Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Малый бизнес в Нижневартовске «кошмарят»
точно так же, как в Таганроге…
Злоупотребления милиции служебным доминирующим положением на рынке отпугивают инвесторов

Моисей Гельман

Правовая база удушения бизнеса

В последнее время милиция из-за нарушения прав граждан подвергается жесткой критике. Справедливости ради надо сказать, что она небезосновательна. Однако, при обсуждении милицейского произвола в сфере экономики его основные первопричины нередко подменяются следствиями.

В приснопамятные времена 1930-х «врагов народа», как и «врагов церкви» в эпоху средневековой инквизиции, сажали в тюрьмы и казнили по сфабрикованным доносам и подмётным письмам - наветами подменялось законодательство. «Электорат» при этом держали в постоянном страхе, а борьба с врагами идеологически прикрывалась необходимостью строительства «светлого будущего», хотя истинные мотивы были более приземлёнными и обычно касались меркантильных интересов тех или иных лиц и сообществ.

Вирусы инквизиции, как и возбудители многих инфекционных заболеваний, живут веками, мимикрируя и превращаясь в родственные штаммы. Принципы достижения личных интересов некоторые нынешние чиновники не выбросили на помойку истории, а модернизировали лишь средства их реализации и изменили идеологическое прикрытие своих истинных намерений. Сегодня жертвами произвола современных инквизиторов нередко становятся люди, создававшие с нуля производство той или иной продукции и различных услуг. Большей частью ими оказываются слабо защищённые представители малого и среднего бизнеса.

Основная цель современных инквизиторов – коррупция. Для ее достижения оказалось целесообразным не сажать в тюрьмы или убивать бизнесменов, а заставить их «добровольно делиться», к чему когда-то призывал бывший министр финансов Лифшиц. Осознанная необходимость такой дележки возникает при наличии постоянной угрозы уголовного преследования. Для этого потребовалось фабриковать не доносы, как прежде, а подзаконные нормативно-правовые акты, ложно истолковывая законы и добиваясь внесения в них неоднозначных, а зачастую откровенно противоправных положений и норм. Ведь нынче государство наше правовое.

Все это напоминает запрещенную охоту на животных с использованием всякого рода ловушек – капканов, замаскированных ям и пр. В результате бизнесмены оказываются в положении постоянных нарушителей чего-либо, попадают в расставленные силки и вынуждены всё время «отмывать» навязываемые им грехи. Стоимость «отмывания» закладывается в цену производимых продукции и услуг, порождая дополнительную ценовую инфляцию, а конкурентоспособность продукции и платежеспособный спрос на рынке падают, вынуждая товаропроизводителей сворачивать дело.

Свою деятельность чиновники прикрывают декларациями о необходимости строительства светлого будущего, на сей раз рыночного, и, конечно же, заботой об интересах государства и общества. Однако, на самом деле, участники этой самодеятельности пекутся о себе и своём бизнесе, именуемом коррупцией. Понятие это толкуется почему-то узко, как получение взятки госслужащими.

На мой взгляд, более полное правовое толкование коррупции следует из п. 3 ст. 35 Конституции России, в котором говорится, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда». Поэтому под коррупцией следовало бы понимать внесудебное отчуждение или содействие такому отчуждению чужой собственности – денежных средств и/или имущества юридическим лицом или должностным лицом в государственной или частной организации в корыстных целях.

Конечно же, руководство и занятие таким важным и сложным делом не может быть работой по совместительству. Поэтому фабрикуемые нормативно-правовые акты госчиновники одновременно ориентируют и на имитацию своей официальной деятельности, чтобы ни за что не отвечать. Получение зарплаты за имитацию служебных обязанностей (многочисленные совещания, надуманные конференции, обман, отписки и прочие расхожие для этого средства) также следует рассматривать как разновидность коррупции.

В нее вовлекаются недобросовестные сотрудники милиции и правоохранительных органов. Для этого им Законом «О милиции» вменено в обязанность предупреждать любые правонарушения, включая в сфере хозяйственной деятельности, в которой многие милиционеры совершенно не разбираются. На самом же деле в обязанности милиции должны входить только охрана общественного порядка и обеспечение безопасности граждан, а объективно обоснованными правонарушениями в экономике должны заниматься специально обученные экономисты-юристы, которых сегодня нигде не готовят.

