII – начале XVIII веков нефть нашли в Сибири и Поволжье. В 1684 г. иркутский письменный голова Леонтий Кислянский открыл нефть в районе Иркутского острога: “где из горы идёт жар неведомо отчего, и на том месте снег зимою не живёт и летом трава не растёт”. В 1703 г. в одном из самых ранних выпусков первой регулярной российской газеты “Ведомости” была опубликована статья об обнаружении нефти на реке Сок в Поволжье, в 1719 г. шведский капитан Табберт, член экспедиции по исследованию Сибири, зафиксировал первую нефть в Приобье, а в 1722 г. капитан Иван Унковский в путевом журнале сообщил о нефти на берегах Иртыша у Каменного Яра, где из известняка “каменное масло брали”.
 
Приоритет начала нефтепереработки заводским способом принадлежит нашей стране: в 1745 г. архангелогородец Фёдор Савельевич Прядунов получил разрешение начать добычу нефти со дна реки Ухты и построил примитивный нефтеперегонный завод, хронологически – первый в мире.
 
На южных окраинах Российской империи – на Таманском полуострове, на Северном Кавказе – нефтепроявления наблюдались издревле. В Тамани казакам в наследство от турок достались песчаные залежи чёрного золота. Нефтяные пески промывали водой, с поверхности воды собирали нефть и особыми вениками отжимали её в ушаты. После того как песок оседал на дно, нефть очищалась. Из двух носилок нефтяного песка получалось примерно ведро нефти. Добыча велась только летом – с мая по сентябрь. Поскольку все природные ресурсы Тамани принадлежали Черноморскому войску, нефтяной промысел контролировался казачьей администрацией.
 
Официальные известия о нефтяных месторождениях в районе Грозного близ Терека (“между Щедрина и Червлёного городков... есть колодези нефтяные”) относят к 1727 г., а первый нефтеперерабатывающий завод в регионе был открыт в 1823 г. в Моздоке братьями Дубиниными. Но особенно обильные нефтяные месторождения находились на территории современного Азербайджана. О наличии нефти на Каспии в Ширване сообщал ещё в 754 г. арабский историк Ал-Балазури. Много позже, в 1639 г., немецкий учёный-энциклопедист Адам Олеарий в книге “Описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию” рассказал о добыче нефти в окрестностях Баку. Для сбора нефти здесь рыли расширяющиеся книзу колодцы, откуда “чёрное золото” черпали ёмкостями, изготовленными из овечьих шкур. Продукт шёл на хозяйственные нужды: его использовали для смазки телег, жгли в глиняных светильниках, а землёй, пропитанной нефтью, крыли крыши.
 
 
В регионе находилось много больших месторождений с относительно легко извлекаемыми запасами, но транспортировка нефти до рынков сбыта была трудной и дорогой. Тем не менее, с XIV века бакинская нефть экспортировалась в другие страны: в 1694 г. в книгу Московской таможни занесены сведения о привозе в Москву нефти из Баку и о сборе пошлины с этого товара.
 
Сначала скважинами владел персидский шах, а в 1806 г., после присоединения Баку к Российской империи, они перешли в государственную собственность и стали отдаваться в откуп. К 1829 г. в Баку действовало 82 скважины, добыча нефти составляла 550 т в год. Разработки велись примитивным и совершенно неэкологичным способом: на заводы нефть перевозилась на арбах, нефтехранилищами служили обыкновенные ямы, вырытые в земле, отходы сжигали или просто выливали, а единственным ценным нефтепродуктом считался керосин. Варварская эксплуатация поощрялась и законодательством: поскольку нефтеносные участки отдавались только в краткосрочную аренду (до 4 лет), откупщики избегали серьёзных капиталовложений.
 
В 1846 г. на Биби-Эйбатском месторождении вблизи Баку, десятилетием раньше, чем в США, была получена нефть из первой буровой скважины. Это событие фактически следует считать рождением мировой, и в частности российской, нефтяной промышленности. Попытки же буровых работ для разведки нефти предпринимались в Тамани ещё с 1835 г.
 
