Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Чужой среди своих…
Судьба Сергея Коренчука как часть
проблемы национальной безопасности России

Юрий Непомнящий

Хотя Европейский Союз признал бывшее советское государство страной с рыночной экономикой, но качество жизни подавляющего числа россиян удручающее. Особенно - инвалидов. Могучий потенциал, огромная территория, народ элитного ума, вечно удивляющий просвещённый мир неиссякаемым оптимизмом и феноменальными достижениями в невыносимых условиях - что есть, то есть. Но куда движется этот состав под названием Россия, у локомотива которого плохо отрегулирован двигатель, а плацкартные вагоны - с застоявшимся запахом неустроенного быта и вечными сквозняками? Кто ответит, куда, по какой дороге несётся этот поезд?

Сергей Коренчук - экономист, юрист, политолог может предсказать развитие экономической ситуации в любой стране мира. Не по звёздам, но благодаря научным направлениям и методам прогнозирования, разрабатываемым им на стыке гуманитарных, социальных и естественных наук. Каким образом? Исследуя эволюционные механизмы развития систем - экономических, политических, управленческих.

Анализ диалектического развития 20 стран мира за последние годы, утверждает Коренчук, позволяет сделать малоутешительный вывод, что с позиций поливариантности эти эволюционные процессы никто не изучал. Потребуется создать новую методологию изучения глобальных проблем мирового экономического и политического развития с привлечением не только экономико-юридических постулатов, но и политологических, психолого-социологических методов исследований, биолого-медицинских дисциплин.

Подобный подход позволяет на стыках нескольких наук открыть сразу несколько новых научных направлений, таких как, экономическая философия, экономическая политология, право и политическая безопасность, международный экономико-правовой мониторинг, биоэкономика.

Биоэкономика - наука, которая, по словам С. Коренчука, будет изучать закономерности взаимодействия между экономическими системами и износом биологического механизма человека. Конкретная польза для простых смертных, не витающих в научных облаках –разработка системы действий, позволяющих нивелировать социальные нагрузки на организм человека. Это позволит резко уменьшить влияние на человека физических и интеллектуальных стрессов, повысить качество его жизни.

Да, мы как бы перешли к рынку, - рассуждает Сергей Коренчук. – Но как мы это делаем? Переносим на нашу почву начала XXI века классические западные рецепты. Это равноценно тому, как если бы мы стали только налаживать производство цветных телевизоров с электронно-лучевыми трубками, в то время как весь мир начал выпуск плазменных панелей. Я очень сомневаюсь, что для России подходит стратегия вечно догоняющего локомотива.

Коренчук не просто сомневается. Он предлагает научные разработки, результатами которых могут быть получены ответы на вопросы: где, как, когда, каким образом, предварительно модернизировав российский локомотив, в предельно сжатые сроки, разогнать его до такой скорости, при которой она, Россия - матушка, по крайней мере, станет вровень с нынешними мировыми лидерами. Служат ли исследования Коренчука укреплению национальной безопасности нашего государства?

“Мы считаем С. Н. Коренчука грамотным, эрудированным, высококвалифицированным специалистом. Его научный подход коренным образом отличается от известных как отечественных, так и зарубежных разработок по данной проблематике. Речь можно вести о практическом значении его работ применительно к реальному сектору экономики. Исследования Коренчука в области политических и юридических наук, например концепция анализа процессов госрегулирования экономических отношений, чрезвычайно актуальна хотя бы с позиции целостности государственного строительства. Несомненна явная интеллектуальная одарённость молодого учёного…”. Это из характеристики исследований Сергея Николаевича, данной рядом видных учёных НИИ и ВУЗов Москвы.

Кто же такой Сергей Коренчук с его оригинальными подходами к анализу экономико-политической ситуации в стране, позволяющими прогнозировать обеспечение национальной безопасности страны?

В июне 1972 года в маленьком российском городке Вятские Поляны молодая роженица разрешилась от бремени. Ребенок, мальчик, родился на свет мёртвым. Младенца вернули к жизни, но поставили страшный диагноз – детский церебральный паралич, ДЦП. Мать ребёнка категорически заявила: ”Мне больной не нужен”. Отец малыша, однако, не собирался расставаться с чадом. ”Либо я, либо он”, - заявила женщина. Молодой учёный Николай Коренчук выбрал сына и назвал его Сергеем.

Итак, Сергей Коренчук, родился инвалидом. ДЦП бывает пяти разновидностей. У Сергея в детстве даже с ногами не было нынешних проблем и тогда девчонки научили его даже танцевать вальс. Блестящее окончание политехнической средней школы. Затем – диплом инженерно-экономического факультета Хмельницкого национального университета.

