Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Преступная индульгенция изготовителям
вредоносных стиральных порошков

.
В Таможенном союзе намерены принять опасный для человека и окружающей среды проект технического регламента «О безопасности синтетических моющих средств и товаров бытовой химии"

Владимир Мельников

кандидат биологических наук,
член президиума Академии
медико-технических наук
 
                                                                                    «Безумие становится нормой.
                                                                                                        Норма вызывает ощущение чуда».
                                                                                                  Сергей Довлатов
 
Уже несколько десятилетий в ряде стран мира запрещено производство и использование фосфатных СМС - синтетических моющих средств, в том числе стиральных порошков, в состав которых входят фосфаты. К последним чаще всего относится применяемый в производстве СМС триполифосфат натрия (ТПФ). Неопровержимые доказательства вредоносности фосфатных СМС были получены экспериментально.  В ходе спланированных опытов в природных условиях было показано, что  накопление в хозяйственных водоемах главным образом фосфатов из СМС вызывает бурное размножение сине-зеленых водорослей в теплый период года («цветение» водоемов). В свою очередь с сине-зелеными водорослями связано многократное увеличение в загрязненных фосфатами водоемах уровня химической опасности не только для рыб и других гидробионтов (простейших, моллюсков, ракообразных), но и для людей, а также диких, домашних и сельскохозяйственных животных.
 
Одна из главных причин этой опасности заключается в том, что многие виды сине-зеленых водорослей являются продуцентами алготоксинов. Водоподготовка, основанная на традиционных методах, не способна обеспечить требуемую степень очистки питьевой воды от названных токсинов.
 
В скором времени предстоит утверждение Комиссией Таможенного союза единого технического регламента «О безопасности  синтетических моющих средств и товаров бытовой химии», публичное обсуждение проекта которого проходило в августе-октябре текущего года. Казалось бы, следуя декларациям о гармонизации нормативно-технических документов Таможенного союза с международными, упомянутым техрегламентом необходимо было запретить использование фосфатных СМС на единой таможенной территории Беларуси, Казахстана и России. Однако согласно этому проекту, долгожданный запрет использования фосфатных СМС отложен еще на 9 лет.
 
Законодательное разрешение производства и продажи фосфатных СМС на территории Таможенного союза до 2020 года лежит на совести разработчиков названного технического регламента и руководителей Таможенного союза, отнесшихся «с пониманием» к «нуждам» производителей опасных моющих средств. Между тем, учеными Института биохимии и физиологии микроорганизмов РАН еще в средине 90-х годов прошлого века было предложено заменить фосфаты в СМС на абсолютно безопасную соль лимонной кислоты – цитрат натрия - отечественного производства.
 
Высокоэффективная биотехнология производства  лимонной кислоты и цитрата натрия с использованием дрожжей Yarrowia lipolitica разработана и испытана в полупромышленных условиях группой ученых и технологов во главе с доктором биологических наук Т. В. Финогеновой. Технология защищена  действующим патентом Российской Федерации. 
 
Единый технический регламент Таможенного союза «О безопасности  синтетических моющих средств и товаров бытовой химии» мог бы стимулировать освоение указанной биотехнологии в промышленном масштабе, но для этого подобные документы должны разрабатывать эксперты, а не безграмотные и безответственные бюрократы.
 
Фосфатная угроза санитарному благополучию и здоровью населения
 
К великому сожалению, у нас в России существует слишком много так называемых системных проблем, разрешение которых длится десятилетиями и без особых успехов. Одной из них  является проблема обеспечения населения высококачественной питьевой водой. Россия, располагая огромными запасами пресной воды, может использовать для питьевого водоснабжения всего 1-3% имеющихся водных ресурсов.
 
Причина этого кроется не только в недостаточном количестве современных очистных сооружений, но и в отсутствии желания у владельцев промышленных предприятий добровольно принимать меры, направленные на защиту окружающей среды, а также в попустительстве этому властей. Тому пример – позиция наших и зарубежных производителей СМС в Российской Федерации, «подкрепленная» очередным техническим регламентом.
 