При такой специализации людей в правоохранительных органах потребуется существенно меньше чем сейчас. Ведь перечень законодательно обусловленных преступлений значительно сократится по сравнению с придуманным нынче, да и расследоваться они будут компетентно, а потому гораздо быстрее. При этом высвободятся значительные бюджетные средства, за счет которых можно будет существенно повысить зарплату оставшимся профессионалам, а коррупция снизится.

Разоблачение милиционерами придуманных преступлений в сфере того же малого и среднего бизнеса, которые руководствуются сфабрикованными чиновниками нормативно-правовыми документами, тоже является формой имитирования служебной деятельности. Нередко делается это по наводкам самих чиновников, которые ставят нормативно-правовые капканы. Ведь ловить бандитов намного опасней, нежели гробить незащищенных бизнесменов. К тому же при этом быстро растет число раскрываемых преступлений, идут внеочередные чины и награды… Известно много фактов участия милиции в рейдерских захватах чужой собственности в интересах других лиц.

Благодатная почва для возникновения и процветания таких коррупционных, нередко вертикально интегрированных сообществ имеется в наукоёмких и инженерных отраслях экономики, где требуются специальные знания и поэтому легче дурить головы законодателю, собственному начальству и контролирующим органам. К примеру, масштабным коррупционным проектом явилась «реформа» электроэнергетики, направленная фактически на вымогательство денег у государства и потребителей и разрушение электроснабжения страны (см. «Некролог к кончине РАО «ЕЭС России». - «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2008 г.).

Большие коррупционные возможности созданы «реформой технического регулирования», с началом которой экономика страны лишилась значительной части нормативно-технической базы (см. «Закон «О техническом регулировании» развала российской экономики. Проплаченный стриптиз перед вступлением в ВТО» и «Распиливание бюджетных средств по Закону «О техническом регулировании». – Промышленные ведомости № 9, сентябрь 2006 г. и № 6, май 2008 г. соответственно).

Лицензированная коррупция

Громадный потенциал для коррупции создан законом, регламентирующим лицензируемые виды деятельности. Характерной его особенностью является отсутствие каких-либо критериев лицензирования, и, надо полагать, сделано это специально, чтобы можно было творить произвол. Хотя лицензироваться должны только те виды деятельности, некачественные результаты которых могут нанести ущерб правам граждан и интересам государства, при условии, что их защита Конституцией страны возложена на государство.

Однако, если качество конечной продукции или услуги должно обязательно подтверждаться независимой организацией, то требовать получения лицензии на их производство бессмысленно, разве что в интересах коррупционеров. Но перечень обязательно сертифицируемых товаров и услуг все время сокращается, что во многих случаях ведет к нарушению конституционных прав граждан. Ведь они в принципе не могут предварительно проверить качество того, что приобретают на рынках.

Между тем, декларативное подтверждение соответствия качества товара (услуги) произвольно выбранным требованиям, которое сегодня его изготовителю позволяют делать добровольно, более чем в половине случаев направлено на обман покупателей.

При существующей порочной практике подмены сертификации продукции лицензированием ее производства дело доходит до полной анархии благодаря фальсификации чиновниками соответствующих подзаконных актов. В них, в частности, наряду с получением лицензии на вид деятельности часто незаконно требуют оформлять лицензии на каждый вид производимой при этом продукции. Ведь выдача лицензий требует гораздо меньше ответственности, нежели контроль за качеством продукции. К тому же, это позволяет свободно, нередко произвольно, применять к искусственно создаваемым нарушителям многие статьи Уголовного кодекса.

Так происходит, к примеру, в области метрологического контроля (надзора), которым охвачена вся страна (см. «Современные инквизиторы на ниве малого и среднего бизнеса. – «Промышленные ведомости» № 8, август 2009 г.). Хотя средства измерения после изготовления и ремонта обязательно проходят метрологическую аттестацию и поверку соответственно. В упомянутой статье подробно исследованы грубейшие нарушения законности, допущенные милицией и работниками следствия ОВД г. Таганрога в отношении предпринимателя Виктора Денисенко, предприятие которого изготавливает термометрические системы.

