Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Фармпонты министерской четы

.
К обнародованию перечня стратегически значимых
лекарственных средств, которые хотят производить в России

Ульяна Бажан

г. Козельск

                                        «Люди, способные только на малое, понтово утверждают,
                                       что умеют всякое разное».
                                                                                                         Дэвид Макфадьен
                                                             Русские понты: бесхитростные и бессовестные
                                                                      Изд-во «Альпина нон-фикшн», 2009 г.

Взяться за перо меня побудило внезапное прозрение  министра промышленности и торговли Виктора Христенко, о котором он поведал широкой публике в своем интервью программе «Вести» 22 декабря 2009 года: 

«Мы вспомнили о родной фармацевтической промышленности! Повернулись, так сказать, лицом! Если говорить о принятой министерством в октябре уходящего года Стратегии развития фармацевтической промышленности до 2020 года и о перечне «важнейших лекарственных средств, в которых нуждаются больные наиболее распространенными болезнями», то … масса предложений и критики. И это замечательно! (По словам министра выходило, что до этого времени по отношению к отрасли он стоял в другой позе. - Прим. авт.). Невозможно ничего догнать, можно только перегнать!». – Конец цитаты.

Последняя фраза напоминала одно из крылатых выражений В. С. Черномырдина, и отражала выстраданное мнение министра о его главной установке борцам за предстоящее развитие отечественной промышленности вообще, и фармацевтической, в частности.

Воодушевившись этим выступлением министра, я хотела, было, начать статью следующими словами:

«Цинизм современных чиновников таков, что многие из них присвоили себе право утверждать свой непрофессионализм не только в виде нормативных подзаконных, но даже, чего греха таить, законодательных актов. Причем, делают это так ловко, что простой люд вначале воспринимает эти документы рефлективно: «Ведь могут!!!». И почти с надеждой: «Радеют!?», пока не разберется, упершись лбом в очередную мерзость бытия…».

Однако более тщательное рассмотрение деятельности чиновников Минздравсоцразвития и Минпромторга и накопившийся в последние два года протест против стремительно растущей бюрократизации управления медициной и медицинской промышленностью, неожиданно обернулись озарением:

«Демонстрация чиновниками бурной деятельности на ниве здравоохранения и фармацевтического производства, на самом деле, прикрывает создание ими фармпонтов для защиты их зыбкого министерского благополучия».

В прежние времена народу преподносились государственные понты большого замаха, такие, как «Нынешнее поколение будет жить при коммунизме!», «К концу XX столетия каждый гражданин страны будет иметь отдельную квартиру», «Даешь встречный план и пятилетку в три года!», и даже «Каждый обладатель ваучера будет иметь …».

Но теперь мы вынуждены довольствоваться понтами иного масштаба, как-то «Обеспечение граждан России отечественными лекарствами будет… Всего через 10 лет. И если не очень хорошим, то хотя бы «до 50% в денежном выражении, включая не менее 85% по номенклатуре из списка стратегических лекарственных средств». Нужно только придерживаться Стратегии развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года (далее – Стратегия)».

Или такой понт: «Минздравсоцразвития (в его нынешнем составе?!) будет постоянным участником развития многострадальной отечественной Фармы, свидетельством чему служит предложение начать с разработки и производства согласно разработанному в недрах министерства проекта «Перечень стратегически значимых лекарственных средств, необходимых к производству на территории России» (далее - Перечень).

Смею утверждать, что это скоординированное понтостроительство названными органами исполнительной власти есть подсознательная или осознанная реакция четы возглавляющих их министров на поручения высших иерархов страны, направленных, начиная с 2007 года, на возрождение отечественной фармацевтической промышленности. Следует при этом иметь в виду, что здесь явно проглядывают и претензии на усиление централизации и подчинения управления всем здравоохранением и всей фармацевтической промышленностью страны, так сказать, по-семейному.

