Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Малый бизнес в Волгодонске
"кошмарят" точно так же, как в Таганроге…

Абдулхак Мустафин

директор малого предприятия,
Волгодонск Ростовской обл. 

                           Открытое обращение к Президенту России 

                                           Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Все Ваши призывы прекратить «кошмарить» бизнес остаются пока гласом вопиющего в пустыне – сотрудников правоохранительных органов, привыкших безнаказанно творить произвол, призывами не образумить. В конце февраля этого года на состоявшемся у Вас совещании Вы выразили недоумение по поводу судебного преследования таганрогского предпринимателя Виктора Денисенко. В конце концов, после публикации в газете «Промышленные ведомости» о незаконном преследовании Денисенко и последовавшего затем вмешательства депутатов Госдумы, суд, несмотря на протест прокуратуры, его оправдал. Но до этого по трем аналогичным делам в том же Таганроге были вынесены обвинительные приговоры.

Спрашивается, почему противоправные действия сотрудников отделов борьбы с экономическими преступлениями и следственных управлений при УВД на местах фактически никому не подконтрольны, причем следователи и прокурорские работники при этом нередко выступают единым фронтом? Ведь невозможно из Москвы добиваться справедливости по каждому противоправно заведенному уголовному делу против того или иного предпринимателя. Не секрет, и Вы об этом тоже говорили, дела часто заводят на не пожелавших кое с кем поделиться своим доходом.

Против меня, Мустафина Абдулхака Исхаковича, директора малого предприятия ООО «Производственно-коммерческий центр Атомрадиокомплект», расположенного по адресу г. Волгодонск Ростовской обл., ул.7-я Заводская, д. 56, старший следователь Следственного управления при УВД по г. Волгодонску капитан юстиции Ищенко А. Г. возбудил уголовное дело, подписав 26 февраля 2010 г. соответствующее постановление за № 2010087022. Замечу, что копию постановления после моих настоятельных требований следователь вручил мне лишь спустя два месяца после его подписания, да и то только после обращения к нему главного редактора общероссийской газеты «Промышленные ведомости» из Москвы, который готовит публикацию об этом деле.

Упомянутое нарушение капитаном юстиции Ищенко А. Г. Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" не единственное. 12 февраля меня незаконно задержали на рабочем месте сотрудники УВД Волгодонска, и насильно удерживали около 3,5 часов, не позволив вызвать адвоката. При этом, не предъявив санкцию прокурора, и в отсутствие уголовного дела, они изъяли всю документацию предприятия. Документы по сей день нам не возвратили, чем нарушили нашу хозяйственную деятельность. Хотя даже при наличии открытого уголовного дела изъятые документы должны быть возвращены в течение пяти дней.

Все допущенные следователями безобразия будут предметом отдельного судебного рассмотрения. А настоящим обращением я прошу защитить меня и мою семью от угроз следователя посадить меня в изолятор временного содержания, попросту говоря, в тюрьму. Дело в том, что мои попытки доказать свою невиновность следователь воспринимает как помехи его «расследованиям». Он и его коллеги приезжают по ночам к моим бывшим заказчикам и, запугивая их, заставляют подписывать некие свидетельские показания о якобы совершенном мной преступлении. Хотя назвать меня преступником может только суд.

Обращаю Ваше внимание на полное несоответствие предъявленного мне следователем обвинения в коммерческом подкупе - преступлении по признакам ч. 3 ст. 204 УК РФ: «незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением».

Приписывание мне этого противоправного деяния свидетельствует либо об умышленном искажении фактов, возможно, в интересах каких-либо лиц, чтобы дать им возможность завладеть предприятием, либо о полной некомпетентности ст. следователя Ищенко А. Г. в элементарных вопросах технической и финансово-хозяйственной деятельности предприятий. И вот почему.

ПКЦ «Атомрадиокомплект» старейшее предприятие России по сервисному обслуживанию, переоборудованию и изменению конструкции автомобилей, является официальным представителем ОАО «АМО ЗИЛ», РУП "Минский автомобильный завод", ОАО ЯМЗ "Автодизель", УП "Минский моторный завод", ОАО «Заволжский моторный завод». Кроме того, мы оформляем для ГИБДД документы на изменение конструкции транспортных средств. Для проведения упомянутых работ и услуг нами получен сертификат Госстандарта России (Ростехрегулирования) № 0191224 с приложением к нему за № 0447933, в котором перечислены услуги, на которые распространяется действие сертификата. В их числе значатся также замена агрегатов на грузовых автомобилях и установка дополнительного оборудования.

«Атомрадиокомплект» - предприятие малое, работает на нем меньше 10 человек. Наше сотрудничество с заказчиками основано на публичном договоре, правила которого регламентированы ст. 426 Гражданского кодекса РФ, и выплачиваем мы вмененный налог, исходя из установленной нам официально суммы вмененного дохода. Все это позволяет существенно упростить отчетно-финансовую документацию. В частности, товарные и кассовые чеки выдаются только по желанию заказчика. За все 18 лет нашей работы никаких нареканий со стороны налоговой инспекции к нам не было. Оплачивают заказчики выполняемые нами работы строго по публично доступному для всех прейскуранту, который опубликован также на Интернет-сайте предприятия.