Рассмотрение дела, длившееся почти два года, завершилось оправдательным приговором во многом благодаря публичной огласке, которое оно получило после упомянутой публикации в газете «Промышленные ведомости». О деле Денисенко говорилось даже на совещании у Президента России 26 февраля этого года. Ростовский областной суд отклонил и протест прокуратуры Таганрога на оправдание бизнесмена. А до того три аналогичных дела в отношении других таганрогских предпринимателей завершились обвинительными приговорами. При этом милиция и следствие прикрывались документами чиновников Ростехрегулирования, хотя они грубо противоречили законодательству.

Не отстают в подобных делах и чиновники МВД, которым принадлежит авторство Закона «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Согласно толковым словарям русского языка понятие «охранять» означает стеречь, беречь, караулить или сохранять что-либо или кого-либо. Совершенно очевидно, что все перечисленные действия представляют собой какое-то силовое противодействие лицу, нарушающему или пытающемуся нарушить неприкосновенность охраняемого объекта.

Активное противодействие могут оказывать специально обученные охранники, в том числе с использованием собак и оружия, а стационарные технические средства охраны, например, турникеты, заборы, решетки, металлические двери и ворота с запорами и прочие сооружения оказывают пассивное силовое противодействие.

В редакции Закона «О частной детективной и охранной деятельности», действовавшей до начала нынешнего года, в статье 3 «Виды охранных и сыскных услуг» значилось «проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно - пожарной сигнализации». На самом же деле, согласно семантике русского языка и профессиональной терминологии средства сигнализации - это отнюдь не средства охраны, так как они не способны оказывать силового противодействия нарушителям неприкосновенности объекта. Ведь грамотному человеку не придет в голову, назвать, допустим, спидометр транспортным средством, тогда как это средство измерения скорости, сигнализирующее водителю как быстро он перемещается.

Технические средства охраны могут быть оборудованы средствами сигнализации, на тревожную информацию которых должны реагировать охранное предприятие или милиция. К примеру, тот же автомобиль может быть снабжен техническим средством охраны, противодействующим его угону, и устройством звуковой сигнализации для оповещения о действиях угонщика.

Однако те предприятия, которые занимаются проектированием, монтажом и обслуживанием средств охранно - пожарной сигнализации, согласно прежней редакции закона почему-то причислили к категории охранных, и они должны были получить лицензию в местном органе МВД на… охранную деятельность. Но мало этого.

Руководители таких псевдоохранных предприятий, а также их сотрудники, которых в прежней редакции закона именуют охранниками, обязаны были получить лицензию в порядке, установленном для частных детективов. Получается, если владелец объекта, к примеру, нефтеперерабатывающего завода, сам обслуживает собственные средства охранной сигнализации на своем предприятии, то ему тоже требовалось оформить лицензию на охранную деятельность. Этого, конечно же, никто не делал.

В результате возникала абсурдная ситуация. Допустим, тот же автомобиль оборудован радионавигатором спутниковой системы ГЛОНАСС и радиопередатчиком для ретрансляции определяемых координат, благодаря сигналам которого в специальном охранном предприятии можно отслеживать путь, по которому его угоняют. Тогда получается, что предприятие, обслуживающее радионавигационную систему, тоже должно было получить лицензию на право заниматься охранной деятельностью, отсутствие которой уголовно наказуемо.

В новой редакции Закона «О частной детективной и охранной деятельности» (действует с начала этого года) в статье 3 «Виды охранных и сыскных услуг» в их перечне теперь значится «охрана объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны, перечень видов которых устанавливается Правительством Российской Федерации, и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию». Причем, «предприятие, которое в соответствии со своим уставом занимается оказанием охранных услуг, обязано иметь на то лицензию, выдаваемую органом внутренних дел в порядке, установленном настоящим Законом для лицензирования объединений частных детективов».

Как видим, на охранное предприятие помимо охраны объекта возложено еще и «осуществление работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны, перечень видов которых устанавливается Правительством Российской Федерации».

Замечу, этот перечень правительством пока не регламентирован, поэтому его отсутствие сегодня не позволяет на законных основаниях идентифицировать и наказывать тех, кто занят такими работами, не имея соответствующей лицензии. Вместе с тем, в упомянутой статье закона не оговаривается, должны ли эти работы по будущему перечню проводить сотрудники самого охранного предприятия, или предприятие сможет заключать договоры на их проведение со сторонними лицами, и обязаны ли сторонние лица иметь на то соответствующую лицензию.

