Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» , 0  -  cодержание номера 

Экономический кризис в стране
и значимость минерально-сырьевого сектора в его ликвидации

Козловский Е. А.

министр геологии СССР в 1975 – 1989 годах,
вице-президент Российской академии естественных наук,
доктор технических наук, профессор


В мире разразился глобальный экономический кризис, в который, несмотря на заверения наших руководителей, оказалась ввергнута и Россия. Возникает, естественно, вопрос: что это за кризис, какова его суть, и какие меры следует предпринять, чтобы его ликвидировать? Тщательный разбор ситуации мог бы послужить курсами повышения квалификации для тех представителей так называемой властной элиты, которые не получили закалки производственной практикой, и поэтому оказались лишены исходной информации, предопределяющей последующую их деятельность в качестве специалистов.

Что породило кризис и как из него выйти

Известный финансист Д. Сорос в интервью французской газете сказал: «Рыночные фундаменталисты до последнего момента пребывали в уверенности, что рынки будут саморегулироваться. Это – заблуждение!». Сказано откровенно и убедительно. А ведь почти двадцать лет эту нелепость вдалбливают нам на правительственном уровне.

Председатель Комитета Госдумы по промышленности Ю. Д. Маслюков убедительно, на мой взгляд, раскрыл причины возникновения нынешнего кризиса и его суть:

«В США была придумана экономика макроэкономического бесконечного роста. Зиждется такая экономика на надувании мыльных пузырей. К этой экономике присоединилась Россия в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Страну начали «толкать» по этому пути президенты, премьеры, министры… Среди них, однако, не было экономистов, прошедших профессиональную школу, знающих реальную экономику, понимающих, что такое деньги и товар, и как его производить. Управлять нашей экономикой стали те, кто совершенно не понимал в этом деле. Это страшный абсурд новейшей экономики РФ!

А мы, угодившие в кризис, даже не знаем, что делать и чего ждать. Наш Минфин вложил 500 млрд. долларов в экономику США, которые теперь вряд ли к нам вернутся. Плюс корпорации, близкие к правительству и банковской системе, заняли 500 млрд. долларов. Теперь встал вопрос: кто за них будет платить? Кулуарно решили: государство. Что же получается? Один раз государство заплатило, изъяв из государственного бюджета 500 млрд. долларов и отправив их в Америку. И во второй раз государство платит. А фактически деньги уплывают олигархам. Они в третий раз поживятся за счет бюджета. Это катастрофа! Мы пошли по чужому, ложному пути…

Необходимо укрепить государственное регулирование экономикой. Это уже все понимают, кроме нашей власти. Обама уже понял, что замкнутый круг финансового кризиса может разорвать только государство. Государство должно взяться за управление экономикой, прежде всего – за ценообразование. Необходимо реформировать налоговую систему в интересах большинства населения». – Конец цитаты.

Кризис затронул не только каждую российскую компанию, но и каждую семью. Он носит системный характер: разрушает хозяйственные связи, перечеркивает перспективу развития страны, девальвирует национальные ценности, разрушает устои общества… Экономика в том виде, в котором она существовала до кризиса, восстановлению в прежнем виде не подлежит. Возникает вопрос: почему оказались столь глубокими и фундаментальными разрушения, затронувшие все без исключения сегменты денежных, фондовых, товарных отношений и сами принципы взаимодействия рыночных и государственных структур?

Финансовая вакханалия, порожденная неолиберализмом, сформировала идеологию гламура. За последние 20-25 лет люди в странах с развитой экономикой перешли к сверхпотреблению, и там повсеместно утвердилось стремление к роскоши. Однако
идея примата частной собственности и сверхприбылей при слабой роли государства показала всю свою пагубность.

Девальвация рубля, которую продолжают проводить российские власти, процесс запланированный и одобренный на самом высоком уровне. Одной из главных целей ослабления национальной валюты традиционно называется помощь российским производителям. Ведь когда падает курс рубля, экспортируемые товары и услуги становятся более дешевыми на внешнем рынке. Однако пока нет никаких предпосылок для оптимизма по поводу наших внешнеторговых отношений, так как из-за кризиса потребление падает везде, и на успех может рассчитывать очень узкая группа товаров, но если они подешевеют. Наши же внутренние цены продолжают расти, причем не только на импортную продукцию, но и на российскую.

Между тем российским банкирам ничто не мешает зарабатывать на экономических трудностях. По данным Центробанка, в январе 30 ведущих российских банков благодаря девальвации рубля получили весьма внушительную прибыль – 58,3 миллиарда рублей. А другие банки изобретают сомнительные схемы пополнения своей ликвидности.

Внешний долг отечественных компаний в последние годы рос: им нужны были «длинные деньги» под умеренные проценты, которые отечественные финансовые структуры предоставить не могли. В то же время государственный долг России за период экономической стабильности активно погашался и сегодня по отношению к ВВП является одним из самых низких в мире.

По данным Центрального банка России на 1 октября 2008 года из 540,5 млрд. долларов внешней задолженности на долю органов государственного управления приходилось лишь 32,5 миллиарда. В 2009 году, по данным Центробанка, иностранным кредиторам предстоит возвратить 141 млрд. долларов, из которых 23,9 млрд. составят проценты за кредит, из них банки выплатят 52,1 млрд. и 7,7 млрд. долларов, а нефинансовые предприятии – 62 млрд. и 14,3 млрд. долларов соответственно. Причем, большая часть средств получена под залог в виде акций или под гарантии государства.

Непрофессионализм – бич последних двадцати лет России, ее позор и непреходящая боль. Еще со времен Ельцина на все командные должности в экономическом блоке правительства назначаются люди, которые не занимались производством. Они не понимают, что экономика развивается, прежде всего, через стимулирование массового потребления. Именно поэтому в периоды кризисов всегда и везде возрастали социальные расходы на поддержку неимущих, безработных, увеличивались пенсии.

Поддержание занятости имеет прямое отношение и к спросу, и к предложению. Государство должно само создавать большое количество рабочих мест, в первую очередь в трудоемких отраслях и для развития инфраструктуры. Именно во времена Великой депрессии появились немецкие автобаны и американские хайвеи. Может, и у нас настало время для строительства хоть одной автострады мирового уровня?

