Газета 'Промышленные ведомости'
Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
Содержание номера 

Энергетический ящур в Калифорнии


В Центре стратегических разработок Г. Грефа 10 февраля 2001 г. прошло обсуждение «крайне актуальной» для нас темы «Об оценке причин и последствий энергетического кризиса в штате Калифорния». В докладе члена правления РАО «ЕЭС России» Вячеслава Синюгина было отмечено, что причина кризиса в том, что розничные цены не могут фиксироваться вне взаимосвязи с оптовыми. Напомню, федеральные власти США дали добро на отпуск оптовых цен на электроэнергию, а губернатор Калифорнии не давал расти розничным ценам. В результате возник дефицит энергии, и начались отключения потребителей. И после этого розничные цены также пришлось поднять. Из этого Вячеслав Синюгин и Анатолий Чубайс сделали замечательный вывод: «В России не нужно отпускать оптовые цены и регулировать розничные. Рынок должен быть рынок, и цены должны быть свободными».

Вывод нелогичный, поскольку не рассматривается другая альтернатива из уроков калифорнийского кризиса: должны оставаться регулируемыми не только розничные, но и оптовые цены на электроэнергию. И это единственно правильный вывод из калифорнийского кризиса. Он правилен и для богатой Америки и безусловно, правилен для социально контрастной России с устаревшим промышленным потенциалом. И вот почему. В Калифорнии есть крупная энергокомпания «San Diego Gas and Electric», которой разрешили с 1 июля 2000 г. устанавливать свободные цены на розничном рынке электроэнергии. Для других энергокомпаний власти штата Калифорния установили фиксированные тарифы на розничном рынке, по которым они смогут продавать электроэнергию потребителям вплоть до 2002 г.

Исключение было сделано для «San Diego Gas & Electric», действие фиксированных тарифов для которой закончилось с 1 июля 2000 г., поэтому она первой в штате ощутила в полной мере действие свободного рынка — розничные тарифы в компании «San Diego» резко увеличились в 2 раза, а в некоторых случаях и втрое по сравнению с уровнем 1999 года. Эта энергокомпания вместе с 7 другими энергокомпаниями была обвинена в самом жестком на протяжении американской истории обмане потребителей и стала ответчиком на судебных процессах, где говорилось о тайном заговоре с целью искусственного увеличения цен на электроэнергию и газ. Один судебный процесс был возбужден по иску примерно 1600 коммерческих и промышленных потребителей природного газа. Второй — по иску более 1 млн. домашних хозяйств и коммерческих потребителей электроэнергии, вынужденных покупать ее по возросшим в результате кризиса розничным тарифам. На проходившем в Лос-Анджелесе заседании Главный окружной суд потребовал возмещения убытков в размере нескольких миллиардов долларов. И если это произошло в Америке, где система защиты прав потребителей считается одной из лучших в мире, то что может произойти в России, не знает только руководство РАО «ЕЭС России».

В результате министерство энергетики США в декабре 2000 г. предложило продавать электроэнергию в Калифорнию из соседних штатов по фиксированным, а не конкурентным ценам. Губернатор Калифорнии Г. Девис требует от Федеральной энергетической компании США ввести верхний ценовой предел стоимости электроэнергии на уровне 10 цент/кВт.ч (до перехода с 1 июля 2000 г. на конкурентный рынок тариф на электроэнергию составлял 3 цент/кВт.ч). На совещании 9 января 2001 г. в Вашингтоне он фактически призвал положить конец начатому в 1996 г. эксперименту (первому в США) по выводу энергетического рынка из-под контроля властей штата. Следует заметить, что правительство штата оказало поддержку ряду энергокомпаний по продаже их электростанций частным инвесторам после принятия в 1996 г. закона о дерегулировании электроэнергетики с целью создания независимых производителей электроэнергии.

7 декабря 2000 г. энергокомпания «San Diego» обратилась к Федеральной энергетической комиссии с просьбой установить предельные цены на покупку природного газа и его транспортировку, отменив тем самым конкурентный рынок газа, цены на котором подскочили в несколько раз. Сейчас компания покупает электроэнергию из Мексики по цене 23 центк Вт.ч в размере нагрузки 50 МВт. А энергокризис из Калифорнии начал распространяться на другие штаты, заявил президент США Дж. Буш 29 января 2001 г. Соседние штаты Орегон и Вашингтон начали было поставлять электроэнергию Калифорнии от своих гидроэлектростанций, но сейчас их собственные энергоресурсы истощаются.

Переход к конкурентному оптовому и розничному рынку электроэнергии привел к четырехкратному росту тарифов на электроэнергию в Калифорнии. Основная причина, по нашему мнению, состоит в том, что энергопроизводителям более выгоден дефицит электроэнергии, чем избыток энергомощностей.

Дело в том, что строительство новых электростанций связано для частных энергопроизводителей с большим риском не окупить свои затраты. Даже строительство средних ТЭС на газе требует свыше двух лет, а больших ТЭС на угле — пяти лет и более. Однако в Калифорнии за последние годы независимые производители построили множество небольших ТЭС на газе, и теперь газ в дефиците и тарифы на него быстро растут. Так что новые средние ТЭС на газе (300—500 МВт) могут оказаться без топлива.