То же самое можно утверждать и в отношении «принятия соответствующих мер реагирования на их (средств охраны) сигнальную информацию», которую согласно тексту статьи охранное предприятие может получать и от сторонних организаций, обслуживающих средства сигнализации на охраняемых объектах. Причем, они могут обслуживаться самими владельцами объектов, сотрудники которых могут передавать сигнальную информацию милиции или вневедомственной охране. Поэтому требовать от них получения лицензии на охранную деятельность было бы просто глупо.

Совершенно очевидно, что согласно новой редакции закона на проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации уже не требуется получать лицензию в местном органе МВД. Так что теперь частные предприятия, которые ведут такие работы, казалось бы, больше не смогут притягивать за уши к разряду охранных, как делалось прежде согласно старой редакции закона. Однако, судя по действиям милиции и следователей в Нижневартовске, этого не произошло.

«Ох, рано!» - поет охрана

То ли чиновники центрального аппарата МВД России не подсуетились разъяснить своим подопечным новации Закона «О частной детективной и охранной деятельности», то ли и не помышляли об изменениях. Но, вполне возможно, ввиду слабого знания русского языка и права они написали одно, не осознавая, что убрали некоторые прежние надуманные барьеры для малого и среднего бизнеса, в то время как хотели все сохранить, как было прежде, кроме пожарных дел, перешедших в МЧС. Да и неоднозначность толкования правовых норм, характерная особенность многих нормативно-правовых документов, создает благодатную почву для коррупции.

Скорее всего, никто и не собирался облегчить жизнь предпринимателям, так как уже появились первые «нарушители» закона, работающие без лицензии на «осуществление работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны». Таковым «нарушителем» оказалось, в частности, ООО «Единый технический центр», что в Нижневартовске (далее «ЕТЦ»). Это малое предприятие, в котором занято около 20 человек со средней зарплатой в 40 тысяч рублей в месяц. Предприятие в соответствии с лицензией, выданной МЧС, занимается монтажом и техническим обслуживанием систем пожарно-охранной сигнализации на различных объектах.

Руководитель предприятия Эдуард Станишевский, по образованию инженер-электрик, 20 лет проработал в органах МВД, занимаясь той самой охранно-пожарной сигнализацией. Выйдя в отставку в чине подполковника, он продолжил свою профессиональную деятельность в бизнесе.

Объекты, обслуживаемые «ЕТЦ», оборудованы различными датчиками, реагирующими на превышение температуры в контролируемых помещениях нормального значения и задымление, а также на отклонения дверей, окон, дверей, ворот и прочих контролируемых объектов от заданных положений. При этом датчики формируют радиосигналы, которые передаются на пульт в «ЕТЦ». Далее оператор пульта, согласно договору с Отделом вневедомственной охраны при УВД г. Нижневартовска, передает в этот отдел сообщение о принятых тревожных сигналах, и сотрудники вневедомственной охраны выезжают для проверки. При необходимости они затем вызывают своих коллег из милиции, которым подчиняются.

За один выезд Отдел вневедомственной охраны получал от «ЕТЦ» 1500 рублей. В прошлом году наряды охранников выезжали около 360 раз, предотвратив множество хищений и несколько пожаров. Замечу, если подобными современными системами радиомониторинга оборудовали бы, допустим, «Хромую лошадь» в Перми или недавно сгоревший ночной клуб «Опера» Москве, то, возможно, жертв, да и самих пожаров там не было.

Возникает вопрос, а почему оператор «ЕТЦ» выступает в качестве ретранслятора, передавая информацию о полученных им тревожных радиосигналах устно по телефону в Отдел вневедомственной охраны? Разве нельзя передавать их с контролируемых объектов непосредственно на пульт вневедомственной охраны? Можно. Но если частное «ЕТЦ» за обслуживание системы сигнализации самого крупного из объектов (его помещения расположены в нескольких местах города) берет около 280 тысяч рублей в месяц, то в государственной вневедомственной охране, которой разрешено заниматься также «частным извозом» для подпитки деньгами местного УВД, такая услуга стоит вдвое дороже. Очевидно, с этим обстоятельством, что подробней рассмотрено ниже, и связано преследование, которому подверглось «ЕТЦ» со стороны милиции.

