Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Экономику России хотят модернизировать

Антон Нехаенко

Прослушивая новости российских телеканалов, несложно заметить, что одним из самых употребляемых слов в последнее время является «модернизация». Однако, часто «модернизацию» вставляют в тексты по инерции, если не сказать – для красоты. Да и сама попытка силком втащить сырьевую экономику в постиндустриальный мир то и дело сопровождается досадными оплошностями. Достаточно вспомнить недавний эпизод с демонстрацией президенту страны «прототипа 4G-телефона от Yota», на поверку оказавшегося весьма грубо выполненным макетом. В самой Yota о демонстрации узнали, только посмотрев новости по телевизору.
 
Сильнее всего в этой истории многих, не растерявших веры в отечественный хайтек, зрителей расстроил диалог президента с гендиректором госкорпорации «Ростехнологий» Сергеем Чемезовым, в ходе которого последний был вынужден признать: «Это наш продукт, но пока, к сожалению, выпускать мы его будем на Тайване».
 
Как же так, неужели в современной России не способны собрать даже обычный смартфон? Чтобы у читателей не возникало ощущение ненужного оптимизма, равно как и излишнего пессимизма на этот счет, мы сочли необходимым представить краткий обзор состояния дел в российском хайтеке. Он ни в коем случае не претендует на полноту, но призван дать солидную порцию пищи для размышлений.
 
Для удобства разделим обзор на составляющие, сообразно их положению в цепочке создания добавленной стоимости. Это будут «отверточная сборка», «производство микросхем», «разработка чипов», и, наконец, самое сложное - «разработка технологий». Если представить российскую отрасль высоких технологий в качестве работника с определенным набором умений, то большинству граждан мерещится образ ученого-ракетчика. Да, он не сможет собрать и простейшую деталь своего изобретения, но силой ума заставляет всю конструкцию работать правильно и эффективно. Рассмотрим, насколько это мнение соответствует действительности.
 
Отверточная сборка
 
Поспособствовать появлению таких «высоких технологий» в стране на государственном уровне несложно - достаточно приподнять пошлины на ввоз соответствующих готовых изделий, и снизить или обнулить ввозные пошлины на их комплектующие. Если наша рабочая сила не драматически дороже китайской, то при размещении производства поблизости к крупным транспортным узлам может получиться выгодно - достаточно посмотреть на бурное развитие в России автосборочных производств.
 
Вот интересные примеры. Более двух лет назад под Калугой открыли завод Samsung, на котором компания силами 1500 сотрудников выпускает мониторы и телевизоры с ламповой и светодиодной подсветкой. Назвать производство совсем уж отверточным язык не поворачивается - из Кореи приезжают только матрицы, а печатные платы управления изготавливаются на заводе, впрочем, из иностранных компонентов. За прошлый год было выпущено 1 700 000 телевизоров и мониторов. Любопытная деталь: когда открывали SERK (внутреннее обозначение компании), в России не удалось найти поставщиков пластмассовой штамповки с требуемым уровнем качества. Пришлось поставить собственную линию. Очень похожее производство есть и у LG в подмосковной Рузе.
 
Отдельно стоит рассказать об отечественных производствах ПК и ноутбуков. Считается, что таких производств много, однако большинство из них – это минимально автоматизированные «отверточные» сборки. Громким успехом в свое время считался проект Rover Computers, долго лидировавший на российском рынке ноутбуков с огромным отрывом.
 
Однако своеобразный менеджмент и недавний кризис свели ее  долю до одного процента, если не меньше. Завод «Арсенал» во Владимирской области, на котором еще недавно выпускались до 50 000 ноутбуков и коммуникаторов ежемесячно, в последние месяцы изготавливал не более чем по 2000 устройств, и то под заказ. Остальное импортируется в готовом виде из КНР. Завод, обошедшийся компании в 2007 году в $ 4 млн., сейчас загружен изготовлением пенопластовой упаковки, литьем пластмасс и металлообработкой.
 
