Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Макроэкономика: проблемы и решения
«ПВ» №5-6, май, июнь 2008

Налогообложение для инновационной экономики

Моисей Гельман

Налоги – как зеркало платежеспособного спроса населения

Дискуссия о финансовой политике, которая развернулась между министром финансов и министром экономического развития в преддверии утверждения концепции долгосрочного развития России, к большому сожалению, явно запоздала. При этом вызывает удивление, что спорящие стороны не касаются принципов этой политики, в частности, налогообложения, сохраняя их незыблемыми.

Между тем именно действующая фактически с 1992 г. нынешняя система налогообложения является одним из существенных факторов роста ценовой инфляции и барьером на пути развития экономики страны. И вот почему.

Как известно, промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если она не востребована для производства конечных потребительских товаров и услуг. К примеру, вследствие значительного после 1992 г. уменьшения числа авиапассажиров компании-авиаперевозчики лишились доходов, позволявших им приобретать новые авиалайнеры. В результате рухнуло их отечественное производство. Поэтому именно от платёжеспособного спроса населения зависят платёжеспособный спрос на всех этажах экономики и выживаемость их обитателей.

Известно также, что потребитель выплачивает продавцу продукции все его затраты, включая налоги, и в добавок - ещё прибыль. Таким образом получается, что в ценах конечной потребительской продукции (услуг) концентрируются все денежные затраты, востребовавшиеся в соответствующей кооперацоннной сети на её производство, включая все выплаченные участниками этого кооперационного производства налоги и всю полученную ими на всех этапах производства прибыль.

К примеру, в цену булки хлеба включены все удельные затраты на её изготовление - от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна, оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники, до стоимости выпечки и перевозки хлеба в магазин. Да ещё с суммарной прибылью.

Так что все налоги в стране, за исключением экспортных, выплачиваются не предприятиями - изготовителями продукции и её продавцами, как принято думать, а населением страны, когда оно приобретает потребительские товары и услуги. По сути, население платит тем самым налог с продаж. Но его соответствующие предприятия сначала авансом по частям выплачивают государству при поэтапном изготовлении соответствующей продукции, и эти платежи возвращаются с её продажей.

Полемика о замене НДС налогом с продаж, возникающая время от времени среди отдельных руководителей от экономики, свидетельствует о непонимании ими существующей системы налогообложения и сбора налогов.

Их авансовые выплаты товаропроизводителями в долг при оптовых поставках полуфабрикатов и готовой продукции обеспечивают эффективный поэтапный контроль выплат, который будет существенно затруднён в гигантской сети розничной торговли, если ввести формально налог с продаж. Кроме того, замена им НДС приведёт к скачку цен на величину обоих налогов, как это уже произошло при отмене налога с продаж - цены тогда на его величину не уменьшились.

То же самое произойдёт, если снизят ставку НДС - на его уменьшенное значение соответственно возрастут цена и прибыль, что приведёт не к снижению, а к увеличению для населения налоговых с прибылью выплат. Допустим, товар стоит 200 рублей, а ставка НДС для наглядности равна 20%, тогда цена товара с НДС составит 240 рублей.

Если НДС уменьшить на 10%, то продавец обязательно прибавит высвободившиеся 20 рублей к стоимости своего товара, увеличив свою прибыль. После чего НДС с 220 рублей составит 22 рубля, но покупатель заплатит за товар не 242 рубля, а около 247 рублей, так как почти на 5 рублей увеличится налог с возросшей прибыли. В итоге снижение НДС обернётся ещё и увеличением ценовой инфляции.

Согласно данным Росстата, собираемые налоги, исключая сборы от экспорта, составляют около 65%, а с прибылью – около 75% от годовой заработной платы. Однако на воспроизводственные нужды экономики из федерального бюджета возвращается лишь порядка 15% всех бюджетных расходов.

Поэтому главный привод развития экономики – платёжеспособный спрос населения на потребительские товары и услуги у нас действует весьма и весьма слабо из-за откачки значительной части доходов населения в виде налогов. И хотя они возвращаются предприятиям, оплатившим их авансом из своих оборотных средств, использовать эти деньги на воспроизводственные нужды не удаётся ввиду необходимости систематически авансировать налоговые платежи населения.