Впрочем, эти претензии скорее служат подтверждением известного принципа Питера, согласно которому «в иерархии каждый служащий стремится достичь своего уровня некомпетентности». Отсюда недалеко и до пенкоснимательства, которое подробнейше было описано проницательным М. Е. Салтыковым-Щедриным.

Что же касается понятия «понт», то из его многочисленных определений в Интернете и толковых словарях я выбрала определение интеллигентной этимологии: «Понт – хитрость, уловка с целью создать видимость чего-либо, демонстрация своего статус-кво или способ сохранения, самозащиты статус-кво. Взять на понт – говорить о чем-то, чего реально нет и не будет».

Если утопичность Стратегии (это обязательное свойство любого государственного понта, обусловленное, в первую очередь, полной неопределенностью поведения Минфина и Минэкономики России, степень которой является производной цен на нефть и газ), не вызывает сомнения, то проект Перечня стратегических лекарств, родившийся в недрах Минздравсоцразвития якобы в связи с выбранной Стратегией, требует особого анализа. Ведь именно через реализацию этого, так сказать, партминимума за счет бюджетного финансирования, или, на худой конец, за счет средств государственно-частного партнерства министр Татьяна Голикова предлагает отечественной науке и фармацевтической промышленности добиться в обозримом будущем овладения российским рынком лекарств собственного производства.

Начну с терминологии, использованной в Стратегии и Перечне. Следует сказать, что ни в одном федеральном законе, включая Закон «О лекарственных средствах», определения понятия «стратегические лекарственные средства» нет. Отсутствует оно и в принятой Стратегии, и в проекте Перечня.

Попробуем найти прецеденты в нормативно-правовых актах, содержащих словосочетание «стратегическая продукция». Распоряжением Правительства Российской Федерации от 16 января 1996 г. № 50-р был утвержден перечень основных видов стратегического минерального сырья. Почему «стратегического», в распоряжении не сказано. Может быть, имелась в виду стратегия превращения нашего государства в сырьевой придаток остального мира?

В перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный Указом Президента РФ от 4 августа 2004 г. № 1009, вошли «ФГУПы, осуществляющие производство продукции, имеющей стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации».

Согласно ст.1 Федерального закона «О государственном материальном резерве», «в состав государственного резерва входят запасы материальных ценностей для мобилизационных нужд Российской Федерации (далее – мобилизационный резерв), запасы стратегических материалов и товаров, запасы материальных ценностей для обеспечения неотложных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций». Замечу, к указанным стратегическим товарам относится и определенная группа лекарственных средств.

Итак, мониторинг свидетельствует, что стратегическая продукция – это продукция, имеющая важное значение для подготовки и осуществления мер по обеспечению защищенности (безопасности) гражданского населения и Вооруженных Сил страны при воздействии на них негативных факторов окружающей среды в условиях чрезвычайных ситуаций.

В обсуждаемой Стратегии изложен ряд положений и мероприятий, связанных со «стратегическими лекарственными средствами», это, в частности:

- проведение комплекса мероприятий, направленных на обеспечение лекарственной безопасности по лекарственным средствам военного назначения;
- формирование стратегического перечня лекарственных средств, и обеспечение полного цикла их производства в стране, а также совершенствование механизма государственных закупок в рамках этого перечня, в том числе через систему предварительных закупок;

- выпуск лекарственных средств, входящих в стратегический перечень, региональными фармацевтическими кластерами;
- обеспечение лекарственной безопасности Российской Федерации согласно Перечню жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (не путать с Перечнем стратегически значимых лекарственных средств – прим. авт.).

Таким образом, напрашивается вывод, что Стратегией, наряду с другими мероприятиями, предусматривается организация на территории страны производства по полному циклу лекарственных средств (ЛС), входящих в некий стратегический перечень. Из текста Стратегии следует, что в него входят «ЛС военного назначения» и «ЛС, которые используются в военное время для оказания медицинской помощи, а также лечения людей, пораженных ионизирующим излучением и боевыми отравляющими веществами». Одинаковый ли смысл вложили в названия указанных ЛС, не известно.