Еще одна интересная история - завод «Квант», принадлежащий «Ситроникс». На нем в 1993 году развернула производство персоналок сама IBM - тысячи ПК PS/1 были поставлены в Сбербанк, силовым структурам и в Пенсионный Фонд. Однако попытка все делать «по-белому» в России середины 1990-х быстро провалилась, и к 1996 году проект был закрыт. Впоследствии все снова оживилось - с 2001 года на этом предприятии собирались для России ПК Fujitsu Siemens, в 2005 дополненные сборкой мониторов.
 
По словам представителей FSC, это позволяло не только успешно бороться за госзаказы, но и более гибко реагировать на меняющуюся структуру спроса. Но в 2008 году у компании начались трудности, а затем немецко-японский альянс и вовсе распался. Сыграли также свою роль инфляция и рост зарплат в России - к декабрю 2008-го все 250 сотрудников сборочного производства были сокращены.
 
Одним из крупнейших мировых производителей ПК, рискнувшим открыть производство в России, стал Hewlett Packard  в сотрудничестве с опытной в таких делах Hon Hai Precision Industry, более известной по бренду Foxconn. Первый камень в основание завода в Шушарах (Ленинградская область) был торжественно заложен еще в мае 2008 года, и  планировали  выйти на проектную мощность в 40 000 ПК в год.
 
Производство должно было начаться еще в середине 2009 года, однако из-за кризиса и неровного спроса открыться удалось только в конце апреля 2010 года, а полностью запустить производство -  лишь в минувшем сентябре. Любопытно, что в конце лета в интервью Wall Street Journal гендиректор Hon Hai Терри Гоу критиковал бразильское отделение компании, хвалил вьетнамское, и наотрез отказался говорить что-либо о делах в России. Неудивительно, ведь  в привычном для него  Китае от подписания бумаг до запуска производства проходит всего три месяца.
 
В общем, к сообщениям о появлении чего-либо высокотехнологичного отечественной сборки стоит относиться с осторожностью.  
 
Производство микросхем
 
«Шеф, у нас есть две новости - хорошая и плохая». В отношении производства микросхем все обстоит так же. Удачно то, что для стратегических нужд не входящего в военные альянсы с технологически развитыми странами государства не требуются современные технологические процессы,  напротив, старое  проверенное работает надежнее. В оборонке и космической отрасли до сих пор используются процессоры уровня первых Pentium (а то и более почтенные), даже если речь идет об очень богатых странах.
 
Что касается чипов для паспортов, навигационных микросхем, кредитных карт с дополнительной защитой и SIM-карт, то там отставание от самых передовых норм пусть и не столь велико, но все же есть. В общем, быть на острие прогресса и конкурировать с Intel, AMD, IBM и TSMC нам объективно не нужно, но иметь отлаженные производства микросхем с топологическими размерами 45-65 нм для 2010 года с учетом всех декларируемых амбиций полезно, если не сказать – необходимо. Если в мире компьютерных процессоров технология 65 нм уже становится архаизмом, то в смартфонах и других устройствах, использующих архитектуру ARM, она еще долго будет востребованной.
 
Реально ли обзавестись российским 45-нанометровым производством? Ситуация с данной технологией выглядит следующим образом: в промышленных масштабах такое оборудование сегодня есть в немногих странах – это США, Германия, Франция, Корея, Япония, Израиль, а также на Тайване. Фабрики, работающие со сторонними проектировщиками, имеются только в США, Германии и на Тайване. Эти фабрики приносят их владельцам недурной доход, потому что активно используются для производства передовых мобильных SoC  - интегрированных систем-на-чипе, включающих в себя центральный и графический процессоры, сопроцессоры для декодирования HD-видео, навигационные системы и контроллеры беспроводных интерфейсов.
 
Повальный переход на 32-нанометровый процесс еще не предполагается, потому что даже в смартфонах, не говоря уж о более крупных устройствах, прекрасно используются чипы, сделанные по технологии 65 нм. В связи с этим закупить их сейчас по разумной цене не представляется возможным, даже если не принимать во внимание весьма вероятные возражения со стороны официальных органов США. Единственный выход - закупка такого цеха по частям. К примеру, самое современное литографическое оборудование можно купить у нидерландского концерна ASML. Но сложности логистики и монтажа, а также возможные политические осложнения позволяют усомниться в успешности такой акции.
 