Следователь Следственного управления при Нижневартовском УВД капитан юстиции Фадеев Е. Ю. 23 января 2010 г. в 08 ч. 30 мин. (это была суббота, и столь точное время указано в документе) подписал постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Э. В. Станишевского по признакам преступления, предусмотренным п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ. Следователь, ссылаясь на рапорт заместителя начальника Милиции общественной безопасности УВД по Ханты-Мансийскому автономному округу полковника милиции Е. К. Аубакирова, утверждает:

«В период с июля 2007 года по декабрь 2009 года Станишевский Э. В., являясь директором и учредителем ООО «Единый технический центр», незаконно осуществлял на территории г. Нижневартовск предпринимательскую деятельность по оказанию охранных услуг без наличия обязательной для этого лицензии, в результате чего получил доход в особо крупном размере на общую сумму 6 221 193 рубля 57 копеек».

В постановлении также утверждается, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления по указанной выше статье Уголовного кодекса. Каковы же эти признаки? В п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство» сказано:

«Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние… сопряжено с извлечением дохода в особо крупном размере, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового».

В весьма путаном рапорте полковника милиции Е. К. Аубакирова, который послужил основаним для привлечения Э. Станишевского к уголовной ответственности, со ссылкой на новую редакцию Закона «О частной детективной и охранной деятельности» ошибочно утверждается, что проектирование, монтаж и эксплуатационное обслуживание средств охранно - пожарной сигнализации, чем занимается «ЕТЦ», якобы относится к виду охранных услуг. А на охранную деятельность предприятие Станишевского не имеет положенной лицензии.

Но в новой редакции закона говорится, как отмечалось, не о средствах сигнализации, а о технических средствах охраны, что, как показано выше, далеко не одно и то же. По всей видимости, капитан юстиции Фадеев Е. Ю., подписав постановление о возбуждении уголовного дела, либо не понимает разницы между упомянутыми средствами, либо умышленно исказил факты, чтобы они соответствовали признакам инкриминированного им Эдуарду Станишевскому преступления.

Замечу также, в прежней редакции закона лицензию на охранную деятельность требовалось получать лишь при условии совместного выполнения работ - проектирования, монтажа и эксплуатационного обслуживания средств охранно-пожарной сигнализации. Совместного выполнения, так как указанные работы перечислены через запятые, что соответствует союзу «и».

Но «ЕТЦ» не занимается проектированием таких средств, а синтаксические правила русского языка, которые никто не отменял, являются общими, как для литературных произведений, так и при написании правовых актов. Вспомним печально известный анекдот – «помиловать нельзя казнить» с пропущенной запятой. Это как раз наш случай, когда безграмотность одних порождает правовой нигилизм других и печальные последствия для третьих лиц.

И еще один важный штрих. Согласно семантике и синтаксису русского языка понятие «средства охранно-пожарной сигнализации» означает, что это средства сигнализации, способствующие охране (защите) объектов от пожаров. Строго говоря, речь идет о соответствующих датчиках, например, реагирующих на задымление, по сигналам которых должна включаться охранная система автоматического пожаротушения.

Таким образом, «средства охранно-пожарной сигнализации» - отнюдь не синоним словосочетания «средства охранной и пожарной сигнализации», представляющих собой два разных вида средств контроля. Так что, даже по старой редакции закона «ЕТЦ» не должен был формально становиться охранным предприятием. А лицензию на проектирование, монтаж и техническое обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации предприятию выдали в МЧС.

Но и это не все. Как отмечалось выше, перечень технических средств охраны, лицензируемый монтаж и обслуживание которых должен быть установлен правительством, пока не регламентирован. Поэтому его отсутствие не позволяет на законных основаниях идентифицировать и наказывать тех, кто занят такими работами, мотивируя их уголовное преследование отсутствием соответствующей лицензии.

Вместе с тем, как отмечалось, в новой редакции закона не оговаривается, что эти работы по будущему перечню должны проводить исключительно сотрудники самого охранного предприятия. Следовательно, охранное предприятие может заключать договоры на их проведение со сторонними лицами, однако при этом не оговаривается, что эти лица обязаны иметь на то соответствующую лицензию.

То же самое можно утверждать и в отношении «принятия соответствующих мер реагирования на их (средств охраны) сигнальную информацию», которую согласно закону охранное предприятие может получать и от сторонних организаций, обслуживающих средства сигнализации на охраняемых объектах. Но они могут обслуживаться самими владельцами объектов, и требовать от них в таких случаях получения лицензии на охранную деятельность было бы просто глупо.

