Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Как Татьяну Голикову судья Тверского районного суда Москвы уравняла в правах с Федеральным Собранием, а себя – с Президентом России

Чтобы уволить Христо Тахчиди, гендиректора МНТК «Микрохирургия глаза», министр здравоохранения своим приказом внесла поправки в Трудовой кодекс, которые, подобно президентскому указу, были утверждены судебным решением
 
Моисей ГЕЛЬМАН
 
 
Согласно Конституции РФ федеральные законы принимаются обеими палатами парламента, а подписывает (утверждает) их президент страны. Законы имеют прямое действие и обязательны для выполнения на всей территории  России, причем изменять их может только сам законодатель, то есть  парламент, по представлениям лиц, обладающих правом законодательной инициативы. Министерства и федеральные суды, кроме Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного, в их число не входят. 
 
Не секрет, что законотворчество у нас в стране далеко от совершенства, поэтому законодательные нормы нередко оказываются ошибочными и противоречивыми, допускают неоднозначное толкование и пр. Казалось бы,  в таких случаях Конституционный, Верховный и Высший арбитражный суды, каждый в пределах своего ведения, должны пользоваться правом законодательной инициативы и вносить в парламент проекты соответствующих поправок в законодательные акты.
 
Однако чаще всего упомянутые суды высшей юрисдикции ограничиваются только постановлениями, в которых разъясняется, как судьям толковать и применять ту или иную «непонятную» правовую норму. Иначе говоря, законодательство в таких случаях подменяется исправлением «плохих» норм и указанием их правоприменения, хотя российское право не является прецедентным. Это ведет к нарушению прав законодателя и присвоению судами высшей юрисдикции законодательных функций. Вместе с тем, многие судьи в судах различных инстанций, следуя примеру «старших товарищей»,  нередко создают свою «правоприменительную» практику, произвольно толкуя те или иные законодательные нормы и вынося «прецедентные» противоправные судебные решения. Примеров тому множество. Вот один из них.
 
Самодур на министерстве
 
Как известно, в конце прошлого года в  Минздравсоцразвития разразился очередной скандал. На сей раз, после коррупционных закупок медицинских томографов, – кадровый. Своим приказом от 15 ноября 2011 г. министр Татьяна Голикова уволила Христо Тахчиди, генерального директора Федерального государственного учреждения «Межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза» имени академика С. Н. Федорова» (далее – МНТК). Уволила, как показано ниже, противоправно, и без всяких на то оснований заменила известного учёного и врача-офтальмолога, член-корреспондента РАН, который возглавлял МНТК с января 2001 года, одного из лучших учеников трагически погибшего Святослава Федорова, на неспециалиста.
 
За Христо Тахчиди вступились многочисленные коллеги и пациенты, много комментариев появилось в социальных Интернет-сетях. В московском центре МНТК и его 11 региональных филиалах, где работают около 5000 человек, прошли митинги протеста. Протестовали не футбольные фанаты. Работники МНТК прекрасно осознают, что появление во главе «Микрохирургии глаза» бывшего депутата Госдумы и бывшего хирурга не «по глазам» чревато развалом создававшегося многими десятилетиями научного и  лечебного центра, который пользуется заслуженным авторитетом в мире. Когда его гендиректором назначили Христо Тахчиди, он смог организовать коллектив и спасти МНТК, который после гибели Святослава Федорова стали разваливать. Сейчас усилиями Татьяны Голиковой развал МНТК может возобновиться.
 
После выступления по этому поводу президента  Национальной медицинской палаты профессора Леонида Рошаля  Владимир Путин поручил Генпрокуратуре проверить объективность причин увольнения Тахчиди. А в декабрьском за прошлый год номере газеты «Промышленные ведомости» была опубликована статья «Самодур на министерстве» с аргументированным анализом противоправности действий министра здравоохранения. Напомню, «самодур», согласно Толковому словарю русского языка  С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, - не ругательство, а понятие, характеризующее свойство личности. Оно означает, что это «человек, который действует по своей прихоти, по своему произволу, унижая достоинство других (женский род – самодурка)».
 