Большое беспокойство вызывает состояние наших главных «кормильцев» - минерально-сырьевой базы и ТЭКа. Сейчас добыча нефти повсеместно в мире сокращается, и Россия - не исключение. В прошлом году у нас добыли 488 млн. тонн, что на 3 млн. тонн меньше чем в предыдущем. Дело в том, что эксплуатируемых месторождений становится все меньше, а новые не открывают.

В 1970-е годы советская экономика пережила свой последний расцвет благодаря высоким ценам на «черное золото». Страна тогда получала сверхдоходы точно так же, как еще пару лет назад. Но вот только распоряжались ими по-другому. Прежде развивали минерально-сырьевой потенциал и «оборонку», благодаря чему созданные в те годы технологии по сей день составляют основу нашего экспорта вооружений.

Вкладывали средства в строительство заводов – от ВАЗа и КамАЗа до тех самых НПЗ, которые и сейчас обеспечивают страну бензином. Строили дороги, те, которые сейчас называются федеральными трассами. Наконец, огромные деньги вкладывались в разведку новых месторождений, тех самых, которые мы так варварски эксплуатируем.
Анализ показывает, что в отличие от Евросоюза, антикризисная программа в России должна базироваться на увеличении инвестиций в обрабатывающую промышленность, сельское хозяйство, обновление минерально-сырьевой базы, в системы коммунального жизнеобеспечения.

Россия вышла на первое место в мире по экспорту углеводородного сырья, но это не обогатило ее. Например, в 1990 году мощности по пиролизу газового сырья в Саудовской Аравии и России были примерно одинаковы - по 2,3 млн. и 2 млн. тонн соответственно. В 2006 году переработка газа в Саудовской Аравии возросла более чем в 3 раза – до 7,8 млн. тонн, а в 2012 году разрыв увеличится в 6 раз. Это результат экономической политики в Саудовской Аравии, которая имеет огромные запасы углеводородного сырья.
Китай также придерживается практики глубокой переработки сырья для внутреннего потребления. Одним из локомотивов реформ там избрана нефтехимия, в которую направляется 73 млрд. долл. государственных инвестиций. И, судя по всему, Китай первым выйдет из кризиса.

В России же сложившаяся система налогообложения стимулирует экспорт углеводородов, а не их переработку. Сценарии диверсификации, опирающиеся, как и прежде, на экспорт энергоносителей, неприемлемы в кризисный и послекризисный период, так как угрожают национальной безопасности. А варианты создания новой инфраструктуры российской экономики отсутствуют.

Для выхода из кризиса требуется новая экономическая и финансовая система. Это наглядно следует, к примеру, из статьи М. М. Гельмана «Очередной экономический кризис в России – порождение ее хронической денежной дистрофии. Как излечить больной организм?» (Промышленные ведомости № 11, ноябрь 2008 г.).

В ней дана, на мой взгляд, наиболее полная системная картина причинно-следственных связей возникновения нынешнего экономического кризиса в мире и у нас в России. В статье, в частности, говорится, что почти все российские банки, уподобляясь многим западным, проводили путем выдачи кредитов, не обеспеченных соответствующими банковскими активами, по сути, эмиссию фальсифицированных безналичных денег. Хотя денежная эмиссия – исключительная прерогатива Центробанка.

К сожалению, это общемировая практика. В США фальшивой «безналички», по некоторым сведениям, в последний год под прикрытием «кредитов» выпущено примерно в 5 раз больше суммы привлеченных банками средств, что во многом способствовало возникновению мирового финансового кризиса. Да и сама эмиссия денежной массы в США неподконтрольна мировому сообществу, которая, по разным оценкам, составляет от 120 до 140% по отношению к американскому ВВП. Иначе говоря, немалая сумма американской валюты ничем не обеспечена.

Мы уже давно подчинены абсурду: сырье в обмен на бумажки. Для этого правительство еще со времен Гайдара привязало рублевую массу к золотовалютному резерву, и, искусственно поддерживая дефицит платежного оборота, толкало банки на его пополнение липовыми средствами, в том числе под прикрытием возраставших долларовых заимствований.

Необходимо обратить внимание на общую сумму средств на счетах нефинансовых организаций, включая товаропроизводящие. На 1 января 2008 года она составляла 3,52 трлн. рублей, а в 2007 г. оборот во всех отраслях экономики достиг почти 59,8 трлн. рублей, в том числе в обрабатывающих отраслях – 13,9 трлн. Спрашивается: сколько же раз должны были прокрутиться деньги, размещенные на счетах этих организаций, чтобы обеспечить указанную сумму их оборота? Получается, почти 17. Но это немыслимо: в лучшем случае, они могут обернуться трижды, покрыв потребности лишь на 10,56 трлн. рублей.

Происходящее – результат неэффективного управления отечественной экономикой. После того как рухнула советская система, мы начали играть в глобальную экономику, причём на самом примитивном уровне. Нас пустили туда с заднего крыльца – с сырьём. Если за последние годы Россия сумела выстроить какие-то механизмы самостоятельной политики в военной, политической и дипломатической областях, то финансовая сфера как была создана во времена ранних реформаторов целиком зависимой от американской, таковой и осталась.

При этом внутри нашей финансовой системы отсутствуют механизмы, защищающие нас от внешних потрясений. Разве непонятно, что капитал утекает в страны, где ставка рефинансирования близка к нулевой. А у нас только базовая составляет 14%, значит, реально кредиты можно получить не менее чем под 18%. Чтобы изменить ситуацию с финансами, для начала рублевую денежную массу надо привязать не к золотовалютному резерву, а к стоимости отечественной товарной массы с учетом их оборота. Ведь золотовалютный запас в пересчете по валютному курсу много меньше стоимости товарной массы, что в принципе не позволяет обеспечить ее полный оборот.

Кроме того, придется, наконец, изменить функции многих министерств и соответственно структуру управления экономикой. Нынешнее написание ими всяческих директив, в том числе в виде нормативных документов, формально не изменилось с советских времен. Но эти бумаги тогда были наполнены каким-то реальным по смыслу содержимым и выполнялись. Ведь министерства и ведомства в Советском Союзе представляли собой, говоря языком рынка, холдинговые компании, которые управляли подчиненными предприятиями и являлись хозяйствующими субъектами, действовавшими в рамках общего государственного плана.