Ощутимо уменьшить налоговое бремя для увеличения платёжеспособного спроса на всех этажах экономики при нынешней системе налогообложения невозможно в принципе. Дело в том, что в нарушение Налогового кодекса РФ одни и те же налоги взимаются многократно. Возьмём НДС, который взимается не с добавленной стоимости, а с выручки (дохода).

Это противоречит его смыслу, но тем самым в казну собирают больше денег. При этом НДС облагаются все составляющие выручки: прибыль и себестоимость, включая фонд заработной платы. Поэтому прибыль поборами облагается дважды: сначала взимается НДС, а затем - налог с прибыли.

А вот зарплата облагается налогами 6 (!) раз. Первый, - когда с выручки, куда включён фонд зарплаты, взимается НДС. Затем из средств этого пообщипанного на 18% фонда отчисляется единый социальный налог, после чего с остатка средств, выплачиваемых в качестве зарплаты, взимается налог 13% на доход физического лица, именуемый в обиходе подоходным.

В четвёртый раз с зарплаты удерживается налог по ставке «инфляция», в пятый – присвоением работодателями прибыли, т. е. части прибавочной стоимости, полученной за счёт низкой заработной платы (эксплуатации труда). И, наконец, в шестой раз с зарплаты удерживается неформальный налог с продаж при покупках потребительских товаров и услуг, в который, как отмечалось, входит также прибыль производителей.

В результате достигнут эффект прогрессивного роста вымогаемых у населения доходов, а у предприятий - части оборотных средств, которые невозможно использовать на производственные нужды. Поэтому изменение отдельных ставок в такой системе поборов, которая, как отмечалось, противоречит Налоговому кодексу и препятствует развитию экономики, как показано выше, мало что даёт.

К тому же использование выручки в качестве налогооблагаемой базы для НДС позволяет правительству провоцировать инфляцию увеличением тарифов на услуги естественных монополий и тем самым накачивать бюджет теряющими покупательную способность деньгами.

От вымогательства доходов к оброку на ресурсы

Как же добиться, чтобы необходимые налоги собирались государством не многократным вымогательством у населения значительной части его доходов с «замораживанием» соответствующих оборотных средств в экономике, а за счет экономически обусловленного увеличения объемов товарного производства, и чтобы этому способствовала сама система налогообложения?

Такое может произойти, если, скажем, владельцу коровы установить налоги за проданное молоко не с прибыли и на добавленную стоимость, а только с расходуемых на его получение ресурсов, в том числе с земли и нанятой рабочей силы.

В этом случае коровий хозяин, чтобы меньше платить за землю, будет стремиться к увеличению надоев и соответственно прибыли не за счет расширения площади пастбища для выгула своей кормилицы, а за счет повышения урожаев посевов кормовых трав на меньшей площади своих угодий. А пастуха заменит на электроизгородь. То есть он будет добиваться увеличения надоев, а значит, доходов и прибыли, снижая облагаемые платежами затраты на их получение.

При этом власти, распоряжающиеся землей, вынужденно окажутся заинтересованными в обратном — в максимальном ее использовании, т. е. в увеличении своей налогооблагаемой базы за счет увеличения числа собственников коров и дойного стада.

Для этого они станут создавать необходимые условия, в том числе в среде покупателей молока, чтобы возрастало их число и увеличивался платежеспособный спрос за счет роста доходов населения, а также выдавать доступные кредиты желающим купить коров. Регулятором же отношений, как и положено, будет служить рынок.

Если от модели — коровы — перейти к большой экономике, то ресурсами, за пользование которыми предлагается платить оброк государству, будут рабочая сила и природные ресурсы — земля, природное сырье, вода, кислород... При этом возникнет конфликт интересов государства и товаропроизводителей.

Товаропроизводители, включая владельцев коров, для получения большей прибыли, в том числе за счет сокращения налогов, станут внедрять ресурсо- и энергосберегающие технологии, автоматизировать производство для сокращения числа рабочих мест и увеличивать объемы выпускаемой продукции.