Причины увольнения любого наемного работника должны указываться в соответствующем приказе руководителя организации. В госучреждениях, подчинённых министерствам и ведомствам, назначением и увольнением их руководителей ведают соответствующие министры. В упомянутом приказе Татьяны Голиковой сказано:
«В связи с назначением с 22 ноября 2011 г. генерального директора
федерального государственного учреждения «Межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза» имени академика С. Н. Федорова» приказываю прекратить 2I ноября 20l1 г. действие трудового договора от 30 декабря 2009 г….  с исполняющим обязанности генерального директора…  Тахчиди Христо Перикловича…  в связи с окончанием срока его действия».
 
Очевидно, Генпрокуратура должна была  проверить объективность и законность только тех оснований для увольнения Христо Тахчиди, которые изложены в этом приказе, а не каких-то иных, неофициальных сведений, порочивших гендиректора МНТК, и полуподпольно предоставленных некими чиновниками министерства отдельным СМИ.
Измышления по этому поводу министерских чиновников в ноябре прошлого года  были вывешены на Интернет-сайте Минздравсоцразвития. Но спустя несколько дней их убрали, так как авторы инсинуаций прекрасно осознавали, что за клевету придётся отвечать в уголовном порядке. А  стёртую информацию подтвердить сложно. Хотя возможно.
 
Надо полагать, за деньги, как водится, эту клевету тут же  растиражировал и телеканал ОРТ. В частности, на экране мельком показали бумагу с приказом Голиковой, процитированным выше, а диктор в это время врал, что Тахчиди уволили якобы за многочисленные  грубые нарушения в работе. Но запись передачи из архива на Интернет-сайте ОРТ вскоре тоже исчезла.
 
Если чиновники еще как-то  чтят Уголовный кодекс, то на Трудовой им наплевать. В ст. 58 Трудового кодекса  РФ (далее ТК) сказано: «Трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок».
Анализ на соответствие этой норме ТК показал, что приведенный выше приказ об увольнении гендиректора «Микрохирургии глаза» противоправен, так как трудовой договор заключили с ним фактически на неопределенный по времени срок. Иначе говоря, для увольнения Христо Тахчиди отсутствали какие-либо правовые основания. И вот почему.
 
1.   В ст.58 ТК говорится:
«Трудовые договоры могут заключаться:
- на неопределенный срок;
- на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами».
 
С  Христо Тахчиди министерство в лице Татьяны Голиковой заключило 30 декабря 2009 г.  трудовой договор. Согласно  п. 24  договора «работник (Х.Тахчиди) исполняет обязанности и. о. генерального директора, предусмотренные трудовым договором, с 01 января 2010 г.,  а в п. 20 сказано, что «трудовой договор заключён на срок до назначения генерального директора в установленном порядке».
 
Согласно приведённой выше норме ст. 58 ТК, срочный трудовой договор заключается на определенный срок не более пяти лет. Иные сроки законодательством для руководителя организации не предусмотрены. Понятие «определённый срок» согласно семантике русского языка и определению толковых словарей  - понятие временное, требующее чёткого указания определённой календарной даты завершения договора или, что равносильно, конкретного периода времени  - числа календарных или рабочих дней его продолжительности.
 
Заключение договора «на срок до назначения генерального директора» означает наступление события, календарная дата которого конкретно не определена, т.е. без указания предусмотренного ст. 58 ТК определённого временного  срока наступления этого события. Поэтому уже одно лишь это нарушение превращает трудовой договор, согласно той же ст. 58 ТК, в договор, заключённый на неопределённый срок. В таком случае работника можно уволить только за конкретные прегрешения, предусмотренные законодательством и условиями трудового договора. К сожалению, даже при столь очевидной недостаточности основания для увольнения недостаточность должна быть подтверждена судом.
 
2.  Очевидно,  в судебном порядке необходимо было бы также подтвердить безграмотность и необоснованность формулировки п. 24 договора - «работник исполняет обязанности и. о. генерального директора с 01 января 2010 г. ».
О безграмотности с точки зрения семантики русского языка словосочетания «исполняет обязанности и. о.», т. е. «исполняет обязанности исполняющего обязанности генерального директора с 01 января 2010 г.», говорить не стану. Очевидно, это сделают за меня эксперты  из Института русского языка РАН при проведении лингвистической экспертизы, если она состоится.
 