Лишь относительно недавно российскому обывателю стала доступна информация об опасных фосфатах, которые вносятся в СМС с целью уменьшения жесткости воды для стирки путем связывания ионов  кальция и магния.  И пришло «разъяснение» не от производителей СМС, которые сознательно умалчивают об их вредности, и не от Роспотребнадзора или государственных природоохранных органов. Тревогу забили в Интернете и СМИ. Последние были вынуждены рассказывать обеспокоенному населению, почему нужно остерегаться летом «цветущих» водоемов. Вспомним хотя бы ежегодное «цветение» Волги и других рек, Финского залива, прибрежных вод Азовского и Черного морей, многочисленных  озер и искусственных  водоемов.
 
Дело в том, что после стирки СМС вместе с грязной водой попадают либо прямо в природные водоемы, либо в очистные сооружения. Однако даже самые современные очистные сооружения не могут эффективно улавливать фосфаты. В результате в водоемах, особенно непроточных, идет их накопление. А ведь эти вещества  «любимое блюдо» в пищевом рационе сине-зеленых водорослей (цианобактерий). В силу своей природы (сочетание у них способности к фотосинтезу с фиксацией атмосферного азота) эти водоросли могут размножаться не только днем, но и ночью, вызывая «цветение» воды.  Происходит это даже при ничтожных концентрациях фосфатов – до 1мг/л. В период «цветения» воды вес биомассы сине-зеленых водорослей достигает 500 граммов   в 1 куб. метре воды.
 
Ученые опытным путем давно доказали, что запускают «цветение» воды не столько фосфатные удобрения, попадающие в нее из соседних с населенными пунктами сельхозугодий, сколько фосфаты из СМС. Так, если принять за 100% все источники фосфора, попавшего в водоемы, то на долю фосфатных удобрений приходится 5%, а  на долю фосфатов из СМС - 95 %.
 
 При отмирании клеток сине-зеленных водорослей вода в водозаборных зонах приобретает неприятный запах и вкус, которые сохраняются и в водопроводной воде. Но главное, что при этом в воду попадают очень опасные  токсины сине-зеленых водорослей, которые вызывают заболевания и гибель животных и людей. Эти токсины очень устойчивы в окружающей среде, не разрушаются при высокой температуре, при обработке воды хлором и при ее сильном подкислении.
 
Анализ воды на содержание токсинов сине-зеленых водорослей в водоемах является сложным и трудоемким процессом. Возможно поэтому, Всемирная организация здравоохранения рекомендовала не использовать водоемы как источник питьевого водоснабжения, если в них содержится более 100 млн. клеток сине-зеленых водорослей на 1 литр воды.
 
Доказано, что токсины сине-зеленых водорослей могут попасть в организм человека через рот, кожные покровы, воздушно-капельным путем. Известны три группы этих токсинов: гепатотоксины, нейротоксины и цитотоксины. Гепатотоксины не разрушаются в процессе пищеварения, накапливаются в клетках печени, вызывая некроз печени и кишечные кровотечения. Наиболее изученными среди гепатотоксинов сине-зеленых водорослей являются микроцистины и нодуларин. Их концентрация  в 1 г клеток водорослей может достигать 3 мг. Было обнаружено, что при попадании в организм человека больших доз микроцистина смерть наступала в течение нескольких часов.
 
При длительном употреблении воды, содержащей даже низкие дозы этого токсина (0,1 мкг/л),  развивается рак кишечника и рак печени. Нейротоксины сине-зеленых  водорослей вызывают прогрессирующий паралич и смерть от остановки дыхания. Содержание этих токсинов может достигать 4 мг в 1 г биомассы водорослей. Цитотоксины сине-зеленых водорослей вызывают массовые отравления людей с поражением тканей печени и почек.
 
В 1989-1991 годах учеными России и США были исследованы «цветущие» водоемы северо-запада России и Украины, в том числе  озеро Разлив, Куршский залив у города Калининграда, Киевское водохранилище и река Днепр. Во всех водоемах были обнаружены микроцистины трех типов, а также несколько токсинов, структура и свойства которых ранее не изучались.  
 
Из современных стандартов на питьевую воду  известно о 1345 токсических химических веществах. Однако, к большому удивлению, нормативные документы Роспотребнадзора о санитарно-гигиенических характеристиках воды, в том числе питьевой, не учитывают возможность наличия в ней токсинов сине-зеленых водорослей. Скажу больше - в отличие от зарубежья  в России токсины сине-зеленых водорослей практически не изучаются.
 