Средства сигнализации, обслуживаемые «ЕТЦ», принадлежат владельцам объектов. С ними директор Станишевский заключил соответствующие договора. Таким образом, владельцы этих охраняемых объектов взяли фактически на себя обязанности обслуживания своих средств сигнализации, перепоручив их «ЕТЦ».

Согласно новой редакции закона на проектирование, монтаж и обслуживание средств охранно-пожарной сигнализации уже не нужно получать лицензию в местном органе МВД. Так что теперь предприятия, которые ведут такие работы, казалось бы, больше не могут притягивать за уши к разряду охранных. Но, как видим, в Нижневартовском УВД бытуют представления о законности, основанные на собственных понятиях о праве.

Руководствуясь ими, следователь Фадеев Е. Ю. в своем постановлении обвинил Станишевского и в получении «дохода в особо крупном размере на общую сумму 6 221 193 рубля 57 копеек». Однако эти деньги согласно акту проверки финансово-хозяйственной деятельности явились доходом ООО «ЕТЦ», то есть юридического лица, а не физического – директора предприятия.

Замечу, проверку проводил бухгалтер-ревизор УВД по ХМАО-Югре, то есть сотрудник милиции. Как расценивать такое обвинение, грубо искажающее содержание официального документа – акта ревизии, как проявление элементарной финансовой безграмотности, или это примитивная попытка оклеветать Станишевского в воровстве упомянутой суммы? Ведь из этой суммы примерно 5 млн. рублей было потрачено на хозяйственную деятельность предприятия и уплату налогов, что подтверждается соответствующими платежными документами, и на основании которых проведена упомянутая ревизия.

Если следователь Фадеев не понимает разницы между оборотом предприятия и зарплатой его руководителя, то есть не понимает элементарных вещей, как же ему можно доверять расследование хозяйственных дел и борьбу с экономическими преступлениями? Ответ на этот вопрос содержится в ст. 171 УК РФ, в ее п. «б» ч. 2, по которой предъявлено обвинение Станишевскому:

«Осуществление предпринимательской деятельности… без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно,.. если это деяние… сопряжено с извлечением дохода в особо крупном размере».

По логике следователя соучастником Станишевского в «противоправном извлечении дохода в особо крупном размере» выступила и налоговая служба, пропустившая выплату его предприятием налогов и сборов. Платёжные документы, по которым перечислялись налоги и другие платежи, указаны в приложении к акту проведенной милицией проверки.

Надо полагать, следователь Фадеев и его коллеги их не изучали. А жаль! Ведь в «платёжках» указаны плательщик налогов - ООО «ЕТЦ», а также банки плательщиков и получателей других платежей с названиями предприятий, из чего тоже однозначно следовало, что деньги, якобы присвоенные Станишевским, ему не принадлежали. Поэтому обвинение Станишевского в «преступном извлечении дохода в особо крупном размере» - от лукавого, и его привлечение в качестве обвиняемого с юридической, финансовой и хозяйственной точек зрения представляется абсурдным и абсолютно безграмотным.

Ведь никаких доказательств того, что Станишевский выкрал доход, то есть выручку своего предприятия, полученную с июля 2007-го по декабрь 2009 года, у следователя Фадеева нет и быть не может. А коли так, то и обвинение Станишевского по выбранной следователем статье УК даже в отсутствие лицензии несостоятельно.

У меня сложилось впечатление, что и в этом случае можно говорить не только о правовом нигилизме, но и о незнании правил синтаксиса русского языка, связанных с использованием союза «и». Ведь для предъявления упомянутого обвинения необходимо, чтобы обвиняемый не только работал без лицензии, но «и» украл при этом особо крупную сумму денег.

И еще одно важное обстоятельство, сугубо правовое, которое обязан осознавать каждый юрист, если он юрист. Согласно п. 2 ст. 54 Конституции России «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

Так что следователь Фадеев Е. Ю вообще не имел права возбуждать уголовное дело в отношении Станишевского 23 января 2010 г., то есть спустя более трех недель после вступления в силу новой редакции Закона «О частной детективной и охранной деятельности», за деяние, совершенное прежде, причем, деяние, как показано выше, надуманное.

Таким образом, инкриминируемое Станишевскому преступление, как представляется, полностью не соответствует критериям его идентификации, предусмотренным ст. 171 УК РФ: он не получил преступного дохода в особо крупном размере, а сам факт работы руководимого им предприятия без лицензии надуманный.