Значительно сдерживают развитие генерирующих мощностей также жесткие экологические нормативы и вероятностный характер роста нагрузки. Следует отметить, что вертикально интегрированная энергокомпания имеет тесную многолетнюю связь с потребителями обслуживаемого ею региона и может точнее прогнозировать рост нагрузки (в т. ч. с учетом экстремальных климатических условий), чем независимые генерирующие компании. С другой стороны, в условиях дефицита энергомощности можно многократно повышать тарифы на электроэнергию на свободном конкурентном рынке. В России это в полной мере ощутили потребители в зимний период, когда в европейской части, полностью обеспеченной газом, мазутом и сверхплановой выработкой электроэнергии ГЭС и АЭС, объем ежедневных отключений не снижается ниже 3 млн. кВт. Дефицит этот для РАО «ЕЭС России» — колоссальный и ни с чем не сравнимый административный ресурс, позволяющий решать экономические и политические задачи. Ведь электроэнергия — универсальный невзаимозаменяемый товар для потребителей. По-видимому, многократное (в 3—4 раза) повышение тарифа заставит промышленные предприятия строить собственные электростанции при условии решения проблемы их топливоснабжения (прежде всего газом), которая является также весьма сложной и требует нескольких лет на согласование. Произведя соответствующие оптимизационные расчеты, энергокомпании давно решили не строить новые электростанции. В Калифорнии в течение 10 лет ими не было построено ни одной крупной электростанции, так как из-за жестких экологических норм значительно возрастает стоимость очистки вредных выбросов и повышается риск инвестиций.

Следует отметить, что в Европе переход к конкурентному рынку электроэнергии был осуществлен в 90-е годы в условиях избытка энергомощностей (резерв более 25%), построенных в период, когда существовало государственное регулирование энергетики и энергокомпании многих стран были государственными, причем тогда топливный баланс большинства стран улучшился из-за увеличения потребления газа. Однако в России нет сегодня ни избыточных мощностей, ни конкуренции на рынке топлива, а впереди нас ждут более тяжелая структура топливного баланса и дефицит газа.

Однако в последнее время и в ряде европейских стран имеет место дефицит энергомощностей. Например, в Дании, Норвегии, Швеции он возможен уже в 2001 г. А в Германии за последние пять лет потеряно, как отмечалось, почти 10% резервов. В чем же дело?

Причина в том, что частные энергокомпании стремятся минимизировать свои текущие затраты, работая на конкурентном рынке электроэнергии, иначе они будут с него вытеснены и не окупят свои ежегодные постоянные затраты. Строительство же новых электростанций требует увеличения тарифа, потери рынка, длительного срока возврата капиталовложений и риска их не окупить. Поэтому энергокомпании вынуждены думать о дне сегодняшнем в ущерб будущему. Здесь работает та же логика оптимизационных расчетов: дефицит электроэнергии в будущем приведет к значительному росту тарифов и энергокомпания получит наряду с другими конкурирующими компаниями огромную сверхприбыль. Мы имеем фактическое воплощение теории «молчаливого сговора». Можно возразить, что государство в своих законах об энергоснабжении должно изъять лицензию или наложить штраф на компании, которые не обеспечивают прироста мощностей. Однако государство не может на самом деле отобрать лицензию и тем самым остановить электростанции компании, так как ущерб от недоотпуска электроэнергии для общества окажется многократно больше и это не в интересах государства.
Таким образом, проблема обеспечения развития энергетики частными компаниями представляется практически трудно разрешимой, и поэтому строительство новых крупных электростанций государство, по-видимому, должно финансировать само при свободном конкурентном рынке.

Так, губернатор Калифорнии Г. Девис представил Конгрессу США программу капиталовложений в размере 104,7 млрд. долларов для строительства новых энергомощностей в штате. Кроме того, бюджет Калифорнии будет оплачивать доходными облигациями, стоимостью 10 млрд. долл., долговременные контракты с государственным департаментом водных ресурсов по поставке электроэнергии. В январе-феврале 2001 г. примерно треть энергомощностей электростанций Калифорнии находилась в ремонте, в результате чего резерв в штате составил всего 1,5%, при допустимой минимальной величине 7%, и происходили многочасовые веерные отключения потребителей.

Все это привело к резкому росту тарифов на спотовом рынке электроэнергии. Поэтому сейчас ФЭК США по просьбе штата Калифорния разрабатывает детали долговременных контрактов, фиксирующих тарифы для 30-летнего периода, что позволит изменить существующую практику покупки электроэнергии в последний момент, когда электростанции могут находиться в ремонте. Расходы потребителей в этом случае могут быть выше в среднем, но они будут защищены от неожиданных скачков цен на спотовом конкурентном рынке.

Для устранения противоречия между краткосрочными и долгосрочными целями по развитию электроэнергетики нам необходимо сохранить регулируемый конкурентный рынок электроэнергии с государственным регулированием тарифов, включающих инвестиционную составляющую, исходя из оптимизации перспективного топливно-энергетического баланса страны. Такой вывод можно сделать из анализа случившегося в Калифорнии. Реализация же проектов Минэкономразвития России и РАО «ЕЭС России» по реформированию электроэнергетики приведет лишь к дефициту энергомощностей, так как частным генерирующим компаниям, работающим на свободном конкурентном рынке, выгоден, как выше показано, дефицит энергомощностей. Глава РАО «ЕЭС России» А. Чубайс постоянно утверждает, что главной целью реструктуризации энергетики является приток частных инвестиций в отрасль и преодоление дефицита энергомощностей. Однако, реализация его проекта даст противоположный результат и приведет к энергетическому кризису в России.

Анатолий Кузовкин,
доктор экономических наук

Главная Подшивка Подписка Редакция Партнерство Форум
  © Промышленные ведомости  
Полезные ссылки  Rambler's Top100