Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Антинародный чиновничий фронт
Записки нестоличной предпринимательницы

Наталья Дерюшкина, г. Абакан, Хакассия

По ту линию фронта...
 
На днях ездила на объект. Это небольшая теплотрасса в маленьком городке, знаменитом частыми упоминаниями в новостях по поводу плохого в нем теплоснабжения. Год назад там сменили собственника котельных, и, как сказали рабочие, после этого наконец хоть что-то зашевелилось. Поехала я туда, так как ведем там работы. Договор на их проведение был давно подписан, общие технические моменты оговорены. В принципе все понятно, но нет «съемки», а рельеф заметно неровный. Главный технарь начинает обзванивать все службы в поисках хоть какого-то плана. В итоге попадает в администрацию города. Мадам на том конце провода нехотя сообщает, что есть 1000-й масштаб и все.  Но этот ли район - надо посмотреть.
 
Мой спутник простодушно предлагает ей послушать проектировщика - она точнее объяснит что нужно. Вежливо здороваюсь и поясняю, что для построения профиля нужны отметки рельефа, а у хозяев теплосети только схемы и снимок из космоса. Мадам из администрации города, шурша бумагами, начинает ядовито и сладко задавать мне вопросы, от которых я тихо фигею. Спрашивает:
 
«А знаете ли вы, что теплотрасса линейный объект? Что линейный объект должен проходить госэкспертизу? Что для проектирования линейного объекта я должна заказать изыскания и новую съемку, а ищу какие-то древние отметки по рельефу? А член ли я СРО? И почему член СРО не боится ответственности за некачественную работу?».  В конце концов, она находит какие-то отметки, на что я вежливо смогла лишь сказать - спасибо, не надо. И положила трубку.
 
Главный технарь, выслушав мой пересказ и вопрос, почему я должна ЭТО слушать, тяжело вздохнул и ответил: ну есть люди, которым нужно показать, что они власть.
На обратном пути я сочиняла гипотетический ответ мадам из администрации. Если бы я не была столь патологически вежлива, то спросила бы ее:
 
«Она вещает из космоса, или живет в замерзающем зимой заштатном городишке, к которому летом-то ведет дорога  яма на яме?  Знает ли мадам, что проектирование линейного объекта стоит в 10 раз дороже, чем проектирование просто теплотрассы? Что выполнение изысканий, проектирование и прохождение экспертизы 200 м теплотрассы диаметром 150 мм  реально осуществить как раз к Новому году, при том, что проект я готова выполнить за две недели, а монтаж подрядчик - за месяц?».
 
Она, чиновник высшей категории и передовик фронта по выполнению решений правительства, знает такие модные слова как  СРО и линейный объект, но при этом в городе нет ни одной «съемки» 500 масштаба, хотя каждый город должен иметь градостроительную документацию, в том числе и для того, чтобы не замерзать зимой.
 
Для справки: до появления СРО в выдававшихся государством лицензиях была строчка  –наружные тепловые сети. На экспертизу шли только крупные объекты, с высокими параметрами по теплу и давлению и с трубами диаметром выше 500 мм. Минрегион с введением СРО издал несколько вариантов знаменитого приказа о видах работ, которым   и был порожден так называемый линейный объект. Что это такое конкретно никто не знает - определение и признаки юридически обтекаемы. Поэтому  вот такие тети из администраций на всякий случай считают линейными объектами любую трубу. Им наплевать, что местное ЖКХ изношено на 80%, наплевать, что растут тарифы, наплевать, что впустую тратятся деньги - не свои!  Главное - соблюсти закон, собрать кучу ненужных бумаг и обеспечить себя властью.
 
Заказчик сказал, что проведет проект как ремонт теплосетей, и тем самым уйдет от строительства нового  «линейного объекта». Не знаю, получится ли...
В ответ на рассказ про  «линейный объект» услышала от знакомого архитектора о ее хождениях по мукам. На днях им выдали отрицательное заключение экспертизы по проекту.
 