В России также не ведется учет доли фосфатов, поступающих с СМС в коммунальные сточные воды. Если обратиться к опубликованным результатам тестовых исследований, среднее содержание фосфатов (в пересчете на фосфор) в стиральных порошках, продаваемых на российском рынке, составляет 4,5-6,5%, а содержание ТПФ в 1 кг СМС может доходить до 200 – 300 граммов. А ведь одного грамма ТПФ достаточно для образования 10 кг биомассы сине-зеленых водорослей.
 
С учетом того, что ежегодно наши граждане используют для стирки 1,2 млн. тонн СМС, в хозяйственно-бытовые сточные воды поступает в пересчете на фосфор около 40 тысяч тонн этой отравы. От экологической катастрофы, которая могла быть вызвана образованием миллионов тонн биомассы сине-зеленых водорослей в водоемах России,  россиян спасает недостаточное для развития этих водорослей количество  солнечного света и тепла, прежде всего,  осенью и зимой.
 
«Синдром чистого белья»
 
Врачи-дерматологи ввели это  понятие после того, как выяснилось, что и сами фосфаты, попадая на кожу людей при купании в загрязненных водоемах или с поверхности недостаточно выполосканных тканей, могут вызывать аллергию и различные болезни кожи - дерматозы.  Проникая через кожу в кровь, фосфаты изменяют содержание гемоглобина и плотность сыворотки крови. При наличии избыточного количества фосфатов в организме у людей нарушаются функции почек, печени, мышц, изменяется обмен веществ, что в сумме приводит к обострению хронических заболеваний и появлению новых. Чтобы избавиться от фосфатов в постиранном белье, нужно сделать не менее десяти полосканий в проточной воде, тогда как  современные стиральные машины запрограммированы в лучшем случае на 3-4 цикла полоскания белья.
 
Еще одно важное наблюдение: фосфаты усиливают токсическое действие на человека и без того агрессивных анионных поверхностно-активных веществ (а-ПАВ), которые также входят в состав СМС  и сохраняются на простиранном белье даже после десятикратного полоскания в горячей воде. Кстати, в холодной воде фосфаты и а-ПАВы выполаскиваются очень мало.
 
Высокие концентрации а-ПАВов сохраняются на хлопковых, шерстяных и полушерстяных тканях до четырех суток, в течение которых сохраняется и большая вероятность интоксикации организма человека, особенно в детском возрасте. Длительное воздействие фосфатов и а-ПАВов на организм человека, вызывает аллергию, нарушение иммунитета, поражение легких, печени, почек, мозга.
 
Будет ли лучше в Таможенном союзе?
 
Первоочередные технические регламенты Таможенного союза решено было создавать на основе технических регламентов, уже используемых  государствами-членами союза. Так поступили и с проектом технического регламента «О безопасности СМС и товаров бытовой химии». Он был разработан Мининдустрии и новых технологий Республики Казахстан, концерном «Белнефтехим» (Белоруссия) и Минпромторгом России на основе технического регламента Казахстана. Чем же отличается  текст этого проекта от текста одноименного, 2008 года, технического регламента Республики Казахстан, обязательные требования которого с 1 июля 2010 года были введены также на территории России постановлением Правительства Российской Федерации от 9 марта 2010 года № 32?
 
Сразу оговорюсь, что меня интересовали не полные тексты упомянутых документов, а только экотоксикологические показатели безопасности СМС, точнее, показатели предельно-допустимых значений массовой доли входящих в состав СМС фосфорнокислых солей (фосфатов, ТПФ)  в пересчете на пятиокись фосфора.
 
В техническом регламенте Казахстана «О безопасности СМС и товаров бытовой химии» предельно-допустимые значения содержащихся в СМС фосфатов установлены на уровне 22%,  и в водосмягчающих средствах - 30%. Такие показатели содержал давно устаревший  российский  ГОСТ 25644-96 «Средства моющие синтетические порошкообразные». А вот в принятом в 2005 году и, к сожалению, ставшим необязательным национальном стандарте ГОСТ Р 52488-2005 «Средства для стирки.
Общие технические условия» значение упомянутого показателя меньше - не более 17%.   Спрашивается, на каком основании чиновники из Минпромторга России согласились распространить действие технического регламента Казахстана на нашей территории, если его требования к фосфатам не соответствуют не только нынешнему российскому ГОСТ Р, но и международным стандартам?
 
