Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
«ПВ» №11-12, ноябрь, декабрь 2007  -  cодержание номера 

Кризис ликвидности банков

Никита Кричевский

В последнее время ходит много разговоров о банковском кризисе, точнее, кризисе ликвидности, разразившемся в российской банковской системе. Специализированная пресса каждый день пестрит аналитическими и экспертными материалами на эту тему, частные телеканалы посвящают кризису ликвидности передачи, однако официоз до недавнего времени игнорировал явный непорядок, воцарившийся в банковском секторе.

Недавно на первом канале вышла программа «Времена», где статусные эксперты обсуждали перипетии сложившейся ситуации. Неудивительно, что разговор крутился вокруг вероятности нового дефолта, на этот раз банковского, а также поиска ответа на уже набивший оскомину вопрос: в чем хранить сбережения. Естественно, все участники программы пришли к выводу, что дефолта банковской системы не будет. Впрочем, никто и не говорит, что возможен дефолт всей банковской системы. Ну, а деньги лучше всего хранить, конечно, в рублях.

Мне, как и другим телезрителям, так и осталось непонятным, какова взаимосвязь между государственным Стабфондом, центробанковскими золотовалютными резервами, преподносимыми участниками передачи в качестве гарантий банковской стабильности, и иностранными займами частных российских банков, вопрос о возврате которых с каждым днем становится все острее.

Кроме того, обратило на себя внимание элементарное незнание некоторыми экспертами существующей системы страхования вкладов. Так, один известный специалист сначала заявил, что банковские вклады страхуются лишь до 200 тыс. рублей (год назад было до 190 тысяч, с этого года до 400 тысяч, 200 тысяч не было никогда), а потом добил зрителя сообщением, что страхуются только рублевые вклады.

Чтобы прояснить эту тему, сообщаю, что согласно ст. 2 Закона «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» вклад — это «денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в банке на территории Российской Федерации на основании договора банковского вклада или договора банковского счета, включая капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада».

А в соответствии с п. 6 ст. 11 того же Закона, «в случае если обязательство банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед вкладчиком выражено в иностранной валюте, сумма возмещения по вкладам рассчитывается в валюте Российской Федерации по курсу, установленному Банком России на день наступления страхового случая».

Пункт 2 той же ст. 11 говорит, что возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, выплачивается вкладчику в размере 100 процентов суммы вкладов в банке, не превышающей 100 000 рублей, плюс 90 процентов суммы вкладов в банке, превышающей 100 000 рублей, но в совокупности не более 400 000 рублей. Так что обладатели 57,6% вкладов, а именно столько составляют депозиты и счета до 400 тыс. рублей, могут спать спокойно.

Поговорим теперь о кризисе банковской ликвидности. И пусть нас уверяют в том, что все хорошо, тем не менее, кризис развивается, причем, его глубина, временные рамки и последствия пока остаются неизвестными.

Прародителем российского кризиса ликвидности стал начавший сдуваться американский ипотечный пузырек. В июле-августе этого года обнаружилось, что из $1,5 трлн. рефинансированных ипотечных кредитов $220 млрд. являются низкокачественными, то есть вероятность их возврата невелика.

Много это или мало? Немного, потому что $1,5 трлн. кредитов — это лишь 14% всего объема ипотечного кредитования в США. Потому и пузырек, что $220 млрд. — сумма для рынка американской ипотеки небольшая. Потому и пузырек, что $220 млрд. — сумма, вложенная в ипотечные облигации крупнейшими мировыми банками и инвестиционными фондами в надежде получить быструю и значительную прибыль.

Виноватых ищут до сих пор. Банки, выдававшие сомнительные ссуды под плавающую ставку, пеняют на несовершенство методик оценки рисков. Инвестиционные фонды, добровольно вляпавшиеся в ипотечную историю, во всем винят банки. И те, и другие кроют ведущие рейтинговые агентства, такие как «Moody’s Investors Service», «Fitch Ratings» и «Standard & Poor’s», на платной основе необоснованно высоко оценивавшие банковские ипотечные бумаги.

Точный подсчет убытков впереди, поскольку глубина американского кризиса еще не определена. Однако уже начали появляться первые данные о потерях. Например, крупнейший банк США Citigroup Inc. объявил, что недосчитался $2,7 млрд., швейцарский банк UBS сообщил, что списывает активов на $3,4 млрд., инвестиционный банк Merrill Lynch заявил, что из-за низкокачественных ипотечных кредитов лишился активов на $5,5 млрд. И хотя многие банки по сумме всех видов деятельности все-таки остаются в плюсе, удар нанесен чувствительный.