Отец с Сергеем ещё при советской власти переехали на Украину. Дед Сергея родом с Волыни. Потерял руку на войне с неметчиной, затем работал председателем колхоза. Отец Николай Коренчук – профессор, доктор химических и кандидат технических наук, специализировался в области физической химии и материаловедения. Надо полагать, уникальные способности Коренчука-младшего столь быстро проявились благодаря стараниям родителя. Профессор Коренчук, увы, умер 57 лет от роду, и сын остался один на один с этим миром.

После смерти отца Сергей завершает обучение на юридическом факультете Международного университета бизнеса, управления, права и приезжает в Москву, и на конкурсной основе поступает в аспирантуру Московской Академии тонкой химической технологии им. М. В. Ломоносова. А после окончания аспирантуры начались его мучения.

Сергею Коренчуку нужна цивилизованная помощь: несоответствие между его интеллектуальными и физическими возможностями очевидно. Ему тяжело ходить. Зимой, на обледенелых дорогах, без посторонней помощи, при отсуствии собственного атомобиля, это уже становится проблемой. Хотя дорогостоящая операция, проведённая на Западе, вернула бы ему ноги. А вдобавок к этому - затруднения при выполнении письменных работ.

Что нужно учёному, человеку с такими рода проблемами? Помимо комплексной медико-социальной реабилитации хотя бы элементарные предметы и средства труда: диктофон, компьютер, сканер, принтер, доступ в Интернет, к фондам научных библиотек и архивам с правом работы с необходимыми информационными носителями на дому. Короче говоря, всё то, что в состоянии нивелировать хотя бы отчасти ограничения физического характера с одной стороны, и обеспечить возможности научного труда, с другой.
К тому же, как бы, и не гражданин России: c украинского адреса выписан, а московского у него нет.

Конечно, в любом цивилизованном государстве человек, родившийся на территории данного государства, автоматически является его гражданином. Ну, так это за кордоном. Да и на кой ляд стране возиться с этим настырным инвалидом, который чего-то требует. Ладно бы сидел тихо, ладошку протягивал, глядишь ему туда пятиалтынный с барского плеча и подкинут. Так нет, звонит, нужных людей теребит. Я, говорит учёный, пользу могу принести.

Выдающийся английский астрофизик Стивен Хоукинг страдал тяжелейшей формой рассеянного склероза. Писать он не мог, речь его была крайне невнятна, без помощи ассистента оказывался совершенно беспомощным. А Хоукинг ещё шутил: ”Я – теоретик. Отсуствие движения помогает мне не отвлекаться от работы”. Конечно, уж его-то никто не считал бесполезным. В нём уважали личность вне зависимости от его физических потенций.

Описывать злоключения Коренчука на протяжении последних семи лет невозможно спокойно. Жить почти не на что. Приходилось чуть ли не бомжевать, собирать бутылки. По уровню научных знаний и возможностей он должен был защитить даже не кандидатскую, а докторскую диссертацию. Но работа затянулась, так как приходится жить впроголодь, не имея регистрации в Москве по причине отсутствия постоянного места жительства.

Нет у него и элементарных социальных гарантий, пенсии по инвалидности. При этом, невзирая на проблемы со здоровьем, трудностями передвижения, отсутствием оргтехники, он работает над монографией, которую планирует представить к защите в качестве диссертации на соискание учёной степени доктора наук. Такое выдержит далеко не каждый.

За помощью Сергей обращался во все инстанции: в Администрацию Президента и Правительство России, в мэрию Москвы, ко многим депутатам Госдумы и Мосгордумы, к предпринимателям. Наука, которой я занимаюсь, нужна России, пытается доказать он. Бесполезно. Его не слышат. Нет, отдельные высоко сидящие делали вид, что пытаются помочь Коренчуку. Так, бывшие вице-премьеры правительства, отвечавшие за социальную политику В. Матвиенко и Г. Карелова, сами матери, подписывали некие просительные письма, хотя имели властные полномочия самостоятельно облегчить судьбу Сергея.. Писали некие письма депутаты Госдумы В. Игрунов и В. Черепков, в Совете Федерации писал А. Лысков, от Мосгордумы ее глава В. Платонов. Что просил Коренчук? Создать нормальные условия для работы. Выделить квартиру.

Система наша остается бюрократической и во многом чужой людям. А вот американцы справедливо гордятся своими выдающимися гражданами русскими: экономистом Леонтьевым, авиаконструктором Сикорским, композитором Стравинским. Отечеству они оказались не нужны. Россия – богатая. У нас умных много. Прошибёт лоб при жизни, восславит страну, а после смерти, может быть, ему памятник поставят.

В своей недавно вышедшей книге Мэр Москвы Юрий Лужков одним из главнейших направлений титанического труда по возрождению России определяет необходимость вкладывать колоссальные средства в человеческий капитал. Лелеять надо умных и талантливых, а не гнобить. Разве все поголовно чиновники у нас тупые взяточники? Все дороги ведут в Рим – невольно приходит на ум известное литературное изречение. Я не удивлюсь если в ближайшее время Сергею Коренчуку предложат уехать на Запад.

