Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Подборка: Почему Закон "О техническом регулировании" опасен для страны?
«ПВ» № 2 спецвыпуск, февраль 2007

Бизнес шабашников на ниве технического регулирования

Экспертная группа редакции «ПВ»

                                                                   Понял я тогда, что любую гниль можно 
                                                                   прикрыть личиною благочестия.

                                                                                                  Артуро Перес-Реверте
                                                                                                  «Чистая кровь»

Пошел пятый год со времени принятия Закона «О техническом регулировании» (далее - Закон). Однако до настоящего времени он фактически не заработал: принят только один технический регламент, правительственная программа разработки технических регламентов практически провалена, при этом в стране законодательно «заморожено» на семь лет нормативно-техническое правовое регулирование обеспечения безопасности как самой продукции, так и ее производства.

Ситуация усугубляется тем, что отменяется лицензирование, сокращаются обязательная сертификация и государственный надзор… Уже сейчас достигнуты цели, прямо противоположные намеченным в начале реформы:

- разрабатываемые в соответствии с Законом проекты технических регламентов, напоминающие объемные цитатники из различных отраслевых и ведомственных инструкций, только увеличат административное давление на бизнес, законсервируют технологическое отставание российской промышленности и в результате многочисленных расхождений с международными нормами и подходами могут привести к появлению технических барьеров в торговле;
- уровень защиты потребителей падает и с каждым годом все более отстает от международных требований, а страна превращается в свалку устаревшей опасной продукции.

Отсутствие технических регламентов при вхождении России в ВТО - в интересах наших глобальных конкурентов. Если ко времени вступления мы не будем иметь собственного нормативно-технического законодательства, то будем вынуждены принять их правила игры на нашем российском рынке.

Причиной происходящего являются существенные противоречия и недостатки самого Закона, который, как говорят его авторы, «был принят со скоростью курьерского поезда», причем с множеством нарушений установленных правил и процедур. А многочисленные отрицательные отзывы органов власти и обращения ведущих научно-технических организаций не были приняты во внимание.

Исполнительная власть прекрасно понимает необходимость изменения Закона, и за прошедшее время Правительство РФ дало более десятка поручений по его доработке.
Кроме того, депутаты Государственной думы разработали и представили шесть законопроектов по внесению изменений и дополнений в Закон. Но все эти попытки ни к чему не привели. Изменений как не было, так и нет. Впрочем, как и самих технических регламентов.

В последнее время профессиональное сообщество абсолютно обоснованно ставит вопрос о возможности выполнения приоритетных национальных проектов только после проведения реформы технического регулирования. На заседании президиума Совета по национальным проектам и демографической политике в ноябре 2006 года первый заместитель председателя Правительства РФ Д. А. Медведев сказал: «Новые регламенты не принимаются. Время решения этой проблемы вышло, и нужно спросить с тех, кто не обеспечил выполнение этой задачи… Наша задача – этот парад безволия прервать. В двухнедельный срок необходимо подготовить изменения в соответствующий закон – изменения кардинальные».

Почему существуют непримиримые противники изменений Закона, создающие нездоровый ажиотаж и политизирующие атмосферу вокруг нормативно-технического регулирования? Почему полемика в СМИ по этой проблеме зачастую ведется в тоне газетных публикаций 1930-х годов: с поисками врагов-чиновников, с многочисленными повторами в текстах слов «реформа», «контрреформа», «отраслевой фронт», «доносы», «воинствующий патриотизм», «образ врага», «сеть заговора» и т. п.? Чьи интересы преследуют авторы этих статей, и что лежит в основе безудержного отстаивания норм Закона, которые не имеют аналогов в мире и нигде и никогда не были подтверждены на практике?

Технические регламенты и техническое регулирование придуманы для беспрепятственного доступа зарубежных товаропроизводителей, в том числе крупных транснациональных, на российский рынок (см. в этом номере газеты “Технические регламенты как фальсифицированные отображения стандартов”). Несколько слов или цифр, график или формула в техническом регламенте создадут преференции, благодаря которым некие заинтересованные лица смогут получить очень большие барыши в денежном исчислении. Кто же могут быть эти лица?

В России уже давно одновременно с началом разработки Закона появились лоббистские группы, предлагающие такого рода услуги и берущие на себя соответствующие обязательства. И в рамках этих групп уже давно ведется работа по подготовке проектов технических регламентов. Их разработка стала бизнесом, и многие инициаторы в изобилии появившихся в последнее время статей в защиту незыблемости Закона, по всей видимости, в этом бизнесе заинтересованы.