Главные пункты нарушений: оформлено не по ГОСТу, и водопровод к объекту запроектирован не как линейный объект. Часть водопровода идет по территории заказчика, это наружная сеть, а часть - хвост (или голова) проходит по территории города. Вывод железный - голова является линейным объектом. А по линейному объекту нужно выполнить ряд дополнительных разделов: полоса линейного отвода, охрана окружающей среды, противопожарные мероприятия…  для водопровода!!!

Раз экспертиза выдала отрицательное заключение, значит нужно править проект и отдавать его снова на рассмотрение. Строить нельзя. В итоге заказчик теряет  60 летних дней и оплачивает еще 30% стоимости экспертизы.

В прошлом году экспертиза одного нашего проекта стоила дороже самого проектирования. Но без заключения экспертизы не получишь разрешения на строительство, а штраф за стройку без разрешения 100 тысяч.

Заказчик в печали от услышанного и говорит, что они…  уже построили этот водопровод и даже сдали водоканалу. Экспертиза в шоке: «Как? Без заключения???». Но проверить то проект они все равно должны - положена бумага и весь сказ.

Вот так убивается куча нервов, времени и денег. Чем не фронт? Хотя, зачем нужна экспертиза проекта сетей, если есть технари - владельцы этих сетей, которые лучше знают свое хозяйство, эксплуатируют его и принимают работы. Почему бы не проводить госэкспертизу только крупных объектов  и строительных конструкций особой сложности?
Как  все бестолково, не по хозяйски. Не бизнес, а одно сплошное преодоление чиновничьих барьеров.
 
СРО на нашу голову или о новой российской бюрократии
 
Эти краткие заметки я прочитала в блоге  Сергея Нетёсова в Живом журнале.
«С некоторых демократических времен лицензирование было решено заменить так называемым саморегулированием. Однако, по всей видимости, анализировать результаты свершившихся реформ у властей желания нет, а поспешность внедрения нового регулирования экономической деятельности и  его иррациональность выходят всем нам боком.
 
Оправдались ли надежды на саморегулирование, и что получило  государство и общество? По моему мнению, такие вопросы власть не волнуют. Конечно, есть объективные результаты: аудиторы и строители теперь членствуют в различных само себя по-всякому регулируемых организациях (СРО), и платят им громадные взносы, которыми кормится руководство расплодившихся СРО. Но улучшения качества выполняемых работ и снижения их стоимости не произошло.

Получить свидетельство о членстве в СРО и, соответственно, право оказывать, допустим,  аудиторские услуги, выполнять проектные и/или строительные работы – вопрос денег. Наберите в любом интернетовском поисковике «допуск СРО цена» и поймете, что знания, квалификация и опыт не требуются. Допуск к выполнению «саморегулируемых» работ и услуг сегодня может поиметь каждый желающий, обладающий энной суммой денег.

Вот и получается, что саморегулирование стало лишь источником дополнительного обогащения для новой бюрократии, саморегулируемой, а взносы членов СРО – легальным изъятием у них немалых денежных средств, что мало соответствует декларациям о снятии административных барьеров, поддержке малого предпринимательства и т.п. «Неадминистративные» барьеры, фактически созданные взамен государственного лицензирования, реально круче! Неужели таковы и были цели преобразований?».
 
Будни малого бизнеса

На днях заходил по делу В. С ним всегда интересно поговорить. Молодой, умный, обаятельный,  и роскошная белозубая улыбка, которой он умело пользуется. Рассказал, что периодически посещает выставки-ярмарки в крупных сибирских городах. Там образовались клубы по интересам, их завсегдатаи примелькались, перезнакомились.
 
Обычно выставки посещают люди, у которых есть деньги, причем мешками. Тут он так выразительно посмотрел в угол моего кабинета, что я поневоле тоже перевела взгляд. Не превратились ли мои тыквы-кактусы в углу в мешки или хотя бы в небольшой сейф с крупными купюрами? Деньги заработаны, к примеру, на угле, они есть, наличные. Проблема в том, что не знают куда вложить. В банк под % годовых  - неинтересно. В дело - нет идей. Идея, оказывается, самое сложное, она требует долгосрочных вложений, в людей, прежде всего. Но людям не верят, нет спецов. А вложишься, вдруг вертикаль рухнет? 