Первая приватизация отечественной “нефтянки”
 
В начале 1860-х годов купец В.А. Кокорев, затеявший в Баку торговлю, решил использовать кир (землю, пропитанную нефтью) для производства осветительного масла и открыл в Сураханах, в семнадцати верстах от Баку, перегонный завод. Переработка нефтяной земли оказалась невыгодной, но тут выяснилось, что из “белой” нефти, добываемой в окрестностях Сураханов, получается отличный керосин, и завод Кокарева постепенно стал приносить прибыль. Параллельно в Баку активно развивалось предприятие некого Тагиева, который умудрился скупить местность Биби-Эйбат, пробурил там множество скважин, откуда забили нефтяные фонтаны, и построил большой завод непосредственно у места добычи. Слухи о лёгких каспийских прибылях быстро достигли обеих столиц, и Баку охватила нефтяная лихорадка. В город ринулись толпы авантюристов, жаждущих быстрой наживы, стоимость аренды земли подскочила и в практику вошли поджоги скважин и заводов конкурентов.
 
В результате правительству стало очевидно, что система откупов неэффективна. С 1872 г. её окончательно отменили, и началась приватизация. Первый аукцион нефтеносных участков состоялся в январе 1873 г. Но хотя участки формально поступали в частную собственность, это была скорее бессрочная аренда, поскольку кроме единовременной оплаты стоимости участка владелец был обязан платить в казну ежегодно по 10 руб. с десятины.
 
Определяющую роль в развитии бакинских нефтепромыслов, а также и в истории отечественной нефтяной отрасли в целом сыграло семейство шведских промышленников Нобелей. В 1870 г. Петербургский механический завод Нобелей получил большой оружейный заказ. В связи с этим один из его совладельцев, Роберт Нобель, отправился в Баку закупать древесину грецких ореховых деревьев для изготовления прикладов. Познакомившись по дороге с голландцем, владевшим небольшим нефтеносным участком в Баку, он на свой страх и риск купил у того землю и небольшой керосиновый завод. С финансами помог брат – знаменитый учёный Альфред Нобель. Будучи неплохим химиком, Роберт быстро нашёл способ производить керосин, превосходящий по качеству не только местную продукцию, но и американский импорт.
 
Модернизировав завод, он в 1875 г. запустил производство, а в октябре следующего года уже поставил в Петербург 300 бочек керосина. Неожиданными успехами заинтересовался ещё один представитель семьи – брат Роберта Людвиг Нобель. В отличие от Роберта, прежде всего инженера и технолога, Людвиг мыслил масштабно, прекрасно представляя себе российскую реальность и промышленный потенциал. Проанализировав все основные звенья технологической цепочки – добычу, транзит, транспортировку в Москву и Петербург, хранение, сбыт, и изучив опыт американцев, он приступил к оптимизации бизнеса, т.е. к решению конкретных инженерных задач.
 
Самым насущным оказалось решение логистических вопросов, поскольку транспортная инфраструктура доставки каспийской нефти на рынки России, Европы и Азии была очень слабо развита. Вторым ключевым моментом стало совершенствование процесса переработки нефти. Отмечая заслуги Людвига Нобеля перед российской нефтяной промышленностью, выдающийся русский химик-технолог, профессор Петербургского университета Конон Иванович Лисенко в “Очерке деятельности Л.И. Нобеля по нефтяному делу в России” писал: “Я не стану перечислять всего, что сделано Нобелем в области перегонки нефти, и укажу только на главное: он первый устроил непрерывную перегонку, первый поставил куб и взмешиватели на открытом воздухе; завёл тщательный контроль дистиллатов и готовых продуктов, устроил подогревание нефти, подлежащей перегонке, горячими остатками, ввёл перегонку нефти на керосин с перегретым паром, вследствие чего он выделяется при значительно низшей температуре”. Кроме того, после получения керосина Нобели не стали сбрасывать нефтяные остатки в море, как привыкли делать другие бакинские предприниматели, а собирали их в большие резервуары, а затем на специально арендованных для этой цели заводах очищали и перерабатывали.
 