Известны случаи, когда победители конкурса на разработку конкретного технического регламента в буквальном смысле торгуют своей возможностью вносить конкретные положения, как правило, лоббистского толка, в разрабатываемый ими проект по принципу: «Хотите что-то включить – заплатите нам за это». И этим занимаются не государственные чиновники, а именно представители такого «бизнеса». Эти группы и создают соответствующую атмосферу вокруг реформы, формируя мнение, далекое от истины. Причем кто громче всех кричит «Держи вора!», те и имеют существенные экономические интересы в сфере разработки технических регламентов.

Их первые образцы были разработаны в 2002 году еще до принятия Закона «О техническом регулировании» в АНО «Тезаурус-маркетинг» на грант, который выдало Агентство США по международному развитию (USAID). Возглавлял тогда «Тезаурус-маркетинг» А. В. Рубцов, специалист по социокультурной прогностике. Нынче он заместитель руководителя временной экономической рабочей группы при Администрации Президента РФ (далее – ВЭРГ) и председатель правления Национального института технического регулирования.

Что было дальше? ВЭРГ были созданы многочисленные экспертные советы по разработке технических регламентов для различных отраслей промышленности. Первые распоряжения по их созданию подписаны 2 февраля 2002 года, то есть почти за год до принятия Закона. В настоящее время существует свыше 50 таких советов, причем в 48 из них Рубцов является сопредседателем.

Вы спросите: «Зачем?» Все очень просто. В типовом положении об экспертном совете говорится, что сопредседатели несут ответственность за «злостные действия», противоречащие принципам технического регулирования и концептуально отличающиеся от методологии Экономической рабочей группы. То есть в каждом совете должен быть «смотрящий» и именно он будет определять, кто «злоупотребит доверием руководителей Экспертного управления Президента РФ и Экономической рабочей группы».

При чем тут Экспертное управление Президента РФ? Все очень просто: типовое положение утверждено распоряжением начальника этого управления 18 февраля 2005 года. А в рамках созданных советов собирались финансовые средства на организацию разработки технических регламентов, причем бюджеты составляли от 50 тысяч до 100 тысяч долларов.

В целях организационного и финансового обеспечения деятельности ВЭРГ было создано Некоммерческое партнерство (НП) «Регламент», которое зарегистрировано 3 апреля 2002 года, а в августе 2004 года появилось НП «Национальный институт технического регулирования» (НП НИТР). Данные организации возглавляют представители ВЭРГ.

Казалось бы, что тут плохого - найдены организационные и финансовые инструменты разработки технических регламентов. Но если основой их разработки окажутся лоббистские установки, направленные на максимальный охват пожеланий будущих клиентов - заказчиков? Ведь технические регламенты - эффективный инструмент экономической деятельности.

Что может быть привлекательней для крупных транснациональных компаний, желающих не только установить планку требований, не достижимую для конкурентов, но и контролировать через технические регламенты все смежные сферы национального законодательства, в том числе не имеющие никакого отношения к ВТО? Хотя для ВТО обязательны обсуждения технических регламентов с участием всех заинтересованных стран-участниц только в строго ограниченной сфере обязательных требований к товарной продукции, причем рыночной.

Великолепной иллюстрацией сказанному может быть цитата из выступления директора Департамента технического регулирования и метрологии Минпромэнерго М. К. Глазатовой на завтраке в Американской торговой палате в России (Мариотт Гранд Отель, 28 июля 2004 года, цитируется по стенограмме): «А в программу включены вот все остальные регламенты… за исключением норм в отношении водоотведения и водоснабжения.

Почему за исключением норм в отношении воды? Потому, что сейчас реализуется проект, который финансируется, который реализуется совместно с... точнее так, я просто не могу сказать, с каким конкретно, с какой конкретно организацией, но датская организация финансирует проект по разработке всех регулирующих норм, которые касаются воды. Поэтому вот как бы это делается уже, и на это не требуется бюджетного финансирования».

Ошибочные и вредные идеологические установки ВЭРГ в области технического регулирования - полное исключение из сферы технического регулирования других нормативных документов (стандартов, норм и правил), создание приоритета интересов предпринимателей-разработчиков технических регламентов перед интересами потребителей, публичное отрицание международного и европейского опыта, а также опыта стран СНГ.