Между тем, даже 90 нанометров, вопреки оптимистичным заявлениям руководителей отрасли и политиков, пока не стали в России повсеместным стандартом. Достаточно вспомнить новость годичной давности, когда  Госкорпорация «РОСНАНО» подписала с «Ситрониксом» соглашение об инвестировании 6,5 млрд. рублей в создание 90-нанометрового производства на 200-миллиметровых пластинах. Технология была уже на тот момент изрядно устаревшей, и нет причин полагать, что за год мир сделал шаг назад. На момент подписания соглашения в упомянутом цехе располагалось 180-нанометровое производство. Общая же стоимость «апгрейда» на момент подписания соглашения планировалась в сумме 16,5 млрд. рублей, завершиться проект должен в течение 2011 года.
 
Были и откровенные провалы, отчасти связанные с кризисом. Так, в 2008 году зеленоградский завод «Ангстрем-Т» взял у Внешэкономбанка кредит на сумму  €815 млн., на которые приобрел у AMD 130-нанометровое производство. На момент написания статьи (начало ноября этого года) оно так и не было запущено. Стоит отметить, что при заключении сделки передачу России технологий «тоньше» 130 нм блокировал своим решением государственный департамент США. Тогда представители заказчика выразили надежду, что через пару лет получат разрешение на 90 нанометров. Как показывает практика, именно такими темпами все в реальности и происходит.
 
Разработка чипов
 
Чтобы построенное производство не простаивало, нужна налаженная система разработки чипов. Как и в случаях с отверточной сборкой и производством микросхем, эту процедуру  тоже можно отдать на откуп крупным международным компаниям, благо, недостатка в желающих нет. Но небезопасно и нелогично отдавать им, к примеру, разработку чипов для цифровых паспортов или национальных идентификационных карт.
 
Посмотрим, что государственные и окологосударственные компании делают на наши с вами налоги. Относительно свежая новость – $ 35 млн., инвестированные «РОСНАНО» в создание на базе НПЦ с ласкающим слух названием «ЭЛВИС» центра проектирования чипов по технологиям 90-65 нм. Данная организация широко известна в узких кругах «оборонных» электронщиков, в основном - по системам контроля доступа, видеонаблюдения и радиолокаторам. Самым тонким процессом, по которому ее инженеры рисовали чипы, был 130-нанометровый. Теперь за $ 93 млн. (заметим, «РОСНАНО» выступает в роли соинвестора) компании предстоит научиться проектировать 90-нанометровые чипы. Кроме того, в ближайших планах покорение 65 нанометров.
 
Всего же, если сопоставить данные источников, в России насчитывается не более 30 дизайн-центров, однако в разработках тоньше 130 нм они замечены не были. Проектировочные возможности повышать легко, но если принимать во внимание ситуацию, описанную выше, смысла рваться и проектировать 45-нанометровые чипы нет. Но вот осваивать 90 нм пора.
 
Фундаментальные разработки
 
По-настоящему высокой ценностью обладают фундаментальные разработки, а  успехи или неудачи в них являются мерилом «инновационности» государства. Что же касается полупроводниковой отрасли, то именно здесь фундаментальные исследования важны как никогда: мир стоит на пороге технологического предела интеграции кремниевых чипов, и нужно постараться в деталях разработать следующую базовую технологию. Физикам, химикам и математикам работы хватает.
 
Увы, многочисленные свидетельства успешных российских исследователей говорят: наука в нашей стране находится в глубоком кризисе, по большей части - организационном. Ушли проблемы с финансированием, государство готово выделять большие деньги, в особенности под возвращение «наших» из-за рубежа. Но деньги решают не все.
 
Показателен пример свежеиспеченного нобелевского лауреата и выпускника МФТИ Андрея Гейма, чьи разработки совместно с Константином Новоселовым в области углеродных структур толщиной в один атомный слой потенциально означают новый прорыв в вычислительной технике. Гражданином России он не числится, любую причастность нашей страны к его разработкам отрицает, а на недавнее предложение посмотреть в сторону Сколково ответил категорическим отказом с весьма жесткой формулировкой  что-то вроде «ни за какие деньги не вернусь в этот бюрократический ад».
 