За короткое время компания Нобелей стала собственником промыслов в Сураханах, Балаханах, Биби-Эйбате. Взяв в аренду большие участки земли, они построили в районах Баку - Чёрном и Белом городах нефтеперегонные, сернокислотные, медеплавильные, чугунолитейные заводы и причалы. Земли, где предполагалось наличие нефти, немедленно брались в аренду – часть про запас, а на остальных бурили скважины и вели поисково-разведывательные работы.
 
Одной из приоритетных заслуг Нобелей в развитии нефтяного дела России по праву считается прокладка первого российского нефтепровода2. Идея была встречена местной общественностью с подозрением, а у властей возникли опасения, что нововведение чревато массовыми беспорядками, т.к. строительство трубопроводов означало ликвидацию рынка перевозчиков и безработицу. Нобелю попытались было запретить проведение нефтепровода по территории, находившейся во владении государства. Но тем не менее в 1877 г. инженеры А.В. Бари и В.Г. Шухов начали строительство для компании братьев Нобель нефтепровода протяжённостью 12 км, который соединил промыслы в Балаханах с заводом в Чёрном городе, а потом и с пристанью. Для охраны сооружения были поставлены сторожевые вышки и наняты казаки. Проект окупился уже через год. Нефтепровод удешевил доставку нефти с промысла на заводы в 7 раз. Местные нефтепромышленники сначала вынуждены были пользоваться инфраструктурой Нобеля, а затем стали тянуть собственные трубы. (Именно тогда, кстати, были изобретены способы хищения чужой нефти из труб.)
 
Вторая заслуга Нобелей – создание нефтеналивного флота. До прихода на бакинский рынок Нобелей транспортировка нефти из Баку в другие регионы была серьёзной проблемой. Керосин возили в бочках на парусных судах до Волги, а оттуда баржи тащили вверх по течению бурлаки. Стоимость тары составляла примерно половину стоимости залитого в неё керосина, т.к. подходящей древесины для её изготовления в Баку не было. На пароходах возить нефть тоже было дорого, поскольку уголь Россия в основном импортировала. Людвиг Нобель задумал исправить положение при помощи танкеров, а в качестве топлива использовать отходы своего производства, т.е. мазут.
 
Собственноручно разработав общую схему конструкции нового судна, он заключил контракт на строительство 242-тонного танкера со шведской фирмой “Линдхолмен-Мотала”. В 1878 г. танкер “Зороастр” был спущен на воду и переправлен на Каспийское море во время весеннего половодья на Волге. “Зороастр” перевозил нефть в трюмах, которые перегородками делились на отсеки - танки, что позволяло избежать риска волнообразного движения груза.
 
К 1885 г. флот Нобелей насчитывал 11 танкеров на Каспии и 2 на Балтике. Вверх по Волге нефть доставляли наливные баржи. Примеру Нобелей последовали и прочие нефтепромышленники. В конце 90-х XIX века танкерный флот на Каспии располагал уже сотней судов различного типа. Скорость перевозки нефти значительно возросла: один танкер, вмещавший 3 тыс. т нефти, заменил 9000 бочек.
 
Людвиг Нобель считается также пионером перевозки нефтепродуктов по железной дороге, что было крайне важно по причине замерзания водных путей зимой. В 1881 г. он пустил в Петербург железнодорожный состав из железных цистерн. Через два года компания владела уже 60 составами по 25 цистерн каждый. Поскольку администрация железных дорог отказывалась обслуживать этот парк, Нобели построили собственные депо, ремонтные мастерские, промежуточные нефтехранилища.
 