Но что для мировой банковской системы потери нескольких миллиардов в сравнении с триллионными активами? Другое дело, что банки и инвестиционные фонды стали с опаской коситься друг на друга. Кто ж знает, на что один финансовый институт просит у другого заем, а вдруг на покрытие ипотечных убытков или, тем паче, на новые рискованные вложения?

В результате кризис доверия выразился в невозможности разместить долговые бумаги с обеспечением на общую сумму $250 млрд. На развивающиеся рынки, к которым относится и российский, многие банки лимиты вообще временно закрыли. К тому же Международный валютный фонд считает, что последствия лопнувшего ипотечного пузырька проявятся лишь в следующем году.

В России, где рост банковских активов в последние годы минимум на треть происходил за счет коротких зарубежных денег, после закрытия западных лимитов для развивающихся рынков моментально разразился кризис банковской ликвидности. Наше банковское сообщество, вторя стратегической линии правительства, заключающейся в экстраполяции текущей экономической статики на долгосрочную динамику, всерьез уверовало, что политика по привлечению краткосрочных иностранных займов и финансированию этими деньгами долгосрочных проектов может продолжаться бесконечно.

Собственно, последние три-четыре года развития банковского сектора подтверждали возможность такого построения кредитной стратегии. Если в 2004 году российскими банками было привлечено всего $7,1 млрд., то в 2006 году — уже $51,2 млрд., а за 9 месяцев этого года — $57,0 млрд.

В результате к сентябрю 2007 года российские банкиры «настреляли» $131,0 млрд., или приблизительно четверть всех своих активов, из которых $30 млрд. нужно отдать до конца этого года, а еще $20 млрд. — до середины следующего. Основными заемщиками у иностранцев стали крупнейшие российские банки. На долю 20 ведущих банков страны приходится две трети зарубежных заимствований, около 70% этих средств должны быть возвращены в течение года.

Кризис доверия к западной банковской системе породил проблемы с внутренними займами у нас. Если в первом полугодии этого года темпы заимствований банков на внутреннем рынке составляли в среднем 46 млрд. рублей в месяц, то в августе, например, удалось привлечь лишь 10 млрд. рублей.

Вспомните радостные отчеты высших государственных чиновников о небывалом инвестиционном буме: мол, только за первое полугодие этого года в Россию пришло $60,3 млрд. иностранных инвестиций. То, что три четверти этих инвестиций — банальные краткосрочные кредиты, никого не волновало. Ведь доверяют! Ведь признают темпы! А с чего бы их не признавать? Экономика, более 80% экспорта которой составляют природные ресурсы, в одночасье не рухнет, а, значит, на полгодика-годик рискнуть можно. К тому же, Россия всеми правдами и неправдами стремится утвердиться на мировой политической арене, так что дефолта, подобного 1998 году, не допустит.

Российский Центробанк изначально выпустил ситуацию с привлечением зарубежных заимствований из-под контроля. Что мешало монетарным властям ввести повышенное резервирование по иностранным займам? Безусловно, стоимость кредитов бы тогда выросла, но и рубль укреплялся не такими темпами, и рублевые остатки на банковских корсчетах не болтались бы без дела, и банки развивались бы интенсивно, а не экстенсивно. Впрочем, Центробанк и правительство — в нынешних российских условиях одно и то же, так что удивляться нечего.

В настоящее время, как нестандартно выразился председатель Ассоциации российских банков Г. Тосунян, российские банки испытывают «некоторые напряги». С русского это переводится как «денег нет». Каждый день появляются сообщения, что один банк отказывает в выдаче корпоративных кредитов, другой начинает переговоры о досрочном возврате предоставленных ссуд, а третий увеличивает доходность по еврооблигациям.

Около половины ведущих ипотечных банков России уже свернули свои ипотечные программы, другая половина ждет, кому бы продать секъюритизированные ипотечные облигации (сумма готовых к размещению, но зависших на неопределенный срок ипотечных облигаций российских банков составляет несколько миллиардов долларов). Наконец, набирает обороты волна повышения ставок по вкладам и депозитам. Надо собирать деньги, и государство, как будет показано ниже, банкирам в этом деле не большой помощник.

