Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» № 8-9, август, сентябрь 2008  -  cодержание номера 

Перспективы евроазийской геоэкономики
после войны в Южной Осетии

Георгий Ситнянский

Информационное агентство Фергана.ру сообщило, что китайско-киргизская группа экспертов утвердила «окончательный» вариант строительства давно намечавшейся железной дороги из Китая в Среднюю Азию по маршруту Кашгар – Торугарт – долина Арпа – Ферганский хребет – Узген – Кара-Суу (Ошская область).

Возможности его осуществления обсуждались на протяжении тринадцати лет. Автор этих строк, начиная с 2004 г., тоже принимал участие в обсуждении. Рассматривалось несколько вариантов строительства дороги: либо через Торугарт – Нарын – Балыкчы на Иссык-Куле и далее варианты – через Казахстан на Мангышлак и на Кавказ в обход России или через Россию, а также через южнокиргизский Иркештам на Фергану и далее через всю Среднюю Азию на Баку.

Победил как будто второй вариант. Однако часть пути намечена через Нарынскую область. Возможно, на этом настояло руководство Киргизстана, чтобы обеспечить ее население работой - агентство Фергана.ру употребило даже термин «реанимация Нарынской области».

Еще в 2004 г. тогдашний глава Киргизстана Аскар Акаев говорил, что реализация проекта обеспечит работой дополнительно 150 тысяч человек и даст 60% прироста ВВП республики, а кроме того, обеспечит лучшую разработку месторождений железа и угля. Однако на самом деле не все так просто, особенно в свете произошедших в последнее время печальных событий в Южной Осетии.

Если Узбекистан заинтересован в такой дороге по разным причинам, среди которых и стремление укрепить связи с Китаем, имеющим выход к морю, но, в отличие от Ирана, находящимся в нормальных отношениях с США, а также желание стать геоэкономически менее зависимым от России, то другие страны, лоббирующие проект, видят в нем прежде всего часть трансконтинентального пути. Ведь о строительстве современной магистрали по трассе Великого шелкового пути разговоры ведутся уже более 10 лет.

Сам Китай заинтересован в строительстве как в способе теснее привязать к себе северо-западные районы страны, в значительной степени населенные мусульманами (Синьцзян), и ему не очень важно, как именно пройдет трасса после Кашгара. Европу же вполне устраивает нынешнее положение дел, когда для связей с Китаем используются в основном морские пути.

Поэтому среди возможных спонсоров именно среднеазиатского варианта в противовес российско-казахстанскому выступают потенциально США, Япония и Южная Корея. Причем, в этом строительстве, по мнению директора центра исследований внешней политики Киргизстана Орозбека Молдалиева, больше заинтересованы Киргизстан и Узбекистан, чем Китай, хотя он свяжет себя, таким образом, кратчайшим путем со странами Ближнего Востока и Европы.

Чтобы железная дорога окупилась за десять-пятнадцать лет, по ней нужно пропускать не менее 15 млн. тонн груза в год. Однако, даже через границу Китая с динамично развивающимся Казахстаном, уже догнавшим по объему ВВП на душу населения Россию, по линии Достык – Алашанькоу объем перевозок едва приближается к 10 млн. тонн, а на киргизско-китайской границе объемы просто смехотворны – чуть больше 200 тыс. тонн.

Конечно, после строительства намечаемой железной дороги они вырастут, но, скорее всего, в разы, а не на требуемые два порядка. И спасти положение может только развитие транзитной торговли.

Куда же для этого целесообразно продолжать транзит? Допустим, через Туркмению. Однако, насколько стабильной будет оставаться в ближайшие годы ситуация там, как, впрочем, и в Киргизстане? Хотя в Киргизстане силового противостояния по большому счету удалось избежать.

Надо полагать, что изначально планировался транзит на Кавказ. Поэтому отнюдь не исключено, что, в том числе и учитывая это обстоятельство, Михаил Саакашвили поспешил начать «наведение конституционного порядка» в Южной Осетии. Возможно, он хотел доказать, что Грузия стабильна - осталось только «приструнить сепаратистов», и что через ее территорию трансконтинентальный путь строить можно. Не потому ли узбекское руководство, а вслед за ним и все, жестко подконтрольные государственной цензуре, узбекские СМИ, молчали о войне в Южной Осетии все дни конфликта? Видимо, и с Россией отношения портить не хотелось, и с противостоящими ей силами тоже...

Поход Саакашвили на Южную Осетию, как известно, провалился. Если грузинский лидер хотел доказать, что Грузия стабильна, и что через ее территорию трансконтинентальный путь строить можно, то добился прямо противоположного результата. Его безумная политика резко снижает привлекательность коммуникационных проектов с использованием грузинской территории. В последние дни даже в США оценка событий начинала сдвигаться с однозначно прогрузинской позиции - вспомним хотя бы заявление посла США в Москве 21 августа.

Вообще, поведение Саакашвили очень напоминает поведение Саддама Хусейна в 1990-1991 годах, который обосновывал свою агрессию вздорными «историческими правами» на территорию Кувейта, хотя на самом деле Кувейт был частью не Ирака, а Багдадского пашалыка Османской Империи. И Южная Осетия с Абхазией вопреки утверждениям Саакашвили и его предшественников тоже никогда не были частью независимой Грузии, а входили в Грузинскую ССР в составе Советского Союза, из которого она вышла с грубыми нарушениями соответствующих законов СССР.

Совпадают также обвинения противников в агрессии, и разговоры о своей «победе» на том основании, что противник не смог взять столицу соответствующей страны, чего ни в 1991-м Соединенные Штаты в Ираке, ни в 2008 г. Россия в Грузии делать и не пытались, и т. д. Так что определенные изменения в настроениях американцев понятны. О Европе и говорить не приходится. И дело не в «пробудившейся» любви к России, а в практических расчетах.

Сложившиеся обстоятельства могут обернуться для России и Казахстана громадной выгодой. Для этого нужно не так и много: используя свое влияние, убедить Узбекистан продолжить трансконтинентальный транспортный путь из Ферганы не через Среднюю Азию на Закавказье, а через Ташкент на Казахстан.

Причем, Россия может даже не настаивать на продолжении трассы через ее территорию по той причине, что в условиях нестабильности на Кавказе другого пути на Запад из Казахстана все равно просто не будет. И тогда геоэкономически к России окажутся привязаны не только Казахстан и Киргизстан, но и северо-восточная часть Узбекистана.

Впрочем, есть сомнения в том, заинтересован ли Китай в привязке своего взрывоопасного Синьцзяна к среднеазиатскому региону, по крайней мере, к таким его политически нестабильным территориям, как Ферганская долина.

Решением может оказаться строительство дороги на участке Кашгар – Торугарт – Балыкчы через сравнительно слабо исламизированные Северный Киргизстан и Казахстан. При этом надо учесть, что идущие в последние годы демографические процессы на этих территориях, в частности, наплыв гастарбайтеров из религиозно нестабильных районов Средней Азии, могут создать нестабильность и там.

Россия не заинтересована в подобном развитии событий, и надо прилагать все усилия, чтобы их не допустить.

fondsk.ru

Другие статьи номера «ПВ» № 8-9, август, сентябрь 2008

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100