“БраНобель”
 
Предприятие Нобелей беспрерывно расширялось. Огромные нефтехранилища появились в Царицыне, Москве, Петербурге, Риге, Самаре, Нижнем Новгороде. Расходы исчислялись миллионами рублей. Для дальнейшего развития требовались деньги, которых постоянно не хватало. Тогда 25 мая 1879 г. в Баку была основана первая иностранная нефтепромышленная акционерная компания “Товарищество нефтяного производства братьев Нобель (БраНобель)” с основным капиталом в 3 млн. рублей. В качестве учредителей товарищества выступали трое братьев Нобель – Людвиг, Роберт и Альфред Иммануэльевичи и их друг, полковник гвардейской артиллерии (впоследствии генерал) барон Пётр Александрович Бильдерлинг.
 
Во главе товарищества стояло Правление, находившееся в Петербурге. В его состав входили 5 директоров, возглавляемых председателем. С 1879-го по 1888 г. этот пост занимал Людвиг Нобель, а позже его сын Эмануэль. Центральное управление в Петербурге состояло из следующих отделов: общего делопроизводства и секретариата; технического; торговли керосином в России; иностранного; торговли мазутом и смазочными маслами; железнодорожного; главной бухгалтерии; главной кассы; юридического; контрольного; нефтепроводного; нефтяных промыслов и геологического; бондарного; счётного; управления судоходством и водными перевозками; ссудо-сберегательной кассы служащих. На местах Правление располагало целым рядом исполнительных органов, причём самые крупные учреждения Товарищества были выделены в особые управления: Бакинский отдел, Батумская и Новороссийская конторы, отвечавшие за экспортные операции на Чёрном море, Отдел речной перевозки по Волге и её притокам, Главная инженерная часть на Волге и Московский отдел.
 
Личный персонал Товарищества слагался из служащих и рабочих (промысловых, заводских, мастеровых, рабочих при складах, матросов и пр.). По данным на 1904 г., во всех учреждениях в целом было занято 12350 чел., суммарное вознаграждение которых составляло 5 млн 130 тыс. рублей. За десять лет Товарищество “БраНобель” превратилось в нефтяного гиганта, монополизировало торговлю нефтью и сконцентрировало в своих руках сбыт на самых важных рынках России (см. таблицу), организовав систему добычи, транспортировки и сбыта нефтепродуктов на большей части европейской России. Хозяйство включало трубопроводы, нефтеперерабатывающие заводы, нефтехранилища, железнодорожные составы, центры розничной торговли и многое другое. Однако самым важным достижением Нобелей было превращение нефтяной промышленности из “осветительной” в топливную. Главными потребителями нефтепродуктов стали железные дороги и заводы. Товарищество также активно занялось экспортом керосина в Австрию, Англию и Германию.
 
Доля “БраНобеля” в общей добыче нефти в бакинском районе
 
годы
1880
1885
1890
1895
1900
1905
1909
%
1,9
16,1
20,0
7,7
14,1
11,7
13,6
 
Людвиг Нобель скончался в марте 1888 г. В это время Товарищество обладало капиталом в 35 млн. руб. золотом, что составляло одну пятую часть общего капитала иностранных компаний в русской нефтяной промышленности. В 1896 г. скончался Роберт Нобель. С 1888-го до 1917 г. все российские предприятия семьи Нобель возглавлял Эмануэль Людвигович.
 