И нынче должен быть создан общефедеральный орган индикативного макроэкономического планирования и разработки макроэкономических балансов ресурсов и объемов производства продукции, основанных на научных прогнозах их спроса и предложения. А министерства в соответствующих секторах экономики должны заниматься отраслевым планированием и разработкой соответствующих балансов производства и потребления. Для реализации рекомендованных макроэкономического и отраслевых планов потребуется также разрабатывать индикативные планы межрегионального развития и кооперации производства и соответствующие балансы.

В новых условиях управления значительно возрастут значимость государственного нормативно-правового регулирования, в том числе стандартизации, которая сегодня бездумно разрушается с принятием Закона «О техническом регулировании».
Таким образом, комплекс неотложных мер, направленных на возрождение экономики страны и благосостояния ее граждан, должен включать восстановление плановых начал социально-экономической политики государства, переориентацию денежно-кредитной политики на стимулирование отечественного производства и инвестиций, внутреннего потребления, прекращение оттока капитала за рубеж, создание системы эффективного валютного контроля и совершенствование налогового законодательства, поддержку среднего и малого бизнеса.

Власть, чтобы удержать ситуацию под контролем, сегодня должна действовать в режиме чрезвычайного положения, взяв на строгий учет все ресурсы и использовать их в интересах реального сектора экономики. Сегодня правительство должно сосредоточить все усилия на создании рабочих мест, сокращении безработицы, повышении внутреннего спроса, социальной защите наиболее нуждающихся людей. Надо материально поддержать пенсионеров, инвалидов, молодежь, учителей, врачей, военнослужащих.

Иначе говоря, необходима программа подлинного, пока еще не все проедено, реформирования отечественной экономики, включая ее финансовую и банковскую системы. Не обойтись и без крупных государственных инвестиций в реальный сектор экономики, в частности, в электроэнергетику, состояние которой чревато коллапсом всей страны. А для этого необходимо прекратить разрушительное «реформирование» энергетики.

Напомним, что в США, Китае и многих странах ЕС проводится активная государственная политика, направленная на развитие и защиту внутренних рынков, а также осуществление целевых программ по развитию национальных экономик и исследования недр в частности.

Так как Россия встраивается в мировую экономику, которой в качестве «мировой» валюты навязан ее фальсифицированный двойник - доллар, то наших собственных усилий для обеспечения стабильных позитивных перемен окажется недостаточно. Ведь в экономике США все большее место занимают спекулятивные финансовые рынки. Поэтому раздувание их виртуальной капитализации в интересах группы крупных международных спекулянтов ведет к деформациям ложного стандарта валютных курсов и, следовательно, к глобальным финансовым кризисам.

Выход из создавшейся ситуации видится в солидарном с Евросоюзом, Китаем, странами Юго-Восточной Азии, СНГ, а также Ближнего и Среднего Востока формировании новой мировой финансовой системы для взаиморасчётов во внешней торговле. Представляется, что продавать продукцию за рубеж необходимо за соответствующие национальные валюты стран-экспортёров, а покупать – за валюту стран-продавцов. При этом обменные курсы для торговли без обмана должны устанавливаться государствами по паритетам покупательной способности соответствующих валют для различных групп промышленной продукции, а также потребительских товаров с услугами, с периодической их коррекцией на ценовую инфляцию.

На начальном этапе реформирования представляется целесообразным договориться о выборе нескольких резервных валют, наиболее обеспеченных экспортными товарами. Таковыми могут быть евро, российский рубль, китайский юань и японская иена с образованием клиринговых центров соответственно в Брюсселе, Москве, Пекине и Токио. Валюты других стран на этом этапе будут конвертироваться по кросс-курсам с одной из резервных валют.

Экспорт энергоносителей сегодня весьма значим для развития экономики России, поэтому ее состояние в огромной степени зависит от мировых цен на них, прежде всего на нефть. В середине 2008 г. в США – главном в мире потребителе нефтепродуктов из-за нарастания финансового кризиса начался спад потребления энергоресурсов. Затем этот процесс затронул другие страны мира. Но именно в это время производство нефтепродуктов в мире увеличилось, из-за чего образовались значительные их складские запасы. Все это привело к обвалу цен на нефть – в середине ноября 2008 г. она упала по сравнению с летними значениями почти в три раза - до 50 долларов за баррель.

Страны ОПЕК пытаются стабилизировать мировой нефтяной рынок, сокращая объемы поставок. Однако пока динамику цен переломить не удается, поскольку деньги, вложенные в поставки нефти, переводятся в другие сферы, что поддерживает тенденцию к снижению ее цены. Можно предполагать, что как минимум до конца года нефтяные цены продолжат снижение, что, безусловно, окажет серьезное влияние на экономику стран-экспортеров нефти.

Основной вопрос, крайне важный для нас сегодня - сколько времени продержатся низкие цены на нефть? Это обстоятельство будет определяться ростом промышленности развивающихся стран, снижением производства энергоносителей в мире и снижением их потребления в развитых странах. На фоне спада промышленного производства в западном мире Китай в 2009 году, по оценкам экспертов, существенно прирастит производство, и жизнь его населения улучшится. Но Китай не имеет тех перспективных технологий, которыми обладает Россия - это энергетические технологии с ускорителями частиц и ядерно-космические энергетические технологии, что толкает его к сотрудничеству с Россией.

Очевидно, что в ближайшие, как минимум, полтора, два года экспортные потоки будут сокращаться, что приведет к уменьшению валютных поступлений в бюджет страны. В этой ситуации будет исключительно важна государственная поддержка тех отраслей, которые являются основой отечественной экономики. Однако если эта поддержка будет выражаться только в кредитных вливаниях, то вряд ли она окажется эффективной. Более перспективной представляется дифференциация налоговых ставок, основанная на системе приоритетов. Приоритетными должны быть высокотехнологичные производства, в том числе в добывающей и перерабатывающей отраслях.