Недавно он побывал с женой  на бизнес-курсах по теме "откройте свой салон красоты". Говорит, жену чем-то  надо занять. За три дня узнали много полезного, но салон открывать он раздумал. Главное, что вынес из обучения - не открывайте 101-й салон, откройте нечто СВОЕ! А с этим трудности. Классных специалистов на рынке не найти, выучишь кого-нибудь - уйдет.  В общем, решил открыть кондитерский цех, бизнес стабильно прибыльный. Для раскрутки переманил известную в своих кругах  даму-технолога. К ней приставил молодую выпускницу техникума. Сказал, учись! Через год приглашенная дама-технолог станет невыгодна, придется расстаться.

Пока болтали, подкинула ему несколько идей. Говорю, ставьте на свою фишку, рекламируйте, что это только у нас, и только по секретной рецептуре. Нет традиций, нет имени, нет бренда - нет бизнеса. Помню, как-то ела в кофейне яблочный штрудель -  горячий, из тонкого хрустящего теста, к нему шарик пломбира. Приехала потом снова - нет штруделя. Взамен торты с синтетическими сливками. Обычная забегаловка, а не Кофейня  где пекут Штрудель.
 
Страшно, аж жуть…
 
Прочитала интервью Улицкой. Ее романы не забываются, долго потом еще додумываешь прочитанное - "Казус Кукоцкого", "Медея", "Искренне Ваш, Шурик", рассказы… Говорит, как и пишет,  спокойно и  искренне: «Меня расстраивает потеря чувства собственного достоинства, потому что наше общество после стольких лет деспотизма только-только начало преодолевать страх. Российский народ снова охвачен страхом…».

Вот и она про страх. Страх, тревожность, неуверенность. Впервые за 11 лет мне нечем платить налоги.  Уже 19-е, а  на счете нуль. Правда, должны двое, акты подписаны, один проект на выходе, одну предоплату обещали. Но трудности у всех, теоретически могут тянуть и месяц. А тут письмо из СРО: погасите до мая долг почти 60 тысяч. Думаю, что же там, в мае?  А в мае общее собрание, на котором один из пунктов повестки - исключение из СРО. Одно из преступлений, за которое исключают -  неуплата ежемесячных взносов. Страшно?  Очень.  А вдруг члены-конкуренты проголосуют ЗА? Приходит мне предоплата, а я  уже без права на работу.

Рассказывали, как однажды такой исключаемый просил оставить его в членах СРО, мол, нет пока денег, взнос то основной я ведь заплатил, ну, мол, трудности пока. Однако собрание было сурово и непреклонно. Видимо, лишний конкурент не нужен.

Что-то никак я себя на той трибуне с просьбой не исключать не представляю.  Это ж об колено ломают психологию и достоинство человека. Что потом сможет эта личность после публичного унижения чего-то такого индивидуального предпринять? Таков вот  стиль отечественного саморегулирования, а точнее – саморегулируемого самоуправства.
 
Революция продолжается: пришествие «аварийных комиссаров»
 
Свежая новость: к строителям нагрянут аварийные комиссары. По мнению Михаила Викторова, руководителя аппарата Национального объединения строителей - НОСТРОЙ, инспектирование строек аварийными комиссарами могло бы стать одной из мер по защите компенсационных фондов саморегулируемых организаций от претензий лиц, понесших ущерб от деятельности строителей.
 
А вот еще одна точка зрения: «Строители будут бояться визита аварийного комиссара, и это заставит их лучше заботиться об охране труда и соблюдении всех мер безопасности. Если это будет реальная, а не фиктивная система инспектирования, ее создание даст огромный эффект».

Страшно? Да. Подобная система с огромным эффектом -  результат тоски по ЧК и обкомам комсомола, или просто глупость, от которой хочется спрятаться в окопе, или хотя бы в огороде?
 