“Товарищество братьев Нобель” имело заводы и нефтепромыслы в Грозненском районе, Кубанской области, в Ферганской долине, на острове Челекен и других местах. Только в бакинском районе у “БраНобеля” к 1904 г. было 433 скважины (против 87 в 1897 г.). Не обошло своим вниманием Товарищество и Урало-Эмбенский нефтяной район в Западном Казахстане, где в 1899 г. ударил первый нефтяной фонтан, а с 1911 г. началась промышленная добыча нефти. Преимуществом эмбенской нефти являлись её неглубокое залегание, обильные запасы, лёгкий песчаный грунт, низкие затраты на добычу, дешёвая рабочая сила и т.п. Накануне Первой мировой войны для поиска, добычи, переработки нефти и торговли нефтепродуктами в Урало-Эмбенском районе было создано смешанное акционерное нефтепромышленное и торговое общество “Эмба”, львиная доля акций которого принадлежала “БраНобелю”. В это же время “БраНобель” приобретает 36% акций акционерного общества “Колхида”, тем самым усиливая своё присутствие в нефтяном секторе промышленности дореволюционного Казахстана.
 
На берега Эмбы Нобели пришли в основном, чтобы не опоздать к разделу будущего казахстанского “нефтяного пирога”, не отстать от англичан, французов, немцев. Главное внимание они по-прежнему уделяли бакинской нефти и ревниво следили, чтобы казахская “Эмба” не превратилась в серьёзного соперника Баку. Поэтому старались сдерживать развитие нефтепромыслов более молодого и перспективного Урало-Эмбенского района, ограничивая реализацию на внутреннем рынке эмбенского керосина и смазочных масел.
 
Архивные документы показывают, что в Урало-Эмбенском районе “Товарищество братьев Нобель” уделяло значительное внимание всем аспектам разведки нефти. Только в 1913–1914 гг. компания затратила на разведку нефти в Уральской области 600 тыс. рублей. Все изыскательские работы осуществлялись на основании заключений известных российских специалистов в области геологии нефти, с отчётами и рекомендациями которых внимательно знакомились в Правлении “БраНобель”. Журналы буровых работ на промыслах по каждой скважине содержат подробную геологическую характеристику, описание пород, глубину залегания нефтеносных пластов и другие технико-геологические сведения. Техническое оснащение промыслов было по тем временам хорошим.
 
На Урале формирование инфраструктуры хранения и сбыта нефти завершилось к 1903 г. Вместимость основных нобелевских нефтехранилищ позволяла бесперебойно снабжать керосином и мазутом не только всю Пермскую губернию, включавшую Тюмень и Екатеринбург, но и соседнюю Вятку. Базовым центром из-за удобства транспортных схем была выбрана Пермь: с Каспия керосин и мазут нефтеналивными баржами доставлялись в город по Волге и Каме, а оттуда по Уральской горнозаводской железной дороге – в Западную Сибирь. На карте нефтяных складов “Товарищества братьев Нобель” Пермское нефтехранилище значилось как одно из крупнейших в России.
 
Белорусские губернии попали в орбиту нобелевских интересов в конце 1880-х годов. К 1905 г. “БраНобелю” принадлежали резервуары в Минске, Борисове, Брест-Литовске, Гродно, Могилёве, Орше, Полоцке и Сморгони. Перед войной сбытовая сеть была расширена за счёт Гомеля, Пинска, Пуховичей и Радошковичей.
 
Российская бакинская, грозненская и эмбенская нефть стала серьёзной соперницей американским нефти и керосину на европейском и международном рынках. Товарищество “БраНобель” получило чистой прибыли в 1913 г. – 18,2 млн., в 1914 г. – 16,7 млн., в 1915 г. – 21,4 млн. рублей. С началом  Первой мировой войны прибыли Товарищества превратились в сверхприбыли, т.к. Россия оказалась отрезанной от английского угля, и правительство постоянно требовало увеличения поставок нефти. Цена каждой акции в 1916 г. выросла до 1025 руб., т.е. стала в два раза больше, чем в 1914 г. Основной капитал “БраНобеля” увеличился с 20 млн. руб. в 1913 г. до 45 млн. руб. в 1916 г. После того как в 1916 г. Эмануэль Нобель приобрёл контрольный пакет акций “Русской генеральной нефтяной корпорации” (РГНК), уже никто не пытался оспаривать у “БраНобеля” лидерства на российском нефтяном рынке. Товарищество распоряжалось половиной российской нефтяной промышленности, а также контролировало или имело долю во многих нефтяных и транспортных компаниях.
 