Спрашивается, если следователь исказил содержание акта проверки финансово-хозяйственной деятельности, приписав доход ООО «ЕТЦ» его директору, и подозревает его на этом основании в совершении уголовного преступления, не является ли такое действие фальсификацией доказательств? Согласно п. 2 ст. 303 УК РФ фальсификация доказательств наказывается лишением свободы сроком до трех лет. А согласно п. 1 ст. 299 УК РФ «привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности наказывается лишением свободы на срок до пяти лет».

Злоупотребление доминирующим служебным положением на рынке для захвата чужого бизнеса?

Казалось бы, на этом можно было закончить рассказ о происшедшем, призвав к наказанию виновных. Если не одно обстоятельство, которое, мягко говоря, относится к категории недобросовестной конкуренции, а на жаргонном языке подобные действия называются рейдерским захватом.

Не секрет, что за каждым противоправно возбужденным уголовным делом стоят чьи-то личные интересы. К примеру, в упомянутом таганрогском деле Денисенко кое-кто требовал с предпринимателя деньги, о чем он рассказал депутатам Госдумы, и они отреагировали. А в чем может заключаться интерес некоторых сотрудников Нижневартовского УВД, гробящих «ЕТЦ»?

В декабре 2009 года ООО «ЕТЦ» по итогам окружного конкурса «Услуги сервиса и технического обслуживания Югры» было признано лучшим предприятием в номинации «Мониторинг за состоянием технических систем безопасности» с предоставлением ему права маркировать свою услугу знаком победителя конкурса «Лучший товар Югры». Это подтверждается и соответствующим сертификатом.

Одновременно ООО «ЕТЦ» оказалось победителем окружного конкурса «Лучший товар Югры-2009», и получило грамоту за успехи в производстве конкурентоспособных высококачественных товаров и услуг и высокие социальные стандарты ведения бизнеса. А за год до этого «ЕТЦ» стал победителем шестого городского конкурса в Нижневартовске «Предприниматель года-2008» среди субъектов малого и среднего бизнеса.

Замечу, при определении победителей конкурса «Услуги сервиса и технического обслуживания Югры» предварительно проводилась официальная с участием представителей окружных органов власти правовая и финансово-хозяйственная экспертиза деятельности предприятия, для которой представлялись учредительные документы, лицензии, договора и первичные документы бухгалтерского и налогового учета.

Поэтому невольно возникает вопрос: «А, что, в Ханты-Мансийском автономном округе-Югре действуют два законодательства?». Выходит, что два: одно для окружных властей, подтвердивших законопослушность ООО «ЕТЦ», прежде чем объявлять его лучшим предприятием, и другое - для Нижневартовского УВД, следователь которого возбудил против директора «ЕТЦ» уголовное дело, публично обвинив его, или, как говорят юристы, подозревая, в нарушении закона. Если это так, то в ХМАО-Югре существует государство в государстве.

Свидетельством существования правовой «матрешки» могут служить многочисленные нарушения законности, допущенные работниками УВД Нижневартовска в деле Станишевского. А возникло оно вот каким образом.

В Нижневартовский филиал ОАО «Ханты-Мансийский банк», средства сигнализации которого обслуживает «ЕТЦ», 9 октября 2009 г. пытался проникнуть грабитель. Оператор немедленно сообщил о сработавшей сигнализации в Отдел вневедомственной охраны. Наряд прибыл столь скоро, что преступник не успел ничего выкрасть и скрылся. При проведении служебной проверки по этому факту милиционеры решили, что ООО «ЕТЦ» якобы занимается охранной деятельностью, не имея на то лицензии.

Я не буду касаться многочисленных нарушений законодательства, допущенных, по мнению руководства «ЕТЦ», при проведении проверки деятельности предприятия, – они изложены в жалобах в суд Нижневартовска и в Прокуратуру ХМАО-Югра. В частности, Станишевского следователь почти месяц не знакомит с постановлением о возбуждении уголовного дела, хотя обязан был это сделать по закону немедленно. Кроме того, почему-то был проведен обыск помещения предприятия без санкции на то прокурора и изъяты многочисленные документы. Остановлюсь лишь на одном обстоятельстве, так как невольно вспоминается такой эпизод из фильма «Семнадцать мгновений весны».