Как известно, согласно Конституции страны русский язык является государственным, и чиновники того же Минздравсоцразвития во главе с министром Татьяной Голиковой должны им владеть, чтобы  писать по-русски внятные документы. Наверняка эксперты, которые проведут лингвистическую экспертизу, скажут, что п. 24 договора следовало записать в такой редакции: «Работник исполняет обязанности генерального директора, предусмотренные настоящим договором, с 01 января 2010 г.». А после причастного оборота должна стоять запятая, которая в документе отсутствует. Очевидно, Татьяну Голикову и готовившую для нее договор начальницу департамента организации медпомощи и развития здравоохранения О. В. Кривонос следовало бы усадить за парту, предложив написать контрольный диктант…
 
Но п. 24 договора, в котором  говорится  об исполнении обязанностей, противоречит и самому ТК. Согласно ст. 59 ТК срочный трудовой договор на исполнение обязанностей заключается лишь «на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами…  трудовым договором сохраняется место работы».
 
Христо Тахчиди назначили гендиректором МНТК в январе 2001 г., и он проработал в этой должности вплоть до увольнения. Но если его уволили, то должность гендиректора стала вакантной, и с ним нельзя было заключать договор на «исполнение обязанностей исполняющего обязанности»  временно отсутствующего работника, так как такового не было. Не мог же Христо Тахчиди исполнять обязанности  временно отсутствующего…   Христо Тахчиди, который не отсутствовал.  Если же Татьяна Голикова решила в своем приказе слукавить и назначить постороннего человека, до того не работавшего гендиректором «Микрохирургии глаза», то он тоже не мог быть назван временно отсутствующим, допустим, из-за ухода в декретный отпуск, и чьи обязанности поручалось выполнять Христо Тахчиди.  Таким образом, указанное нарушение ст. 59 ТК является еще одним аргументом необоснованности его увольнения.
 
3.  С  предыдущим связано также еще одно обстоятельство незаконности увольнения Христо Тахчиди.  В ст. 58 ТК сказано:
«В случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок».
 
Христо Тахчиди соответствующим приказом назначили генеральным директором МНТК «Микрохирургия глаза» в январе 2001 г. До этого он возглавлял свердловский филиал клиники. А  30 декабря 2004 г. с ним заключили трудовой договор № 5 сроком на пять лет – до 31 декабря 2009 года. Незадолго до окончания этого срока, 22 декабря 2009 г.,  Татьяна Голикова издала приказ, в котором говорилось: «Прекратить действие срочного трудового договора № 5 от 30.12.2004…  с генеральным директором МНТК «Микрохирургия глаза» Тахчиди Христо Перикловичем с 31 декабря 2009 г. в связи с окончанием срока его действия».
 
Замечу, в приказе сказано не об увольнении гендиректора или расторжении с ним договора, а лишь о прекращении действия договора  в связи с окончанием его срока. Срок действия договора истек, но Христо Тахчиди с 1 января 2010 г. продолжил без перерыва во времени выполнять свои прежние обязанности. Об этом 30 декабря 2009 г. Татьяна Голикова подписала соответствующий приказ. И в тот же день она с Христо Тахчиди подписала новый, срочный по названию, трудовой договор, но с неопределенным по времени сроком его завершения. Как показано выше, это явилось нарушением ст. 58 ТК и делало договор заключенным на неопределенный срок.
 