Конец империи Нобелей положил Декрет Совнаркома от 20 июня 1918 г. о национализации нефтяной промышленности в масштабах всей страны и введении государственной монополии на нефтяную торговлю. Бакинские нефтепромыслы были национализированы путём слияния частных нефтепромышленных предприятий в единое целое на базе производственных комплексов трёх крупнейших компаний – “Нефть”, “БраНобель” и “Шелл”. Эмануэль Нобель переехал в Швецию.
 
Социально ответственный бизнес
 
Огромное внимание компания “БраНобель” уделяла социальному обеспечению своих служащих. В конце XIX века актуальным веянием в архитектуре было строительство жилья для рабочих. Прогрессивным типом расселения считались автономные жилые комплексы, расположенные в пределах или рядом с городской чертой. Подобные посёлки для рабочих и служащих – “нобелевские городки” – начали возникать и на местах нефтяного производства братьев Нобель. Первым “экспериментальным полигоном” стал Баку.
 
Нобелевский городок всегда отстраивался с нуля, европеизируя малоосвоенные земли. Предполагалось, что поселения нового типа будут выполнять функции полного обеспечения быта и отдыха трудящихся. В состав учреждений обслуживания входили начальные школы для детей рабочих, аптеки, службы санитарного надзора, больницы, бани, столовые, хлебопекарни. Жильё было двух типов – квартиры для семейных рабочих и служащих и казарменные помещения для холостяков. В Баку рабочим-мусульманам выделяли специальные помещения для совершения религиозных обрядов.
Всего до 1904 г. было построено около 150 жилых зданий, в которых, по возможности, соблюдались правила современной для того времени гигиены. Все здания отапливались соляровыми маслами и имели специально устроенные для этого топки и очаги.
 
Ввиду отсутствия в Баку пресной воды рабочие по определённой норме на человека безвозмездно получали дистиллированную воду. Имелся специальный баркас для перевозки в Баку проживающих там рабочих. Для старших служащих в Баку на границе с морской береговой полосой, арендуемой “Товариществом братьев Нобель”, был создан особый посёлок, названный – “Нефтяная вилла”. Его появление объясняется тем, что заводской район был неблагоприятен по природным условиям, удалён от центра города и неблагоустроен, и хотя его считали приемлемым для проживания бакинского пролетариата, административно-технический персонал даже за крупное вознаграждение не соглашался работать, а тем более жить, в такой обстановке.
 
Посёлок был рассчитан примерно на сто служащих компании. С завода к домам подвели газ для приготовления еды и отопления комнат. Освещение и на заводе, и в посёлке частично было электрическим. Пресную воду ежедневно доставляли с Волги и заливали в резервуар, откуда она по трубам поступала в кухни, ванные комнаты и к брандспойтам. Кроме того, в жилом комплексе установили очень дорогое “климатическое” оборудование, посредством сжатого воздуха снижающее температуру в комнатах до 15…20оС. Из порта к нефтеразработкам протянули первую в Баку телефонную линию компании “Белл”.
 
В состав комплекса входили: общая гостиная; кегельбан; хозяйственный блок с ванными, баней, прачечной и гладильней; клуб, в котором размещался ресторан, музыкальный и бальный залы, биллиардная и библиотека с читальней. Впоследствии построили оранжерею, конюшню, сараи для экипажей, птичий двор, пруды для уток, коровник, свинарник. Была устроена и больница. За стенами “Виллы” находилось жильё для садовников, кучеров и сторожей. Особенно впечатлял парк, созданный на территории посёлка: среди массы нефтяных резервуаров, амбаров, нефтеперегонных заводов расположился крупный зелёный массив площадью около 10 га, который считается не только первым удачным примером парковой архитектуры в промышленном районе города, но и во многом уникальным образцом дендропаркового зодчества того времени.
 