Пойдем дальше. В проекте технического регламента Таможенного союза «О безопасности СМС и товаров бытовой химии» предельно-допустимые значения экотоксикологических показателей безопасности относительно фосфатов, входящих в состав СМС (кроме водосмягчающих средств), предлагается установить до 1 января 2013 года  на уровне не более 14%, с 1 января 2013 года – 8%, с 1 января 2016 года  –  4%, и только с 1 января 2020 года  на использование фосфатов в СМС предлагается ввести запрет.
 
Между тем такое намечаемое развитие событий противоречит Московской министерской декларации от 20 мая 2010 года. Согласно этому документу  Российская Федерация, Чешская и Словацкая республики, Дания, Эстония, Финляндия, Германия, Латвия, Литва, Польша,  Швеция и Европейский союз для защиты Балтийского моря договорились исключить фосфор из моющих средств не позднее 2015 г., и поддерживать использование бесфосфатных средств для мытья посуды.  Кроме того, российские и казахские разработчики обсуждаемого технического регламента не учли принятую Азербайджаном, Ираном, Казахстаном, Российской Федерацией и Туркменией Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря. Она  предусматривает создание программы по выводу из обращения и/или замене веществ, способных вызвать загрязнение из наземных источников.
 
У меня также нет объяснения, почему один из разработчиков указанного технического регламента - Минпромторг России не учел официальное предложение Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, согласно которому содержание неорганического фосфора в СМС требовалось довести до 0,2-0,5 % к 2015 году, и в дальнейшем запретить фосфатные СМС на всей территории Российской Федерации. Замечу, что указанное требование близко к требованиям Дунайской декларации, согласно которой обязательное снижение содержания фосфора в моющих средствах для бытового использования от 0,2 до 0,5% должно быть достигнуто к 2012 году, а дальнейшее снижение указанных показателей, вплоть до полного запрета фосфатных СМС, - к 2015 году.
 
Особо следует обратить внимание на тот факт, что требования рассматриваемого проекта технического регламента Таможенного союза не гармонизированы с требованиями международных стандартов в сфере применения опасных химических веществ и химической продукции, включая СМС. И это несмотря на то, что в Уведомлении о разработке проекта перечислено около 10 соответствующих европейских регламентов и директив, на основании которых якобы создавался проект.
 
Таким образом,  в случае принятия Комиссией Таможенного союза технического регламента «О безопасности СМС и товаров бытовой химии» без внесения в него соответствующих правок, «эпоха» стирки белья фосфатными СМС будет  законодательно продлена, по крайней мере, еще на девять лет. Население трех государств, не подозревая ничего плохого, будет продолжать загрязнение водоемов вредоносными СМС. А следствиями этого загрязнения будут дальнейшее ухудшение санитарно-гигиенических показателей водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования и уничтожение рыбных промыслов, продолжится рост массовых отравлений сельскохозяйственных животных и заболеваний людей.
 
При этом власти будут вынуждены продолжать тратить деньги налогоплательщиков на строительство дорогущих очистных сооружений, «специализированных»   под  опасные вещества СМС и токсины сине-зеленых водорослей, на биологические и химические средства для борьбы с этими водорослями, на диагностику болезней «с неясной этиологией» и на лечение пострадавших.
 
Как тут не вспомнить выражение замечательного писателя Сергея Довлатова: «Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда».
 
Кому может быть выгоден опасный технический регламент?
 
В России около 80% рынка СМС находится в руках трех компаний - «Procter and  Gamblе», «Henkel», «Reckitt Benckiser».   Остальной рынок делят компании «Нэфис-Косметик», «Аист», «Невская Косметика»,  «Весна»  и др. В подавляющем большинстве СМС, выпускаемых этими компаниями на российский рынок, в том числе в СМС для стирки детского белья, содержатся фосфаты.
 
Замечу, что иностранные фирмы, скупившие в России наиболее крупные  предприятия по производству СМС, выпускают для российского рынка СМС с фосфатами, а у себя на родине, где существует запрет на продажу фосфатных СМС, уже много лет выпускают их под теми же названиями, но без  фосфатов. За примерами не надо далеко ходить. На принадлежащем фирме «Procter and  Gamblе» (США) заводе «Новомосковскбытхим» производятся в основном фосфатные стиральные порошки «Ариэль», «Тайд», «Миф», «Тикс», агрессивная реклама которых давно захватила каналы российского ТВ.
 