Они приводят к появлению проектов технических регламентов, противоречащих международным и европейским подходам и Соглашению ВТО по техническим барьерам, которые инициируют отмену или пересмотр всех национальных стандартов, правил и норм (санитарных, строительных, пожарных и др.) и, как следствие, ведут к созданию новых технических барьеров в торговле.

Многочисленные рекомендации по техническому регулированию крупнейших международных организаций (ЕЭК ООН, АТЭС, ОЭСР), выступления и заключения ведущих европейских экспертов на международных конференциях и семинарах, опыт наших соседей – стран СНГ подтверждают необходимость и приоритетность использования гибкой системы установления обязательных требований, когда в регламентах задаются только требования в обобщенном виде, как цели, которые необходимо достичь. При этом конкретные технические пути их выполнения установлены в соответствующих стандартах, в разработке которых принимают участие все заинтересованные стороны, в т. ч. промышленность.

Однако стране навязан наиболее консервативный, ресурсоемкий и жесткий вариант: в большинство техрегламентов у нас в соответствии с Законом включаются все технические требования из стандартов, норм и правил напрямую и исчерпывающим образом. Поэтому представители российской промышленности абсолютно обоснованно утверждают, что это приведет к стагнации экономики и снижению ее конкурентоспособности.

В то же время с высоких трибун говорится о необходимости преодоления технологического отставания, создания продукции многих переделов и использования научно-технического потенциала российской промышленности. О каком таком развитии может идти речь, если только изменения закона-регламента потребуют двух, трех лет? Председатель Правительства РФ М. Е. Фрадков на заседании в апреле 2006 года так прокомментировал ситуацию:

 «К 2010 году, когда будут разработаны какие-то технические регламенты, наши конкуренты со своими стандартами будут на Луне».

При этом совершенно комично звучат слова М. К. Глазатовой, сказанные на упомянутом завтраке в Американской торговой палате в России: «Вот теперь что касается насчет вообще европейского законодательства. В декабре месяце к нам приезжали представители Еврокомиссии, внимательным образом ознакомились с нашим Законом «О техническом регулировании» и уезжали от нас со словами: "Ах, Боже мой, какой вообще у вас замечательный закон, и как нам не хватает таких же процедур, какие вы у себя прописали. Мы у себя будем, значит, устанавливать такие же процедуры". Так что я не считаю, что мы, скажем, брали что-то у Европы. Это, пожалуй, уже теперь и Европа что-то будет брать у нас».

Вот еще одна цитата из выступления М. К. Глазатовой в Американской торговой палате в России: «Ну, вы, наверное, все в курсе, что Администрация Президента, собственно, начала, так сказать, участвовать - тогда еще это не называлось реформой технического регулирования - в этом процессе, скажем, обсуждения регулирующих норм, еще с 2000 года, и за вот эти четыре года была проведена ведь огромная работа, просто огромная работа… Там созданы, по-моему, сегодня то ли 82, то ли 84... 82 или 84 экспертных совета. Они занимаются разработкой технических регламентов, и в программу, если вы заметили, не включен ни один технический регламент по пищевой продукции. Ни один… Почему?

Потому что этим занимается вот рабочая экономическая группа в Администрации Президента. У них сейчас, так сказать, идет подготовка просто некоего такого блока, что ли, регламентов вообще в области пищевой продукции, и они просто придут, скажем так, на замену не только, кстати, вот этому Закону "О качестве и безопасности пищевой продукции". Там есть еще ряд законов, которые также будут, вероятнее всего, отменены, потому что вот, собственно, будут приняты эти технические регламенты».

Каков же результат по разработке ВЭРГ технических регламентов по пищевой продукции? Первые же публичные обсуждения их в Государственной думе привели к обращению нижней палаты к Председателю Правительства РФ (Постановление Государственной думы от 17 ноября 2004 года № 1165-IV ГД). В нем говорится, что «представляется неприемлемой позиция ряда общественных объединений предпринимателей, коммерческих организаций относительно опережающей разработки специальных технических регламентов.

Следует учитывать, что активность представителей коммерческих организаций в разработке специальных технических регламентов связана и с тем, что технический регламент за счет установления завышенных требований в части отдельных показателей может быть использован для закрепления доминирующего положения отдельных организаций на товарном рынке».