Не известно также, каких объемов производства стратегических ЛС нужно достичь до 2020 года, чтобы обеспечить безопасность населения страны в мирное время, в том числе при возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного происхождения, а также в военное время. Неясно, как соотносятся понятия «стратегические ЛС» и «лекарственная независимость Российской Федерации», а также «стратегические ЛС» и «лекарственная безопасность Российской Федерации».

Причем, в Стратегии вообще не раскрыты понятия «лекарственная безопасность Российской Федерации» и «лекарственная независимость Российской Федерации». Очевидно, что подразумеваемая их идентичность должна быть отнесена не столько к терминологической небрежности, сколько к юридической неграмотности разработчиков Стратегии.

При подготовке проекта Перечня стратегических лекарств руководством Минздравсоцразвития было продекларировано, что стратегические ЛС в медицинской помощи должны занять особо важное место, так как они будут использоваться для профилактики и лечения социально значимых и наиболее распространенных заболеваний. По этому поводу в тезисах выступления министра здравоохранения и социального развития Т. Голиковой на совещании в октябре прошлого года у Председателя Правительства России В. В. Путина «О стратегии развития фармацевтической промышленности» говорилось:

«Мы выделяем два направления импортозамещения. Первое – стратегическое, при котором производятся лекарственные средства, отсутствие которых на фармацевтическом рынке может повлечь повышение показателей летальности и смертности (замечу, для обывателя оба эти термина, что в лоб, что по лбу -  прим. авт.). Это лекарственные средства, имеющие приоритетное значение для производства в Российской Федерации - лекарственных средств высокой стратегической значимости. Второе направление – локальное - производство лекарственных средств – заменителей препаратов, закупаемых в рамках программы по «семи затратным нозологиям». В данном случае производство ориентируется на создание дженериков». – Конец цитаты.

Напрашивается вывод, что Минздрасоцразвития, внося в правительство проект Перечня, случайно или нарочито решило выдать за новый уже навязший в зубах понтовый лозунг: «Даешь воспроизводство зарубежных ЛС и создание оригинальных (инновационных) отечественных, чье отсутствие на российском фармацевтическом рынке может повлечь!..».

В опубликованной в газете «Фармацевтический вестник» от 11 декабря 2009 г. сопроводительной записке к проекту Перечня стратегически значимых лекарств перечислены следующие их критерии в понимании чиновников Минздравсоцразвития и Минздравпромторга.

- «наиболее приоритетные для развития отечественного фармацевтического производства на пути импортозамещения и инновационных разработок»;
- «это лекарства, отсутствие которых на отечественном фармацевтическом рынке может повлечь повышение показателей летальности и смертности населения»;

- «они должны быть в утвержденном распоряжением Правительства РФ Перечне жизненно необходимых и важных лекарственных средств»;
- «наличие доказательных данных, наилучшим образом свидетельствующих об их эффективности и безопасности»;
- «все ЛС должны быть отечественного производства».

Кроме того, в упомянутой записке дан ранжир болезней в структуре заболеваемости и общей смертности населения, для лечения которых будут в первую очередь использоваться лекарства из Перечня: острые сосудистые нарушения, онкологические заболевания, заболевания органов дыхания, заболевания органов пищеварения, инфекционные заболевания. Невольно вспоминается разговор на одесском базаре с емким названием «Привоз»: «Какого рожна вам еще надо? Фильдеперсов нету?!».

Но бес, как известно, прячется в деталях. А они свидетельствуют, что ЛС, включенные в проект Перечня, мягко говоря, не подтверждают тезисы сопроводительной записки, особенно в части лекарств для лечения заранжированных болезней.