А государство для увеличения налогооблагаемой базы, то есть ресурсных затрат товаропроизводителей, вынуждено будет создавать условия для роста доходов населения и увеличения числа рабочих мест, а тем самым – увеличения платёжеспособного спроса и, следовательно, объемов товарного производства, для чего потребуется больше природных ресурсов.

Таким образом, предлагаемое налогообложение будет стимулировать производство новой наукоемкой и конкурентоспособной продукции. При нынешней системе налогообложения подобных интересов ни у налогоплательщиков, ни у властей не возникает.

Плату за используемые ресурсы необходимо устанавливать дифференцированной в зависимости от вида деятельности и потенциальной рентабельности предприятия, а также прогрессивно изменяющейся при необходимости регулировать потребление того или иного сырья внутри страны или выполнения определенных экологических условий.
Основу такой платы составит изъятие части ренты.

Ренту можно разделить на природную, от Бога, получаемую от использования природных богатств, и неприродную, получаемую, например, от использования специалиста, на обучение которого затрачены общественные (государственные) средства, или за счет неоправданно высокого курса обмена доллара на рубли при экспортных продажах продукции (курсовая рента), или от спекуляции деньгами (финансовая рента), и др. Рента, полученная от использования недр, называется горной.

Фантом ренты и ее «обналичивание»

В учебниках по экономике и толковых словарях под рентой понимают разновидность дохода, якобы не требующего от его получателя осуществления какой-либо предпринимательской деятельности и затрат труда. Вроде того, открой только рот, и в него сами станут запрыгивать бесплатные галушки.

Правда, в одном случае так и происходит. Речь идет о дармовом атмосферном кислороде, который является окислителем - обязательной компонентой углеводородного топлива, и доход от его сжигания не требует от потребителей топлива дополнительных затрат. Во всех других случаях рента сама по себе не возникает.

Возьмем ту же нефть. Хотя она и создана природой, т. е. «без предпринимательской деятельности и затрат труда», само ее извлечение из недр связано с громадными тратами. Разница между продажной ценой нефти, т. е. доходом от ее реализации, и затратами на добычу, включая поиск (геологоразведку) и обустройство соответствующего месторождения, представляет собой прибыль. Она-то и является горной рентой, размер которой зависит от условий, т. е. затратности добычи соответствующего минерального сырья, и его рыночной цены.

Строго говоря, прибыль вообще — это и есть рента. Однако говорить, что рента — незаработанная прибыль, некорректно. Ведь чтобы рента из фантома превратилась в часть дохода, надо сначала затратить определенные средства. Поэтому рубль ренты характеризуется денежным выражением удельных затрат, необходимых для его появления на свет. Вопрос в том, как распределять ренту между товаропроизводителями, государством и обществом.

Что касается горной ренты, то изъятие ее части в казну на «тяжелых» месторождениях, требующих наибольших затрат для их освоения и добычи там полезных ископаемых, должно быть минимальным. Это необходимо для выравнивания экономических условий хозяйствования. Остающаяся у добытчика часть ренты, его прибыль, помимо компенсации за риск вложений и кредитной ставки, должна обеспечивать определенную рентабельность для рефинансирования расширенного воспроизводства.

Прибыль эту для выравнивания экономических возможностей хозяйствования на различных по природным условиям месторождениях и создания тем самым примерно одинаковых условий для конкуренции также необходимо директивно и дифференцированно нормировать. При этом надо учитывать кредитную историю каждого предприятия.

К примеру, основные фонды «Газпрома» и крупных российских нефтяных компаний были созданы в советские времена на государственные средства, причем, зачастую на богатых месторождениях, и нынешние владельцы не расплачивались за этот вложенный капитал. А вот более мелкие компании, в частности независимые добытчики газа, осваивающие новые, к тому же тяжелые месторождения, вкладывают в создание производства свои средства, что увеличивает их затраты и ведет к сокращению горной ренты.