Наглядным показателем нынешнего низкого технологического уровня отечественной промышленности является практически полное отсутствие внутреннего спроса на редкие металлы. Это, в первую очередь, тантал, широко применяемый для производства конденсаторов, используемых в электронике, ниобий – необходимый компонент сталей, идущих на изготовление труб большого диаметра, и др. В результате при имеющихся значительных природных запасах добыча этих элементов ничтожно мала, а минимальные потребности промышленности страны удовлетворяются за счет импорта.

Еще в докризисный период относительного расцвета национальной экономики, базирующейся на доходах от экспорта нефти и газа, стали раздаваться голоса о необходимости структурных преобразований, против чего, собственно, никто и не возражал. Но вопрос в том, что понимать под структурными преобразованиями - строительство новых нефте- и газопроводов, позволяющих уменьшить влияние стран-транзитеров, установление контроля над нефтегазовыми распределительными сетями в Европе, реорганизацию транспортного хозяйства для обслуживания сырьевого экспорта, создание международных нефтяных и газовых структур для регулирования рынков энергоносителей или что-то иное?

Совершенно очевидно, новый экономический мир, который, возможно, удастся выстроить на обломках финансовых пирамид, возникнет лишь при условии государственного контроля за соответствием товарной и денежной масс, что, само по себе, противоречит раздутым ценам на нефть и газ. Тогда экспортно-сырьевая структура ориентация России окажется нежизнеспособной в послекризисный период. И в сравнении с другими странами наш выход из кризиса будет более затратен, более трудоемок, и займет больше времени.

Документ по его преодолению, подготовленный правительством, представляет собой лишь перечень неких фрагментарных «пожарных» мероприятий, направленных на корректирование несостоятельного бюджета, принятого на 2009-2011 годы, и урезание бюджета текущего года на 40%. На самом деле российский кризис носит системный порожден и разрушительными реформами, проводившимися в России на протяжении последних 20 лет, в результате которых была утрачена ведущая роль государства в управлении экономическим и социальным развитием страны. В результате в экономике стала преобладать добыча углеводородного сырья, ориентированная во многом на экспорт.

По оценкам, при сохранении нынешних ценовых тенденций в середине нынешнего года ежемесячная экспортная выручка от продажи углеводородов составит около 13 млрд. долларов, а общая сырьевая экспортная выручка снизится с 36-37 млрд. до 14 млрд. долларов. Напомню, что доля сырья и продукции первого передела в экспорте России в 2008 году составила около 90-92%, в том числе, доля нефти и нефтепродуктов - примерно 52-53%, газа – около 18-19%, металлов – 17%, продукции лесного комплекса – около 4%.

Поэтому ВВП России, который в 2008 году составил около 41,5 трлн. рублей, только за счет сокращения внешней торговли в 2009 году может уменьшиться на 10%.
Спад инновационной активности в России привел к тому, что в настоящее время освоением инновационной продукции занимается лишь 6% отечественных предприятий. Для примера, в Германии, США, Франции и Японии инновациями занято от 70 до 82% предприятий. На долю новых знаний, воплощенных в технологиях, оборудовании, образовании и организации производства в ведущих странах мира приходится от 70 до 80% ВВП. А ежегодный прирост ВВП в высокотехнологичных отраслях в России составляет лишь около 5%, причем, наукоемкость производства промышленной продукции с 1991 г. снизилась в 2,5 раза, что не могло не сказаться на наукоемкости валовой добавленной стоимости (1991 г. – 3%, 2004 г. – 0,3%).

Нельзя согласиться с тем, что правительство сводит последствия кризиса в основном к расстройству финансово-банковской системы. На самом деле кризис глубоко поразил все сферы жизни государства: его экономику, науку, образование, здравоохранение, культуру, идеологию, нравственность. Утрачены геополитическая, экономическая, продовольственная, военная и информационная безопасность государства, ощутимее о себе заявляет и кризис минерально-сырьевого комплекса.

Для преодоления спада в промышленности необходима, в первую очередь, антикризисная программа вытеснения дорогостоящего импорта сравнительно простых видов промышленной продукции, которые СССР прежде поставлял всему миру – тракторов, грузовиков, экскаваторов, локомотивов, турбин, буровых станков… Если такое импортозамещение окажется по плечу, то последует и прорыв в хай-тэк. Значительную антикризисную роль при этом должен сыграть минерально-сырьевой комплекс страны.

Минерально-сырьевой потенциал России

Развитие мировой экономики характеризуется прогрессирующим увеличением объёмов потребления минерально-сырьевых ресурсов. За последние 35 лет использовано 80-85% нефти и газа от общего объёма добытых за весь исторический период. Объём использования других видов минерального сырья за эти годы вырос в 3-5 раз. Промышленно развитые страны, в которых проживает 16% населения земного шара, добывают в стоимостном выражении около 35%, а потребляют более 55% общемирового объема минерального сырья.

В мире насчитывается 166 горнодобывающих стран. Из них 107 стран добывают от 1 до 10 видов минералов, 18 – по одному, 35 стран – от 10 до 20, 7 стран – от 20 до 30 и 3 страны – свыше 40 видов. Стран, добывающих свыше 30 видов минералов, всего 10. Первые три места делят США, Китай и Россия соответственно, на них солидарно приходится около 41% всей мировой добычи. Мировой рынок практически насыщен всеми видами минерального сырья. В этих условиях крупнейшие мировые продуценты из индустриальных стран, способные влиять на торговую политику своих государств, не заинтересованы в появлении новых продавцов, предлагающих сырьё по низким ценам.

Добыча и переработка минерального сырья всегда являлась рискованной сферой вложения капитала, причем, с длительным сроком окупаемости. В условиях жёсткой конкуренции и падения цен транснациональные корпорации стремятся минимизировать риски и осваивать месторождения в странах с предсказуемой экономикой и стабильным политическим положением.

Конъюнктура мирового рынка складывается в последние годы таким образом, что востребованными являются лишь месторождения нефти и газа, цветных и благородных металлов, алмазов и урана. Месторождения иных видов минерального сырья для инвесторов менее привлекательны, поскольку уже имеющаяся ресурсная база позволяет обеспечить потребности мировой промышленности на десятилетия вперёд.
Минерально-сырьевой комплекс России, созданный в советские времена и обладающий большей устойчивостью к выживанию в условиях реформирования по сравнению с другими отраслями экономики, оказался в критическом состоянии. Тем не менее, он пока продолжает сохранять фундаментальное значение для народного хозяйства, сдерживая углубление кризиса.