Недавно посадила желтый пион  и много роз. Много, потому что в Сибири не все переживают зиму. Останутся самые жизнестойкие. Ну не может же быть такого, чтобы в Сибири не росли розы...

Несмотря на все сказанное, в будущее Улицкая смотрит с огромным интересом: «Я одна из тех, кто просто наслаждается жизнью». Вот бы тоже научиться... Читала и внутренне сопротивлялась. Но по большому счету возразить нечего. Могу только добавить из личного опыта.  Выживание, как образ жизни, стало привычкой. Хронический стресс и какая-то 90-летняя усталость. И постоянная тревога за завтра: «А если загнется бизнес? А если голод? А если разруха?».  На это уходит очень много внутренней энергии. Недавно прочитала: «Нация выдохлась». Не знаю как вся нация, но как пережить еще и вступление в революцию аварийных комиссаров точно не знаю.
 
Об отечественных строителях-проектировщиках  

Прочла в СМИ, что  проектировать Инноград будут иностранцы под присмотром "Реновы".  «Господин Шувалов уже имел печальный опыт работы с российскими архитекторами, первоначально планировавшими объекты саммита АТЭС на острове Русский под Владивостоком, которые, по свидетельству очевидца, тяготели к "мавзолейной архитектурной концепции". Ориентация заместителя главы правительства на иностранные проекты определяется еще и относительно меньшими затратами при реализации крупных строительных объектов по иностранным проектам».

Согласитесь, это просто насмешка и абсолютное игнорирование отечественного производителя. Крупные проектные организации - единственные, кто может разработать большой комплексный объект за счет своих ресурсов. Сейчас крупные организации - единственные, где еще сохраняются тающие квалифицированные кадры, такие, как инженеры-конструкторы и технологи.
 
К слову, в некоторых странах для получения права самостоятельной работы специалисту требуется стаж работы в крупной авторитетной организации. Но в этих странах от малыша до крупной мастерской дистанция небольшая, и небоскреб там может спроектировать пара основных специалистов. Остальные могут принимать участие в работах  или на утсорсинге/субподряде, работая постоянно в своих специализированных организациях, или в штате организации, формируемом по необходимости.

Инструментом изничтожения отечественной строительной отрасли является волюнтаризм чиновников с вытекающей из этого коррупцией, и убогое доморощенное законодательство (о СРО,  госзакупках и т.п.), созданное юрист-экономистами по их собственным представлениям. Поэтому, когда они пеняют на неэффективность укрупненной по их инициативе строительной отрасли (и других отраслей), они, по сути, ссылаются на результат собственной безнадежной групповой деятельности. Вместе с тем, прежних специалистов в отрасли остается все меньше, молодые уходят в другие профессии, уезжают, а оставшиеся деградируют, и отрасль деградирует вместе с ними.

Касаясь же квалификации архитекторов, уверяю, у нас пока еще остались и молодые, и зрелые специалисты, способные выполнять творческие работы на топовом уровне, но "византийская" система взаимоотношений и коррумпированная иерархия до работ их не допускает.

И так во всем: «элита» и презираемый отечественный производитель. Поэтому «элита» учит детей ТАМ, лечится ТАМ, носит тамошние шмотки, и потребляет тамошние развлечения. А здесь получает в ответ все большее презрение...
 
Чтоб они не делали,  не идут дела…
 
В Москве в марте 2011 года состоялся V Всероссийский съезд саморегулируемых организаций, осуществляющих подготовку проектной документации строящихся объектов.
 