Прикрываясь высоким статусом, ВЭРГ буквально навязала свою идеологию целому ряду разработчиков технических регламентов. Была создана узкая группа аффилированных организаций – разработчиков технических регламентов и одновременно победителей конкурсов на разработку методологии в области технического регулирования.

По необъяснимым основаниям тендер на разработки технических регламентов «О безопасной эксплуатации и утилизации машин и оборудования», «Об электромагнитной совместимости», «О требованиях к безопасности лекарственных средств, процессам их разработки, изготовления…» выиграл Национальный институт технического регулирования (НИТР), созданный за полгода до первого конкурса, состоящий из десятка разномастных специалистов, преимущественно гуманитарных наук.

Председателем правления этой организации с амбициозным названием является все тот же самый А. В. Рубцов, кандидат философских наук, генеральным директором – Д. Ю. Петров, кандидат исторических наук, а председателем наблюдательного совета - руководитель ВЭРГ А. В. Данилов-Данильян.

НП НИТР, или, как его называет А.В. Рубцов, «мозговой центр реформы» в соответствии с заключенными с Минпромэнерго контрактами должен был разработать все три упомянутых выше регламента в первой половине 2005 года. Причем два из них – это наиболее важные и приоритетные, которые в соответствии с Законом носят общий характер и применяются для любых видов продукции.

Третий регламент распространяется на особо важную социальную сферу – лекарственные средства. Сроки представления регламентов истекли два года назад. Где же эти документы, разработанные главными идеологами и методологами в соответствии с их многочисленными типовыми шаблонами и руководствами? Как было написано в одной из центральных газет: «Даже бригада шабашников осваивает два миллиона рублей (стоимость разработки одного технического регламента) за сезон», а тут – за два с лишним года – ничего! А с момента появления первых проектов регламентов, оплаченных USAID, прошло уже 5 лет!

Приведем еще примеры крайнего субъективизма в выборе разработчиков технических регламентов за счет федерального бюджета. Конкурс на разработку 10 технических регламентов по безопасности в энергетике, проведенный Минпромэнерго в конце 2005 года, выявил новых «выдающихся методологов».

Технический регламент «О безопасной эксплуатации электрических станций» разрабатывает ООО «Крикунов и партнеры», которое позиционируется как адвокатское бюро, юридическое бюро, аудиторская контора. Причем ООО «Крикунов и партнеры» получило право на разработку еще 6 технических регламентов в области энергетики (общая цена контракта – 12 млн. 700 тысяч рублей).

Право на разработку технического регламента «О безопасности технических систем электрических станций» и еще одной подобной темы получило АНО «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства», который возглавляют его президент А. Ю. Чепуренко, доктор экономических наук, по специальности преподаватель политэкономии (ранее президентом был Буев В. В. – социолог-исследователь и экономист-финансист), и генеральный директор А. О. Шеховцов, магистр географии.

Одним из учредителей этой организации является АНО «Информационно-консультационный центр «Бизнес-тезаурус», которое, в свою очередь, получило право на разработку технического регламента «О безопасной эксплуатации гидросооружений и гидротехнического оборудования электрических станций» и еще одного подобного регламента (контракты на 3 млн. 600 тысяч рублей). Президентом АНО «ИКЦ «Бизнес-тезаурус» является все тот же Буев В. В., генеральным директором этой организации до недавнего времени был вездесущий философ А. В. Рубцов, а вице-президентом – тот самый географ А. О. Шеховцов.

Более того, «конкурентом» в проведении этих тендеров была организация с не менее амбициозным названием – ООО «Национальный институт промышленного развития» (НИПР) при Комитете по промышленной политике Совета Федерации, которую возглавляют сотрудники аппарата этого комитета.

Эта организация, став соисполнителем, не долго думая, разыскивает разработчиков своих технических регламентов по Интернету, разместив сообщение «требуются консультанты по разработке технических регламентов в областях электроэнергетики, машиностроения… Оклад от 1000 долларов США, индексации, премии».

Вот, кстати, еще одна цитата из упомянутого выступления М. К. Глазатовой на завтраке в Американской торговой палате в России: «Совет Федерации также принимает активное участие в реформе технического регулирования. И в Совете Федерации активную позицию занимает Комитет по промышленной политике Завадникова. Они взяли на себя разработку большого пласта технических регламентов в топливно-энергетической сфере.