Таким образом получается, что Христо Тахчиди 30 декабря 2009 г. не уволили и договор № 5 от 30.12. 2004 г. с ним не расторгли, так как в приказе министра от 30 декабря 2009 г. об этом ничего не сказано.  Действие же договора  № 5 от 30.12. 2004 г. продолжили новым договором - от 30.12. 2009 г., согласно которому он продолжил работу в качестве генерального директора без перерыва в календарном  времени. Поэтому суд, очевидно, согласно приведенной выше норме ст. 58 ТК,  должен был бы решить, что трудовой договор от 30.12. 2004 г. заключили с Христо  Тахчиди на неопределенный срок, так как он без перерыва продолжил работу по истечении его срока действия. На эту неопределенность временного срока указывает и условие последующего договора – от 30.12. 2009 г.  -  об исполнении Тахчиди своих обязанностей  до назначения генерального директора без указания даты назначения, о чем говорилось выше.
 
Нормы Трудового кодекса по понятиям судьи
 
Учитывая столь очевидные нарушения Трудового кодекса, Христо Тахчиди подал в Тверской районный суд Москвы исковое заявление с требованиями к Минздравсоцразвития о признании незаконным его увольнения и отмене соответствующего приказа, о восстановлении на работе, взыскании с работодателя заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
Однако судья Рачина К. А. при согласии прокурора Коробковой М. Е., участвовавшей в судебном заседании (заседание состоялось 8 февраля этого года), отказала в удовлетворении всех упомянутых требований. Обосновала она отказ, ссылаясь на п.13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Трудового Кодекса РФ».
 
В решении Тверского районного суда по этому поводу записано: «в п. 13 Постановления Пленума… разъяснено, что заключение срочного трудового договора является правомерным в случае наличия согласия сторон, т. е. если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя».
Замечу, что даже добровольное соглашение сторон не должно противоречить законодательству, в данном случае ст. 58 и ст. 59 ТК РФ, что подробно рассмотрено выше (см. п.п. 1, 2 и 3 настоящей публикации). Приведенная из судебного решения выдержка целиком перекочевала в него из возражений Ответчика – Минздравсоцразвития на иск Христо Тахчиди. Однако в ней полностью искажен смысл  п.13 Постановления Пленума Верховного Суда. Поэтому отказ удовлетворить требования Истца, основанный на искаженном цитировании текста Постановления, вызывает, мягко говоря, недоумение. Неужели ни судья, ни прокурор, призванная надзирать за законностью правосудия, не прочли его оригинал?
 
В действительности же в п. 13 Постановления сказано совершенно иное, а именно:
 «В соответствии с частью второй статьи 58 ТК РФ в случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом (т. е. если договором не учитываются характер работы и условия ее выполнения – Прим. автора) необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая статьи 59 ТК РФ), т.е. если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя».
 
В последнем трудовом договоре от 30 декабря 2009 г. между Христо Тахчиди и Минздравсоцразвития был четко очерчен круг его обязанностей, и излагались условия их выполнения. Поэтому, вопреки утверждению судьи Тверского районного суда и искаженному толкованию ею в судебном решении п.13 Постановления Пленума Верховного Суда, добровольное согласие сторон на заключение срочного договора, в котором изложены  характер предстоящей работы и условия ее выполнения, не может быть признано правомерным. Так как при этом нарушены условия п. 58 и п. 59 Трудового кодекса, то договор считается заключенным на неопределенный срок. Это подтверждается также и соответствующим разъяснением в упомянутом  Постановлении Пленума Верховного Суда, на которое почему-то не обратили внимание судья Рачина К. А. и прокурор Коробкова М. Е., участвовавшая в судебном заседании.
 
Как отмечалось, согласно п. 20 трудового договора от 30.12. 2009 г., который заключили с Тахчиди,  «трудовой договор заключён на срок до назначения генерального директора в установленном порядке».  Содержание этого пункта звучит лукаво двусмысленно: кого собирались назначить на эту должность – Христо Тахчиди, но уже в «установленном порядке», или нового человека, и что означает «установленный порядок»?
 
Согласно Постановлению Правительства РФ от 12 августа 2000 г. №  592 «О взаимодействии правительства и федеральных органов исполнительной власти с полномочными представителями Президента Российской Федерации в федеральных округах», руководители федеральных органов исполнительной власти должны  (п.5) «согласовывать с полномочными представителями в установленном законодательством Российской Федерации порядке кандидатуры для назначения на должности федеральных государственных служащих и на иные должности в пределах федеральных округов, если назначение на эти должности осуществляется Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации или федеральными органами исполнительной власти».
 