Россия унаследовала от СССР положение страны, самой обеспеченной минерально-сырьевыми ресурсами. Доля ее в мировых запасах нефти составляет 13%, газа – 32%, угля – 11%, свинца, цинка, кобальта, никеля, железа - от 10 до 36%. В стране открыто и разведано около 20 тысяч месторождений полезных ископаемых, из них третья часть осваивается. Крупные и уникальные объекты (около 5% общего числа) содержат почти 70% разведанных запасов и обеспечивают до половины добычи минерального сырья в стране.

Стоимость разведанных и предварительно оцененных запасов минерального сырья на территории РФ оценивается примерно в 28,5 трлн. долларов, оценка прогнозных ресурсов приближается к 140 трлн., причем, более двух третей из них приходится на топливно-энергетические ресурсы. Ежегодно из недр страны извлекаются полезные ископаемые на сумму около 150 млрд. долларов.

Активы минерально-сырьевого комплекса России (МСК) составляют почти 40% всех основных промышленных фондов или 13% их балансовой стоимости. Предприятиями МСК выпускается 50-60% общего объема промышленной продукции или 30-36% валового внутреннего продукта, на них приходится более 50% доходной части федерального бюджета и 100% поступлений в резервный фонд и фонд национального благосостояния России. Экспорт полезных ископаемых обеспечивает более 80% валютных поступлений в страну.

В последнее десятилетие влияние России на состояние мирового рынка нефти, газа, чёрных и цветных металлов заметно усилилось. Этому способствовал спад в стране промышленного производства, вызванный «глубоким реформированием» экономики и переходом к рыночным отношениям, что привело к резкому падению внутреннего спроса практически на все виды минерального сырья. Так только с 1991-го по 2000 г. внутреннее потребление алюминия снизилось втрое, меди рафинированной – в 3,4 раза, свинца – 3,3, цинка – в 2,7, никеля – в 5,7, олова – в 4,2, вольфрамовых и молибденовых концентратов – соответственно в 8,4 и 6,4 раза. Эта тенденция сохраняется.

Сдерживающее влияние на развитие чёрной и цветной металлургии оказывают: антидемпинговые ограничения со стороны стран-потребителей, недостаточная ёмкость внутреннего рынка, рост цен и тарифов на продукцию и услуги естественных монополий, недостаток инвестиций. На работе металлургической отрасли негативно сказываются также следующие обстоятельства:

- старение основных производственных фондов, их износ превышает 50%, при этом около 80% оборудования имеет срок службы более 20 лет;

- высокая энергоёмкость. Так, в чёрной металлургии на 1 т проката тратится 1,24 т условного топлива по сравнению с 0,99 т в ЕС и 0,9 т в Японии. В цветной металлургии при производстве алюминия удельные затраты электроэнергии на 10-15% выше, чем в промышленно развитых странах, а при производстве меди - на 15-20%;

- высокая трудоёмкость производства одной тонны проката чёрных металлов - 14,6 чел./час по сравнению с 5,6 чел./час в странах ЕС и 5,45 чел/час в Японии;

- высокий уровень отходов в расчёте на одну тонну готового проката: при производстве мартеновской стали - 250 кг по сравнению с 100 кг при производстве проката из конверторной стали с непрерывной разливкой;

- удельный вес выбросов вредных веществ в атмосферу в металлургическом производстве в 1,35 раза выше, чем на аналогичных зарубежных заводах, а по отдельным ингредиентам (пыли, диоксиду серы, оксиду азота) превышение достигает 300-400%. При этом доля отходов, подвергаемых обезвреживанию и дальнейшему использованию на предприятиях чёрной металлургии не превышает 63,4% от общего объёма их образования, а в цветной металлургии - 25%;

- научно-техническое отставание, низкий спрос на отечественные научные разработки, старение научных кадров, сокращение кадрового потенциала.

Россия удовлетворяет почти четверть мировых потребностей в природном газе, 10% в нефти, уступая по объемам ее экспорта только Саудовской Аравии, и занимает третье место в мире после Австралии и Индонезии по экспорту каменного угля, обеспечивая почти 12% его продаж на мировом рынке.

Однако следует трезво взглянуть на положение дел в нефтегазовом секторе, так как резко ухудшилась структура разведанных запасов углеводородного сырья. За рубеж направляется значительная, не менее 40%, часть добываемой в России нефти. Сейчас ведется опережающая разработка наиболее рентабельных частей месторождений и залежей, а вновь подготавливаемые запасы сосредоточены в основном в средних и мелких месторождениях.

Доля активных (высокопродуктивных) запасов нефти в балансе составляет около 45%, а доля низкорентабельных запасов возросла до 55%. Свыше 70% запасов нефтяных компаний находится на грани рентабельности. Продолжается многолетняя негативная тенденция снижения коэффициента извлечения нефти (КИН). Только с 1960-го по 2000 г. он снизился с 51% до 29%, из-за чего в недрах остались не извлеченными около 15 млрд. т запасов нефти, что сопоставимо с суммарной добычей за всю историю нефтяной промышленности России.

Анализ, выполненный в Роснедрах, показывает, что до 2010-2012 г. нефть будет добываться, в основном, из разрабатываемых и подготовленных ранее к освоению месторождений. Ввод в эксплуатацию новых объектов потребуется уже с 2012 г., для чего с 2020 г. необходимо будет приступить к интенсивному освоению новых нефтегазоносных бассейнов в пределах Восточной Сибири, севера Европейской части страны, морского шельфа и некоторых других регионов.

Если разобраться, то и в газовой промышленности дела не столь оптимистичны, как представляются некоторым непосвященным политикам. На накопленную добычу природного газа приходится всего лишь 5% от начальных суммарных ресурсов, на детально разведанные запасы – 20%, на предварительно оцененные – 7%.