Причем мы сначала их включили в программу разработки технических регламентов финансирования, подлежащих финансированию из бюджета, они нам прислали письмо о том, что не надо тратить бюджетные деньги, давайте мы будем это делать за счет разработчиков. Ну, мы, естественно, с удовольствием на это согласились».
Действительно, в январе 2003 года из правительственной программы по предложению Комитета по промышленной политике Совета Федерации были исключены пятнадцать технических регламентов в области энергетики, в том числе атомной, транспорта, а также добычи нефти и газа. Прошел год – проекты регламентов не появились. Затем случилась известная энергоавария в Москве, и на Совете законодателей Совета Федерации выступил

В. Г. Завадников, обвинив Правительство РФ в бездеятельности в отношении реформы техрегулирования. После чего В. Г. Завадников написал новое письмо уже о включении тех же регламентов в правительственную программу.

Так государство оказалось заложником манипуляций, проводимых под прикрытием высокого статуса Комитета по промышленной политики Совета Федерации, а технических регламентов в этих стратегических, жизненноважных отраслях как не было, так и нет.

Да и кто их разработает? Никому не известные в области электроэнергетики ООО «Крикунов и партнеры», АНО «ИКЦ «Бизнес-тезаурус», АНО «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства» и ООО «Национальный институт промышленного развития»? До каких пор это будет продолжаться? Для этих организаций цена вопроса – не только несколько десятков миллионов рублей из правительственной программы.

В соответствии с протоколом заседания Правления РАО «ЕЭС» от 21.11.2005 № 1346пр/1 на создание нормативной базы технического регулирования в электроэнергетике в 2006 году было выделено 445 млн. рублей. Эти деньги получены с потребителей электроэнергии. Заметим, названия некоторых регламентов просто неграмотные. К примеру, «О безопасности технических систем электрических станций». Ведь сами электрические станции – технические системы.

Подобное происходит не только в сфере электроэнергетики. Девять конкурсов на разработку важнейших технических регламентов на зерно, корма, удобрения, биологическую безопасность растений, в том числе трансгенных, и др. выиграло ООО «Российский Зерновой Союз» (руководитель Л. А. Злочевский). Причем выиграло у таких известнейших и авторитетных организаций, как ГНУ «Всероссийский институт защиты растений» РАСХН и другие.

Но Российский Зерновой Союз является объединением трейдеров (торговцев) зерном и не имеет в сфере разработки нормативных документов научно-технического задела и соответствующего кадрового потенциала. Более того, в многочисленных публичных выступлениях и публикациях Л. А. Злочевского отстаиваются позиции транснациональных биотехнологических компаний, говорится о безвредности генно-модифицированных культур, и при этом его организация будет устанавливать обязательные требования к трансгенным растениям!

В результате отсутствия у Зернового Союза квалифицированных специалистов после проведения конкурса идет поиск научных организаций и специалистов для выполнения работ, причем за гораздо меньшую плату, чем заявленная стоимость регламентов. Но ни одного из них до сих пор нет.

Итак, профессионалы в областях знаний, соответствующих тематике технических регламентов, оказались на обочине. Поэтому какого уровня будут важнейшие документы в области обеспечения системной надежности и безопасности в электроэнергетике и обеспечения безопасности основных пищевых продуктов, нетрудно догадаться.

А ведь все эти компании по контрактам с Минпромэнерго не только пишут технические регламенты, но и разрабатывают методологии их написания для всех остальных. Так, ИКЦ «Бизнес-тезаурус» за 23 млн. рублей анализирует состояние системы технического регулирования и разрабатывает рекомендации по разработке и подготовке к принятию проектов технических регламентов, разрабатывает рекомендации по разработке технических регламентов (1,2 млн. рублей), методику формирования программы разработки технических регламентов (1 млн. рублей), опять же анализирует систему технического регулирования и уже готовит рекомендации по ее совершенствованию (1 млн. рублей).

Хотя куда же еще эту «замечательную» несуществующую систему совершенствовать? Но эта организация еще и подсказывает Минпромэнерго за 800 тысяч рублей, как организовать конкурсы на получение бюджетного финансирования по разработке технических регламентов и - по отдельному контракту - сколько должны стоить эти разработки. Наверно, уже в соответствии с разработанной методикой созданные в 2002 году по линии USAID проекты технических регламентов повторно включаются уже в правительственную программу - теперь за счет средств федерального бюджета.

АНО «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства» разрабатывает подходы к использованию технического регулирования как инструмента реализации торговой политики РФ (23 млн. рублей), взаимоувязывает программы разработки технических регламентов и национальных стандартов (3 млн. 550 тысяч рублей).