Гендиректор МНТК «Микрохирургия глаза» к федеральным государственным служащим не относится. Списка иных должностей в пределах федеральных округов, подлежащих согласованию, обнаружить не удалось.  Но под иными должностями можно понимать неограниченный круг работников, вплоть до сторожей, курьеров и уборщиц в том же Минздраве. Для чего их назначение нужно согласовывать с полномочными представителями президента страны в федеральных округах, известно только автору этого абсурдного требования. Тем не менее, в качестве одного из аргументов обоснованности увольнения Христо Тахчиди судья указала на отсутствие согласования его назначения в полпредстве Центрального федерального округа (ЦФО), хотя необходимость такого согласования нормативными документами четко не определена.
 
Удивительно, но почти за 12 лет существования этого Постановления, во многом полуграмотного с точки зрения основ госуправления, подписанного тогдашним главой правительства Михаилом Касьяновым, ни один из полпредов почему-то не обратился с предложением об аннулировании упомянутых бессмысленных согласований. Ведь и в правительстве, и в федеральных органах исполнительной власти существуют кадровые службы, которые должны следить за качеством нанимаемых работников. Зачем же дублировать эту работу в аппаратах полпредов президента? Да и требуемых сотрудников, как оказывается, там для этого нет. Поэтому согласование оказывается фиктивным актом, позволяющим чиновникам манипулировать кадровыми назначениями, как в случае с Христо Тахчиди,  и уходить от ответственности.
 
Как представляется, Христо Тахчиди, заключая трудовой договор от 30.12. 2009 г.  «на срок до назначения генерального директора в установленном порядке», полагал, что гендиректором назначат именно его, согласовав, как и прежде, назначение в полпредстве ЦФО. Ведь иных кандидатур не было. И чтобы не срывать проведения запланированных многочисленных операций, научных исследований и других работ, в том числе с его участием, Христо Периклович в интересах дела вынужден был подписать новый трудовой договор, за исполнение условий которого должен был отвечать.
 
При извращенном изложении в судебном решении п. 13 упомянутого выше Постановления Пленума Верховного Суда было опущено одно важное разъяснение: «Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок». Однако и это обстоятельство судья Рачина К. А. проигнорировала. Хотя отсутствие почти два года иных кандидатур на должность гендиректора могло свидетельствовать о том, что договор подписан вынужденно, возможно, благодаря каким-то обещаниям или даже обману со стороны работодателя.
 
Об этом косвенно может свидетельствовать и «затянувшееся согласование» кандидатуры Христо Тахчиди в полпредстве ЦФО для его назначения в установленном порядке. Однако он почему-то все это время не протестовал, хотя было очевидно, что чиновники министерства по заданию Татьяны Голиковой затеяли с ним  некрасивую игру. Спустя почти два года после подписания нового трудового договора его уволили и назначили нового гендиректора. На мой вопрос, почему он написал заявление о приеме на работу  и подписал договор с противоправными условиями, Христо Периклович ответил, что договор ему передали уже с подписью министра Татьяны Голиковой, а к договору было приложено «его» заявление о приеме на работу. При этом чиновники министерства запретили что-либо изменять в текстах документов и требовали их подписать. Не подпиши их, он оказался бы безработным.
 
Таких  руководителей подведомственных Минздраву учреждений, которые исполняют обязанности исполняющего обязанности генерального директора на срок до назначения генерального директора в установленном порядке, насчитывается с десяток. Это видно из регулярно издаваемых приказов  министра о выдаче положенных премий, где перечисляются их получатели.
 
Идя на нарушения законодательства при заключении псевдосрочных договоров, чиновники министерства прикрываются также необходимостью согласования кандидатур с полпредами президента страны, что, как отмечалось, позволяет им манипулировать кадровыми назначениями. А чтобы держать в узде тех, кто исполняет обязанности исполняющих обязанности, в их учреждениях проводят внеплановые проверки. Так как Федеральная служба по труду и занятости, обязанная пресекать подобные издевательства над правами наемных работников, подчинена Минздравсоцразвития, то кадровые игры министерских чиновников, выполняющих волю своей начальницы, оказываются под надежной собственной «крышей».
 