Стабильно растут продажи за рубеж каменного угля, цена на который поднималась вслед за ростом цен на нефть. Перспективы экспорта угля можно считать обнадеживающими - запасы их в стране достаточно велики, чтобы удовлетворить растущие внутренние потребности и обеспечить значительный рост поставок за рубеж. Объемы международной торговли, как ожидается, к 2025 г. увеличатся в 1,3-1,4 раза и достигнут 1000-1100 млн. т, при этом доля энергетического угля составит 72% объема поставок.

Значительна доля России в экспорте драгоценных металлов. Например, обладая месторождениями Норильского рудного поля, страна обеспечивает около 60% мирового экспорта палладия, почти 15% платины (второе место после ЮАР), 4% золота, более 30% мировых поставок рафинированного никеля и 3,8% рафинированной меди.
Почти пятая часть калийных удобрений, продаваемых на мировом рынке, получена из руд Верхнекамского месторождения в Пермском крае.

Россия является практически единственным поставщиком на мировой рынок высококачественного апатитового концентрата, обеспечивая около 7% мировых поставок фосфорного сырья. В значительных объемах экспортируются другие полезные ископаемые и продукты, получаемые при их переработке, такие как железные руды и сталь, алюминий, различные ферросплавы, титановая продукция и др.

Управление геологическими исследованиями и недропользованием

Непомерный рост экспорта продукции минерально-сырьевого комплекса, наблюдавшийся в годы «перестройки», негативно влияет на развитие экономики России. При резком снижении объемов добычи это не только усиливает диспропорции между производством и потреблением, но и ухудшает макроструктуру экономики, ориентированной сегодня на экспорт сырья.

Гипертрофированное развитие экспорта топливно-энергетических ресурсов и основных ликвидных металлов повлекло за собой снижение сырьевой обеспеченности национальной промышленности и ограничило возможности ее эффективного функционирования. При этом рост экспорта стратегических и критических видов минерального сырья не сопровождался эффективным использованием валютных поступлений в промышленности.

За истёкшие годы мировые инвестиционные потоки, направляемые в минерально-сырьевой комплекс, почти миновали Россию. За этот период за рубежом только в новые горно-рудные проекты по добыче золота, меди, свинца и цинка вложено около 7 млрд. долл., в России – не более 20 млн. долл. Иначе говоря, оцениваемая в треть от мировой минерально-сырьевая база России привлекла не более 0,3% суммы мировых инвестиций.

В начале этого года председатель Счетной палаты С. В. Степашин направил письмо Председателю Правительства России, в котором отметил, что в отличие от существующей практики утверждения стратегий развития важнейших отраслей экономики страны на долгосрочный период, стратегия по формированию федерального фонда резервных месторождений углеводородного сырья не разработана. В казне Российской Федерации находится только 3,1% от общего объема запасов нефти, что является недостаточным для обеспечения энергетической безопасности страны.

При выработке решений по формированию активов казны в части углеводородов не оценивается влияние таких негативных факторов, как отсутствие отвечающей современным требованиям геолого-картографической базы по перспективным регионам, отсутствие государственного баланса воспроизводства и потребления углеводородного сырья на длительную перспективу, в том числе с учетом потребностей рынка углеводородного сырья стран АТЭС, и отсутствие современных технологий глубокой переработки углеводородного сырья.

В письме отмечалось, что по Гражданскому кодексу (статья 130) участки недр относятся к недвижимому имуществу. Следовательно, как и земельные участки, участки недр должны иметь кадастровую оценку, по которой они должны быть включены в государственную казну. Также должен вестись кадастр участков недр по аналогии с кадастром земельных участков. Кадастровая оценка позволит определить доход, который может получать государство от недропользования.

Необходимо отчетливо понимать, что оно отдает в пользование не участок недр, содержащий, допустим, 100 тонн золота, а принадлежащее ему богатство недр с определенной извлекаемой ценностью и соответствующими доходами. Поэтому недропользователь, подготавливая проект разработки месторождения, обязан обеспечить безусловное получение этих доходов, максимально используя инновационные технологии.

Продолжающийся спад производства минеральных ресурсов и продуктов их переработки, ухудшение сырьевых баз действующих предприятий, ожидаемое выбывание добывающих мощностей после 2010 г. и катастрофическое снижение объёмов геологоразведочных работ чреваты дальнейшими разрушительными последствиями для всей экономики. До 2025 г. произойдёт почти полное исчерпание разведанных запасов нефти, газа и свинца, почти трёх четвертей запасов молибдена, никеля, меди, олова. Запасы алмазов и золота могут оказаться полностью исчерпанными к 2015 г., а серебра и цинка к – 2020 г.

Все вышеизложенное является результатом провала минерально-сырьевой политики правительства в области добычи минерального сырья и недропользования и крайне неудовлетворительного состояния соответствующего законодательства. Нормативно-правовые акты в сфере недропользования не обеспечили благоприятных условий ни для нормальной работы предприятий, добывающих минеральное сырье, ни для освоения открытых ранее месторождений, ни для проведения геологоразведочных работ для обеспечения прироста запасов. В частности, ликвидацию отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы следует считать крупнейшей ошибкой правительства.

Значительный прирост запасов различных видов полезных ископаемых был обеспечен в советское время опережающими геологическими исследованиями. Сейчас в России практически исчерпан поисковый задел, являющийся единственной научной основой для последующего наращивания разведанных запасов. Таким образом, минерально-сырьевой комплекс России оказался в критическом состоянии. Нынешнее сокращение минерально-сырьевой базы – это также и следствие развала государственной геологической службы, повлёкшего за собой снижение объёмов геологоразведочных работ и объёмов финансирования.

Между тем, для России, как прежде для СССР, важную роль играет общенациональная система управления геологическими исследованиями территории страны. Разрушение государственной геологической службы привело к тому, что за период перестройки геологоразведочные работы сократились в три раза, в результате чего прирост запасов уже не компенсирует добычу почти всех видов полезных ископаемых.

Тяжёлое состояние отрасли вызвано также тем, что в период перестройки произошло резкое снижение научного уровня обеспечения поиска новых месторождений, материальная база геологии оказалась подорванной, распались многие региональные геологические организации, была развалена система подготовки кадров, многие организации непродуманно переориентировали и снизился уровень профессионализма их работников.