Как регламентировано проведение нами работ? В Приложении № 2 к приказу МВД России от 7 декабря 2000 г. № 1240 «Порядок контроля за внесением изменений в конструкцию транспортных средств, зарегистрированных в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ» сказано:

п. 11.1. Внесение изменений в конструкцию транспортного средства осуществляется производителем этих работ. Допускается самостоятельно осуществлять работы по внесению только тех изменений в конструкцию транспортного средства, на которые имеется разрешение уполномоченной на то организации».

п. 11.2. После внесения изменений в конструкцию транспортного средства производители этих работ выдают собственнику транспортного средства заявление - декларацию об объеме и качестве работ по внесению изменений в конструкцию транспортного средства (форма в приложении № 3).

п. 12. На самостоятельно проведенные работы по внесению изменений в конструкцию транспортного средства заявление - декларация заполняется и подписывается собственником транспортного средства.

п. 13. Техническое состояние и конструкция транспортного средства после внесенных изменений проверяются на соответствие требованиям нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения на СГТО ГИБДД или ПТО.

Но чтобы собственник транспортного средства мог самостоятельно его переоборудовать и представить затем в ГИБДД, ему необходимо получить соответствующий сертификат Госстандарта России, какой выдан нашему предприятию. В противном случае заявление – декларация, подписанное согласно упомянутому п. 12 собственником транспортного средства, окажется недействительным.

Замечу, что многим собственникам автотранспортных средств при наличии у них ремонтных подразделений выгодно самим при необходимости переоборудовать эти транспортные средства. Это обходится им дешевле. Поэтому, идя им навстречу, мы по просьбам заказчиков берем на себя ответственность за переоборудование их транспортных средств. Делается это в рамках действующего на нашем предприятии публичного договора, допускающего, в частности, устные соглашения с заказчиками.

По устному соглашению с заказчиком он выполняет для нас безвозмездно переоборудование своего транспортного средства при нашем, если необходимо, консультировании и техническом сопровождении работ. При необходимости переоборудование ведется работниками заказчика на нашей площадке. Затем мы проводим все необходимые процедуры по проверке качества выполненных работ, оформляем совместно с заказчиком акт выполненных работ, и выдаем в качестве их производителя согласно п. 11.2. заявление - декларацию об объеме и качестве работ по внесению изменений в конструкцию транспортного средства.

Естественно, что, взяв на себя ответственность за всю выполненную работу, мы указываем себя в качестве ее производителя. Так как при этом переоборудование (замена агрегатов) производится для нас на безвозмездной основе, мы на безвозмездной же основе – путем взаимозачета – возвращаем эту часть работы заказчику. В этом случае он оплачивает нам по прейскуранту только стоимость технического сопровождения работ, а также стоимость услуг по оформлению комплекта документов на замену кузова или какого-то агрегата. Ничего противоправного в этом нет, и за все 18 лет нашей деятельности никаких претензий со стороны ГИБДД в наш адрес не поступало.

Еще раз отмечу, беря на себя безвозмездно ответственность за проведение всей работы, мы получаем от заказчика оплату лишь за выполненную нами работу.

Если следователь, возбудивший против меня уголовное дело, стоял бы на страже соблюдения законности в интересах государства и общества, то он должен был сначала поинтересоваться в ГИБДД и в налоговой инспекции о правомочности проводимых нами работ и законности их оформления. Но следователь решил прибегнуть к провокации. Вот как это происходило.

По соглашению в рамках публичного договора нашим заказчиком ООО «Акве» из г. Цимлянска Ростовской обл. был заменен кузов на принадлежащем ему автомобиле ЗИЛ. Работа велась по описанной выше схеме. О завершении работ и отсутствии каких-либо взаимных претензий был составлен соответствующий акт, подписанный мной, моим заместителем и представителем заказчика гражданином Тарасенко А. В. Получив второй экземпляр акта Тарасенко заплатил за документы на замену кузова положенные по прейскуранту 5000 рублей и ушел.

Буквально через несколько минут после его ухода на дорогих частных иномарках приехали не известные мне люди из УВД Волгодонска и, насильно удерживая меня, без предъявления санкции прокурора стали изымать документы и допрашивать сотрудников. Прибыла упомянутая группа по письменному заявлению Тарасенко, который обвинил меня в получении денег за якобы невыполненную работу. Но о наличии этого заявления я узнал лишь спустя два месяца из постановления о возбуждении против меня уголовного дела, когда следователь Ищенко после моих настойчивых требований, наконец, вручил его мне. Однако с самим заявлением «потерпевшего» Тарасенко следователь меня так и не ознакомил.