Его позиция в отношении РАН популярна среди состоявшихся ученых российского происхождения. Нежелание этой проржавевшей структуры разбюрократизироваться и позволить ученым заниматься собственно наукой давно стало притчей во языцех. Примат бюрократов над учеными, политизированность, косность - все эти обвинения в адрес почтенной структуры всплывают вновь и вновь. Особенно состоявшимся за рубежом россиянам не по нутру полное отрицание необходимости интегрироваться в мировую науку, а как показывает практика, наука становится по-настоящему эффективной, когда ее не сковывают условности границ и визовых режимов.
 
Передовая в электронике американская наука обнаруживает такой пестрый национальный состав, что президенту РАН академику Осипову, публично поставившему под сомнение необходимость изучения российскими учеными английского языка, хочется совсем по-русски выдать деревянной ложкой по лбу.
 
А пока РАН ставит под сомнение очевидное и готовится к освоению очередной порции государственных денег, иностранные полупроводниковые компании в России весьма споро собирают урожай талантливых специалистов. Еще бы, они-то, в отличие от отечественной научной бюрократии, собираются ставить перед ними реальные и весьма амбициозные задачи.
 
Схема обработки специалистов известна - поиск талантливых ребят на профильных факультетах ведущих вузов, отбор толковых проектов через повышенные стипендии и программы стажировки, торжественное открытие «исследовательской лаборатории при...», затем уже заграничные стажировки и... прощай, еще одна светлая голова, удачи тебе в Цюрихе, Эйндховене, Дублине или Маунтин-Вью. Самыми активными игроками тут являются Intel, IBM, Google, Philips и некоторые другие компании. Американским и европейским фирмам потихоньку готовится составлять конкуренцию корейская LG, правда, пока несколько менее затратными методами.
 
Куда ж вы течете, мозги?
 
Справедливости ради надо сказать, кое-кто из этих ребят иногда возвращается,  если частный бизнес в России ставит перед ними более амбициозные задачи и лучше их оплачивает. Случается это нередко, пример - отечественный телеком богат «возвращенцами» из Израиля. Однако задачи эти лежат почти всегда в области разработки программного обеспечения. Заметим, что все государственные программы возвращения российских ученых вместе взятые тут ни при чем совершенно.
 
Отдельным, достаточно успешным проектом можно считать создание лабораторий Intel в ряде городов России - Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде. Сейчас в них трудятся примерно 800 исследователей, и это крупнейшее в Европе научное подразделение компании. Из последних достижений - разработка беспроводного интерфейса WiDi, позволяющего передавать HD-видео с ноутбука с весьма незначительными задержками, а также неоценимый вклад в разработку пакета Parallel Studio, помогающего оптимизировать ПО для работы с многоядерными процессорами. Интересно как менялась со временем оценка роли российского подразделения руководителями компании.
 
Если раньше говорили в основном об отдаче для местной науки, то сейчас фокус сместился в сторону «это часть нашего европейского проекта». Конечно, оптимист воспримет изменение вектора  как пример интеграции с Европой, но, как говорится, есть нюанс.
 
Нацпроекты, ГЛОНАСС, в частности
 
Сотовые сети четвертого поколения, судя по частоте упоминания, стали, чуть ли, не национальной «идэ фикс». Вот только с практической реализацией пока туговато - можно даже скаламбурить, что мы не приблизились к цели ни на йоту. Ну, а раз идея тянет на статус национальной, то и тут не обошлось без окологосударственных структур с присущими им изяществом исполнения и эффективностью.
 
Приблизительно полгода назад российское сообщество связистов всколыхнула информация о намерении Минобороны создать через дочерний «Воентелеком» подконтрольный министерству сотовый оператор, получить для этого государственные преференции и развивать сеть LTE на «внеконкурсных» условиях. Единственной загвоздкой является условие развития сетей на оборудовании отечественного производства. Отверточной сборкой из иностранных комплектующих тут не обойтись -  минимальный уровень отечественного производства должен составлять от 40 до 60 процентов, а это на данный момент невозможно.
 