Некий фонд «Бюро экономического анализа», который никому не известен в научно-технических кругах, проводит сравнительный анализ законодательства в области технического регулирования стран - членов СНГ (2 млн. рублей) и на основе анализа общественных обсуждений технических регламентов готовит предложения по их совершенствованию (еще почти 4 млн. рублей).

Суетня этих организаций вокруг технического регулирования довольно прибыльна – это и юридические экспертизы (консультации) проектов регламентов, и подготовка финансово-экономических обоснований к ним, и организация помпезных платных конференций (семинаров), и многое другое. Вы думаете, что в результате такой масштабной работы этих национальных «мозговых центров» в стране появилась методологическая база в области технического регулирования и технические регламенты? Ответ - в начале статьи. Эта база подменена административным диктатом Минпромэнерго и аффилированных с ним организаций.

Вот одна из иллюстраций. В официальном издании «Вестник технического регулирования» № 1 (38), январь 2007 года, опубликовано сообщение Ассоциации по безопасности машин и оборудования «ТЕСТ-СДМ» о прекращении ее участия в разработке проекта специального технического регламента «О безопасности строительных, дорожных и коммунальных машин» (см. в этом номере газеты «Новые толкователи Конституции России. История разработки одного техрегламента»).

Когда читаешь в СМИ высказывания «идеологов» технического регулирования Данилова-Данильяна и Рубцова о том, что «ГОСТы… никогда и никому не будут нужны…», когда речь идет о запрете «предпринимателям работать по ГОСТам», то становится понятен революционный запал авторов – необольшевиков: разрушить все до основанья, а затем создать с нуля Единую систему технического законодательства, основанную на втихомолку придуманной философами Системе объектов технического регулирования и технических регламентов и, конечно же, разработанную НИТРами, НИПРами и другими компетентными организациями (см. также в этом номере газеты «Долго ли поГОСТит качество? Нелепая и вредная затея с техническими регламентами»).

Международные принципы разработки нормативно-технических документов с использованием стандартов и сводов правил для бизнесменов-реформаторов неприемлемы, потому что не позволяют им диктовать в них те требования, в которых заинтересованы только они. Поэтому становится понятна крайне жесткая позиция лоббистов, протестующих против приведения нормативно-технического, а не технического регулирования в соответствие с требованиями ВТО – исключения всех требований к процессам производства, не влияющих на безопасность продукции.

Проще и выгоднее выполнять свои «обязательства», оперируя всем объемом показателей безопасности в рамках одного документа. Уход части показателей в другую правовую сферу и в стандарты значительно усложняет и делает почти невозможной эту задачу.
Что мы слышим в интервью новоявленных идеологов «реформирования»? «Государство занимается только невыгодными делами, которыми без него никто заниматься не станет: неприбыльным регулированием,.. безопасностью».

А ведь все нормативно-техническое регулирование направлено на обеспечение безопасности и не связано с извлечением прибыли. Вот вам и оговорки по Фрейду: «Мы («мозговой центр реформы») будем организовывать «выгодные дела», а вы, государство, не мешайте нам. Что хотим, то и оставим вам для разработки». А как же обязательства государства по обеспечению интересов своих граждан?

В чем «идеологи технического регулирования», безусловно, правы, опять же в силу основной специальности одного из них, так это в том, что «людям свойственно разыгрывать спектакли, камуфлируя свои интересы». Их интерес видится в том, чтобы через конкретные требования технических регламентов решать свои узкоспециализированные задачи, однажды проговорился А. В. Рубцов, упомянув, что конкретные цифры в регламенте обладают огромной силой и могут выталкивать с рынка предприятия и целые группы предприятий. До каких же пор шабашники от технического регулирования будут править бал, осваивать государственные деньги и за эти деньги загонять страну в тупик?

В апреле прошлого года Председатель Правительства РФ М. Е. Фрадков при обсуждении, как выполняется Закон «О техническом регулировании», сказал: «Проведена супероперация в интересах наших глобальных конкурентов, и нам предстоит разобраться, кто вверг нас в эту пучину с такой степенью некомпетентности». А в конце того же года его первый заместитель Д. А. Медведев по этому же поводу заявил: «Наша задача – этот парад безволия прервать».

Упомянутые шабашники исчезнут лишь тогда, когда осуществится сказанное.

Рисунок

Другие статьи подборки

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Rambler's Top100