Тамошние ребята отлично понимают, что в специалиста, работающего на стыке наук, надо вкладывать деньги. Они будут уважать его за голову и результаты как сегодняшнего, так и завтрашнего труда. Им будет абсолютно все равно, что ему поставлен диагноз ДЦП. Уж они-то и операцию ему сделают, и условия все предоставят. Только работай, парень, на благо нашего государства. А мы в очередной раз утрёмся, и будем слизывать потом остатки чьего-то пиршества, успокаивая себя тем, что вот ежели захотим, то уж тогда как замахнёмся…

Однако Коренчук хочет остаться у себя на Родине и работать на её благо. А шёл бы ты подальше, говорят ему в милом нашем Отечестве те же чиновники Минздравсоцразвития, которые отказывают ему в законном получении пенсии по инвалидности. Сколько же этот человек может добиваться своих прав? Когда чиновники поймут, что люди, населяющие страну – это не грязь, а основной ее капитал? Но придет ли это время?

Сайт Сергея Коренчука

                                                    КОММЕНТАРИЙ

В отзывах авторитетных отечественных учёных в области экономики, юриспруденции, философии и политологии, с которыми можно ознакомиться на сайте ученого, Сергей Коренчук оценивается как «грамотный, эрудированный и высококвалифицированный специалист, спектр научных интересов которого определяется междисциплинарным подходом в области синтеза естественных, социальных и гуманитарных наук».

Предложенные ученым новые концептуальные подходы к вопросам государственного регулирования экономических отношений коренным образом отличаются от известных отечественных и зарубежных разработок в этой области. Результаты исследований С. Коренчука могут получить практическое применение во многих областях фундаментальной науки. В частности, для решения медико-биологических, социально-виктимиологических и психологических проблем.

Однако для продолжения работы и просто нормальной жизни, Сергею необходимы достойные жилищные условия, качественное медицинское обслуживание, в том числе, финансирование операции на нижних конечностях в одной из зарубежных клиник, оснащение рабочего места специализированными средствами, организационная, информационная и финансовая поддержка осуществления научного процесса. Всё это жизненно необходимо для повышения результативности научного труда и максимальной ассимиляции в научном сообществе. Всего этого в России Коренчук пытается добиться на протяжении десятка лет.

Свою историю о скитаниях по вокзалам, жизни впроголодь на стипендию аспиранта, борьбе за нормальный человеческий быт и качественное медицинское обслуживание он не раз пересказывал журналистам. О нем снимали сюжеты российские и иностранные телеканалы, публиковали статьи печатные издания, освещали всё, что происходило в его жизни за годы работы в российской науке.

Казалось бы, столь мощная информационная волна давно должна была всколыхнуть общественное мнение, подтолкнуть руководство научных организаций и ответственных за науку лиц к созданию нормальных условий для учёных, по воле судеб оказавшихся неспособными работать в обычных условиях.

Но, увы, сюжеты и публикации, за редким исключением, не получили должного отклика. Сергею приходилось делать в среднем не менее 5–10 телефонных звонков в день. Примерно четверть его обращений оканчивались бросанием трубки, треть – откровенной демагогией, в остальных случаях его традиционно отсылали в другие, достаточно отдаленные, «инстанции». В итоге Сергей пришел к весьма печальному выводу: ни большие, ни мелкие чиновники не способны помочь адаптации учёных-инвалидов в научной среде.

«По своей проблеме, с нулевым результатом, я обошёл и обзвонил практически все, без исключения, социальные институты, в буквальном смысле сверху донизу, начиная от обществ инвалидов и заканчивая самыми высшими эшелонами власти, — рассказывает Сергей Коренчук. — Ни одна организация не согласилась возложить на себя подобное бремя социальной ответственности. И дело не в том, что это непосильно дорого для государства и социума. “Ростки отечественной демократии”, проращенные на почве дикого капитализма и постсоветской системы распределения ресурсов, но избавленной от пережитков “излишнего” государственного социального патернализма в борьбе со злокачественными образованиями “социального иждевенчества”, в конечном счёте, подавили и здоровые клетки, вызвав рост проблем у лиц с физическими ограничениями. К сожалению, это лишь подтверждает порочность осуществления реформ без учета социальных последствий. “Лес рубят – щепки летят!”».

Вся социальная поддержка инвалидов в настоящее время свелась к минимальному их финансовому обеспечению и решению некоторых технических вопросов их существования. Средства выделяются, в лучшем случае, на обеспечение инвалидов костылями и колясками. При этом вовлечение инвалидов в научную и инновационную деятельность, похоже, рассматриваются государственными структурами как избыточная социальная функция.