Согласно проекту Перечня, к стратегически значимым ЛС предлагается отнести 55 препаратов, из которых 27 не производят в нашей стране, причем 20 лекарственных средств защищены патентами иностранных фирм. Каким образом эти запатентованные ЛС можно будет превратить в отечественные препараты известно лишь одному министерству всех наших недоразумений со здоровьем. Также сомнительно, что остальные 35 ЛС, попавшие в проект Перечня, производятся у нас в стране по полному циклу.

Для многих ЛС, включенных в проект Перечня, не получено, по мнению специалистов, явных доказательств их эффективности и, следовательно, эти ЛС преждевременно отнесены к перечню жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств.
Несмотря на плановую вакцинопрофилактику, в Российской Федерации регистрируется ежегодно около 40 млн. инфекционных больных.

Однако в проект Перечня включены только 13 ЛС из фармацевтической группы «ЛС для профилактики и лечения инфекций». Среди них всего два антибиотика широкого спектра действия, одна вакцина из Национального календаря профилактических прививок, и один препарат для лечения малярии и артрита. Зато включено девять ЛС для лечения носителей ВИЧ. По поводу вызванной в стране этим вирусом эпидемии (замечу, не без умысла надуманной эпидемии) у нас переживают даже в Государственной Думе. А вот почему в проекте Перечня нет антибиотиков последних поколений, в том числе так называемых антибиотиков резерва, непонятно.

Несколько слов о судьбе медицинских иммунобиологических средств, применяемых для профилактики и лечения инфекций. На совещании в июне 2008 г. в Курске министр Т. Голикова выступила с инициативой отнести государственные закупки вакцин к средствам обеспечения государственной безопасности, и призвала повысить требования к поставщикам иммунобиологических препаратов. По словам министра, необходимость этой меры обусловлена тем, что срыв поставок вакцин может привести к распространению опасных инфекций и поставить под угрозу биологическую безопасность страны.

Казалось бы, теперь вакцины будут отнесены к стратегической продукции. Однако в проект Перечня стратегически значимых ЛС включена только одна вакцина – против полиомиелита инактивированная. Если мне не изменяет память, ее разработка в нашей стране за немалые бюджетные средства длится уже более 20 лет. А где другие вакцины, в том числе те, которые не производятся в Российской Федерации, но потребность в которых весьма велика во время эпидемических вспышек и эпидемий?

Насколько мне известно, при соответствующем государственном заказе отечественные ученые уже давно могли разработать технологии получения этих вакцин. К этому следует добавить, что многие инфекционисты страны считают, что в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств, а, следовательно, и в проект Перечня стратегических лекарств, обязательно должны быть включены не только вакцины Национального календаря профилактических прививок, но и вакцины, которые должны применяться в субъектах Российской Федерации по эпидпоказаниям, в том числе в случае чрезвычайных ситуаций техногенного происхождения.

В проект Перечня вошли одно лекарственное средство, влияющее на центральную нервную систему, и аж два средства, влияющие на сердечно-сосудистую систему (сравните с приведенным выше ранжиром болезней).

Следует обратить особое внимание на отнесение к стратегически значимым ЛС девяти препаратов, применяемых для дорогостоящего лечения редко встречающихся (орфанных) болезней. Напомним, что Минздравсоцразвития два года назад передало лекарственное обеспечение льготных категорий граждан в регионы (неудавшаяся программа дополнительного лекарственного обеспечения - далее ДЛО).

Однако оставило за собой дорогостоящую программу «7 нозологий», направленную на приобретение и распределение лекарственных средств для лечения около 57 тысяч граждан России, пораженных особо тяжелыми орфанными болезнями - гемофилией, мусковисцидозом, гипофи-зарным нанизмом, болезнью Гоше, рассеянным склерозом, миелолейкозом, последствиями трансплантации органов и/или тканей.