Аналогично поступает и фирма «Хенкель» (Германия), предприятия которой в России - ОАО «Хенкель-Пемос», «Хенкель-Эра», «Хенкель-Юг», если принять во внимание ежегодные закупки ими тысячи тонн ТПФ, также производят большое количество фосфатных СМС.  Не является ли это свидетельством неприкрытого цинизма владельцев указанных компаний, и колониального подхода к населению Российской Федерации?
В 2008 году производители СМС в России приобрели свыше 100  тысяч тонн ТПФ  у ЗАО «Метахим» (г. Волхов, Ленинградской обл.) и ТОО «Казфосфат» (Казахстан). Данные по закупкам ТПФ для  СМС на объединенном рынке Таможенного союза в 2011 году пока не известны.
 
Поэтому, очевидно, следует сделать вывод, что технический регламент Таможенного союза «О безопасности СМС и товаров бытовой химии» написан под диктовку производителей фосфатных СМС и  ТПФ в Российской Федерации и Казахстане вкупе с их дистрибьюторами - многочисленными фирмами, которые занимаются комплексным обеспечением предприятий различных отраслей промышленности химическим сырьем. Почему бы в качестве эпиграфа к тексту этого технического регламента не использовать призыв дебильной рекламщицы с ТВ, которому мы вынуждены ежевечерне по многу раз внимать: «Сгоняй за двумя «Ариэлями» - и будет тебе счастье!».
 
Но остаются неизвестными те безответственные чиновники, которые предложили начальству такой коррупционный технический регламент, пренебрегая безопасностью окружающей среды и охраной здоровья 168 миллионов человек, гарантированной им  конституциями государств, вошедших в Таможенный союз. 
 
Запрет фосфатных СМС за рубежом
 
Практические меры по предупреждению загрязнения водных объектов фосфатами моющих средств начали осуществляться в 60-х годах прошлого столетия, когда около 20 стран мира ввели ограничения на их применение. Наряду с законодательным ограничением и запретом применения фосфатных СМС практиковалось также добровольное ограничение производства СМС фирмами-изготовителями и заключение ими соглашений об этом с правительственными органами, введение штрафных санкций и экологического налога за реализацию фосфатных СМС и нарушение норм содержания фосфора в сточных водах, вызванное применением фосфатных СМС, создание новых  безопасных моющих средств и гарантии  финансовой поддержки разработок со стороны госорганов.
 
В настоящее время из 25 стран ЕС семь полностью перешли на использование бесфосфатных СМС (Австрия, Бельгия, Германия, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды), а в четырех странах (Дания, Словения, Финляндия, Швеция) применение бесфосфатных моющих средства доведено до 80-95%. По данным Хельсинской комиссии  по защите морской среды  Балтийского моря (ХЕЛКОМ), в странах Евросоюза используется не более 34% СМС, содержащих фосфаты.
 
В Швейцарии 90% моющих средств бесфосфатные. В  Японии отказ от применения фосфатных СМС действует с 1986 г. В Канаде с 1 января 1973 г. законодательно запрещена продажа СМС, содержащих более 2,2% фосфора, действуют совершенные системы очистки сточных вод от фосфатов, применяется эффективная система экологических штрафов, в результате чего в стране нет проблемы загрязнения водоемов фосфором и его последствий.
 
В Китае законодательно запрещено применение фосфатных СМС на 40% территории, где необходима защита пресноводных водоемов. В США ограничение использования фосфатных СМС началось с 1968 года. В настоящее время в 28 штатах введены запреты на их продажу и ужесточены требования по содержанию фосфора в сточных водах. Проблема фосфатов ежегодно с 1967 года слушается в сенате, а ее решение контролируется и координируется президентом США. Изучение проблемы фосфатов является обязательным для школ и высших учебных заведений.  Население  постоянно информируется о наличии сине-зеленых водорослей в водоемах и состоянии этих водоемов.
 
Альтернатива фосфатным стиральным порошкам
 
На рынке эффективных заменителей ТПФ имеется значительный ряд химических веществ, доступных производителям СМС и уже используемых в их производстве. Это нерастворимые в воде ионообменники - цеолиты, смесь карбоната натрия (соды) и растворимого силиката с различными добавками, низкомолекулярные органические соединения, растворимые в воде (нитрилотриуксусная кислота, органические фосфонаты, аминофосфонаты, поликарбоксилаты, сесквикарбонат натрия, лимонная кислота и ее соли - цитраты и др.).
 