Существенным элементом LTE-сети  является цифровой коммутатор, который представляет собой блейд-сервер от ведущего производителя (IBM, Sun/Oracle или HP) с установленным операторским ПО.  Производить его целиком практически невозможно не только в России, но и в любой другой стране. Для этого должен появиться российский аналог Intel, на что потребуются долгие годы и инвестиции космических масштабов. «Это условие полностью отрицает международное разделение труда, достигнутое в IT в последние десятки лет», - взывает к голосу разума один из сотрудников крупного сотового оператора.
 
Важно помнить, что упомянутая инициатива не касается частных сотовых операторов, которые собираются получать частоты по обычной мучительной процедуре. «Никто не заставляет Большую тройку покупать отечественное барахло» - сказал сотрудник одного из крупных производителей базовых станций. - «Проблема заключается в том, что даже барахла нет».  Гендиректор «Воентелекома» Николай Тамодин в каждом интервью охотно жалуется именно на эту трудность: российское оборудование найти не легче, чем кощееву смерть в известной сказке.
 
Впрочем, эксперты сходятся во мнении, что задача все-таки выполнима: потребуется всего лишь около 4 млрд. долларов и до пяти лет на разработку и отладку - свое решение мы получим к 2015 году. Однако частные инвесторы вряд ли вложат средства  в подобную историю, а претенденты на государственное финансирование вызывают у опрошенных скептическую усмешку. Так, воронежский концерн «Созвездие» уже отметился пресс-релизом с обещанием сделать отечественный блейд-сервер за полгода, не являясь при этом членом комитета 3GPP, и не имея, таким образом, доступа к техдокументации на стандарт LTE.
 
А вот еще один нацпроект,  который много и бурно обсуждается - национальная система спутниковой навигации ГЛОНАСС.   Когда ее задумывали, она предназначалась в первую очередь для военных. Про нужды, как тогда говорили, народного хозяйства вспоминали мало. Теперь же нам рисуют планы по оптимизации городского транспорта с помощью бортовых навигаторов, по оснащению оными «Калин» и «Приор», всякие экстренные службы оснащать опять же... В общем, государство окончательно определилось - ГЛОНАСС решили приспособить к  гражданскому применению.
 
Похвальное намерение, если не всматриваться в детали, которые заключаются в постоянных попытках сделать все снизу доверху своими силами. А вот с последними есть проблема. По словам генерального директора компании «Навигационно-информационные системы» Александра Гурко (интервью телеканалу Вести 24 от 8 октября сего года), лучшее, что может на сегодня предложить отечественная промышленность – микросхемы по технологии 90 нанометров (как ясно из предыдущего материала,  это является некоторым преувеличением). Для встраиваемых автомобильных систем, общественного транспорта и военных этого достаточно, но для смартфонов и автономных навигаторов явно не годится.
 
Выход, как ни печально, в привлечении зарубежных фирм. С их стороны интерес есть, так как двухрежимный приемник ГЛОНАСС/GPS повышает точность и надежность навигации. Qualcomm уже анонсировал поддержку ГЛОНАСС/GPS в своих 45-нанометровых интегрированных решениях, однако живых продуктов на рынке пока нет. Почему? Ответ дает недавний случай с гендиректором американской C-COM Satellite Systems Лесли Клейном. Он очень хотел получить от уполномоченных лиц с российской стороны нужную документацию, но ему никто не ответил на его запросы.
 
Частная инициатива в русском хайтеке:
прибыль - акционерам, расходы - налогоплательщикам
 
Впрочем, не все же о технологиях.  Модернизация, как известно, заключается еще и в качественном улучшении системы управления на всех уровнях, в частности, во внедрении улучшенных бизнес-практик. Есть одна особая бизнес-практика в хайтеке, во внедрении которой Россия продвинулась значительно дальше других стран – это частно-государственное партнерство. Впрочем, на отечественной почве оно приобрело особый вид – это некая крупная компания, чьи акционеры и менеджмент регулярно оказываются в компании первых лиц государства и проводят конфиденциальные встречи с профильными министрами. Здесь нельзя не вспомнить компанию «Ситроникс», основным акционером которой является могущественная АФК «Система».
 