Два слова о российской ипотеке. Два — потому что три слова будут звучать уже неприлично. Несмотря на то, что за 2004-2006 годы ипотека в России выросла более чем в 5 раз (с 40 000 в 2004 году до 206 123 ипотечных договоров в 2006-м), воспользоваться ипотекой, по данным Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), в 2006 году смогли лишь 0,4% российских семей.

На 1 июля 2007 года ипотечных кредитов было выдано на 374,4 млрд. рублей, что составило 4,7% от общего количества выданных банками ссуд. Если учесть, что просроченных, то есть потенциально невозвратных ипотечных кредитов всего 2,5%, становится понятно, что российская ипотека в кризисе банковской ликвидности не замешана.

Российский кризис ликвидности до конца года не рассосется. И все же крупнейшие российские банки не прогорят. Ни государство, ни олигархи, конечно же, не допустят катастрофы. В первом случае финансовый пожар будет потушен бюджетными деньгами, во втором — средствами акционеров, которым посоветуют не нагнетать обстановку перед выборами.

Иные действия возможны со стороны средних и мелких банков. Кризис может подтолкнуть учредителей и менеджмент к умышленному банкротству своих банков. Тем самым покроются многочисленные финансовые грехи многих банковских проходимцев: «обналичка», фиктивный банковский капитал, технические кредиты, «левая» отчетность. Пострадают в основном предприятия, обслуживающиеся в таких банках, поскольку частные вклады застрахованы. Процесс подготовки к острой фазе кризиса в самом разгаре. Главное — успеть перевести активы (кредиты, имущество, ценные бумаги) на аффилированные структуры.

Это предположение подтверждает статистика Агентства по страхованию вкладов. Ликвидация 89 банков, проведенная Агентством за последние годы, показала, что в процессе банкротства по рыночной стоимости удалось реализовать лишь 5% банковских активов, да и то это были, в основном, средства на корсчетах или обязательные резервы. Кредиты корпоративным клиентам, портфели ценных бумаг, наличные средства перед банкротством исчезали.

Кризис продемонстрировал не только непрофессионализм российских банкиров, но и беззубость государственного банковского надзора. Органы управления экономикой, в первую голову, правительство и Центробанк, кризис проспали. А инструментов минимизации кризиса немного.

Разберем некоторые возможные способы.

1. Авральное предоставление банкам бюджетных и резервных кредитов.
В августе суммы кредитов ЦБ доходили до 272 млрд. рублей в день. В наши дни руководство ЦБ обещает предоставлять по мере необходимости до 300-400 млрд. рублей в день, однако требуемые суммы могут составить до триллиона. Сколько их, этих триллионов в загашнике ЦБ? К тому же обеспечением по предоставляемым кредитам станут банковские ценные бумаги, торгуемые ныне с большими дисконтами. Не исключено, что некоторые банки так и не смогут оправиться от кризиса ликвидности, и тогда ЦБ потеряет энную часть своих средств.

2. Снижение ставки отчислений в фонд обязательного резервирования (ФОР).
Этот инструмент доказал свою эффективность во время локального кризиса 2004 года, но в нынешних условиях, к сожалению, неприемлем. В 2004 году ставка отчислений была снижена с 7% до 3,5%, а в условиях нынешнего кризиса ликвидности ее впору поднимать, а не опускать. При дальнейшем снижении отчислений под угрозу будет поставлена стабильность всей банковской системы. Если уж начинать играться с изменением ставки отчислений, то делать это надо было несколько раньше, когда механизм привлечения заграничных ресурсов работал на полную мощность.

3. Внесение изменений в Закон «О банках и банковской деятельности».

В результате изменений, которые, скорее всего, произойдут, будут законодательно закреплены безотзывные вклады, а банки получат право самостоятельно устанавливать условия возврата средств вкладчиков. Но банковский вклад — не инвестиция, при оформлении вклада, в отличие от инвестиции, отчуждение права собственности на деньги не происходит. Не случайно вклад оформляется на вкладчика, то есть право собственности на вложенные средства остается неизменным. Юристы в области финансового права могут легко доказать, что отказ от выдачи вклада по первому требованию является нарушением статьи 35 Конституции России, декларирующей охрану частной собственности.