Каждый из них имеет свои плюсы и минусы, в том числе по воздействию на ткани простиранного белья и одежды, по вкладу в себестоимость СМС и др. Конечно, применение этих заменителей не может гарантировать абсолютную безопасность содержащих их СМС. Однако экотоксикологические характеристики перечисленных веществ не идут ни в какое сравнение с характеристиками фосфатов.
 
Девятилетний  срок до запрета фосфатных СМС на территории Таможенного союза некоторые российские чиновники пытаются объяснить большой стоимостью эффективных заменителей ТПФ, недостаточным объемом производства последних в Таможенном союзе, длительностью переналадки технологического оборудования многотоннажных  промышленных производств и государственной регистрации новых рецептур СМС. Однако  этой словесной акробатикой нельзя объяснить,  почему  длительность обновления производства СМС в России должна быть больше 2-3 лет. Ведь, к примеру, в Германии на переход к производству бесфосфатных СМС понадобилось  всего 2 года (1984-1986 г.), а в Японии и Нидерландам – 3 года (1983-1986г. и 1987-1990 г. соответственно).
 
По данным ООО «Росса НИИБХ», в Российской Федерации проблема частичной или полной замены ТПФ в рецептурах низкого и среднего ценового класса в целом решена компаниями «Procter and  Gamblе», «Henkel» и «Reckitt Benckiser» уже несколько лет тому назад. Что до других крупных участников российского рынка стиральных порошков, то из  девяти опрошенных предприятий шесть дали согласие или не возражали провести работы по сокращению содержания или полной замене ТПФ, одно предприятие (ОАО «Сода», г. Стерлитамак) рассчитывает на финансирование из целевой национальной программы, и лишь два предприятия (ОАО «Нэфис косметикс»  и ОАО «Невская косметика») – против замены.
 
Хотелось бы ошибиться, но без законодательного запрета фосфатных СМС, начиная либо с 2013-го либо  2014 года,  никто из производителей СМС на территории Таможенного союза не собирается до 2020 года добровольно отказываться от использования ТПФ.   
 
Мы часто слышим  стенания о якобы нежелании всех и вся в Российской Федерации включиться в модернизацию экономики страны на базе государственно-частного партнерства, направленного на «инвестирование в инновации». Но попробуйте на практике дойти до получения финансовой поддержки частного бизнеса. Ничего не выйдет, в том числе по причине необходимости предусмотреть «откат налом» организаторам инвестиционного финансирования.  Российские же бизнес-ангелы, венчурные компании и фонды прямых инвестиций пока малочисленны. Вот и утекают изобретения и ноу-хау из страны за границу и все чаще вместе с их авторами.
 
Приведу пример одной такой «новации с бородой». Она имеет прямое отношение к мировому опыту полной или частичной замены ТПФ в производстве СМС на цитрат натрия, который абсолютно безопасен для субъектов биосферы и литосферы. Новация была создана еще в середине 1990-х годов и до сих пор безуспешно предлагается ее разработчиками для промышленного освоения.
 
Речь идет об упоминавшейся оригинальной  высокоэффективной биотехнологии производства  лимонной кислоты и цитрата натрия. Она  была разработана по заданию правительства страны на базе Института физиологии и биохимии микроорганизмов РАН (г. Пущино-на-Оке)  группой биотехнологов под руководством доктора биологических наук Т. В. Финогеновой. Технология защищена действующим патентом Российской Федерации № 2090611 от 20 сентября 1997 года. Отработали ее на институтских пилотных установках, в состав которых входили двухкубовые промышленные ферментеры.
 
Уникальность этой биотехнологии заключается  в том, что в ней вместо патогенных грибов аспергилл («черной плесени»), используемых в традиционной технологии получения лимонной кислоты, в качестве продуцентов применяются  близкие родственники пищевых дрожжей - яровии. Используя технический этиловый спирт в составе питательной среды для выращивания продуцентов, по этой технологии можно производить лимонную кислоту медицинского, пищевого, реактивного и технического назначения (моногидрат и безводная кислота), а также трехзамещенный цитрат натрия любой квалификации, в том числе технический – для производства бесфосфатных СМС. Технология позволяет получать до 100 граммов лимонной кислоты или 135 граммов цитрата натрия в 1 литре культуральной жидкости.
 