Приватизация предприятий в геологии осуществлялась и сегодня ведется также непродуманно и в ущерб государственным интересам. По оценкам, из 650 полевых предприятий приватизировано 300, при этом многие из них были акционированы по частям и изменили профиль своей деятельности. С 1996-го по 2004 г. в ведении Министерства природных ресурсов РФ находилось 193 предприятия, из них прекратили существование, перепрофилированы, переданы в собственность субъектов Федерации и реорганизованы 82 предприятия, которые практически потеряны для геологической отрасли. В этот период министерство и теряло материальную базу.

Стратегические и геополитические проблемы

Нельзя не учитывать ряд факторов, влияние которых неизменно. Важнейшим из них является естественное падение добычи на крупнейших разрабатываемых месторождениях мира, которое составляет около 4-5% в год. Нельзя не упомянуть также об увеличении сложности их разработки.

Уже в середине 2008 г. в США – главном в мире потребителе нефтепродуктов из-за тяжелого финансового кризиса начался спад их потребления. Затем этот процесс затронул страны ЕС, а вскоре и другие страны крупные потребители энергоресурсов, в том числе Китай и Индию. Это привело к снижению общеирового спроса на энергоносители. И именно в этот период производство нефтепродуктов в мире увеличилось, из-за чего образовались значительные складские запасы. Все это вместе и привело к «обвалу» цен на нефть – в середине ноября 2008 г. она упала по сравнению с пиковыми летними значениями почти в три раза, до 50 дол./баррель.

Страны ОПЕК пытаются стабилизировать мировой нефтяной рынок, сокращая объемы поставок. Однако пока динамику цен переломить не удается, поскольку вывод капитала рынка нефтяных фьючерсов продолжается, и спекулятивные деньги, вложенные в поставки нефти, переводятся в другие сферы, что поддерживает тенденцию к снижению ее мировой цены. Можно предполагать, что как минимум до конца года нефтяные цены продолжат снижение, что, безусловно, окажет серьезное влияние на экономику стран-экспортеров нефти, в число которых входит и Россия.

По разведанным запасам нефти Россия находится в группе лидеров, занимая пятое место после Саудовской Аравии, Канады, Ирана и Венесуэлы. На долю этих стран приходится более половины мировых извлекаемых запасов нефти, в том числе на долю России - 8,3%.

Перспективы экспорта угля из России можно считать обнадеживающими - запасы их в стране достаточно велики, чтобы удовлетворить растущие внутренние потребности и обеспечить значительный рост поставок за рубеж. Объемы международной торговли углем, как ожидается, к 2025 г. увеличатся в 1,3-1,4 раза и достигнут 1000-1100 млн. т, при этом доля энергетического угля составит 72% объема поставок.

На рынках большинства твердых полезных ископаемых в период с 2003 г. по середину 2008 г. наблюдался покупательский ажиотаж и спровоцированный им рост цен. Первопричиной следует, очевидно, считать китайское «экономическое чудо», благодаря которому рост спроса на большинство металлов превысил все ожидания. Сыграл свою роль и рост цен на энергоносители, стоимость которых закладывается в цену любого продукта, производимого в мире, в том числе и сырьевых товаров.

Важно отметить, что, помимо роста мирового спроса на минерально-сырьевые товары, в основном со стороны Китая, в последние годы важную роль на мировых рынках играл еще один фактор: сырье многих металлов стало, наряду с энергоносителями, привлекательным инструментом для инвестиций. Так, за период 2003-2007 гг. производство меди лишь однажды, в 2004 г., оказалось ниже ее потребления, а ее избыточное предложение на мировом рынке составило за это время 2,5 млн. т. Тем не менее, среднегодовая цена на рафинированную медь сорта «А» в 2007 г. выросла по отношению к 2002 г. в 3,5 раза - с 2048 до 7118 дол/т.

Такое же положение отмечалось и на рынках многих цветных и черных металлов, но особенно ярко спекулятивный фактор проявил себя на рынках благородных металлов.
Начиная с 2002 г. цена на золото на мировом рынке драгоценных металлов устремилась вверх и выросла к 2007 г. почти в 2,5 раза. Однако этот «взлет» не был обусловлен превышением спроса над предложением. Напротив, начиная с 2004 г., на рынке предлагалось золота больше, чем требовалось. В такой ситуации цены должны были снижаться, однако этого не происходило.

Еще более показательна в этом отношении ситуация на рынке платиноидов. На мировом рынке на протяжении последних пяти лет стабильно наблюдается переизбыток платиноидов, колеблющийся в пределах 25-50 т. Однако это касается только палладия, большие объемы которого поступают из России. В итоге, например, в 2007 г. рыночный профицит палладия в мире составил 53,3 т – почти 23% его мирового потребления.

Таким образом, резкий рост цен на большинство сырьевых товаров в последние годы далеко не всегда был вызван рыночным дефицитом, в чем окончательно убеждают последствия разразившегося летом 2008 г. глобального финансового кризиса, который привел к широкомасштабному оттоку инвесторов с торговых площадок. Наиболее ярко это проявилось опять-таки на рынках драгоценных металлов: цены на золото в сентябре 2008 г. оказались уже на 17% ниже, чем в марте, а котировки платины упали в течение августа-сентября в среднем почти на 40%.

В нынешних кризисных условиях следует тщательно оценить внешнеполитические интересы стран Запада, лишенных стратегических запасов полезных ископаемых, и которые не могут обойтись без поставок энергоресурсов из России. Речь идет, в частности, о предложении заключить многостороннее соглашение о торговле и инвестициях, в соответствии с которым России обещаны серьёзные вложения, а Запад в обмен получил бы широкий доступ к нашим энергетически ресурсам.

Ожидается, что лидеры Запада будут требовать от России скорейшей ратификации договора к Энергетической хартии. Он невыгоден нам, учитывая сложившиеся на сегодня геополитические, военно-стратегические, демографические и социально-экономические факторы, а также существующие проблемы на Дальнем Востоке. Раскрывая для всех участников Хартии свой рынок энергетических ресурсов, мы поспособствуем Западу в установлении контроля над нашими районами наибольшей концентрации отечественных энергоресурсов.