Как я отмечал, согласно нашему прейскуранту 5000 рублей стоили техническое сопровождение работ и оформление документов на замену кузова. А весь комплекс работ по замене кузова, если бы замену проводило наше предприятие, стоил бы порядка 40 000 рублей. Таким образом, следователь Ищенко, не понимая и не зная сути наших хозяйственных взаимоотношений в рамках публичного договора с заказчиками, и указав сумму 5000 рублей в постановлении о возбуждении уголовного дела, сам подтвердил мою невиновность.

Поэтому, в худшем случае, меня можно обвинить только в неверном, без злого умысла оформлении заявления-декларации, что не является в данном случае уголовно наказуемым деянием. Ведь деньги в сумме 5000 рублей получены именно за оформление документов на замену кузова, а не за саму замену. Получается, что Тарасенко и следователь Ищенко оклеветали меня, обвинив в подкупе.

Заполучив документы предприятия, следователь Ищенко с 26 марта по 15 апреля с. г. открыл в отношении меня еще пять аналогичных дел по заказам, которые выполнялись 5 -7 месяцев тому назад. Для этого сотрудники УВД по его поручению ездили по ночам к нашим бывшим заказчикам и вынуждали подписывать их заявления о якобы совершенном мной преступлении.

О таком содержании заявлений прямо сказано в постановлениях о возбуждении уголовных дел. Фактически тем самым заказчиков заставляли подписывать противозаконную явку с повинной. Ведь в противном случае, эти люди, докажи следователь мою вину, сами тоже понесут наказание за коммерческий подкуп по предъявленной мне ст. 204, но в части 1. Замечу, что на эту имитацию деятельности затрачено немало государственных средств, слагаемых из наших налогов.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, прежде чем обратиться к Вам, я обращался с жалобой в Прокуратуру Волгодонска, где действия старшего следователя Ищенко признали законными. После этого я обратился с жалобой в Прокуратуру Ростовской обл., но ее «спустили» в Прокуратуру Волгодонска, и откуда по сей день нет ответа. Вряд ли они изменят свою позицию.

Для многих ясно, что в подобных условиях незащищенности от произвола правоохранительных органов малый и средний бизнес постепенно погибнет. Так полагать заставляет и мой опыт 18 лет работы в этой сфере. Я не знаю, что Вам посоветовать, но придумайте что-нибудь, чтобы спасти нас, будущую основу экономики страны. Ведь отделы по борьбе с экономическими преступлениями и следственные управления при УВД повсеместно превратились в подразделения по борьбе с предпринимателями.

Для контроля за нашей деятельностью вполне достаточно налоговых органов, а в случае предприятий, подобных моему, еще и ГИБДД. Если при этом ввести в УК РФ объективные критерии для однозначной квалификации уголовных преступлений в экономической области, то можно будет значительно сократить численность «борцов» с предпринимателями. Это позволит сэкономить немало бюджетных средств, значительная часть которых сегодня тратится на фабрикацию уголовных дел, подобных заведенным на меня.

От редакции

За последние месяцы это уже третья публикация в «Промышленных ведомостях» о том, как фабрикуются уголовные дела против предпринимателей, работающих в сфере малого бизнеса. О деле таганрогского предпринимателя Виктора Денисенко упомянуто выше.

Статью о травле предпринимателя Эдуарда Станишевского из Нижневартовска прочла губернатор Югры Наталья Комарова, и передала ее в прокуратуру округа для принятия мер. В УВД сначала отказались выполнить требование окружной прокуратуры и прокурора Нижневартовска прекратить дело ввиду отсутствия состава преступления. Замечу, речь шла о нарушении законодательства сотрудниками правоохранительного органа. Как же они могут требовать соблюдения законов от других граждан? Но затем они вынуждены были подчиниться требованию прокуратуры и дело закрыли.

Теперь вот Абдулхак Мустафин, директор малого предприятия в Волгодонске Ростовской обл., пишет об опасности, грозящей ему со стороны городских правоохранительных органов. Может быть, ростовские власти последуют примеру губернатора Югры, которая прекрасно понимает, что малый бизнес, невзирая на наличие нефтегазовой отрасли, – основа экономики и занятости населения округа, и потребуют пресечь беспредел? Ведь нефти и газа в Ростовской области пока нет, а промышленность далеко не та, какая была во времена советской власти.

Но, как справедливо пишет Абдулхак Мустафин, необходимы коренные изменения в федеральном законодательстве и правоохранительных органах, которые исключили бы саму возможность издевательств над предпринимателями. Ведь во многих случаях следователи при УВД не разбираются в элементарных вопросах экономики и экономического права. Да и не дело милиции расследовать преступления в экономике. Милиция должна заниматься охраной общественного порядка и защитой жизни и здоровья граждан. Неужели в Волгодонске все эти проблемы успешно решены?

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100