4. Увеличение рефинансирования ипотечных кредитов через АИЖК (Агентства по ипотечному жилищному кредитованию).
Разговоры об этом ведутся все активнее. Предполагается, что в следующем году АИЖК потратит на поддержание рынка ипотеки почти все государственные средства и гарантии, предусмотренные в трехлетнем федеральном бюджете на 2008-2010 годы. Непонятно только, что АИЖК будет делать в 2009-2010 годах, когда все средства будут израсходованы. Еще один нюанс, доказывающий сомнительную эффективность данной меры: значительная часть ипотечных кредитов выдана по ставкам сопоставимым или даже меньшим, чем ставка рефинансирования АИЖК (ныне 10,5%). К тому же АИЖК рефинансирует кредиты, выданные только по его стандартам, а по ним непременным условием является кредитование в рублях.

5. Тушение пожара ликвидности бюджетными вливаниями.
Фактически это единственное средство, способное оказать реальную помощь банкам. Оговоримся — крупнейшим банкам, государственным или олигархическим. За счет государственных средств кризис и будет погашен. Хорошо, когда денег много. Еще лучше, если кризис скоро успокоится.
Умиляет реакция правительства. По многочисленным экспертным оценкам, кризис банковской ликвидности уменьшит темпы прироста ВВП на 1-1,5% за счет снижения объемов производства в обрабатывающей промышленности по причине приостановки выдачи потребительских кредитов, а также из-за уменьшения прироста банковских активов.

Что делает правительство в лице нового министра экономики Набиуллиной? Пересматривает прогноз  ВВП в сторону увеличения — с 6,5% до 7,3%! Кстати, тогда же было объявлено, что реальные располагаемые доходы населения в этом году возрастут почти на треть: с 9,8% до 12,5%, однако прогноз инфляции в 8% остается неизменным. Хотя ежу понятно, что предопределенное, к сожалению, уже в ближайшее время увеличение ставок по кредитам минимум на 1,5-2%, внесет в рост инфляции свою весомую лепту.

Напоследок несколько вредных советов простым гражданам. Вредных — потому что они идут вразрез с официальными рекомендациями.

Во-первых, долгосрочные вклады лучше всего держать в евро (в эквиваленте до 400 тыс. рублей). Американцы встали на путь плавной девальвации доллара, которая позволит решить им массу проблем: уменьшить отрицательное сальдо платежного баланса, снизить дефицит бюджета, стимулировать рост экспорта вкупе со снижением импорта и прочее.

По неофициальным оценкам самих американцев не за горами то время, когда за евро будут давать не 1,41 доллара, как сейчас, а все 1,5. Против рубля как основной валюты для сбережений говорит стремительное ухудшение состояния платежного баланса России.

В следующем году перед властями встанет дилемма: либо уменьшать золотовалютные резервы, либо девальвировать рубль (естественно, по многочисленным просьбам трудящихся и в целях поддержания «отечественного производителя»). Так что сейчас самое время для получения долгосрочного кредита в рублях (если удастся где-нибудь взять).

Во-вторых, предпринимателям стоит открыть один-два новых расчетных счета, желательно, в крупных банках. Уверения топ-менеджмента и даже хозяев небольших банков в стабильности положения и радужных перспективах, как показывает предшествующий опыт, гроша ломаного не стоят. Кинут, а потом разведут руками… Тем же коммерсантам посоветуем ни в коем случае не применять подзабытую схему уплаты налогов через проблемные банки. Налоговая инспекция настоятельно посоветует не только повторно перечислить средства, но и заплатить крупные штрафы за находчивость.

В-третьих, нужно внести поправки в Уголовный кодекс и соответствующие нормативные акты в части умышленного банкротства банковских организаций. В США виновным в фальсификации отчетности помимо запрета на профессиональную деятельность грозит до 20 лет тюрьмы.

Долгосрочный запрет на занятие руководящих постов в кредитных организациях должен распространяться на тех, кто имеет право подписи на банковских документах, а также на членов правления, советов директоров банков и сотрудников служб внутреннего контроля. Нужно установить субсидиарную ответственность учредителей и менеджмента при банкротствах.

Нынешний правительственный кабинет, похоже, находится в растерянности, хотя, возможно, некоторые его члены понимают, что кризис банковской ликвидности — это только начало, за которым последуют продовольственный кризис, двузначная инфляция, необходимость пересмотра трехлетнего бюджета и прочие радости…


Другие статьи номера «ПВ» №11-12, ноябрь, декабрь 2007

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100