В парке “Виллы” произрастало около 80 тыс. кустов и деревьев, плодородную землю для которых баржами доставляли из Ленкоранского уезда. За полным отсутствием пресной воды понадобилось устроить специальный опреснитель, провести по всему участку водопроводную сеть с особыми канавами для поливки.
 
После революции в особняке, построенном известным итальянским архитектором Бора, располагался сиротский дом, потом воинская часть, конная рота. Сад длительное время пребывал в запустении, а в 1931 г. там был открыт парк культуры и отдыха. Последние десять лет великолепное некогда здание особняка находилось в аварийном состоянии и представляло собой лишь стены без окон и дверей. Сейчас оно отреставрировано и в апреле 2008 г. там открыт Международный музейный центр.
 
Не скупились Нобели и на подготовку кадров для своих предприятий. В ознаменование 25-летнего юбилея Товарищество приняло решение ассигновать 100 тыс. руб. на постройку в Баку школы для детей Товарищества и отчислить капитал в 250 тыс. руб. в специальный образовательный фонд для внесения платы за обучение детей служащих Товарищества в средних и низших школах. Школы организовали также на промыслах в Балаханах и при складе в Астрахани. При бакинской школе существовали ещё бесплатные вспомогательные курсы для взрослых рабочих, например вечерние курсы технического черчения, курсы рукоделия для девочек, вечерние курсы грамотности. Кроме того, имелся хор рабочих, дававший очень успешные воскресные концерты.
Из своих средств Товарищество основало семь стипендий для детей служащих в С.-Петербургском Политехническом и Горном институтах, Ремесленном училище цесаревича Николая, Коммерческом училище и в Бакинском реальном училище. Существовал ещё особый капитал в размере 6000 руб., проценты от которого шли на пособия для нуждающихся учащихся.
 
В Казахстане Нобели также пунктуально выполняли свои социальные обязательства по двусторонним договорам. Компания располагала лечебными санаториями в Бердянске, Евпатории и Симферополе. Рабочим и служащим выдавались пособия для получения их детьми среднего и высшего образования. Все сотрудники были застрахованы в Поволжском окружном страховом товариществе на случай производственных травм. Компания занималась и благотворительной деятельностью, выделяя значительные суммы на развитие образования в Уральской области, материально поддерживала семьи рабочих, призванных на войну.
 
Летом 1892 г., когда в Баку вспыхнула сильнейшая эпидемия холеры, в “Товариществе братьев Нобель” был организован отряд по борьбе с ней, в который вошли специалисты по холере, присланные Эмануэлем Нобелем, – русский доктор Шубенко и американец Блэкштайн. Штатный врач компании доктор Петкевич вместе с несколькими служащими устроил барак для холерных больных и поставил палатку для медперсонала, оборудованную дезинфекционным аппаратом. Отряд круглосуточно обследовал дома и предприятия в Чёрном городе, следил за поддержанием чистоты и за тем, чтобы никто не ел свежих фруктов и не пил сырой воды. О положении дел ежедневно телеграфировали в Петербург.
* * *
Нобели вели свой бизнес по европейским стандартам: рационально, экономно, эффективно, без ненужных расходов и излишеств. Для коррупции в подразделениях компании не было ни малейших условий. Главные бухгалтерские и кассовые книги всех нефтепромыслов Нобелей содержат за каждый год подробные сведения о прибылях и убытках, о состоянии и хозяйственной работе, текущих счетах, расходах на содержание буровых скважин, оборудования, транспорта, другого движимого и недвижимого имущества – школ, бань, больниц, лавок, причём по дням и месяцам, с указанием точных сумм. На решение социально-экономических проблем Товарищество “БраНобель” отчисляло 40% чистой прибыли. Очень хочется, чтобы современные представители российского крупного бизнеса почаще следовали примеру Нобелей.
«Стандарты и качество»

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100