Выделение лимонной кислоты и цитрата натрия осуществляется по оригинальной технологии непосредственно из фильтрата культуральной жидкости (пермеата) без использования концентрированных кислот и щелочей. К настоящему времени процесс выращивания яровий с эффективным получением лимонной кислоты и цитрата натрия (выход от 80 до 120 % от потребляемого субстрата!) отработан также с использованием глюкозы, бросовых отходов производства технического этилового спирта, растительного масла рапса и пока неутилизируемого продукта производства биодизеля – глицерина.
В Интернете на сайте Белгородского завод лимонной кислоты (ОАО «Цитробел») можно прочесть: «…цитрат натрия имеет целый ряд преимуществ перед полифосфатам по моющей способности и воздействию на кожу. Особенно эффективна такая замена в шампунях и жидких моющих средствах, которые используются при сравнительно низких температурах».
 
По заключению НПО ВНИИПАВ (Шебекино) и НПАО «РОССА» (Пермь) цитрат натрия может быть использован в качестве заменителя триполифосфата натрия в составе моющих средств в концентрации втрое меньшей последнего без снижения моющей способности СМС. Напомню, что указанные доказательства были получены еще в 1998 году в проведенных по предложению Т. В. Финогеновой опытах с использованием цитрата натрия.
 
Очень хочется, чтобы названная биотехнология не стала «ярким примером» российских инновационных разработок «с бородой», публикуемых в газете «Промышленные ведомости». Для этого нужно «совсем мало». Во-первых, чтобы Комиссия Таможенного союза прониклась идеей запрета фосфатных СМС не позднее 2014 года. Во-вторых, чтобы   Минэкономразвития и Минпромторг России, координирующие развитие биотехнологической промышленности страны до 2020 года, совместно с потенциальными частными инвесторами взялись за  промышленное освоение технологии доктора биологических наук Т. В. Финогеновой и ее коллег. Тем более, что многотоннажное рентабельное производство  дешевой лимонной кислоты и ее соли - цитрата натрия жизненно необходимо не только для выпуска бесфосфатных СМС, но также  для пищевой, фармацевтической и других отраслей экономики России. 
 
А еще я бы предложил следующее:
 
- начать бойкотировать фосфатные СМС;
- запретить на телевидении и в СМИ рекламу СМС и соответствующих вспомогательных товаров бытовой химии, включая скандальный Калгон, в состав которых входит более 0,2% ТПФ;
 
- запретить ввоз фосфатных СМС на территорию Таможенного союза;
- понизить таможенный сбор на импортируемые безопасные стиральные порошки и вспомогательные товары бытовой химии без фосфатов;
- ввести  большие штрафные санкции  за загрязнение водоемов фосфатами (фосфором), если происходит  их  накопление в концентрациях  выше нормированных предельно допустимых концентраций (ПДК);
 
- снизить налоги для предприятий, производящих бесфосфатные СМС;
- ввести специальные налоги за производство фосфатных СМС и соответствующих вспомогательных товаров бытовой химии;
- создать в национальной системе обеспечения химической безопасности населения Российской Федерации подсистему учета негативных побочных эффектов СМС и товаров бытовой химии;
 
- усилить выборочный государственный контроль за декларируемым производителями химическим составом СМС и товаров бытовой химии, обращаемых на российском рынке;
- включить в ФЦП «Национальная система химической и биологической  безопасности Российской Федерации (2009-2013 годы)» комплекс мер по недопущению попадания в водные объекты фосфатов (фосфора) из различных источников, а также накопления токсинов сине-зеленых водорослей;
 
- предусмотреть в программе «БИО – 2020», разработанной Минэкономразвития, работы по созданию биотехнологического производства лимонной кислоты и цитрата натрия, других продуктов цикла трикарбоновых кислот (изолимонной, янтарной и др.), предназначенных для фармацевтической промышленности.
 
                                                          ***
В заключение скажу почти фатальное: «Нет безвыходных ситуаций, бывают безграмотные постановки и решения вопросов, исправление негативных последствий которых волевым решением   рано или поздно поручают специалистам». А безответственные бюрократы, если им поручить исправление допущенных ими безобразий,  будут «гнать зайца дальше», как это вот уже 10 лет происходит в России с Федеральным законом «О техническом регулировании» и техническими регламентами. Теперь к этому подключились бюрократы Казахстана и Беларуси.
 
Таможенный союз, технические регламенты, моющие средства, стиральные порошки, фосфаты, Минэкономразвития, Минпромторг


Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100