Прокурор из районной прокуратуры в судейской мантии
 
Судебное заседание, на котором отклонили исковые требования Христо Тахчиди, состоялось 8 февраля этого года. А более чем за месяц до этого судебного заседания в Генеральной прокуратуре выполнили поручение Владимира Путина проверить объективность увольнения Христо Тахчиди, о чем генеральный прокурор Юрий Чайка сообщил главе правительства письмом за № 1-ГП-185-2011 от 29.12.2011. Выводы прокурорской проверки о нарушениях законодательства при увольнении Тахчиди Х. П. (они совпали с изложенными в публикации «Самодур на министерстве» газеты «Промышленные ведомости» и содержались в самом Трудовом кодексе) таковы:
 
«Вопреки ч.ч. 2, 3 ст. 58, ч. 1 ст. 59 ТК РФ приказом Минздравсоцразвития России от 30.12.2009 Тахчиди Х. П. назначен с  01. 01.2010 на должность исполняющего обязанности генерального директора Учреждения на срок до назначения нового генерального директора в установленном порядке. Между тем трудовым законодательством не предусмотрено такое условие заключения срочного трудового договора. В результате срок действия указанного договора оказался фактически не определен, его наступление безосновательно поставлено в зависимость от волеизъявления Минздравсоцразвития России.
 
В соответствии со ст. 58  ТК РФ, если в трудовом договоре не оговорен срок его действия, то он считается заключенным на неопределенный срок. К подобным договорам не могут применяться положения ст. 77 ТК РФ, предусматривающей в качестве одного из оснований расторжения трудового договора истечение его срока.
С учетом изложенного полагаем, что в нарушение указанных требований закона приказом Минздравсоцразвития России от l5.l1.2011 № 352-кр действие трудового договора с Тахчиди Х.П. неправомерно прекращено с 21.11.2011 ввиду истечения его срока. При этом выявленные в деятельности Учреждения и его филиалов нарушения федерального законодательства не послужили правовым основанием для увольнения Тахчиди Х. П.
 
В связи с обращением Тахчиди Х. П. в Тверской районный суд города Москвы с исковым заявлением к Минздравсоцразвития России о признании незаконным приказа о прекращении действия трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда окончательное решение о законности его увольнения будет принято судом».
 
Как видим, результаты прокурорской проверки показали, что уволили  Христо Тахчиди с нарушением статей 57, 58 и 59 Трудового кодекса РФ, и действие трудового договора с ним прекращено неправомерно. Поэтому выводы Генеральной прокуратуры и разъяснения Пленума Верховного Суда по этим вопросам оказались прямо противоположными решению Тверского районного суда. Но в судебном заседании участвовала прокурор Коробкова М. Е., обязанная надзирать за соблюдением законности. Однако она, вопреки упомянутому заключению Генпрокуратуры,  работником одного из органов которой является,  почему-то полностью согласилась с решением судьи Рачиной К. А.
 
Я, конечно же, далек от мысли о наличии в этом деле чьего-то заказа и какого-то  сговора. Но неужели либерализм и плюрализм мнений в Генеральной прокуратуре достигли таких вершин, когда прокурор районной прокуратуры может запросто пренебрегать и нормами права, и официальными результатами проверки, выполненной генеральным прокурором по запросу главы правительства? Возможно, что с этими результатами прокурора Коробкову М. Е. почему-то не ознакомили, но она же должна была руководствоваться законодательными нормами, а не понятиями о них в представлении судьи.  Поэтому непонятно,  для кого и для чего проводилась прокурорская проверка объективности увольнения Христо Тахчиди,  почему не согласился с ее очевидными результатами,  проигнорировав их, представитель прокуратуры в суде, хотя результаты проверки содержатся в самом Трудовом кодексе, и почему они даже не были оглашены в суде?
 