Самая главная интрига вокруг «Ситроникс» в последние годы - попытка этой компании закупить завод по производству микросхем с топологическими размерами 45-60 нм с государственной помощью. Государство одобрило программу общей стоимостью 58 млрд.  рублей еще в 2007 году, пообещав выдать 27 млрд. из бюджета. Из-за кризиса программа была заморожена, но в сентябре 2010 года возобновлена  с прицелом на те же технологические нормы, что и три года назад. Что интересно, оставшийся 31 миллиард будет выделен не только из средств самого «Ситроникса», но и из фондов Госкорпорации «РОСНАНО» (пропорция не уточняется). Прибыль - акционерам, расходы - налогоплательщикам - модель абсолютно беспроигрышная.
 
Сухой остаток
 
Выводов как таковых в данном материале не предполагается, в основном потому, что приведенный обзор не является полным портретом российского хайтека. Изложенные факты дают лишь некую начальную пищу для размышлений. К тому же многие процессы еще слишком далеки от завершения, чтобы публика вокруг арены могла с уверенностью поднять или опустить большой палец. Промежуточный же вывод не требует сложных вычислений: низкоконкурентная среда, в которой участники не всегда достаточно компетентны и заинтересованы в конечном результате, ничего интересного не порождает.
 
Пока этот материал готовился к публикации, стопроцентно частная и никак не связанная с государством корпорация Intel успела объявить об инвестициях в модернизацию своих американских производств сумму в размере $8 млрд. Первые чипы, произведенные по технологии 22 нм, появятся в продаже уже в 2011 году!..
Попадая на зарубежные IT-выставки, иногда буквально шалеешь: ну как же всего много, и как добротно сделано! Вот почему они могут, а мы – нет? Ужель мы хуже? И только изучая историю их индустрии, понимаешь, что и там не все, мягко говоря, было гладко, и за многие десятилетия совершены сотни, тысячи дорогостоящих ошибок. И в сфере освоения бюджетов их специалисты дадут фору кому угодно.  Вспомните, сколько миллиардов усвистело во время бума «дот-комов».
 
У нас нет этих десятилетий, и миллиардов не так много, как хотелось бы. Нам, как обычно, надо пробежать десятилетия за годы, иначе сомнут-с. Да, многие блины пока получаются комом, но здорово, что они пекутся. Мы же просто хотели рассказать о происходящем и продемонстрировать поварам неравнодушие к их непростому искусству. А напоследок мы решили опубликовать два читательских отзыва по фактам, приведенным в  статье.
 
«Производство по нормам 180 нм на «Микроне», которое согласно вашей статье уже год как должно работать, на самом деле заработало лишь недавно (в сентябре), но  лишь частично. Поэтому московское метро еще не скоро увидит чипы для своих карточек, изготовленные в Зеленограде».
 
А вот прекрасный пример истинной эффективности деятельности таких образований, как госкорпорации, особенно в их взаимодействии с небольшим частным бизнесом.
 
«Госкорпорация «РОСНАНО» не дает денег – она покупает часть нашей компании, превращенную в ЗАО, и всеми мерами пытается контролировать каждую расходуемую нами копейку.  Это было бы не так страшно, если бы не мешало работе.  Аудиторы «РОСНАНО» порой полагают, что они больше понимают в различных высокотехнологичных производствах, чем их создатели. Обещают один срок выдачи денег, к которому нужно подготовить огромную кучу разнообразных документов, среди которых есть и теряющие свою силу еще в процессе подготовки. Поэтому необходимо все начинать заново. Компания пишет бизнес-план на срок проекта, но подготовка затягивается на...  год, а первый транш приходит через полтора года. Однако заметьте, что все расчеты опираются еще на старый бизнес-план, рассчитанный на другие условия полуторагодичной давности!
 
Проблема в бюрократии: нужно бегать за каждым разъяснением. Но самое главное в том, что проект мы запустили с запозданием, однако всей положенной суммы нам так и не выдали до сих пор. Выдали лишь половину средств, а спрос идет по бизнес-плану. После общения руководства нашей компании с Чубайсом выяснилось, он даже не знал, что деньги целиком нам так и не выдали. В результате их нехватки в компании ухудшается атмосфера и начинается текучка кадров - самых ценных».
 
Налицо обычный  российский бардак, когда голова понятия не имеет, чем занята правая рука или умело изображает незнание. Модернизация, говорите?  3DNews.ru

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100