Энергетическая безопасность в значительной степени будет определяться решением проблем международного транзита энергетических ресурсов. Прогнозируемый существенный рост объемов энергетических ресурсов в мировой торговле увеличит взаимную зависимость экспортеров и импортеров от надежности поставок, поскольку значительная часть ресурсов будет пересекать все больше границ третьих, транзитных, стран. Для дальнейшего развития системы транспортировки энергетических ресурсов потребуется наращивание инвестиций в ее объекты (порты, терминалы, трубопроводы и т. д.). При этом возрастут риски, связанные с политическими, экономическими, техническими, экологическими и другими аспектами транзита.

Особенно наглядно это проявляется при транспортировке каспийских и центральноазиатских нефтегазовых ресурсов. Такие страны, как Турция, Греция, Украина, Польша, Румыния, Афганистан, Пакистан, Азербайджан, Армения, Грузия, Иран и другие, стремятся замкнуть трубопроводные проекты на свои территории. Транзитные интересы имеются у России.

В последнее время формируется еще один комплекс взаимоотношений между странами – экспортерами и импортерами, а также странами, предоставляющими свои территории для транзита энергетических ресурсов. По оценкам Секретариата Энергетической хартии, существующие нормы международного права, включая положения, содержащиеся в Барселонской конвенции о свободе транзита 1921 года, а также в ГАТТ (статья V), недостаточны для решения указанных проблем, поскольку в них не учтена специфика международного энергетического транзита.

В 1990-е годы был разработан ряд двусторонних соглашений, имеющих отношение к конкретным проектам. Тем не менее, международно-правовая база международного транзита с учетом комплексного и динамично меняющегося характера его проблем нуждается в доработке и дополнениях.

Следует также отметить, что в нынешних условиях для России особенно необходима комплексная программа развития производительных сил страны на длительную перспективу, включающая и топливно-энергетический комплекс. Как показал анализ, долгосрочная государственная программа изучения и воспроизводства МСБ России на основе баланса потребления и воспроизводства минерального сырья даже в случае полной ее реализации позволит скомпенсировать объемы уже добытых ресурсов новыми запасами максимум на 70%.

Для ликвидации минерально-сырьевой ограниченности понадобится с учетом цикла «изучение недр – подготовка запасов – использование МСБ» не менее 15 лет даже при многократной интенсификации общегеологических, поисковых и разведочных работ. Это требует срочной реорганизации геологической службы страны и перестройки системы управления исследованием недр, для чего предлагается образовать министерство или государственный комитет по геологии и недропользованию на базе Роснедр и МПР РФ. Причем, новому федеральному органу для квалифицированного и эффективного управления надо будет передать в доверительное управление госпакеты акций организаций геологического профиля. Этому органу следовало бы поручить реализацию следующих задач и функций:

- разработку и проведение государственной внутренней и внешней минерально-сырьевой политики, включая разработку политических и экономических предложений по защите приоритетных интересов государства в сфере добычи и реализации минерально-сырьевых ресурсов;
- воссоздание и развитие системы исследования недр с целью опережающего обеспечения страны важнейшими видами полезных ископаемых;
- организация работ по созданию запасов минерального сырья и материалов для обеспечения деятельности государства в особых условиях;
- разработку соответствующих нормативно-правовых документов;
- составление макроэкономических минерально-сырьевых балансов и др.

Другая проблема - государственное геологическое изучение недр, которая не является рыночным сектором геологии. Конечная продукция этих работ – геологические карты и общедоступные национальные информационные ресурсы, обеспечивающие геологическое изучение страны, ее стратегические интересы и национальную безопасность, что является исключительно прерогативой государства. Это подтверждается историей деятельности геологических служб большинства развитых стран таких, как США, Канада, Австралия и др.

Несколько слов о кадрах. Сегодня в отрасли наблюдается острейший дефицит кадров - от полевых партий до управленческого уровня. Поэтому необходим кардинальный пересмотр системы финансирования образования и научных исследований в университетах России. Надо поддерживать создание новых исследовательских лабораторий, предоставлять университетам свободу в создании новых исследовательских институтов, лабораторий, малых и средних инновационных компаний; поддерживать создание внебюджетных фондов университетов.

И в заключение еще об одной важной проблеме. За годы «перестройки» существенно исказили смысл понятия «воспроизводство минерально-сырьевой базы», что поясняли и о недопустимости чего неоднократно предупреждали многие ученые, в частности, автор этих строк. Как известно, в классическом понимании минерально-сырьевая база складывается из взаимосвязанных системных результатов исследований. Первым из них является прогнозный потенциал, который оценивается при проведении общегеологических исследований, прямая связь которых с текущей и перспективной минерально-сырьевой обеспеченностью не всегда очевидна.

После их обобщения рассчитывают более точные прогнозные характеристики исследуемой минерально-сырьевой базы. Далее на их основе определяются стратегия, методология и технология последующих геологических исследований в пределах крупных геотектонических структур, структурно-формационных комплексов посредством геологического картирования и проведения геолого-поисковых работ.

В результате получают предварительную геолого-экономическую оценку площади с прямыми и косвенными признаками рудоносности или нефтегазоносности. После этого проводят детальное обследование соответствующего месторождения и выявляют пригодные по эффективности для отработки запасы. Именно на этом этапе определяется уровень текущей обеспеченности экономики минерально-сырьевыми ресурсами.

Однако за последние годы разведанные запасы ошибочно отождествляются с минерально-сырьевой базой в целом, а воспроизводство МСБ ошибочно называют приростом запасов.

Подмена «прироста запасов» понятием «прирост ресурсов» в корне меняет суть воспроизводства МСБ. Ведь потенциал замыкающего звена (разведанные запасы) должен многократно превышать уровень текущей годовой добычи, а переток потенциала от начального к конечному звену должен непрерывно сопровождаться адекватным его восполнением. Любое отклонение чревато разбалансированностью системы.

В результате разрушается эффективная система воспроизводства МСБ, хотя именно она создает предпосылки для совершенствования организации геологической службы. Пренебрежение значимостью начальных этапов геологических исследований ведет к стратегическим ошибкам в минерально-сырьевой политике и развалу минерально-сырьевого комплекса. А от него сегодня во многом зависит, как будет дальше развиваться страна.

,

Другие статьи номера «ПВ» , 0

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100