Вместе с тем, как отмечалось выше, вызывает удивление абсолютно искаженное в судебном решении цитирование п.13 Постановления Пленума Верховного Суда от 17 марта 2004 г. «О применении судами Трудового Кодекса РФ». Руководствуясь, в частности, и этим искаженным текстом, Тверской районный суд отказал в удовлетворении исковых требований Истца.
 
В судебном решении приводится также заключение заместителя руководителя Федеральной службы по труду и занятости (Роструда) Шкловца И. И., конечно же,  об отсутствии каких-либо нарушений законодательства при увольнении Христо Тахчиди. Их и не могло быть. Ведь Роструд подчинен Минздравсоцразвития,  а руководителей этой Федеральной службы, включая  Ивана Ивановича Шкловца,  назначила на их должности  Татьяна Голикова. Тех, кто ей возражал, она, как известно, увольняла. Так не пора ли, наконец, вывести этот орган из подчинения Минздравсоцразвития, подчинив его непосредственно главе правительства? Тогда в нем, надо полагать, уже не будут работать начальники, подобные Шкловцу.
 
В разговоре со мной по телефону он возмутился моим несогласием с судебным решением об увольнении Христо Тахчиди, а значит и с приведенным в нем «профессиональным» заключением самого Шкловца.  Видимо, в подкорке у него запрограммировано  прямо по Фрейду: «Я – начальник, ты – дурак!». Интересно, что бы он сказал по поводу своего «профессионального» заключения об этом деле генеральному прокурору Юрию Чайке? Тоже бы возмутился несогласием с ним Генеральной прокуратуры?
 
Надо полагать, результаты проверки с выводами о незаконности увольнения Христо Тахчиди Генеральная прокуратура направила также и в Минздравсоцразвития, и в Роструд. Поэтому возможность выразить свое возмущение  результатами прокурорской проверки, которые противоречат его мнению, Ивану Ивановичу наверняка представится. Думаю, произойдет это  в самом ближайшем будущем, если решение суда будет опротестовано.
 
                                                                      ***
Научные школы живут и развиваются, если в руководстве сохраняется преемственность учителей, создателей этих школ, и их лучших учеников. Христо Тахчиди – один из лучших учеников покойного Святослава Федорова, создавшего МНТК «Микрохирургия глаза». Неспроста его назначили руководить этим комплексом, для чего  перевели в Москву из возглавлявшегося им свердловского филиала. Произошло это вскоре после трагической гибели Святослава Федорова.
 
Я не стану перечислять научные и практические достижения  и заслуги Христо Тахчиди, член-корреспондента РАН, ученого с именем, которого коллеги избрали председателем Общества офтальмологов России. Не об этом здесь речь. Беда в том, что вместо него генеральным директором МНТК «Микрохирургия глаза» назначили не врача-офтальмолога, а бывшего хирурга не «по глазам» Александра Чухраева, пребывавшего в депутатах Госдумы с 2003-го по 2011 год и во многом утерявшего свои прежние врачебные навыки.
 
От услуг бывшего депутата его родная «Единая Россия» отказалась. Но Татьяна Голикова решила, видимо,  отблагодарить хорошего человека, который, будучи заместителем председателя думского комитета по охране здоровья, лоббировал нужные его благодетельнице законы в нужных редакциях. О мытарствах с исправлением опасных пороков принятого закона о здравоохранении с горечью говорят по сей день многие специалисты, в том числе доктор Леонид Рошаль.
 
Почему же в полпредстве Центрального федерального округа согласились с назначением нового руководителя МНТК  «Микрохирургия глаза», не имеющего никакого отношения к офтальмологии? Ведь, пользуясь бесконтрольностью и безнаказанностью, Татьяна Голикова основательно зачистила министерство и подчиненные ей федеральные органы от неугодных специалистов. Сейчас идет зачистка не угодных ей руководителей медицинских научных и лечебных учреждений, благодаря которым российское здравоохранение еще как-то держится наплаву. До каких же пор может продолжаться разрушительная деятельность откровенного самодура?
Татьяна Голикова отставка, Христо Тахчиди увольнение,  Леонид Рошаль, Минздравсоцразвития, «Микрохирургия глаза»,  Роструд, ЦФО

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100