Выступил там Кирилл Шалин, президент НП СРО "Центррегион", член Совета НП СРО "ЦентрРегионПроект",  замглавы комитета по страхованию и финансовым рискам Национального объединения проектировщиков, вообщем, один из тех, кто активно отстаивает существующую систему СРО.  (Цитата из Шалина: «К 2015 году уровень безопасности возводимого многоквартирного жилья вырастет минимум на 25%». Как собирается он измерять эту безопасность, ему одному известно). Вот что он сказал:
 
«Поведение на съезде представителей ряда СРО вызывает, мягко говоря,
недоумение. Во-первых, они не только не знакомы, но и не хотят знакомиться с работой Национального объединения. Особенно поразило выступление одного из делегатов съезда, который возмущался тем, что один из Комитетов НОПа прислал в его СРО письмо с предложением представить свое мнение о плане работы Комитета. Во-вторых, скорее всего многие СРО стали придатками местного административно-бюрократического аппарата, слились с ним и выступают против вертикальной структуры саморегулирования в проектировании. Их устраивает та роль, которую они играют в своем регионе, они не хотят никаких надстроек в виде Национальных объединений. В-третьих, похоже на то, что многие руководители СРО рассматривают свои СРО и Национальное объединение, как средство привлечь заказы для своих организаций,  как дополнительный маркетинговый инструмент.  И уже вообще ни в какие ворота не лезет мнение ряда СРО о бесполезности работы Национального объединения по актуализации СНИПов. Двадцать лет никто не брался за эту задачу – она сдвинулась с мертвой точки благодаря личным усилиям бывших руководителей Госстроя – Анвара Шамузафарова и Ларисы Бариновой, которые смогли убедить в этом Минрегион. Искренне возмущен критикой этих СРО в адрес Национального объединения по данному вопросу. Тут нельзя не согласится с мнением представителя Минрегиона Ильи Пономарева о том, что региональные СРО удовлетворены своим правом выдавать допуска, делом приятным и нехлопотным, и совершенно самоустранились от возложенной на них Градостроительным Кодексом задачи – повышать качество проектных работ,  то есть в ряде случаев самим финансировать разработку нормативных документов. Кстати, такая практика в Европе существует повсеместно.
В общем,  вывод напрашивается сам собой – многие руководители СРО не осознали возложенной на них государственной задачи, и осознают ли они ее в дальнейшем – большой вопрос. Создается впечатление, что СРО с малым количеством членов, едва сводящие концы с концами, деструктивны по сути. Потеря членов ниже требований, предъявляемых законодательством, повлечет для них потерю статуса, и поэтому члены данных СРО выворачивают руки руководству, добиваются повсеместного снижения членских взносов. Как реакция на такую тенденцию вышеназванные руководители, руководствуясь интересами самосохранения,  добиваются снижения взносов в Национальное объединение, голосуют за уменьшение сметы, а то и просто хулиганят на Съезде. С моей точки зрения очевидно, что необходимо рассмотреть вопрос об увеличении минимальных требований к СРО по количеству членов, подняв их минимум в три раза. Этим будет начат процесс укрупнения саморегулируемых организаций (конечно, надо четко прописать механизмы слияния и присоединения СРО).  А крупные СРО – очевидно более ответственные участники процесса саморегулирования».

Из выступления этого деятеля напрашивается вывод, что СРО – надуманное сооружение, которое стоит на непросчитанных фундаментах, качается и грозит рухнуть. И кое-кого наверняка придавит. Бессовестные члены СРО не интересуются как там поживает НОП, потому как этот прибамбас создает неудобства,  постоянно напоминает о себе письмами и взносами, кушать он, видите ли, хочет.
 
Шалин обвиняет неуправляемых мало того что в хулиганстве, но и в том, что " руководствуясь интересами самосохранения,  добиваются снижения взносов в Национальное объединение". Какой кошмар и ужас! Не о НОПе они думают, а о собственной  попе  - пардон за каламбур.
 
Нищие члены "деструктивны" по сути. Сколько же можно доить полуживой бизнес? Абсолютно все коллеги жалуются на отсутствие заказов, падение цен до грани рентабельности. А СРО СНиПы актуализируют на взносы членов СРО, чтобы потом им же и продать их. Мне уже прислали прайс. СНиПы разрабатывались советскими НИИ на основании научных исследований и затем постоянно обновлялись. Теперь, когда система нормотворчества разрушена, юристы и члены НОП «актуализируют» результаты чужого труда, переписывая их и выдавая за свои. Но за плату. Ежели не хотите платить - укрупним, а убиенных нами выбросим на помойку.
 