Чтобы увеличивать горную ренту, надо снижать затраты на добычу минерального сырья. Если не устранять ценовую инфляцию, рента, из-за увеличения затрат на ее появление и снижения покупательной способности рубля, в реальном исчислении будет сокращаться. Инфляционные доходы бюджетов как раз и являют собой пример инфляционной ренты. Так что горный рентный потенциал можно материализовать и увеличивать только снижением удельных затрат на его «производство», памятуя, что «обналичивается» он населением.

Поэтому призывы национализировать всю горную ренту и поровну поделить ее при сохранении неизменными нынешних принципов налогообложения, технологической базы горного производства, денежной массы и доходов населения — от лукавого.

Горная рента существенно возрастает при экспорте минерального сырья за счет завышенной примерно вдвое «цены» доллара и возрастания соответственно цены на это сырье в рублевом исчислении. Казалось бы, разница в выручке, обусловленная различием внутренних и внешних цен, во избежание дополнительной ценовой инфляции должна в качестве ренты изыматься в казну, «обналичиваться» рублями, которых не хватает в обращении, и использоваться для инвестиций.

Однако правительство, озабоченное «стерилизацией» рублевой денежной массы, а тем самым стерилизацией отечественной экономики, поступило более «мудро»: оно пару лет назад просто отменило обязательную продажу валютной выручки от экспорта. Так что «стерилизованные» таким образом, а также в Стабфонде сотни миллиардов долларов в качестве приватизированной ренты остаются на корреспондентских счетах в американских банках и работают на их владельцев и чужую экономику.

На величину возникающей и приватизируемой ренты влияют также фонд зарплаты и присваиваемая хозяевами компаний доля прибавочной стоимости, которая образуется за счет низкой оплаты труда. Чтобы ограничить эти поборы, предлагается законодательно не только нормировать заработную плату, доведя ее до достойного прожиточного минимума, но и дифференцировать ее ставки по отраслям экономики, учитывая условия труда, образование и квалификацию работников, а тем самым в платежах за рабочую силу и соответствующую ренту.

Подушная подать

Платой за использование рабочей силы в предлагаемой системе налогообложения явится единый подушный налог. Его размер можно задать, например, делением необходимых выплат во внебюджетные социальные фонды на число работоспособных людей в возрасте от 18 до 60 лет, проживающих на территории России.

Контроль за сбором подушного налога по сравнению с нынешним с физических лиц упростится и сведется в основном к контролю за числом работающих на предприятиях по документам отделов кадров. Для лиц свободных профессий целесообразно будет сохранить подоходный налог с разовых выплат и гонораров.

Подушные налоги справедливы и с социальной точки зрения. Ведь траты государства на каждого человека, к примеру, для обеспечения его безопасности, на образование, здравоохранение и др. примерно одинаковы. Исключение составляют пенсии, но это предмет отдельного разговора.

Учитывая, возможно, огромную разницу между средней зарплатой и большими заработками в некоторых отраслях экономики, представляется необходимым наряду с подушным ввести также налог на фонд оплаты труда для каждого предприятия. Исчисляться он должен из размеров превышения нормированной средней зарплаты.

Для этого необходимо составить дифференцированную (по видам деятельности предприятий) шкалу таких средних зарплат, которые должны исчисляться из доли – по западным меркам - оплаты труда в нормируемой (во избежание инфляции) себестоимости соответствующей продукции. Естественно, для товаропроизводящего, да еще и наукоемкого предприятия нормируемую среднюю зарплату установят более высокой, чем для торгового.

При каждом получении денег в банке для выплаты месячной зарплаты соблюдение этой нормы проконтролируют делением получаемой суммы на число работников данного предприятия. При превышении нормы сумма месячной оплаты труда предприятия будет облагаться прогрессивно возрастающим налогом. Например, при 10-процентном превышении нормы налог установят минимальным, но с дальнейшим увеличением отклонения на каждые 10% налог будет удваиваться.

Такой налог на фонд оплаты труда одновременно вынудит предприятия не скрывать истинного числа своих работников. Если их укажут меньше, чем на самом деле, то ограничением для обмана окажется та же норма средней зарплаты. Если же кто-то захочет искусственно уменьшить фактическую среднюю зарплату, приписав мертвые души, он выплатит за них подушные налоги, компенсируя полностью или частично налог на сокрытое превышение нормы.