Когда Штирлиц оказался «под колпаком» у Мюллера, последний поручил только одному своему сотруднику провести расследование, причем скрытно, чтобы, не дай Бог, не опорочить репутацию подозревавшегося Штирлица-Исаева в случае его невиновности. Мы живем не в фашистском государстве, а в стремящемся быть социальным. Почему же милиционеры УВД Нижневартовска, расследуя уголовное дело против Станишевского, стали трубить на всех углах о его виновности, проигнорировав конституционный принцип презумпции невиновности? При этом они потребовали у всех клиентов предприятия представить договора и «платежки» за полученные услуги, что лишь усилило их подозрения в отношении Станишевского.

Между тем, недопустимо было подобным образом распространять информацию о недоказанной виновности предпринимателя, так как это нанесло ущерб его деловой репутации. Ведь банковские выписки о полученных платежах за оказанные услуги, которые изъяли у «ЕТЦ», могли быть проверены по копиям платежных документов, имеющимся в банке, где открыт расчетный счет этого предприятия. Получается, либо расследователи не знакомы с оборотом платежной документации, что недопустимо, либо они умышленно проигнорировали возможность такого сопоставления, опорочив деловую репутацию обвиняемого, что запрещено законодательством.

В результате столь беспардонного расследования ООО «ЕТЦ» лишилось ряда договоров и понесло немалый материальный ущерб, а владельцы объектов, которые раньше обслуживались «ЕТЦ», вынуждены были заключить новые контракты с… Отделом вневедомственной охраны при УВД Нижневартовска. Правда, платить теперь они будут вдвое больше, что повлияет, в том числе, на рост цен в городе.

Не является ли происшедшее фактом злоупотребления доминирующим служебным положением на рынке, и нарушением антимонопольного законодательства органом исполнительной власти?

Как оказалось, Управление вневедомственной охраны при УВД по ХМАО-Югре 14 октября прошлого года направило в подчиненные подразделения, в том числе в Нижневартовске, письмо, запретив им заключать договора с предприятиями, подобными «ЕТЦ». В Нижневартовском ОВД этот приказ для верности перевыполнили, открыв ничем не обоснованное уголовное дело в отношении директора «ЕТЦ». Складывается впечатление, что в том же Нижневартовске с преступностью давно покончено, и милиции нечем заняться.

Однако окружное Управление ФАС своим решением от 10 марта нынешнего года расценило происшедшее как нарушение Федерального закона «О защите конкуренции», которое «ограничило и устранило конкуренцию», и направило в УВД по округу предписание устранить его. Но, очевидно, в местной милиции свои представления о законности, так как УВД обжаловало решение антимонопольной службы. Если суд подтвердит справедливость решения, то можно будет говорить о новом виде рейдерского захвата бизнеса в интересах самой милиции. Очевидно, в таком случае можно будет утверждать и о факте коррупции, если исходить из предложенного выше ее определения.

Представляется, чтобы исключить возможность вольного или невольного захвата чужого бизнеса вневедомственной охраной, ту ее часть, которая занимается предпринимательской деятельностью, необходимо срочно "демобилизовать" и вывести из состава МВД.  Средства, добываемые правоохранительными органами благодаря официальному «частному извозу», также создают обширные коррупционные возможности.

                                                                ***
Хотелось бы надеяться, что начальник УВД по ХМАО-Югре генерал-майор милиции Гудожников Н. Е. без вмешательства извне пресечет противоправные действия своих подчиненных в Нижневартовске, перевыполнивших противоправный приказ. Ведь их действия не только нанесли существенный ущерб ООО "ЕТЦ", подорвав деловую репутацию фирмы и ее руководства, но и подвергают значительному риску контролируемые этой фирмой объекты из-за отказа работников вневедомственной охраны выезжать на тревожную информацию, поступающую с объектов. А среди них несколько особо опасных.

Ко всему прочему, издевательства над предпринимателями, за счет налогов которых платят зарплату сотрудникам той же милиции, могут отпугнуть потенциальных инвесторов от участия в стратегически значимом национальном проекте «Урал Промышленный – Урал Полярный». Югорский край играет в нем немаловажную роль, и от результатов осуществления проекта во многом зависит будущее не только Ханты-Мансийского автономного округа, но и всего Уральского макрорегиона.

Рисунки Вячеслава Шилова



Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100