В 2008 году для приобретения лекарственных средств по программе ДЛО было предусмотрено 27 млрд. рублей (из расчета 378 рублей в месяц на человека). В том же году по программе «7 нозологий» на федеральном уровне было израсходовано 33 млрд. рублей (48246 рублей в месяц на человека). При этом, по расчетам специалистов, обеспеченность больных ЛС по программе «7 нозологий» составила лишь около 40%.
На выполнение обязательств государства в области лекарственного обеспечения людей с орфанными болезнями в 2010 году планируется выделить на 4,1 млрд. рублей больше, чем в 2009 году, - почти 45 млрд. рублей. Согласно заявлению министра Т. Голиковой, в 2010 году на лекарственное обеспечение льготных категорий граждан планируется выделить 88,4 млрд. рублей

Я нисколько не сомневаюсь, что весьма дорогие ЛС для лечения орфанных болезней должны быть отнесены к жизненно необходимым и важнейшим лекарственным средствам, и что необходимо целевым образом выделять достаточно бюджетных средств для разработки, организации производства и государственной закупки этих ЛС. Вопрос заключается лишь в том, целесообразно ли налаживать их отечественное производство в рамках программы по организации производства стратегически значимых ЛС.

По моему мнению, к стратегическим лекарствам следует отнести те ЛС, которые предназначены для сохранения и/или восстановления дееспособности и трудоспособности граждан страны в условиях чрезвычайных ситуаций природного и техногенного происхождения, включая особый период (военное время). Эти ЛС должны в обязательном порядке и постоянно производиться на территории Российской Федерации по полному циклу, т. е. без использования зарубежных субстанций.

Стратегические ЛС должны быть товарами, закупаемыми для государственных нужд, в том числе для государственного материального резерва, и с учетом того, что потребность в них может существенно увеличиваться в случае чрезвычайных ситуаций.

К стратегическим лекарствам, как мне посоветовали специалисты, близкие по духу к Формулярному комитету Российской академии медицинских наук, нужно отнести диагностические препараты, ЛС для профилактики и лечения инфекционных болезней, включая медицинские иммунобиологические препараты и антибиотики, а также анестетики, средства для уменьшения болевых синдромов высокой интенсивности, детоксицирующие средства, включая антидоты, ЛС, влияющие на органы дыхания, применяемые при острых сосудистых нарушениях, противовоспалительные средства, плазмозамещающие растворы, факторы свертывания крови, кровоостанавливающие средства, антикоагулянты, ЛС для лечения психических расстройств.

По моему мнению, отдавшей лучшие годы жизни в борьбе с чрезвычайщиной, все стратегические лекарства, кроме антибиотиков резерва, могут и должны применяться в обычной жизни для профилактики и лечения граждан. А производиться отечественной промышленностью должны все ЛС, включенные в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. Иначе останется в силе «у нас, по данным Госкомстата, жить стало чаще, чем когда-то…».

Великий провидец-сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин в «Дневнике провинциала в Петербурге» дал весьма практичный совет реформаторам России всех времен: «Реформы необходимы, но не менее того необходимы и знаки препинания. Или, говоря иными словами, выпустил реформу – довольно, ставь точку. Потом, спустя время, опять выпустил реформу, и опять точку ставь. И так далее, до тех пор, пока не исполнятся неисповедимые божие пути. Скажу более: не одну, а несколько точек всякий раз ставить не мешало бы. И не непременно после реформы, но и в другое, свободное от реформ, время».

Вот такой аллегорический взгляд на чиновничьи фармпонты. Но, как говорят одесситы, хороший понт – дороже денег, и если бы понты светились, в Одессе круглый год было бы северное сияние! Однако, как бороться с понтами?

Подыскивая ответ, решила завершить это своеобразное эссе афоризмом Анатолия Вассермана: «Хочешь насмешить Бога - расскажи ему о своих планах на завтра. А уж прогноз на десятилетие и человека рассмешит».

Читайте также

Профилактическая медицина как значимый фактор воспроизводства населения и экономики

Сможет ли министр здравоохранения Татьяна Голикова станцевать в «Лебедином озере»? Мнение практикующего врача

Спасение умирающих – дело самих умирающих

 



Обсуждение статьи на форуме

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100