«Все умрут, а я останусь, и буду сам себе платить взнос»,  видимо, подумал Шалин, завершая выступление, и прекратил истерику. Мечты и фантазии дилетанта.
 
А мужики то не знают…
 
Оказалось, что началась борьба с так называемыми коммерческими СРО. По оценкам директора департамента нормативного обеспечения и развития саморегулирования НОСТРОЙ Леонида Бандорина, в строительстве к категории коммерческих сегодня можно отнести каждую пятую СРО. Причем проблема не выглядела бы столь внушительной, если бы ситуация оставалась статичной: кто-то выбрал бы для себя коммерческую СРО, кто-то — добросовестную, и этим дело кончилось. Но в последнее время усилилась «утечка» строительных компаний из «нормальных» СРО в фиктивные.
 
Причина очевидна — более привлекательные условия членства, предлагаемые последними. Кроме того, порой сами СРО, побыв какое-то время законопослушными, меняют «окраску», что, опять же, позволяет им рассчитывать на более сытое существование.

Коммерческие СРО – это «пустышки». Они широко рекламируют себя, предлагая «допуск за один-три дня». Именно поэтому их идентификация не составляет никакого труда.
Что же получается? В соответствии  законом «О СРО» Ростехнадзор присваивает статус СРО любому пожелавшему того некоммерческому партнерству. СРО начинает работу, набирает членов и выдает им допуски на работу. Бизнес, как ему положено, выбирает там, где дешевле и наименее хлопотно. Допуск-то дает одинаковые права. И вдруг, по мнению некоторых деятелей, оказывается, что данная ситуация дискредитирует идею саморегулирования. А государство самоустранилось от контроля за результатами собственных решений.
 
Говорят, административные барьеры снизили, и бизнес теперь сам себя контролирует. Красиво звучит. Но фактически судьба большей части строительного бизнеса остается во власти небольшого количества тех же чиновников от СРО. Одно из их сборищ - НОСТРОЙ определяет главную теперь задачу - борьба с коммерческими СРО. Конкуренты! А вот и первые побежденные: «Свидетельства о допуске к строительным работам, выданные второй по численности в России саморегулируемой строительной организацией "СтройРегион" до 1 января 2011 года, являются нелегитимными и утратили свою силу, а все свидетельства о допуске, выданные после 1 января 2011 года, являются недействительными», говорится в сообщении Национального объединения строителей.

В сообщении подчеркивается, что "СтройРегион" относится к так называемым коммерческим СРО, чьи допуски можно купить по сходной цене за несколько дней. «До последнего времени еженедельно в это СРО "вступало" более 100 компаний». В НОСТРОЙе  подсчитали, что якобы более пяти тысяч компаний, входящих в "СтройРегион", работают по недействительным свидетельствам о допуске к различным видам работ. Теперь  все члены СРО "СтройРегион" не могут участвовать в торгах, конкурсах и аукционах, и обязаны приостановить свою работу.

Утверждают, что борьба идет с коммерческими СРО. На самом же деле  речь идет о судьбе  тысяч строительных фирм, вступивших в такие СРО, выполнив требование закона. То есть, люди заплатили  взносы  - до 500 тысяч рублей  и больше, и  руководство НОСРО об этом  знает. В итоге «борьбы» свыше12 тысяч организаций могут оказаться «у разбитого корыта».

Вот что такое на самом деле означает саморегулирование. Это отнюдь не защита профессиональных интересов, не повышение качества работ, не забота о развитии предпринимательства, а банальная борьба сильных против слабого. Выкинуть с рынка еще 10% строительных фирм?   Легко!!!  Компенсационный фонд не возвращается, а найти еще несколько сотен тысяч рублей (изъять из своего оборота)  на вступление в другую СРО не каждый сможет. Так что малый бизнес снова под ударом.
Интересно, промолчат ли и на этот раз лишенные допуска, а значит и денег, как промолчали, когда у них отобрали действующие лицензии и навязали СРО?
 
Эти заметки опубликованы автором в ее блоге в ЖЖ
 
СРО, малый бизнес

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100