От НДС к налогу на добавленные ресурсы

Предлагаемая унификация налоговых платежей позволит их собирать подобно НДС. Для контроля за выплатами рентные платежи должны поступать на специальный налоговый счет налогоплательщика, поставщика продукции, который потребуется обязательно ему открывать вместе с каждым расчетным банковским счетом.

В бюджеты рентные платежи будут направлять непосредственные потребители природных ресурсов — нефти, газа и др., являющихся исходным сырьем. На произведенную с использованием сырьевых ресурсов продукцию должны начисляться соответствующие рентные платежи, например, платеж за нефть распределится на продукты ее переработки.

Поэтому продажа, к примеру, бензина должна сопровождаться возвратом нефтеперерабатывающему заводу приходящейся на производство бензина части рентного платежа за нефть. Возвращаться эти деньги будут на налоговый счет НПЗ с последующим переводом на его расчетный счет.

Таким образом рентные платежи будут перемещаться подобно судну через шлюзы: выплачиваться потребителями ресурсов и поставщиками продукции с их использованием после поступления оплаты от покупателя, а возвращаться — от каждого последующего участника технологической цепочки производства соседнему предыдущему, вплоть до конечного потребителя продукции с использованием того или иного природного ресурса и (или) производных от него. По «дороге» могут добавляться другие рентные платежи. Как показано выше, конечным потребителем и налогоплательщиком является население.
Исключение составит рентная плата за труд, воду, землю и воздух. Она не войдет в контролируемые себестоимость и цену продукции и будет выплачиваться только непосредственными пользователями перечисленных ресурсов без последующего ее возврата. И вот почему. Общество уже затратило средства на подготовку специалистов и не должно повторно платить за созданную на его деньги кадровую ренту. Что касается упомянутых природных ресурсов, то за их чистоту и экономное использование смогут ответственно отвечать только прямые пользователи.

Если говорить об атмосферном кислороде, то он является компонентой топлива, и некомпенсируемая плата за его потребление будет стимулировать экономию углеводородного горючего.

Рентные платежи будут возвращаться с задержкой во времени, определяемой соответствующим циклом производства и сбыта той или иной продукции. Поэтому, чтобы снизить потери оборотных средств, товаропроизводители окажутся заинтересованными как в ускорении возврата рентных платежей, так и в снижении самих ресурсных затрат.

Это вынудит их, как отмечалось, внедрять ресурсо- и энергосберегающие технологии, автоматизировать производство, чтобы сокращать число рабочих мест, и увеличивать объемы выпускаемой продукции для получения большей прибыли.

Таким образом, предлагаемое налогообложение будет стимулировать также производство наукоемкой и конкурентоспособной продукции. А государство для увеличения налогооблагаемой базы, то есть ресурсных затрат товаропроизводителей, вынуждено будет создавать условия для роста доходов населения и увеличения числа рабочих мест, а тем самым – увеличения платёжеспособного спроса и, следовательно, объемов товарного производства, для чего потребуется больше природных ресурсов.

Больше всего высвободится оборотных средств в отраслях, добывающих минеральное сырье, нынешние налоги в выручке от продаж которых составляют 40-60%. При предлагаемом налогообложении предприятия этих отраслей будут платить только за рабочую силу, землю, воду и за атмосферный кислород, потребляемый при сжигании попутного газа. Так как цены никто снижать не станет, то большая часть нынешних налогов обернется для добывающих минеральное сырье предприятий чистой прибылью.

Чтобы сверхприбыль не “проедалась”, потребуется налоговый механизм ее изъятия в бюджет, если она не будет направляться на инвестиции. Для этого понадобится установить норму прибыли и ввести прогрессивные налоговые ставки на сверхприбыль.

Предлагаемая система налогообложения позволит создать инновационную экономику, в том числе за счет инвестиций на высвободившиеся средства нефтяных и газовых компаний, сегодня используемых для авансирования налоговых платежей населения. Причем значительная часть этих денег пропадает, утрачивая покупательную способность в «сундуках» Минфина.

Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100