На мой взгляд, сегодня, фактически, реализуется политика иждивенчества инвалидов в противовес получению реальной интеллектуальной ренты, окупающей все издержки по адаптации к нормальным условиям творческой работы таких людей как я, своим трудом стремящихся ускорить построение в стране реальной экономики знаний.

За одиннадцать лет я получил более ста отписок, в которых мне, как безграмотному субъекту, рьяно разъясняли нормы действующего законодательства, тем самым, подменяя рациональный ответ иррациональным посылом. В устных беседах, руководствуясь чувствами “общечеловеческого сострадания”, мне выдвигали бесчисленные аргументы о необходимости “двигать за бугор”, в унисон одобряя необходимость “крутиться”, выживать благодаря западным грантам. Аргументы в пользу необходимости восполнения существующего институционально-правового пробела в действующем законодательстве по обозначенной проблеме всегда пропускаются мимо ушей».

За время своей отчаянной борьбы за право достойно работать в науке С. Коренчук открыл страшную, по сути, истину: обществу не нужны больные люди, даже с высоким уровнем способностей. «Практически все, от кого хоть что-нибудь зависит на уровне подготовки и принятия решений убеждены, что такой проблемы не существует, — рассуждает С. Коренчук. — В отечественной системе образования появились отдельные элементы дистанционных форм обучения, но они работают несистемно по причине отсутствия дифференцированных подходов, учитывающих разные возможности эффективной реализации процессов обучения людей с учётом разных типов, степеней и форм их заболеваний, и разных аспектов будущей социальной функциональности.

Без чёткого видения контуров самой проблемы и ясных представлений о целях и механизмах социальной миссии государства в ее решении, без проведения комплексного исследования надеяться на кардинальное изменение ситуации не приходится».
Осознание глубины «социальной бездны», в которой находится все еще не потерявший надежду работать в науке молодой ученый, поставило его перед выбором: либо оставаться на Родине «социальным изгоем», либо согласиться на предложение продолжать исследования в научных центрах за рубежом, где готовы создать нормальные условия работы.

«Да, я славянин, русский человек по менталитету и, безусловно, хотел бы, чтобы мои знания и умения приносили реальную пользу стране, в которой я родился. Но не ценой же собственной жизни! — говорит С. Коренчук. — Мой отнюдь не простой выбор предопределяется безысходностью и отсутствием каких-либо жизненных перспектив на Родине. Даже при наличии пенсионных выплат, едва обеспечивающих уровень естественно-физиологических потребностей, при всеобщем безразличии к твоей судьбе со стороны социума, не имея живых родственников и помощи со стороны, занятие фундаментальной наукой в нынешних условиях — это, по сути, пассивная эвтаназия в отношении самого себя.

Если твоя проблема носит системный, общегосударственный характер, и не может быть решена эффективно в данной системе социальных координат, то надо либо изменить исходные параметры, понижая планку социальных притязаний, а это путь к интеллектуально-профессиональной деградации, дальнейшему снижению качества жизни в нищенском сосуществовании и быстрой кончине, либо необходим переход в иную инновационно-восприимчивую систему социальных координат.

Иначе говоря, необходим переход в такую систему, в которой при конституционно декларированном принципе построения социально-ориентированного устройства и достаточном уровне капитализации социальной системы, предусматриваются поступательно-эволюционный характер развития производительных сил и продуктивных отношений с постоянным увеличением капитализации человеческого ресурса в структуре ВВП.

Эффективность решения подобных проблем со всей очевидностью доказана на примере известного исследователя с физическими ограничениями Стивена Хоукинга, да и не только его. Международная конвенция прав лиц с физическими ограничениями, к которой Россия недавно присоединилась, не должна и не может оставаться для нашей страны только очередным декларативным документом. И посему я вновь и вновь хочу подчеркнуть, акцентировав внимание социума, что, на мой взгляд, российское законодательство, регулирующее вопросы социализации инвалидов, уже давно требует изменений для обеспечения инвалидам достойных условий для полноценной жизни. В основе такой политики должен лежать принцип: обеспечить инвалидам возможность жить, а не выживать!».

Научные интересы Сергея Коренчука: 

Диалектическая природа эволюции социальных систем с позиций междисциплинарных подходов синтеза методологий естественных и гуманитарных наук.

Научно-предметные направления:

Экономическая философия

Биоэкономика

Экономико-правовая философия, психология, социология управленческих систем

Экономическая политология права и политическая безопасность

Международный экономико-правовой мониторинг эффективности функционирования общественно-управленческих систем государственного строительства

Политическая философия, психология и социология общественно-экономических систем

Поливариантность в системе экономической безопасности - как основа антициклического регулирования и стимулирования стратегии экономического развития

Сайт Сергея Коренчука

s.n.korenchuk@mail.ru

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100